Когда можно требовать возврата части страховой премии при досрочном погашении кредита?

Рассматривая одно из дел о взыскании части страховой премии, Верховный Суд Российской Федерации не согласился с нижестоящими судами и встал на сторону гражданки Г., которая являлась заемщиком по кредитному договору и застрахованным лицом по связанному с ним договору индивидуального страхования от несчастных случаев. Поскольку заключение таких взаимосвязанных договоров – частая практика, рассмотрим обстоятельства этого дела подробнее (Определение ВС РФ от 22 мая 2018 года № 78-КГ18-18).

В 2014 году Г. заключила с банком кредитный договор на срок 60 месяцев, размер кредита составил 750,6 тыс. руб. А одновременно с ним – договор индивидуального страхования заемщика от несчастных случаев на тот же срок. Это было обусловлено одним из пунктов кредитного договора. Страховая премия по страховому договору составила 130,6 тыс. руб., а страховая сумма на дату заключения была установлена в размере 750,6 тыс. руб. Важно отметить, что по условиям этого договора, страховая сумма уменьшалась по мере погашения задолженности по кредитному договору и равнялась 100% задолженности застрахованного лица, причем не могла превышать страховую сумму на дату заключения договора страхования.

Каким требованиям должно соответствовать оформление и подписание кредитного договора? Ответ – в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

В 2015 году Г. досрочно погасила задолженность по кредитному договору и перестала быть заемщицей. Поэтому, как она предполагала, досрочно прекратился и договор страхования. Ведь если исходить из его условий, к этому моменту страховая сумма была равна нулю, а у страховщика фактически прекратилась обязанность по осуществлению страховой выплаты при наступлении страхового случая. Значит, сделала вывод гражданка, поскольку возможность наступления страхового случая отпала, существование страхового риска прекратилось – по иным обстоятельствам, чем страховой случай, то страховщик имеет право только на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование (в данном случае – 32 дня). А остальная часть подлежит возврату страхователю, то есть непосредственно Г. Свой вывод она обосновала положениями п. 1 ст. 958 Гражданского кодекса. В качестве примеров, когда договор страхования прекращается по иным обстоятельствам, чем страховой случай, в ГК РФ приводятся, в частности, гибель застрахованного имущества и прекращение предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск или риск гражданской ответственности, связанной с такой деятельностью.

Г. обратилась в страховую компанию, но ей ответили, что договор страхования может быть расторгнут в случае отказа страхователя от него, на основании п. 2 ст. 958 ГК РФ, а не автоматически, как предположила гражданка. Правда, в случае отказа страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное (абз. 2 п. 3 ст. 958 ГК РФ).

В конкретном случае, что интересно, Программа индивидуального страхования заемщиков от несчастных случаев, на условиях которой был заключен договор, допускала возврат страхователю 50% от уплаченной страховой премии, если договор расторгается по его инициативе в связи с досрочным погашением кредита. Но для этого нужно было соблюсти определенные условия: страхователь должен расторгнуть договор страхования в течение первых 30 дней с даты начала его действия и уведомить об этом страховщика, предоставив следующие документы: заявление о расторжении договора страхования, копию или оригинал договора страхования, и также письмо из банка, подтверждающее полное досрочное погашение кредита в вышеуказанный срок.

Страховщик решил, что эти условия соблюдены не были, поэтому правовых оснований для возврата страховой премии нет. В связи с этим Г. обратилась в суд.

Однако суды и первой, и апелляционной инстанции отказали ей в удовлетворении требований. Суд первой инстанции решил, что погашение задолженности по кредитному договору само по себе – не основание прекращения договора страхования и возникновения у страховщика обязательства по возврату страховой премии. Он указал, что оснований для применения п. 1 ст. 958 ГК РФ нет, и подчеркнул, что истицей не соблюдены условия Программы индивидуального страхования заемщиков от несчастных случаев.

