СПЕЦИАЛЬНЫЙ СУБЪЕКТ ОБЩЕУГОЛОВНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,
СОВЕРШАЕМЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СЛУЖЕБНОГО ПОЛОЖЕНИЯ

Действующее уголовное законодательство предусматривает во многих составах преступлений такой квалифицирующий признак, как использование своего служебного положения. Уголовно-правовое значение данного признака состоит в том, что при использовании служебного положения происходит посягательство на дополнительный объект — интересы службы.

Проблемы применения данного квалифицирующего признака связаны с толкованием нескольких понятий: служебное положение, использование служебного положения, субъект использования служебного положения.

Представляет интерес анализ постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по различным категориям дел о преступлениях, имеющих квалифицирующий признак «с использованием служебного положения», с позиций субъекта преступления.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» от 10 июня 2010 г. № 12 сказано, что к лицам, совершившим деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 210 УК РФ, с использованием своего служебного положения, следует относить как должностных лиц, так и государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не относящихся к числу должностных лиц, а также лиц, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в коммерческой организации независимо от формы собственности или в некоммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 27 декабря 2007 г. № 51 под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 160 УК РФ), понимаются должностные лица, обладающие признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, а также иные лица, отвечающие требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности, в коммерческой организации).

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» от 26 апреля 2007 г. № 14 разъясняет, что по п. «г» ч. 3 ст. 146 УК РФ подлежит уголовной ответственности лицо, использующее для совершения преступления служебное положение. Им может быть как должностное лицо, обладающее признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, так и государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, а также иное лицо, отвечающее требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ (например, руководитель предприятия любой формы собственности, поручающий своим подчиненным незаконно использовать авторские или смежные права).

В пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов,

взрывчатых веществ и взрывных устройств» от 12 марта 2002 г. № 5 раскрывается, что хищением оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств лицом с использованием своего служебного положения следует считать хищение их как лицом, которое наделено служебными полномочиями, связанными с оборотом оружия, в частности его использованием, производством, учетом, хранением, передачей, изъятием и т. д., так и лицом, которому они выданы персонально и на определенное время для выполнения специальных обязанностей (часовым, постовым милиционером, вахтером или инкассатором во время исполнения ими служебных обязанностей и т. п.).

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. № 1 гласит, что под совершением бандитизма с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 УК РФ) следует понимать использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении, подборе новых членов банды и т. п.

Как указано в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» от 18 января 2004 г. № 23, под лицами, использующими свое служебное положение (п. «б» ч. 3 ст. 174 и п. «б» ч. 2 ст. 1741 УК РФ), следует понимать должностных лиц, служащих, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 г. № 14 указывается, что под использующим свое служебное положение лицом (п. «в» ч. 2 ст. 229 УК РФ) следует понимать как должностное лицо, так и лицо, выполнение трудовых функций которого связано с работой с наркотическими средствами или психотропными веществами. Например, при изготовлении лекарственных препаратов таким лицом может являться провизор, лаборант, при отпуске и применении — работник аптеки, врач, медицинская сестра, при их охране — охранник, экспедитор.

Квалифицирующий признак «с использованием своего служебного положения» в статьях Особенной части Уголовного кодекса встречается достаточно часто. Казалось бы, во всех случаях этот квалифицирующий признак должен иметь одинаковое содержание. Между тем судебное толкование данного признака, даже на уровне высшей судебной инстанции, применительно к разным составам преступления существенно отличается.

К лицам, которые могут быть субъектом преступлений, совершенных с использованием служебного положения, Верховный Суд во всех случаях относит должностных лиц (примечание 1 к ст. 285 УК РФ) и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях (примечание 1 к ст. 201 УК РФ). Все постановления прямо или косвенно к таким субъектам относят государственных и муниципальных служащих. Но, кроме того, в одном постановлении использование служебного положения связывается с осуществлением трудовых функций («О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»); в одном — с выполнением служебных полномочий в целом или специальных обязанностей («О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве

и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств») и в одном постановлении упоминаются служащие в целом («О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»).

Безусловно, субъектами совершения общеуголовных преступлений с использованием служебного положения могут быть должностные лица и лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих или иных организациях, поскольку они обладают особыми полномочиями и положением, позволяющими облегчить совершение преступления.

Понятие должностного лица раскрывается в примечаниях к ст. 285 УК РФ. Должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

В примечании 1 к ст. 201 УК РФ указано, какие именно лица признаются выполняющими управленческие функции. А именно, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

Практически во всех постановлениях обращено внимание и на категорию лиц, относящихся к государственным и муниципальным служащим.

Служащий является собирательным понятием, охватывающим следующие виды: 1) государственный и муниципальный служащий; 2) служащий государственного и муниципального учреждения; 3) служащий государственной корпорации; 4) служащий коммерческой или иной организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением.

Виды государственных служащих определены в ст. 10 Федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ. Так, федеральный государственный служащий — гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы и получающий денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета.

Государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации — гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации и получающий денежное содержание (вознаграждение) за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. В случаях, предусмотренных федеральным законом, государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации может получить денежное содержание (вознаграждение) также за счет средств федерального бюджета.

Определение муниципального служащего дано в ст. 10 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ. Муниципальным служащим является гражданин, исполняющий в порядке, определенном муниципальными правовыми актами в соответствии с федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации, обязанности по должности муниципальной службы за денежное содержание, выплачиваемое за счет средств местного бюджета.

Неоднозначно в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации решается вопрос относительно иных субъектов — служащих государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, коммерческих и некоммерческих организаций.

Проблема заключается в определении фигуры служащего, не являющегося государственным или муниципальным служащим, а также не являющегося должностным лицом.

Представляется, что, даже являясь рядовым служащим, последний, находясь в системе служебной иерархии, имеет, как правило, возможность оказать содействие, повлиять, принять решение, действуя в рамках своих служебных полномочий, которыми не обладают лица, не являющиеся служащими организации(1). В пользу изложенного подхода свидетельствует разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации, приведенное в постановлении «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», в котором указано, что с использованием своего служебного положения понимаются действия лица по использованию своих властных или иных служебных полномочий, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением.

Но признавать субъектами использования служебного положения лиц, не относящихся к категории служащих, нельзя.

В соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации трудовые отношения — отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции. Поэтому трудовые функции выполняют как должностные лица либо лица, осуществляющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, так и иные служащие, а также лица, которые в трудовом законодательстве определяются как работники, осуществляющие трудовую деятельность по профессии рабочего. Признание субъектами преступлений, которые совершаются с использованием служебного положения, лиц, осуществляющих трудовую функцию по профессии рабочего, на наш взгляд, исключается, поскольку речь идет об использовании служебного положения(2).

Таким образом, под лицами, использующими свое служебное положение, следует понимать должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, а также служащих в целом.

ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОВЕРШАЕМЫЕ «С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СЛУЖЕБНОГО ПОЛОЖЕНИЯ» ИЛИ «ДОЛЖНОСТНЫМ ЛИЦОМ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СВОЕГО СЛУЖЕБНОГО ПОЛОЖЕНИЯ»

Ежегодный мониторинг судебной практики, проводимый Верховным Судом Российской Федерации, выявляет проблемные вопросы, сложности в толковании и применении уголовного законодательства. К одной из проблем относится толкование и применение норм, содержащих квалифицирующий признак «использование служебного положения», в составах мошенничества (ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159.1, ч. 3 ст. 159.2, ч. 3 ст. 159.3, ч. 3 ст. 159.5, ч. 3 ст. 159.6 УК РФ), присвоения и растраты (ч. 3 ст. 160 УК РФ), легализации (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (п. «б» ч. 3 ст. 174 УК РФ) и др. Неоднозначный подход уголовно-правовой оценки связан с определением критериев отнесения лица, способного при совершения преступления использовать свое служебное положение. Так, по приговору Калининского районного суда г. Тюмени от 31 мая 2007 г. X. осужден по ч. 3 ст. 160 УК РФ. Он признан виновным в том, что, работая в должности экспедитора у индивидуального предпринимателя без образования юридического лица Ц., с 28 декабря 2006 г. по 10 января 2007 г. присвоил вверенные ему денежные средства, принадлежащие Ц., в сумме 5340 руб. с использованием своего служебного положения. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Тюменского областного суда от 12 июля 2007 г. приговор оставлен без изменения. В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора РФ просил изменить судебные решения в отношении X., ссылаясь на то, что они постановлены с неправильным применением уголовного закона. В обоснование своих доводов он указывал, что действия X. следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 1 ст. 160 УК РФ, исключить квалифицирующий признак присвоения – «совершение преступления с использованием своего служебного положения», поскольку организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции не входили в круг обязанностей X., а правомочия в отношении вверенного ему имущества он осуществлял в связи с выполнением производственных функций по его доставке [11].167

Законодатель при конструировании правовых норм использует различные варианты редакции анализируемого квалифицирующего признака, тем самым подчеркивая общественную опасность, усиливая уголовную ответственность лиц, использующих свое служебное положение вопреки интересам службы. Так, в разделе преступлений в сфере экономической деятельности в одних составах закреплен признак «использование служебного положения» (например, ч. 3 ст. 159, и др., ч. 3 ст. 160, п. «б» ч. 3 ст. 174 УК РФ), в других уголовно — правовых нормах применяется формулировка, совершенное «должностным лицом с использованием своего служебного положения» (например, п. «б» ч. 2 ст. 200.1 УК РФ, контрабанда алкогольной продукции и (или) табачных изделий). Аналогичная ситуация в иных разделах Уголовного кодекса, например, статьях 226 и 226.1, ст. 229 и 229.1 УК РФ. При внешней схожести, названные отягчающие вину обстоятельства охватывают различный объем компетенций, прав и обязанностей.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51, под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (ч. 3 ст. 159, ч.3 ст. 160 УК РФ), следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ [1].168

Аутентичное понятие должностного лица прописано в примечании ст. 285 УК РФ и раскрыто в судебном толковании нормативного характера. Это лица наделенные функциями представителя власти, выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции постоянно, временно либо по специальному полномочию. Согласно судебным разъяснениям под использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы (ст. 285 УК РФ) следует понимать совершение таких деяний, которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями. В частности, как злоупотребление должностными полномочиями должны квалифицироваться действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения (например, выдача водительского удостоверения лицам, не сдавшим обязательный экзамен; прием на работу лиц, которые фактически трудовые обязанности не исполняют; освобождение командирами (начальниками) подчиненных от исполнения возложенных на них должностных обязанностей с направлением для работы в коммерческие организации либо обустройства личного домовладения должностного лица) [2].169

167 Постановление президиума Тюменского областного суда от 14 мая 2009 г., 2010. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.vsrf.ru/vscourt_detale.php?id=6093/ .

168 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Российская газета №4561, 12.01.2008 г.

Таким образом, признак использование служебного полномочия при совершении преступления толкуется шире признака должностного лица, использующего свое служебное полномочие. Не вдаваясь в дискуссию, считаем целесообразным обсуждение вопроса унификации применяемых законодателем понятий.

Использование служебного положения, в уголовно-правовых нормах предусмотренных ч. 3 ст. 159.1, ч. 3 ст. 159.2, ч. 3 ст. 159.3, ч. 3 ст. 159.5, ч. 3 ст. 159.6, п. «б» ч. 3 ст. 174 УК РФ, представлен как особо квалифицирующий признак, относящийся к преступлениям средней тяжести. Не обсуждая вопрос о правильности правотворческого решения, отметим, что требуется корректировка официальной позиции высшей надзорной инстанции по поводу специального субъекта преступлений. То есть, если понижена не только максимальная санкции за указанные преступления, но и их категория, то в субъектах рассматриваемых общественно опасных деяниях назрела необходимость в снижении «уровня респектабельности» мошенников-служащих, а именно — в отнесении к субъектам мошенничеств, совершаемых с использованием служебного положения, служащих, не наделенных управленческими полномочиями и независимо от вида службы.

Следует учитывать, что такое обстоятельство, отягчающее наказание, как «совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора» (п. «м» ч. 1 ст. 63 УК РФ), усматривается и при отсутствии у субъекта преступления признаков должностного лица и иных лиц, указанных в примечаниях к ст. ст. 285 и 201 УК РФ. В рамках обсуждаемого вопроса так же выделим аспект, связанный с реализацией принципов справедливости и равенства граждан перед законом. Федеральным законом от 22.07.2010 № 155-ФЗ в ст. 63 УК РФ в качестве отягчающего обстоятельства введен пункт «о) совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел». Почему это обстоятельство касается только сотрудников органов внутренних дел? Достаточно широкий диапазон совершения различных преступлений лицами с использованием служебного или должностного положения. С учетом использования законодателем нового квалифицирующего признака, совершение преступления «должностным лицом с использованием служебного положения, считаем соответствующим принципу справедливости изложить данное обстоятельство в редакции: «о) совершение умышленного преступления лицом с использованием служебного или должностного положения» [2].170.

