Статья 922. Хранение ценностей в индивидуальном банковском сейфе

1. Договором хранения ценностей в банке может быть предусмотрено их хранение с использованием поклажедателем (клиентом) или с предоставлением ему охраняемого банком индивидуального банковского сейфа (ячейки сейфа, изолированного помещения в банке).

По договору хранения ценностей в индивидуальном банковском сейфе клиенту предоставляется право самому помещать ценности в сейф и изымать их из сейфа, для чего ему должны быть выданы ключ от сейфа, карточка, позволяющая идентифицировать клиента, либо иной знак или документ, удостоверяющие право клиента на доступ к сейфу и его содержимому.

Условиями договора может быть предусмотрено право клиента работать в банке с ценностями, хранимыми в индивидуальном сейфе.

2. По договору хранения ценностей в банке с использованием клиентом индивидуального банковского сейфа банк принимает от клиента ценности, которые должны храниться в сейфе, осуществляет контроль за их помещением клиентом в сейф и изъятием из сейфа и после изъятия возвращает их клиенту.

3. По договору хранения ценностей в банке с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа банк обеспечивает клиенту возможность помещения ценностей в сейф и изъятия их из сейфа вне чьего-либо контроля, в том числе и со стороны банка.

Банк обязан осуществлять контроль за доступом в помещение, где находится предоставленный клиенту сейф.

Если договором хранения ценностей в банке с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа не предусмотрено иное, банк освобождается от ответственности за несохранность содержимого сейфа, если докажет, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома клиента был невозможен либо стал возможным вследствие непреодолимой силы.

4. К договору о предоставлении банковского сейфа в пользование другому лицу без ответственности банка за содержимое сейфа применяются правила настоящего Кодекса о договоре аренды.

Комментарий к Ст. 922 ГК РФ

1. В комментируемой статье речь идет о двух существенно отличающихся друг от друга договорах:

1) договор хранения с использованием поклажедателем (клиентом) индивидуального банковского сейфа (ячейки сейфа, изолированного помещения в банке);

2) договор хранения с предоставлением поклажедателю (клиенту) индивидуального банковского сейфа (ячейки сейфа, изолированного помещения в банке).

Общее для этих договоров — и в том и в другом случае поклажедатель (клиент) пользуется индивидуальным банковским сейфом (ячейкой, помещением). Во всем остальном соответствующие отношения различаются.

2. Пользование индивидуальным банковским сейфом выражается в том, что поклажедатель (клиент) сам помещает ценности в сейф и изымает их из сейфа.

На практике обычно с поклажедателем заключается договор путем составления одного документа, подписанного сторонами. Клиенту выдается ключ от сейфа (ячейки). Доступ к сейфу допускается при предъявлении клиентом документа, удостоверяющего личность.

Клиент вправе уполномочить третье лицо на пользование банковским сейфом путем выдачи доверенности. Нередко договором хранения предусматривается, что такая доверенность должна совершаться в нотариальной форме .

———————————
См. об этом: Представительство и доверенность: Постатейный комментарий к главе 10 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2009.

3. Индивидуальный банковский сейф, предоставленный клиенту, используется для хранения денежных средств, ценных бумаг, драгоценных камней и металлов, иных драгоценных вещей, других ценностей и документов.

Как правило, в договоре устанавливается запрет на хранение в сейфе отдельных предметов. К их числу относятся предметы биологического происхождения, оружие, боеприпасы, взрывоопасные, легковоспламеняющиеся, наркотические, токсичные, радиоактивные и иные вещества, способные оказать вредоносное влияние на организм человека и состояние окружающей среды, способное нанести вред сотрудникам банка, его помещениям, охранным системам и т.д. Обычно запрещается хранить в сейфе также вещи, изъятые из оборота и ограниченно оборотоспособные .

———————————
См. об этом: Объекты гражданских прав: Постатейный комментарий к главам 6, 7 и 8 Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: Статут, 2009.