С этими выводами согласились и на стадии апелляции. Судьи указали, что досрочное погашение кредита не упоминается в п. 1 ст. 958 ГК РФ в качестве обстоятельства для досрочного прекращения договора страхования, в связи с наступлением которого у страховщика имеется право только на часть страховой премии. Они добавили, что досрочное погашение кредита не свидетельствует о том, что возможность наступления страхового случая отпала, и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. Суд апелляционной инстанции сделал вывод – договор страхования от несчастных случаев заемщика продолжает действовать, а страховое возмещение по нему не зависит от срока действия кредитного договора.

Но ВС РФ занял по этому делу совершенно иную позицию – по его оценке, с выводами апелляции согласиться нельзя. Он пояснил, что в данном случае страхование от несчастных случаев лишено всякого смысла, по нему невозможна выплата страхового возмещения, а значит, договор должен быть досрочно прекращен. Также, по мнению ВС РФ, суд апелляционной инстанции не учел, что перечень приведенных в п. 1 ст. 958 ГК РФ оснований для досрочного прекращения договора страхования не является исчерпывающим. А следовательно, сделал он вывод, страховщик имеет право только на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование. То есть страхователю может быть возвращена другая часть.

По мнению ВС РФ, допущенные судом второй инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Таким образом, можно сделать вывод, что возможность возврата страховой премии зависит от условий договора страхования. В конкретном случае, как представляется, положительное решение ВС РФ было связано именно со специфическим условием, в соответствии с которым страховая сумма уменьшается по мере погашения задолженности по кредитному договору и равняется 100% задолженности застрахованного лица. В то же время не исключено, что возврат страховой премии в случае досрочного погашения кредита будет предусмотрен самим договором или, например, Программой индивидуального страхования. Но в таком случае страховая компания согласится вернуть часть премии только при соблюдении условий, определенных в договоре или программе страхования.

Досрочное погашение кредита судебная практика

Переплаченные проценты

Верховный суд рассматривал дело Ирины Шиченко из села Завьялово Алтайского края. В ноябре 2011 года она взяла кредит на 300 тыс. руб. в местном отделении Сбербанка. Заем, сказано в определении суда, был выдан на 5 лет под 18,2% годовых. Ежемесячно заемщица должна была платить 7650 руб, а всего женщине предстояло вернуть банку 458,9 тыс. руб., из которых 158,9 тыс. руб. — проценты.

Однако, как следует из документов, Шиченко удалось расплатиться досрочно — она погасила кредит за 3 года и 1 месяц. При этом она отдала банку 131,4 тыс. руб. в качестве процентов и посчитала, что заплатила больше, чем нужно. Логика ее была такова: если она пользовалась кредитом 37 месяцев, то исходя из этого срока и должна быть пересчитана переплата по кредиту, несмотря на то что она и так сэкономила 27,5 тыс. руб. за счет его досрочного погашения.

Чем меньше срок займа, тем меньше проценты. Поэтому при тех же условиях кредита и сроке 37 месяцев проценты составили бы 98 тыс. руб. Разницу — 33,4 тыс. руб. —​ Шиченко и потребовала со Сбербанка. В банке ей отказали, но заемщица не сдалась и через пару месяцев после погашения кредита — в марте 2015 года — обратилась в Завьяловский райсуд Алтайского края. Требования были те же — вернуть 33,4 тыс. руб.

Там заемщицу тоже ждал отказ: суд решил, что банк не обязан ничего пересчитывать. Требование пересчитать проценты исходя из нового срока — это, по сути, попытка изменить существенное условие договора, посчитал суд. По закону (п.4 ст.453 ГК РФ) это можно сделать, только если одна из сторон не исполнила своих обязательств — а это не так. Суд также апеллировал к тому, что в ежемесячные платежи не входили проценты за ненаступивший период — их рассчитывали исходя из остатка задолженности, периода пользования кредитом и размера ставки.

Тогда в дело включился муж Ирины и как ее представитель в июне 2015 подал апелляционную жалобу в Алтайский краевой суд. Но и там в пересчете процентов отказали — по той же причине. «Доводы истца и его представителя о том, что за период фактического пользования кредитом происходила переплата процентов со стороны заемщика, являются несостоятельными», — сказано в этом решении.