Использование не только властных, но и других служебных полномочий (например, совершение каких- либо юридически значимых действий от имени фирмы, реализующей товары или оказывающей услуги) значительно упрощает введение потерпевшего в заблуждение по сравнению с «уличным» мошенничеством. Даже рядовому служащему организации проще похитить денежные средства этой организации, бюджета, внебюджетного фонда, чем любому постороннему лицу (например, сотруднику отдела урегулирования убытков страховой компании, по сговору с заинтересованными лицами, на основании поддельных документов составившему проект распоряжения на выплату страхового возмещения; бухгалтеру районной администрации, оформившему справку о заработной плате с указанием заведомо ложных сведений для получения социальной выплаты; менеджеру по продажам финансовых продуктов, оформившему кредитные карты на клиентов без ведома последних и похитившего при помощи этих карт денежные средства банка) [4].171

Так, приговором суда З. признан виновным в том, что, являясь водителем Уральской государственной лесотехнической академии и материально ответственным лицом, которому для осуществления трудовых функций по эксплуатации служебного автомобиля была вверена пластиковая карта сети автозаправочных станций с правом приобретения по безналичному расчету топлива, он с использованием своего служебного положения похитил вверенные ему товарно-материальные ценности на общую сумму 1851 руб. 75 коп. и распорядился ими по своему усмотрению, т.е. совершил преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 160 УК РФ. Рассматривая это дело в порядке надзора, президиум Свердловского областного суда нашел, что приговор и постановление суда подлежат изменению. З. исполнял обязанности водителя на основании трудового договора и являлся материально ответственным лицом. Указанное свидетельствует о том, что в действиях З. отсутствует признак совершения преступления с использованием своего служебного положения. При таких обстоятельствах его действия должны быть квалифицированы как хищение чужого имущества путем присвоения, совершенное без отягчающих обстоятельств. Субъект при совершении мошенничества, присвоения или растраты должен использовать свое служебное положение, которое облегчает ему совершение хищения. В противном случае вменять анализируемый признак нельзя.

169 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Российская газета № 5031, 30.10.2009 г. Пункт 15.

170 Абубакиров Ф.М. К вопросу о принципе справедливости в уголовном законодательстве// Российский судья №5, 2015. С. 35.

171 Егорова Н.А. Ответственность за «служебные» мошенничества: необходимость новых правовых подходов // Российская юстиция. 2014 г. № 8. С. 19-22.

Если, совершая хищение с использованием своего служебного положения, должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, одновременно злоупотребляет своим должностным (служебным) положением, возможна дополнительная квалификация его действий по ст. 201, 285 УК РФ.

Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» в п. 17 постановления: «Если использование должностным лицом своих служебных полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается частью 3 статьи 159 УК РФ или частью 3 статьи 160 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 285 УК РФ не требует. В тех случаях, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, наряду с хищением чужого имущества, совершило другие незаконные действия, связанные со злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений» [2].172

Поиск по тегу «мошенничество»

Третьим отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области расследуется уголовное дело по факту мошеннических действий при проведении сделки с земельным участком в парке Победы, возбужденное по ч.4 ст.159 УК РФ («Мошенничество»).

Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области в отношении бывшего сотрудника ГИБДД возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ (мошенничество с использованием служебного положения).

Вторым отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области завершено расследование уголовного дела в отношении бывшего сотрудника министерства здравоохранения Кировской области. Он обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ст. 289 УК РФ (незаконное участие в предпринимательской деятельности), ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 159 УК РФ (покушение на совершение мошенничества, то есть хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием с использованием своего служебного положения).

Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области завершено расследование уголовного дела в отношении бывшего заместителя главы администрации Оричевского района и ее знакомого обвиняемых, в зависимости от роли каждого, в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере) и ч. 1 ст. 285 УК РФ (использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан либо охраняемых законом интересов государства).

Третьим отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области расследуется уголовное дело по факту мошеннических действий при проведении сделки с земельным участком в парке Победы, возбужденное по ч.4 ст.159 УК РФ («Мошенничество»).

Вторым отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета России по Кировской области завершено расследование уголовного дела в отношении бывшего генерального директора ОАО «Омутнинская научная опытно-промышленная база», возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное лицом с использованием своего служебного положения в особо крупном размере).

Третьим отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области расследуется уголовное дело по факту мошеннических действий при проведении сделки с земельным участком в парке Победы, возбужденное по ч.4 ст.159 УК РФ («Мошенничество»).

Вторым отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области возбуждены два уголовных дела в отношении начальника отдела материально-ресурсного обеспечения одного из министерств Кировской области. Он подозревается в совершении преступлений, предусмотренных ст.289 УК РФ (незаконное участие в предпринимательской деятельности) и ч.3 ст.159 УК РФ (мошенничество с использованием своего служебного положения).

Третьим отделом по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области завершено расследование уголовного дела по факту мошенничества, повлекшего лишение прав граждан на жилые помещения, то есть по признакам состава преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ (4 эпизода).

Собранные Советским МСО следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Кировской области доказательства в отношении бывшего директора Детско-юношеской спортивной школы г. Советска признаны судом достаточными. Она признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160, ч. 3 ст. 159 УК РФ (растрата с использованием своего служебного положения, мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения).

Адрес: 610004, г. Киров, ул. Ленина, д.1

График работы:
ПН-ЧТ 09.00-18.00, ПТ 09.00-17.00

Телефон: +7 (8332) 485-104

Факс: +7 (8332) 485-107

e-mail: [email protected]

Телефоны горячих линий:

Телефон доверия: 8-800-707-12-40

«Ребенок в опасности»:

короткий номер 123

«Остановим коррупцию»:

Телефон дежурного по следственному управлению: 8-922-938-20-74

Квалифицированный и особо квалифицированный составы мошенничества

Статья, предусматривающая уголовную ответственность за мошенничество, помимо основного состава содержит ряд квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков (части 2, 3 и 4 ст. 159 УК РФ).

В соответствии с диспозицией ч. 2 ст. 159 УК РФ к квалифицирующим признакам мошенничества относятся случаи совершения преступления:

1. группой лиц по предварительному сговору;

2. с причинением значительного ущерба гражданину.