Договором может предусматриваться право банка вскрыть сейф в случае хранения в нем запрещенных предметов. При этом договором устанавливается процедура такого (принудительного) вскрытия (создается комиссия, составляется акт и пр.).

4. По договору хранения с предоставлением клиенту индивидуального сейфа клиент может помещать ценности в сейф и изымать их вне чьего-либо контроля, в том числе и со стороны работников банка.

5. Банки устанавливают регламент обслуживания клиентов (так, определяется режим работы сейфовой комнаты (например, с 9.00 до 16.00 ежедневно), устанавливается продолжительность нахождения в сейфовой комнате (например, не более пяти минут) и т.д.).

6. Поскольку помещение ценностей в сейф и их изъятие происходят вне чьего-либо контроля, постольку банку неизвестно, какие именно предметы помещены в сейф. Это общее правило. Однако с помощью специального оборудования (без вскрытия сейфа) может быть установлено, что в сейфе хранятся радиоактивные вещества, боеприпасы и пр.

7. Банк обязан не допускать кого-либо к сейфу без ведома клиента. И не более того. Он не принимает какие-либо вещи на хранение (он охраняет сейф). К такому договору применяются нормы гражданского законодательства об аренде. Клиенту предоставляется во временное пользование имущество (индивидуальный банковский сейф) за плату (ст. ст. 606 — 625 ГК). Поэтому логично, что банк не отвечает за несохранность содержимого сейфа, если докажет, что доступ к сейфу кого-либо без ведома клиента был невозможен. Справедливости ради надо отметить, что клиент, как правило, не может доказать сам факт несохранности содержимого сейфа (ведь помещение ценностей в сейф и изъятие из сейфа происходят вне чьего-либо контроля).

Теоретически мыслимо и закон (абз. 3 п. 3 и п. 4 комментируемой статьи) допускает, что и при предоставлении индивидуального банковского сейфа клиенту банк принимает на себя ответственность за содержимое сейфа. Однако договоры такого рода не встречаются. И это естественно, поскольку принятие банком на себя ответственности за содержание сейфа противоречило бы существу отношений, — банк не принимает вещи на хранение, он лишь предоставляет сейф, ему неизвестно, что находится в сейфе.

Под непреодолимой силой в гражданском праве понимается чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (п. 1 ст. 202, п. 3 ст. 401 ГК). Исходя из этого определения, следует выделять признаки непреодолимой силы.

Во-первых, это обстоятельство чрезвычайное — совершенно необычное, из ряда вон выходящее, непредсказуемое. Поэтому, предположим, наводнения, случающиеся в том или ином месте систематически, не обладают характером чрезвычайности, в связи с чем не признаются непреодолимой силой. Если же произошло наводнение там, где его никогда не было или оно значительно более разрушительно в сравнении с тем, что было ранее, то такое наводнение может быть признано непреодолимой силой.

Во-вторых, это обстоятельство непредотвратимое.

В-третьих, это обстоятельство непредотвратимое при данных условиях, т.е. оно в принципе может быть и могло быть предотвращено, но это невозможно было в данной конкретной ситуации.

К обстоятельствам непреодолимой силы в связи с рассматриваемыми вопросами следует относить различные стихийные бедствия (землетрясения, ураганы и т.д.), в результате воздействия которых стал возможным несанкционированный доступ третьих лиц (посторонних) к сейфу.

Таким образом, банк освобождается от ответственности только в названных двух случаях, указанных в абз. 3 п. 3 комментируемой статьи. Если несохранность содержимого сейфа обусловлена иными причинами, банк несет ответственность. Даже если гибель или повреждение имущества произошли случайно (если, конечно, клиенту удастся доказать факт утраты или повреждения имущества).

8. В п. 2 комментируемой статьи речь идет о гораздо менее распространенном договоре хранения — с использованием поклажедателем индивидуального банковского сейфа.