Барнаул — Москва

Супруги, которые с начала 2015 года подали еще три апелляции в Алтайский краевой суд по другим делам (в том числе о снижении ставки по кредиту в Россельхозбанке), на этом не успокоились. В октябре 2015 года они обратились с жалобой на это решение в Верховный суд, а тот истребовал дело из Барнаула.

Верховный суд рассмотрел дело по существу 1 марта и встал на сторону Шиченко. Судьи сочли, что женщина имеет полное право требовать перерасчета процентов и, если переплата будет установлена, возврата средств. Аргументация двух других судов, по мнению ВС, противоречит нормам права.

Кредит — это услуга, поэтому на нее распространяется закон о защите прав потребителей, объясняет свое решение Верховный суд. По нему гражданин может в любой момент отказаться от услуги, возместив исполнителю расходы, которые тот понес. Так что, по мнению судей, заемщик может требовать перерасчета процентов исходя из фактического времени использования кредита.

«В случае реализации права на досрочное исполнение кредитного договора заемщик вправе потребовать перерасчета… процентов, уплаченных за период, в течение которого пользование. средствами прекратилось», — говорится в определении суда по этому делу. Теперь Алтайскому краевому суду предстоит вновь пересмотреть его — уже с учетом определения Верховного суда.

История Шиченко — не первый случай, когда Верховный суд вынес подобное решение, замечает юрист «Финпотребсоюза» Алексей Драч. В 2014 году суд подтвердил право заемщика Александра Давыдкова требовать у екатеринбургского СКБ-банка переплаченные при досрочном погашении кредита проценты. В частности, суд счел незаконным взыскание процентов за период, когда заемщик не пользовался кредитом. «Проценты подлежат уплате только за период с даты выдачи кредита до даты его полного погашения. Взыскание процентов за период, в котором пользование суммой займа не осуществлялось, является незаконным», — сказано в том определении Верховного суда.

Похожую позицию пять лет назад отстаивал и Высший арбитражный суд — правда, речь шла о кредитах юрлиц. В октябре 2011 года его разъяснения по поводу возврата излишне уплаченных процентов были опубликованы в обзоре судебной практики. ВАС указывал, что по смыслу статьи 809 ГК РФ проценты — это плата за пользование суммой займа. Значит, платить их нужно только за период с момента выдачи кредита и до его полного возврата.

Спорная математика

Банкиры и финансовые аналитики считают, что Верховный суд не разобрался в вопросе, а юридическая логика в них противоречит финансовой. «Верховный суд, конечно, ошибся. Он продемонстрировал свою некомпетентность в экономических вопросах», — уверен замгедиректора «Интерфакс-ЦЭА» Алексей Буздалин.

Как следует из материалов дела Шиченко, она платила по кредиту аннуитетными, равными платежами. Эти платежи, объясняет Буздалин, состоят из двух частей. Первая — доля погашаемого кредита, вторая — проценты за пользование им. Поскольку изначально сумма долга велика, доля процентов в аннуитетном платеже выше, а ближе к концу срока кредита, с уменьшением долга, ситуация меняется на противоположную, объясняет Буздалин.

Главный нюанс, продолжает он, заключается в том, что независимо от структуры платежа проценты начисляются строго на ту задолженность, которая есть на конец определенного месяца. «Другими словами, даже если человек заранее погасил долг, все предыдущие периоды он платил проценты ровно за ту сумму, задолженность по которой у него была на момент каждого платежа. То есть нарушения закона здесь нет», — объясняет он.

То же по сути написано в решении предыдущих судов и о том же говорят банкиры. «Погасить кредит досрочно — это право каждого заемщика», — признает руководитель блока «Розничный бизнес» Альфа-банка Михаил Повалий. Однако требовать от банка изменения условий, которые изначально были согласованы с самим заемщиком, по его мнению, некорректно.