По ч. 3 ст. 159 УК РФ квалифицируются случаи, когда мошенничество совершено:

1. лицом с использованием своего служебного положения;

2. в крупном размере.

По ч. 4 ст. 159 УК РФ квалифицируется мошенничество, совершенное:

1. организованной группой;

2. в особо крупном размере.

Остановимся более подробно на рассмотрении квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков мошенничества.

Квалифицирующим признаком ч. 2 ст. 159 УК РФ является совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. Такое хищение, при всех прочих равных условиях, всегда является более опасным, чем совершенное одним лицом, поскольку при этом объединяются не только физические силы, но и происходит интеллектуальное, качественное объединение соучастников, совместно направляющих усилия на достижение единого результата, что позволяет избежать целого ряда препятствий, возникающих на пути к достижению преступной цели, либо совместными усилиями нейтрализовать их действие.

Общее понятие признака «группа лиц по предварительному сговору» содержится в ч. 2 ст. 35 УК РФ, в соответствии с которой преступление считается совершенным такой группой лиц, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Таким образом, для наличия указанного квалифицирующего обстоятельства необходимо:

а) участие в совершении мошенничества двух или более лиц. При этом рядом ученых было высказано мнение о том, что группу лиц по предварительному сговору могут образовывать только лица, подлежащие уголовной ответственности. Невменяемые и лица, не достигшие возраста, с которого наступает уголовная ответственность, в состав группы юридически, то есть сточки зрения требований уголовного закона, входить не могут, хотя бы фактически они непосредственно и участвовали в совершении хищения.

У нас имеется иная точка зрения по этому вопросу. Хотя невменяемое или не достигшее установленного законом возраста лицо ни при каких обстоятельствах не может признаваться соучастником и нести уголовную ответственность, само использование преступником подобной категории лиц означает так называемое посредственное причинение, а виновное лицо несет ответственность как непосредственный исполнитель преступления.

Аналогичной позиции придерживается и судебная практика. Так, Пленум Верховного Суда РФ в п. 9 постановления № 4 от 22.04.1992 г. «О судебной практике по делам об изнасиловании» указал, что действия участника группового изнасилования, разбоя или грабежа, совершенных по предварительному сговору группой лиц, подлежат квалификации как совершенные групповым способом независимо от того, что остальные участники преступления не были привлечены к уголовной ответственности ввиду их невменяемости, малолетнего возраста или по другим предусмотренным законом основаниям.

Совершенно иная точка зрения отражена в постановлении № 29 Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», в п. 12 которого сказано, что «если лицо совершило кражу посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) следует квалифицировать по части первой статьи 158 УК РФ как непосредственного исполнителя преступления».

Позволим себе не согласиться с позицией Пленума. Как было отмечено ранее, участие в совершении преступления двух или более лиц позволяет избежать ряд препятствий, возникающих в процессе совершения преступления. На практике преступники нередко используют малолетних именно в данных целях, а не с тем, чтобы они избежали уголовной ответственности в силу возраста. Например, через форточку в квартиру может проникнуть только подросток, а взрослому человеку это не под силу. Для того, чтобы обмануть жертву, иногда приходится прибегать к помощи детей. Именно учитывая данное обстоятельство, считая, что только так можно совершить преступление, взрослый преступник вовлекает в группу таких лиц и умысел его направлен именно на совершение преступления группой лиц.

В дальнейшем наша позиция нашла свое подтверждение в судебных решениях по конкретным уголовным делам;

б) чтобы сговор между виновными, был достигнут до непосредственного осуществления действий, направленных на завладение чужим имуществом путем обмана или злоупотреблением доверием, включая и стадию приготовления к преступлению.

Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору лишь в том случае, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Сговор, возникший в момент непосредственного осуществления действий, входящих в объективную сторону хищения, не может считаться предварительным. В случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично. В том случае, когда лицо пыталось совершить хищение в одиночку и потерпело неудачу, а затем вступил в сговор с другим лицом, чтобы снова осуществить попытку, такой сговор считается предварительным. Если же хищение совершено по предварительному сговору группой лиц, то каждый из участников несет ответственность за это преступление в полном объеме похищенного, независимо от того, какая доля досталась ему лично;

в) чтобы действия всех лиц, участвующих в совершении преступления, содержали в себе признаки как объективной, так и субъективной сторон состава мошенничества.

В юридической литературе была высказана точка зрения, согласно которой соисполнительство и соучастие в узком смысле слова при прочих равных условиях могут быть в одинаковой степени общественно опасными, что предполагает установление за них одинаковых санкций. В этой связи хищение, совершенное по предварительному сговору, может иметь место как при соисполнительстве, так и при соучастии в узком смысле слова, причем в любом случае образуется квалифицированный состав. Другие авторы, придерживаясь аналогичного мнения, предлагают считать неорганизованной группой не любое соучастие, а лишь совместное совершение преступления с предварительным распределением ролей.

Общественно опасное поведение каждого из соучастников должно рассматриваться в связи с общественно опасным поведением других как органическая составная часть общего деяния, содержащего объективные признаки одного и того же состава преступления. «Если согласиться с тем, что понятие группы лиц при совершении мошенничества может составить любое соучастие с предварительным сговором, то в конечном счете пришлось бы сделать вывод, что институт соучастия вовсе утрачивает свои функции и значение применительно к преступлениям против собственности».

Исходя из этого, не образует рассматриваемого нами признака соучастие лица (лиц) в совершении преступления в виде организатора, подстрекателя или пособника. В таких случаях ответственность наступает по ст. 33 и ст. 159 УК РФ.

Так, по приговору Верховного Суда Республики Саха (Якутия) 29.11.2000г. Арчаков и Бачкало были признаны виновными в умышленном причинении смерти несовершеннолетней Рак, краже чужого имущества в крупном размере и незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В середине июля 1999 г. братья Бачкало и Арчаков вступили в сговор на завладение чужим имуществом, в частности, решив ограбить квартиру семьи Рак. С этой целью они договорились убить несовершеннолетнюю Рак, завладеть ключами от квартиры и украсть оттуда деньги и драгоценности. Осуществляя задуманное, Бачкало Д. взял во временное пользование мотоцикл, а Арчаков приобрел обрез и патрон к нему, нашел совковую лопату, чтобы вырыть яму для сокрытия в ней трупа Рак.