В Сбербанке оценки решению Верховного суда не дают. «Суд факт «переплаты» процентов не устанавливал», — заявила пресс-служба банка в ответ на запрос РБК. В определении ВС не говорится о нарушении прав Шиченко, сказано в комментарии банка. По мнению банка, основная идея определения Верховного суда в том, что суды должны проверять расчеты и устанавливать, была фактическая переплата процентов или нет.

Просто рекомендация

Хотя определение Верховного суда неоднозначно и только заставляет Алтайский краевой суд вновь рассмотреть дело, заемщики могут воспользоваться им, чтобы добиться пересчета процентов по кредиту, обнадеживает юрист Финпотребсоюза Алексей Драч.

При этом надо понимать, что определение вынесла Судебная коллегия по гражданским делам, а не президиум ВС, и оно носит рекомендательный характер, замечает партнер московской коллегии адвокатов «Арбат» Игорь Зиневич.

«То есть де-юре его нельзя считать прецедентом. Однако де-факто такие определения успешно используются адвокатами», — считает Андрей Емелин, глава Национального совета финансового рынка, некоммерческого партнерства, занимающегося правовыми консультациями. Другими словами, говорит он, нельзя обязать суды и банки следовать определению Верховного суда, но заемщики могут апеллировать к нему в аналогичных ситуациях». Верховный суд зафиксировал очевидную юридическую конструкцию», — уверен он.

Если это действительно так, то на какой объем возмещения может рассчитывать заемщик? Чем выше ставка по кредиту и его сумма, тем больше объем возможных требований к банкам по возврату процентов. Например, если бы Шиченко взяла кредит по ставке 25%, то сумма возможного «банковского вычета», который можно было бы требовать по суду, составила около 52,5 тыс. руб.

А если бы речь шла не о потребительском, а об ипотечном кредите, то суммы были бы куда больше. Например, если досрочно через пять лет погасить 15-летний кредит на 5 млн руб. под 12% годовых, то по логике Верховного суда можно потребовать от банка 1,12 млн руб. из уже уплаченных к этому времени 2,8 млн руб. процентов. А если досрочное погашение придется на десятый год действия договора — то 1,3 млн руб. из 4,8 млн руб. выплаченных процентов.

Правда, заемщик екатеринбурского СКБ-банка Давыдков, несмотря на такое же определение Верховного суда, дело в итоге проиграл.

Проблемы досрочного погашения кредита заемщиком-потребителем

Наиболее распространенной проблемой, возникающей при досрочном погашении долга, является предоставление неполной и недостоверной информации должнику о подлежащей внесению на счет в целях досрочного погашения сумме, что влияет на признание банком надлежащего исполнения заемных обязательств.

Дело в том, что по условиям договоров заемщик-потребитель обязан определить сумму для досрочного погашения по телефону, связавшись с контакт (колл)-центром банка. Досрочное погашение осуществляется автоматически банком на конец аннуитетного (процентного, платежного) периода при наличии необходимой для досрочного погашения суммы, состоящей из основного долга и процентов за фактическое пользование денежными средствами.

В случае недостаточности таковой суммы (даже если не хватает 10 копеек) кредитная организация не погашает долг полностью, а продолжает списывать средства согласно графику погашения кредита.

Очевидно, что недобросовестное поведение банков в рассматриваемом случае проявляется в том, что заемщику сообщается заведомо меньшая сумма, чем та, которую он должен погасить, в связи с чем полного погашения долга не происходит, кредитный договор не прекращается. При этом должник не ставится банком об этом в известность и может даже не подозревать о непроизошедшем полном погашении долга. В результате незначительной нехватки денежных средств на счете не происходит автоматического погашения долга, а должник остается обязанным уплатить проценты согласно графику платежей.

Бывает так, что должнику отказывают выдавать расписку либо иное подтверждение о досрочном погашении, объясняя это тем, что к должнику придет смс-уведомление о прекращении заемных обязательств. В такой ситуации следует официально направить письмом с описью вложения заявление банку о подтверждении досрочного погашения долга либо обратиться непосредственно к кредитору с проставлением подписи о принятии заявления на втором экземпляре. Данный документ будет подтверждать добросовестность поведения должника при возникновении спора.

При возникновении споров, связанных с предоставлением гражданам услуг кредитования, следует помнить, что кредитование является финансовой услугой, а права заемщика, занимающего денежные средства в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, подпадаю- под защиту законодательства о защите прав потребителей.

Согласно ч. 2 ст. 12 Закона о защите прав потребителей исполнитель, не предоставивший потребителю полной и достоверной информации о товаре (работе услуге), несет ответственность, предусмотренную п. 1 ст. 29 Закона, за недостатки услуги, возникшие вследствие отсутствия у него такой информации. Согласи» п. 1 ст. 29 Закона потребитель при обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги) вправе по своему выбору потребовать соответствующего уменьшения цены оказанной услуги. В связи с этим заемщик-потребитель вправе потребовать полного снижения процентов (проценты являются ценой оказываемой услуги банка за предоставление денежных средств) за время, в течение которого он фактически не пользовался заемными средствами. Иными словами, если досрочное погашение долга происходит в середине платежного периода, то проценты следует исчислять за половину, а не за весь аннуитетный период (за весь платежный месяц). При этом, бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, лежит на исполнителе (в данном случае — на банке), а не на потребителе. Банк должен перед внесение суммы для досрочного погашения доказать факт предоставления заемщику полной информации о сумме для досрочного погашения. Поэтому отказ банков в предоставлении аудиозаписи телефонных переговоров с заемщиками в связи с истечением сроков их хранения должно толковаться как непредставление доказательств предоставления полной и достоверной информации об оказываемых им финансовых услугах заемщикам-потребителям, в том числе и услугах по принятию досрочного погашения долга.

Другой проблемой досрочного погашения долга является указание в кредитном договоре условия о возможности досрочного погашения кредита заемщиком лишь после истечения определенного времени со дня заключения договора. Такие условия договоров не соответствуют действующему законодательству.

Это вытекает из смысла п. 2 ст. 810 ГК РФ, согласно которому сумма займа, предоставленного под проценты заемщику-гражданину для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, может быть возвращена заемщиком-гражданином досрочно полностью по частям при условии уведомления об этом заимодавца не менее чем за 30 дней до дня такого возврата.

Таким образом, если ранее требовалось согласие заимодавца для досрочного возврата долга, то сегодня требуется лишь уведомить его не позднее чем за 30 дней дня предполагаемого погашения долга и банк не вправе отказаться принимать либо иным образом ограничивать досрочное исполнение заемщиком-гражданином обязательств по кредитному договору.

Право досрочного погашения гражданином-заемщиком долга перед банком признается также и судебной практикой. При этом стоит отметить, что акты судебного толкования вовсе исключают любые ограничения досрочного погашения долга гражданином-заемщиком и полагают данное право безусловным.

Законодательство о защите прав потребителей в сфере оказания услуг исходит из того, что в отношениях с участием потребителя последнему предоставляется право отказаться от исполнения обязательств по договору, возвратив контрагенту все полученное по сделке и возместив фактически понесенные им расходы (ст. 32 Закона о защите прав потребителей). Названное положение Закона подлежит применению к спорным правоотношениям сторон кредитного договора по аналогии (ст. 6 ГК РФ). Однако данное положение следует толковать в системной связи и применять совместно п. 2 ст. 810 ГК РФ, соблюдая условие об уведомлении кредитора.

Согласно п. 2 ст. 810 ГК РФ договором займа может быть установлен более короткий срок уведомления заимодавца о намерении заемщика возвратить денежные средства досрочно, т.е. менее чем за 30 дней. Говоря о диспозитивном праве сторон по определению меньшего срока досрочного погашения долга, хотим обратить внимание на интересную судебную практику, которая исходит из того, что фактически при обращении клиента в банк и осуществлении платежа он ставит в известность банк о своем намерении досрочно погасить долг по кредиту. Банк, принимая от заемщика денежные средства, своими конклюдентными действиями выражает согласие на принятие данной суммы платежа в качестве досрочного погашения кредита. С учетом данных обстоятельств суды полагают, что не имеется оснований считать, что банк возражает против досрочного погашения кредитной задолженности. Таким образом отсутствие возражения банка считается квалифицированным согласием на досрочное погашение долга.