Утром 21 июля 1999 г. Бачкало Д. привез брата и Арчакова на старый автодром. Оставив Бачкало С. копать яму, Арчаков и Бачкало Д. уехали на квартиру Рак. Арчаков обманным путем вызвал девушку из квартиры, и они втроем уехали на старый автодром. Там Арчаков выстрелил Рак в шею, а когда потерпевшая от огнестрельного ранения упала на землю, он дважды ударил ее куском арматуры по голове, вследствие чего Рак скончалась на месте. После содеянного Арчаков и братья Бачкало похитили у убитой золотую цепочку и ключи от квартиры, закопали ее труп и уехали, договорившись встретиться на следующий день. Утром 22.06.1999 г. Арчаков и братья Бачкало из квартиры семьи Рак совершили кражу денег, вещей и ценностей на общую сумму 88.977 рублей 36 копеек и 700 долларов США.

Президиум Верховного Суда РФ 20 августа 2003 г. надзорные жалобы осужденного Арчакова и его защитника оставил без удовлетворения, надзорные жалобы осужденных Бачкало С. и Бачкало Д. удовлетворил частично, указав следующее.

Убийство потерпевшей Рак квалифицировано судом как совершенное группой лиц. Между тем, обстоятельства дела, установленные судом, свидетельствуют о том, что братья Бачкало непосредственного участия в лишении жизни потерпевшей не принимали. Исполнителем убийства был Арчаков, а братья Бачкало оказывали содействие, создавали условия, способствовавшие совершению убийства, то есть являлись пособниками.

Групповое преступление предполагает не менее двух исполнителей. Соучастие в форме пособничества не образует группы, и этот квалифицирующий признак подлежит исключению из обвинения.

Оценивая действия всех лиц, участвовавших в совершении преступления, необходимо учитывать, что нередко отдельные соисполнители совершают действия, выходящие за рамки предварительной преступной договоренности. Такие ситуации получили наименование «эксцесс» исполнителя. В соответствии со ст. 36 Уголовного кодекса РФ эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. При этом в науке уголовного права различают количественный и качественный эксцесс исполнителя. Количественный эксцесс налицо в том случае, когда исполнитель при совершении предварительно согласованного преступления совершает однородное деяние, предусмотренное одной и той же статьей (частью статьи) УК РФ, качественный — предусмотренный различными статьями Особенной части УК РФ. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.

Так, Приморским краевым судом 08.05.2002 г. Де и Ким признаны виновными в совершении разбойного нападения на Михалькову с целью хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также в убийстве Михальковой группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19.06.2003 г. приговор изменила, указав следующее.

Нельзя согласиться с осуждением Де за разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда потерпевшей, и за умышленное убийство Михальковой при разбойном нападении группой лиц по предварительному сговору, поскольку суд не установил предварительной договоренности Кима и Де о причинении здоровью Михальковой тяжкого вреда.

Как видно из имеющихся по делу доказательств, Ким, вопреки договоренности, предвидя и сознательно допуская возможность смертельного исхода, перекрыл потерпевшей дыхательные пути. При таких обстоятельствах указанные действия Кима следует расценивать как эксцесс исполнителя, за который другой соучастник преступления ответственности не подлежит.

Вторым квалифицирующим признаком, указанным в ч. 2 ст. 159 УК РФ, является совершение мошенничества, повлекшее причинение значительного ущерба гражданину.

Указанный квалифицирующий признак, как справедливо отмечается в юридической литературе, «необходимо устанавливать на основании объективного и субъективного критериев. Объективный критерий складывается из трех моментов: 1) стоимости похищенного имущества, 2) материального, в частности финансового, положения потерпевшего и 3) соотношения того и другого. Субъективный критерий заключается в осознании виновным названных моментов и, исходя из этого, ущерба потерпевшему как значительного».

Необходимо также отметить, что в диспозиции рассматриваемой нами статьи используется термин «значительный ущерб», а не «значительный размер», в связи с чем, требуется разграничить понятия «размер похищенного» и «размер ущерба».

В уголовно-правовой литературе существует две точки зрения по данному вопросу. Одни авторы полагают, что понятия «размер похищенного» и «размер ущерба» по своей юридической природе полностью совпадают, а их одновременное употребление в различных нормах уголовного законодательства объясняют редакционной техникой.

Г.А. Кригер, придерживаясь противоположной точки зрения, признает не случайным такое различие в законе, поскольку при указании на ущерб, причиненный хищением, центр тяжести оценки последствий переносится, с размера похищенного, на размер материального ущерба, причиненного потерпевшему.

Мы, разделяя вторую точку зрения, полагаем, что понятия «размер похищенного» и «размер ущерба» не равнозначны, поскольку размер похищенного включает в себя лишь стоимость похищенного имущества, тогда как имущественный ущерб, помимо стоимости похищенного, включает в себя упущенную выгоду, причиненный моральный вред, расходы на восстановление поврежденного имущества и тому подобное.

В соответствии с примечанием 2 к ст. 158 УК РФ значительный ущерб гражданину «определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей», а также превышать двести пятьдесят тысяч рублей (ч. 4 примечания к ст. 158 УК РФ).

Как видно из диспозиции рассматриваемой нормы, указанный признак, в определенной степени характеризующий и размер хищения, относится к посягательствам на имущество, принадлежащее только гражданину на праве собственности или титульного владения, и не касается корыстных посягательств на собственность государственных, муниципальных, коммерческих и иных организаций — юридических лиц.

В связи с этим возникает вопрос: «Как должно квалифицироваться мошенничество, причинившее ущерб юридическому лицу на сумму, к примеру, 240000 или 245000 рублей?»

Отдельные авторы полагают, что « несмотря на некоторую неточность содержащейся в законе формулировки «причинение значительного ущерба гражданину», есть все основания для распространения ее и на преступления, связанные с причинением значительного ущерба юридическим лицам».

Пленум Верховного Суда РФ в п. 7 постановления № 5 от 25.04.1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» также указал, что при определении значительности причиненного ущерба необходимо исходить и из « финансового положения юридического лица», искусственно расширив тем самым границы действия рассматриваемого квалифицирующего признака. В дальнейшем, однако, Пленум Верховного Суда в постановлении № 29 от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» признал утратившим силу п. 7 указанного выше постановления, вернувшись к общепринятой позиции. В связи с этим вопрос о квалификации действий виновного, причинивших хищением значительный ущерб юридическому лицу, остался не решенным.

Представляется, что для разрешения этой проблемы необходимо исключить из п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160 УК РФ слово «гражданину», распространив действие указанного признака на юридических лиц.