Однако следует предупредить о том, что такое согласие должно соответствовать форме договора займа, т.е. носить письменный характер. В этом смысле доказыванию подлежит соблюдение письменности согласования с кредитором условия о более коротком сроке досрочного погашения долга. Здесь уместно ссылаться на кассовый ордер, выданный в день внесения всей суммы долга. Однако это не гарантирует признания судом соблюдения формы соглашения о более чем коротком 30-дневном сроке досрочного погашения.

То есть досрочное погашение носит уведомительный, а не разрешительный характер. При этом закон не устанавливает форму такого уведомления (письменная, устная, конклюдентными действиями и т.п.).

Закон не устанавливает обязанности заемщика перед досрочным погашением при условии, что оно производится не менее чем за 30 дней до дня такого возврата, подавать письменное заявление, получить справку о задолженности, разрешение либо иной документ.

Если же договор допускает погашение долга раньше чем за 30 дней, то необходимо соблюсти порядок такого погашения, установленного договором, который может содержать условие о необходимости подачи заявления о досрочном погашении, получения справки о задолженности или разрешения.

Заемщик не должен определять сумму досрочного погашения исключительно через банк, поскольку закон не лишает заемщика (как и любого иного должника но любому гражданско-правовому обязательству) права на самостоятельное определение объема своих обязательств, проверки достоверности представляемой информации о них, проверки добросовестности поведения контрагента при принятии исполнения обязательства должником.

Заемщик вправе самостоятельно произвести расчет суммы для досрочного погашения и сравнить с расчетом, представленным банком. Расчет определяется из суммы оставшегося основного долга и процентов за фактическое пользование.

Возникают сложности и при определении процентов перед досрочным погашением. Банки ссылаются на то, что проценты подлежат уплате за весь текущий процентный период (даже если в течение этого периода долг уже находился на счете банка). Представляется, что такая позиция необоснованна, поскольку не соответствует п. 4 ст. 809 ГК РФ, согласно которому заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов по договору займа, начисленных включительно только до дня возврата суммы займа полностью или ее части. Проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами, подлежат уплате только за период с даты выдачи кредита и до даты его полного возврата. Взыскание процентов за период, в котором пользование суммой не осуществлялось, не может происходить по правилам названной нормы. Плата за период, в котором заемщик не пользовался средствами, представляется несправедливой, поскольку денежные средства поступают в полное распоряжение банка, а заемщик перестает ими пользоваться. При этом с момента их внесения в кассу никто не препятствует банку дальнейшему их кредитованию другим клиентам.

Если с названной представителем банка суммой досрочного погашения долга потребитель не согласен, то он вправе узнать, из чего складывается указанная сумма. Таким образом, для избежания проблем, связанных с досрочным погашением долга перед банком, следует соблюдать следующие основные правила:

письменно уведомлять банк не менее чем за 30 дней до дня погашения;письменно согласовывать более короткие сроки, если банк на это согласен;перед произведением досрочного погашения долга проверить правильность расчета процентов по день фактического пользования (внесения на счет);получать письменное подтверждение банка о факте полного погашения долга.

Использованы материалы статьи Балкарова А.Б., журнал «Советник юриста» № 10, 2013

ВС РФ отказал в возврате премии при досрочном погашении кредита

Вчера Верховный суд РФ поддержал Сбербанк в споре с заемщицей о возврате части страховой премии после досрочного погашения кредита. Договор страхования должен действовать до указанной в нем даты, если клиент не расторг его в первые 14 дней, отметил суд.

Ирина Хохлова заключила с ПАО «Сбербанк России» кредитный договор. По ее словам, одним из условий получения кредита было страхование жизни и здоровья заемщика в компании «Сбербанк страхование жизни». Поэтому женщина подала заявление на заключение договора коллективного страхования.

Хохлова досрочно погасила всю задолженность по кредиту. Согласно правилам страхования заемщиков Сбербанка, участие клиента в программе страхования автоматически прекращается при полном исполнении обязательств перед банком по кредитному договору (пункт 4.1 условий участия в программе коллективного добровольного страхования жизни и здоровья заемщиков Сбербанка России). При этом, согласно данным условиям, банк должен произвести частичный возврат денежных средств, внесенных клиентом в качестве платы за подключение к программе страхования.

Ирина Хохлова обратилась в Сбербанк с заявлением о возврате страховой премии в связи с досрочным исполнением обязательств перед банком. Однако банк отказал ей, сообщив о том, что договор страхования продолжает действовать. По словам сотрудников банка, женщина была застрахована по другой программе, не предусматривающей возврата страховой премии при досрочном погашении кредита.

Клиентка обратилась в Бологовский городской суд с требованием досрочно расторгнуть договор страхования, взыскать с банка плату за подключение к программе страхования, штраф, неустойку и компенсацию морального вреда.

В ходе рассмотрения дела она подала заявление об изменении иска, согласно которому банк не довел до нее сведения о размере комиссии за подключение к программе страхования. В связи с этим женщина просила признать уплаченное вознаграждение банку неосновательным обогащением. Также она сообщила, что не подписывала заявления о присоединении к программе страхования (хотя изначально указывала в иске, что направляла такое заявление банку).

4 апреля 2017 г. Бологовский городской суд отказал ей в удовлетворении требований. Согласно судебному решению, доводы Хохловой о том, что сотрудник банка не разъяснил ей составляющие платы за страхование, не могут быть признаны состоятельными. Заемщица обладала полной информацией о предложенной ей услуге и добровольно согласилась на ее приобретение по согласованной с банком цене, отметил суд. Она имела возможность обратиться за разъяснениями о стоимости составных частей услуги, равно как и могла отказаться от нее, поскольку присоединение к договору коллективного страхования не было поставлено в зависимость от заключения с ней кредитного договора, следует из решения суда.

Кроме того, суд подчеркнул, что при досрочном погашении задолженности по кредиту данный договор страхования продолжает действовать в отношении застрахованного до окончания определенного в договоре срока или до исполнения страховщиком своих обязательств по выплате возмещения при наступлении страхового случая. При этом возврат суммы страховой премии был возможен только в течение 14 дней после заключения договора страхования, отметил суд.

В декабре 2017 г. Ирина Хохлова обратилась в судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда РФ с кассационной жалобой. 6 марта 2018 г. ВС РФ оставил жалобу без удовлетворения, поддержав решение суда первой инстанции.

Заемщику возвращают премию // При досрочном погашении кредита страхование прекращается автоматически, указал Верховный суд

Гражданская коллегия Верховного суда (ВС) решила распространенную проблему, с которой сталкиваются заемщики, досрочно погасившие кредит. Страховщики зачастую предлагают им в таком случае добровольно отказаться от страхования. Это позволяет им удерживать значительную часть страховой премии или вообще не возвращать ее. В опубликованном на прошлой неделе определении ВС такой подход признан неверным. Договор страхования при досрочном погашении кредита прекращается в силу закона, потому что страховая сумма становится равной нулю и исчезает страховой риск. Гражданский кодекс (ГК) позволяет в таком случае вернуть страховую премию пропорционально оставшемуся сроку страхования.

Татьяна Голубева просит ООО «Росгосстрах-Жизнь» вернуть 128 тыс. руб. — часть страховой премии. Договор личного страхования ей пришлось заключить при получении кредита в ОАО «Плюс Банк». Долг по кредиту она выплатила досрочно. Татьяна Голубева решила, что в этой ситуации страхового риска уже нет, а обязанность страховщика по выплате при наступлении страхового случая фактически прекратилась. Значит, часть премии компания должна вернуть. Это, по мнению Татьяны Голубевой, позволяют сделать правила ст. 958 ГК. В п. 3 статьи сказано, что если страхование прекратилось не в связи со страховым случаем (например, гибель имущества или прекращение предпринимательской деятельности), страховая компания выплачивает только часть премии, пропорциональную времени, пока действовал договор страхования. Но «Росгосстрах-Жизнь» отказалась возвращать деньги. По правилам программы индивидуального страхования 50% от премии Татьяна Голубева могла бы получить, если бы уведомила страховщика о расторжении в течение 45 дней с начала действия договора и предоставила соответствующие документы (подтверждение погашения кредита, заявление о расторжении договора).