Мы не можем согласиться и с мнением В.Н. Лимонова, который предлагает из ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 160 УК РФ вообще исключить такой квалифицирующий признак как совершение лицом мошенничества, кражи, присвоения или растраты «с причинением значительного ущерба гражданину».

Наша позиция обосновывается следующими соображениями. В соответствии с примечаниями 2, 4 к ст. 158 УК РФ значительный ущерб в настоящее время не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей, а также превышать двести пятьдесят тысяч рублей. Таким образом, если из ч. 2 ст.ст. 158-160 УК РФ исключить признак совершения преступления лицом с причинением значительного ущерба, то по ч. 1 ст.ст. 158-160 УК РФ будут квалифицироваться все хищения, причинившие ущерб собственнику в размере до двухсот пятидесяти тысяч рублей, что, соответственно, приведет к ничем не обоснованному смягчению ответственности за хищение и вряд ли будет способствовать в целом борьбе с преступностью.

Выражение «значительный ущерб» является оценочным, законодательно не урегулированным признаком. Поэтому при решении вопроса о наличии в действиях виновного признака причинения значительного ущерба собственнику, следует брать за основу, как его стоимость, так и другие существенные обстоятельства дела, к которым, в частности, могут относиться «имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство». Таким образом, говоря о причинении значительного ущерба, надо иметь в виду, что речь в данном случае может идти только о реальном (положительном) имущественном ущербе, в структуре которого нет места убыткам в виде упущенной выгоды.

В то же время, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 29 от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» ничего не говорится о границах, в рамках которых устанавливается значительность ущерба. Поскольку в административном праве РФ предусмотрен «свой» размер хищения, равный минимальному размеру оплаты труда, превышение которого автоматически влечет за собой уголовную ответственность, то в теории, а также практической деятельности правоохранительных органов до недавнего времени значительным было принято признавать ущерб, превышающий один минимальный размер оплаты труда.

В дальнейшем, Федеральным законом № 162-ФЗ от 08.12.2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» было установлено, что «Значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей» (ч. 2 примечания к ст. 158 УК РФ). Таким образом, в настоящее время ущерб не является значительным, если стоимость похищенного не превышает двух тысяч пятисот рублей. Позволим себе не согласиться с данным утверждением. Пенсионеру значительный ущерб может причинить хищение даже на сумму гораздо меньшую двухсот пятидесяти тысяч рублей. Исходя из этого, фиксирование минимальных границ хищения в подобных случаях является нецелесообразным. В связи с этим, представляется необходимым исключить из примечания 2 к ст. 158 УК РФ слова «но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей».

В то же время одни авторы полагают, что максимальный размер мелкого хищения значительно занижен, а другие предлагают определить нижний предел «значительного ущерба» в размере более 1/20 минимального размера оплаты труда.

Несомненно, подобное противоречие в мнениях ученых, а также в сложившейся судебно-следственной практике не способствует единообразному применению уголовного закона, что, естественным образом, влечет за собой нарушение конституционных прав и законных интересов граждан.

Полагаем, что для разрешения этой коллизии необходимо учитывать разъяснение, данное в определении Верховного Суда РФ по делу Н, в котором указывается, что уголовная ответственность за хищения чужого имущества не связана с месячным размером оплаты труда. При решении вопроса о наличии в действиях виновного состава уголовно-наказуемого деяния требуется в каждом конкретном случае рассматривать всю совокупность обстоятельств совершенного с учетом требований ч. 2 ст. 14 УК РФ, после чего возбуждать либо уголовное, либо административное производство. При этом при вменении указанного квалифицирующего признака необходимо установить умысел виновного (прямой, косвенный, не конкретизированный) на причинение значительного ущерба, то есть предвидение и желание наступления такого последствия, сознательное допущение либо безразличное отношение к этому, а в обвинительных документах должно быть мотивировано, почему ущерб признается значительным.

На основании изложенного предлагаем примечание 2 к ст. 158 УК РФ изложить в следующей редакции: «Значительный ущерб, в статьях настоящей главы определяется с учетом имущественного положения потерпевшего, стоимости похищенного имущества и его значимости для потерпевшего, размера заработной платы, пенсии, наличия у потерпевшего иждивенцев и других обстоятельств дела».

Ответственность по ч. 3 ст. 159 УК РФ наступает только при наличии специального субъекта преступления, если речь идет о квалифицирующем признаке «с использованием своего служебного положения».

К рассматриваемой разновидности субъектов мошенничества могут относиться как должностные лица государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, так и государственные служащие, служащие местного самоуправления, а также руководители и служащие коммерческих и некоммерческих организаций, не являющихся государственными организациями, органами местного самоуправления или муниципальными учреждениями.

Таким образом, мошенничество с использованием служебного положения может быть совершено двумя основными способами.

1. Должностными лицами. В соответствии с примечанием к ст. 285 УК РФ к ним относятся: а) лица, «постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие функции представителя власти либо выполняющие организационно — распределительные, административно — хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в вооруженных силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ; б) лица, занимающие государственные должности Российской Федерации, под которыми «понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов»; в) лица, занимающие государственные должности субъектов Российской Федерации, «устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Российской Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов»; г) «государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц» в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ»;

2. Лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации, то есть постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно -распределительные или административно — хозяйственные обязанности в негосударственных структурах независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением (примечание 1 к ст. 201 УК РФ).

Случаи использования своего служебного положения могут быть самыми разнообразными и проявляться в

а) совершении действий, выходящих за пределы полномочий виновного;

б) злоупотреблении виновным своим служебным положением;

в) в совершении законных действий, которые, однако, были направлены на хищение имущества путем обмана или злоупотребления доверием.

Иного мнения придерживаются авторы, утверждающие о том, что использование своего служебного положения, применительно к рассматриваемому квалифицирующему признаку, предполагает лишь « злоупотребление для хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество полномочиями, предоставленными лицу любой из перечисленных категорий для исполнения возложенных на него служебных обязанностей».

Однако такого рода трактовка, по нашему мнению, во-первых, противоречит диспозиции рассматриваемой нормы и, во-вторых, необоснованно сужает круг уголовно-наказуемых деяний. Для привлечения к ответственности по ч. 3 ст. 159 УК РФ не важно, каким именно образом было совершено преступление, главное, « необходимо установить, что, обманывая собственника или владельца имущества, виновный использовал при этом свое служебное положение как работник того или иного предприятия, организации или учреждения».

Таким образом, как мошенничество должно квалифицироваться получение вознаграждения за действия, которые виновный не мог бы осуществить из-за отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное положение.

Так, Московским городским судом 30 октября 2001 г. Казанский осужден по п. «г» ч. 4 ст. 290. Он признан виновным в том, что, являясь должностным лицом — судебным приставом-исполнителем отдела службы судебных приставов по Западному административному округу Управления юстиции г. Москвы, получил взятку в крупном размере за совершение в пользу взяткодателя и представляемых им лиц действий, входящих в его служебные полномочия.

Председатель Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и о переквалификации его действий с п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ на п. «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Президиум Верховного Суда РФ 25 декабря 2002 г. удовлетворил протест, указав следующее.

По смыслу закона под действиями (бездействием) должностного лица, которые оно совершает в пользу взяткодателя, следует понимать такие действия, которые оно правомочно или обязано выполнить в соответствии с возложенными на него служебными полномочиями.

Полномочия судебного пристава-исполнителя по исполнению конкретного решения могут быть осуществлены с момента передачи ему исполнительного документа и возбуждения исполнительного производства до вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об окончании исполнительного производства.

Как установлено органами предварительного следствия и судом, 2 февраля 1998 г. Казанский, получив исполнительные документы, вынес постановление о возбуждении исполнительного производства, а 21 апреля 1998 г. — постановление о прекращении исполнительного производства в связи с фактическим погашением долга и заявлением взыскателя о возвращении ему исполнительного документа. 23 апреля 1998 г. исполнительный лист Арбитражного суда г. Москвы был возвращен Казанским представителю взыскателя.

На момент совершения Казанским преступления в июле 2000г. у него исполнительное производство не находилось, что лишало его права совершения каких-либо действий по исполнению решения Арбитражного суда.

Следовательно, получение судебным приставом Казанским 5 тысяч долларов США за действия, которые он не мог осуществить из-за отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать как совершение мошенничества в крупном размере.

Другим особо квалифицирующим признаком, предусмотренным ч. 3 ст. 159 УК РФ, является крупный размер, понятие которого содержится в ч. 4 примечания к ст. 158 УК РФ: «Крупным размером в статьях настоящей главы признается стоимость имущества, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей».

Таким образом, в отличие от оценочного квалифицирующего признака «причинение значительного ущерба гражданину», «крупный размер» является формализованным — стоимость похищенного должна превышать 250.000 рублей, но составлять менее 1.000.000 рублей, причем «Размер хищения в качестве крупного определяется только исключительно суммарной стоимостью похищенного в денежном выражении. Такие натуральные и экономические критерии как вес, объем, количество, хозяйственное значение похищенного имущества, его дефицитность и тому подобное учитываться при определении размера хищения не могут».

Мошенничеством в крупных размерах является хищение имущества в таких размерах, совершенное путем как одного, так и нескольких мошенничеств. Пленум Верховного Суда в п. 25 постановления № 29 от 27.12.2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» указал, что «как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, если они совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном размере». При решении вопроса о квалификации действий лиц, совершивших хищение чужого имущества в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору либо организованной группой по признаку «в крупном размере», следует исходить из общей стоимости похищенного всеми участниками преступной группы.

Первым особо квалифицирующим признаком мошенничества, предусмотренным ч. 4 ст. 159 УК РФ, является совершение преступления организованной группой.

В соответствии с законом (ч. 3 ст. 35 УК РФ) преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступных действий. В этой связи мы не согласны с мнением Л.В. Григорьевой, которая под организованной преступной группой понимает сплоченную и устойчивую группу лиц, состоящую из двух и более человек, совершившую три и более преступления (а также созданную с такой же целью, даже если она совершила одно преступление).

Представляется, что основными отличительными чертами организованной преступной группы являются наличие организатора, а также устойчивость группы. Об устойчивости организованной группы свидетельствует не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) либо других материальных ценностей). Приведенный перечень признаков организованной группы не является исчерпывающим. К ним также могут относиться подготовка средств и орудий преступления, подбор соучастников, обеспечение заранее мер по сокрытию преступления, подчинение групповой дисциплине и указаниям организатора преступной группы.

Так, по приговору Верховного Суда Республики Татарстан от 25.12.2000 г. Агапов, Балобанов, Хабибуллин осуждены за совершение организованной группой хищений имущества из магазинов и у граждан.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28.03.2001 г. приговор изменила, исключив из приговора в отношении Агапова, Балобанова, Хабибуллина их осуждение по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ и квалифицирующий признак — совершение убийства организованной группой, указав следующее. Суд необоснованно признал, что преступления осужденными совершены в составе организованной группы. Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Под устойчивостью группы понимается наличие постоянных связей между ее членами и деятельность по подготовке и совершению преступлений. Однако, как видно из материалов дела, состав участников преступлений менялся, планы преступлений не разрабатывались, распределение ролей отсутствовало.

Об устойчивости группы могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений, поэтому преступление не может быть признано совершенным организованной группой, если не установлено его совершение устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Одним из обязательных элементов организованной группы, характеризующим ее устойчивость, является наличие в ней организатора преступления, которым в соответствии с ч. 3 ст. 33 УК РФ является « лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию), либо руководившее ими».

Организация преступления заключается в сплочении соучастников, в выработке плана совершения преступления, в руководстве деятельностью соучастников, а также в осуществлении руководства всей преступной деятельностью соучастников, обеспечивая достижение преступных целей. Организатор, являясь инициатором, создает организованную группу или преступное сообщество (склоняет участников, объединяет их, силой своего авторитета поддерживает дисциплину, сложившиеся отношения и так далее). Организатор замышляет совершение конкретных преступлений, при этом инициатива может принадлежать и подстрекателю, и одному из соисполнителей, но эти участники лишь направляют умысел на совершение преступления, этим ограничивается их роль.

Таким образом, исходя из перечисленных законодателем признаков, а также материалов следственной и судебной практики, «совместность» как объективный признак организованной преступной группы состоит в том, что: 1) действия каждого из соучастников являются необходимым условием для совершения действий другими соучастниками; 2) наступивший преступный результат является общим для всех соучастников; 3) действия каждого из соучастников находятся в причинной связи с общим преступным результатом.