Первая инстанция и апелляция пришли к выводу, что договор страхования не прекратился, и отказали Татьяне Голубевой в удовлетворении требований. По мнению судов, досрочная выплата кредита не является основанием для прекращения страхования и для возврата премии. В статье 958 ГК такого основания нет. Погашение кредита не означает, что отпала возможность наступления страхового случая, а страховой риск прекратился.

Гражданская коллегия ВС с этим не согласилась (дело было рассмотрено 22 мая). По мнению коллегии, выплату кредита досрочно можно считать иным, чем страховой случай, обстоятельством, с которым ГК связывает прекращение договора страхования и возникновение права требовать возврата части премии. По условиям договора страхования страховая сумма была равна сумме кредита и уменьшалась по мере его погашения. Выплата кредита прерывает отношения по защите имущественных интересов, связанных с причинением вреда здоровью Татьяны Голубевой. После погашения кредита страховая сумма равна нулю, значит, страхование от несчастного случая лишается всякого смысла. На страховую компанию в таком случае невозможно возложить обязанность по страховой выплате. Следовательно, действие договора страхования прекратится, а страховщик имеет право получить назад часть страховой премии.

Гражданская коллегия ВС отменила решение апелляции по делу и отправила спор на новое рассмотрение в ту же инстанцию.

Популярное:

  • Ст 23 закона рф о страховании Об общеобязательном государственном социальном страховании на случай безработицы Статья 23. Размер пособия по безработице 1. Застрахованным лицам, указанным в части первой статьи 22 настоящего Закона, размер пособия по безработице определяется в процентах к их средней заработной платы […]
  • Вы можете заказать дополнительные услуги Дополнительные услуги Уважаемые клиенты, для Вашего удобства мы рады предоставить Вам дополнительные услуги: - Страхование в Визовом Центре Вы можете оформить полис медицинского страхования для выезжающих за рубеж непосредственно в Визовом Центре (за исключением лиц, старше 75 лет) […]
  • Продажа земельного участка в калининском районе Купить земельный участок в Калининском районе Вчера 10:32 | Большой участок в Калининском районе Цена за сотку: 15 000 руб. Продам земельный участок – земли населенных пунктов, д. Нестерово, Калининский р-он, Верхневолжское с/п, 54 км от г. Тверь. Площадь участков 100 соток, ровный, […]
  • Мировое соглашение в арбитражный суд образец ЮрФинансКонсалтинг В Арбитражный суд Волгоградской Судье Самсонову В. А. МИРОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ г. Волгоград ХХ.ХХ.ХХ г. ООО «ХХХХ», именуемое в дальнейшем «Ответчик», с одной стороны и ООО «0000», именуемое в дальнейшем "Истец", с другой стороны, являющиеся сторонами дела по иску о […]
  • Закон о двойном гражданстве от 4 августа 2014 Сегодня вступает в силу закон об обязанности россиян сообщать о наличии у них иностранного гражданства Сегодня вступил в силу Федеральный закон от 4 июня 2014 г. № 142-ФЗ "О внесении изменений в статьи 6 и 30 Федерального закона "О гражданстве Российской Федерации" и отдельные […]
  • Имущественный вычет за долю ребенка Имущественный вычет за ребенка Добрый день. В 2007 использовал право на имущественный вычет полностью. В 2014 купил и оформил на несовершеннолетнего ребенка еще квартиру (100% доли). В налоговой отказывают в имущественном вычете за ребенка, ссылаясь на то, что на момент совершеннолетия […]