Действия лиц в составе организованной группы необходимо отличать от содеянного в составе группы лиц по предварительному сговору. В соответствии с ч. 5 ст. 35 УК РФ лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Уголовного кодекса РФ, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Следовательно, соисполнителями в организованной преступной группе признаются и те лица, роль которых состоит в создании условий для совершения хищения, например, в подыскании будущих жертв или ином обеспечении преступной деятельности группы.

Некоторые члены организованной группы могут выполнять лишь отдельные элементы объективной стороны хищения, например, взламывать двери, охранять место преступления, принимать похищенное в момент его изъятия и так далее, однако все содеянное при наличии устойчивых связей с организованной группой надлежит квалифицировать по ч. 4 ст. 159 УК РФ, даже если их действия не выходят за рамки пособничества.

Что касается квалификации деяний, совершенных организованной преступной группой, то в настоящее время главенствующей является позиция, согласно которой при совершении преступления организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Однако, по нашему мнению, такая позиция является спорной, поскольку противоречит принципу справедливости, установленному ст. 6 УК РФ, а также существенно нарушает общие начала назначения наказания, согласно которым при назначении наказания должны учитываться не только характер, степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (ч. 3 ст. 60 УК РФ), но и «форма вины, мотивы, способ, обстановка и стадия совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, степень и характер участия каждого из соучастников в преступлении».

Мы полагаем, что во всех случаях действия организатора, подстрекателя и пособника должны квалифицироваться по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК РФ, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления. Следует отметить, что в настоящее время по аналогичному пути идет и судебная практика. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своем определении по делу Силкина указала, что поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 34 УК РФ уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК РФ (за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления) действия осужденного, признанного. судом организатором преступления, должны быть переквалифицированы на ч. 3 ст. 33 и п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, так как он одновременно не являлся соисполнителем преступления.

Обобщая вышеизложенное, необходимо отметить, что организованная группа характеризуется « сплоченностью, соорганизованностью соучастников, направленной на достижение целей, которые поставили перед собой виновные, согласованностью их усилий, руководством одного или нескольких участников другими, наличием отработанного плана совершения одного или нескольких преступлений, активной реализацией планов объединения, разработкой способов совершения совместного посягательства, заранее продуманным, отработанным техническим распределением ролей, фактическим заранее обусловленным соучастниками выполнением действий, облегчающих совершение посягательства в будущем, намеренным созданием соучастниками благоприятных условий для последующего совершения преступлений, разработкой специальных внутригрупповых форм ее функционирования и т.п.». числу членов организованной группы необходимо относить не только непосредственных соисполнителей, но и любых других соучастников, независимо от их роли в содеянном.

Следующим, особо квалифицирующим признаком, указанным в ч. 4 ст. 159 УК РФ, является совершение мошенничества в особо крупном размере, которым, в соответствии с примечанием 4 к ст. 158 УК РФ, признается стоимость похищенного имущества, превышающая один миллион рублей.

По своему характеру совершение мошенничества в особо крупном размере сходно с хищением чужого имуществ или приобретением права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием в крупном размере, о чем говорилось ранее, поэтому нет необходимости еще раз останавливаться на рассмотрении юридических признаков особо крупного размера.

В заключение необходимо отметить, что совершение всех перечисленных выше квалифицированных видов мошенничества предполагает лишь осознание виновным всех обстоятельств, квалифицирующих содеянное (в крупном размере, группа лиц и так далее), но не требуется чтобы он давал им правильную юридическую оценку.

Обобщая вышеизложенное, предлагаем внести в Уголовный кодекс РФ следующие изменения:

1. из пункта «в» части второй статьи 158 слово «гражданину» исключить.

2. изложить примечание 2 к ст. 158 УК РФ в следующей редакции: «Значительный ущерб в статьях настоящей главы определяется с учетом имущественного положения потерпевшего, стоимости похищенного имущества и его значимости для потерпевшего, размера заработной платы, пенсии, наличия у потерпевшего иждивенцев и других обстоятельств дела».

3. из п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ исключить слово «гражданину».

4. из п. «г» ч.2 ст. 159 УК РФ исключить слово «гражданину».

5. из п. «г» ч.2 ст. 160 УК РФ исключить слово «гражданину».

6. из п. «д» ч.2 ст. 161 УК РФ исключить слово «гражданину».

Популярное:

  • Адвокат соловьева людмила александровна Соловьева Людмила Александровна КА" СОЮЗНАЯ КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ" Принимает звонки сегодня с 9:00 до 20:00 . Основные специализации: - гражданские дела: 124 - арбитражные дела: 118 - уголовные дела: 228 - сопровождение сделок: 62 Статьи и советы юриста: - статьи: 1 - […]
  • Старый устав ооо Устав ООО: менять или не менять? Актуальные вопросы в свете Федерального закона N 312-ФЗ (И.М. Акиньшина, "Нормативные акты для бухгалтера", N 12, июнь 2009 г.) Устав ООО: менять или не менять?Актуальные вопросы в свете Федерального закона N 312-ФЗ В конце 2008 года были приняты поправки […]
  • Услуги юриста йошкар ола Юристы, адвокаты, нотариусы Адрес 424000, г. Йошкар-Ола Район города Центральный м-он Телефон (8362) 31-31-81, 61-12-75, 8-904-724-31-81, 8-902-101-16-75 Адрес 424000, Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, ул. Карла Маркса, 110, оф. 210 Телефон (8362) 33-11-16, 33-11-17 Адрес 424000, г. […]
  • Налоговый вычет на детей по ндфл какие документы Как получить налоговый вычет по НДФЛ на детей? Юридический Яндекс Дзен! Там наши особенные юридические материалы в удобном и красивом формате. Подпишитесь прямо сейчас. Родители ребенка, на обеспечении которых он находится, имеют право ежемесячно получать стандартный налоговый вычет по […]
  • Внесение изменений в административные регламенты Серебрянское сельское поселение ЛЕНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ ЛУЖСКИЙ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН АДМИНИСТРАЦИЯ СЕРЕБРЯНСКОГО СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 25 июня 2018 года № 91 О внесении изменений в административный регламент предоставления муниципальной услуги «Признание жилого помещения […]
  • Воинская часть 64120 нижний новгород Мамы солдат Заполярья Меню навигации Пользовательские ссылки Информация о пользователе Вы здесь » Мамы солдат Заполярья » В/ч 64120 г.Кстово Нижегородская обл.210 МРУЦ ИВ » в/ч 64120 Кстово (общаемся-11). Призыв весна-лето 2016 год в/ч 64120 Кстово (общаемся-11). Призыв весна-лето 2016 […]