Как представляется, это обычный договор хранения. Его своеобразие лишь в том, что на одной стороне выступает профессиональный хранитель — банк и ценности помещаются в индивидуальный банковский сейф. Следует отметить, что словесное воплощение соответствующей нормы достаточно противоречиво. С одной стороны, указывается, что банк принимает ценности, возвращает их клиенту. А с другой стороны, говорится об осуществлении контроля за помещением клиентом ценностей в сейф. Думается, не стоит этим неточностям придавать большое значение. Важно, что в этом случае банк принимает вещи (деньги, ценные бумаги, документы и пр.) на хранение и отношения сторон регулируются нормами гражданского законодательства о хранении.

Коап рф ст 922

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 9.22 КоАП РФ. Нарушение порядка полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии, порядка ограничения и прекращения подачи тепловой энергии..

Кодекс РФ об административных правонарушениях:

Статья 9.22 КоАП РФ. Нарушение порядка полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии, порядка ограничения и прекращения подачи тепловой энергии, правил ограничения подачи (поставки) и отбора газа либо порядка временного прекращения или ограничения водоснабжения, водоотведения, транспортировки воды и (или) сточных вод

1. Нарушение потребителем электрической энергии введенного в отношении его полного или частичного ограничения режима потребления электрической энергии при сохранении обстоятельств, послуживших основанием для введения такого ограничения, невыполнение потребителем электрической энергии требования о самостоятельном ограничении режима потребления электрической энергии, предъявленного ему в соответствии с установленным законодательством об электроэнергетике порядком полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии, либо необеспечение потребителем электрической энергии в предусмотренных указанным порядком случаях доступа представителей сетевой организации или иного лица, обязанного осуществлять действия по введению ограничения режима потребления электрической энергии, к принадлежащим потребителю энергопринимающим устройствам —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок от двух до трех лет; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

2. Невыполнение сетевой организацией или иным лицом, обязанным осуществлять действия по введению ограничения или возобновлению режима потребления электрической энергии в отношении потребителя электрической энергии, требований о введении такого ограничения (за исключением требований о введении ограничения режима потребления электрической энергии в целях предотвращения или ликвидации аварийного электроэнергетического режима) или требований о выполнении организационно-технических мероприятий, которые необходимы для возобновления снабжения электрической энергией потребителя, предъявленных в соответствии с установленным законодательством об электроэнергетике порядком полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии, при отсутствии предусмотренных указанным порядком обстоятельств, препятствующих введению такого ограничения или возобновлению режима потребления электрической энергии, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок от двух до трех лет; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

3. Невыполнение потребителем электрической энергии, ограничение режима потребления электрической энергии которого может привести к экономическим, экологическим или социальным последствиям, определенных в установленном законодательством об электроэнергетике порядке мероприятий, обеспечивающих готовность потребителя электрической энергии к введению в отношении его полного ограничения режима потребления электрической энергии и предотвращение наступления экономических, экологических или социальных последствий вследствие введения такого ограничения режима потребления, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок от двух до трех лет; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

4. Нарушение потребителем электрической энергии или субъектом электроэнергетики установленных законодательством об электроэнергетике требований о составлении актов согласования технологической и (или) аварийной брони и направлении их для подписания в сетевую организацию или иному лицу, к объектам электросетевого хозяйства (энергетическим установкам) которых осуществляется (осуществлено) технологическое присоединение энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики указанного потребителя электрической энергии или субъекта электроэнергетики, либо нарушение сетевой организацией или иным лицом, к объектам электросетевого хозяйства (энергетическим установкам) которых осуществляется (осуществлено) технологическое присоединение, сроков и порядка согласования уровня технологической и (или) аварийной брони —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до ста тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

5. Нарушение потребителем тепловой энергии введенного в отношении его полного или частичного ограничения режима потребления тепловой энергии (мощности) и (или) теплоносителя при сохранении обстоятельств, послуживших основанием для введения такого ограничения, невыполнение потребителем тепловой энергии требования о самостоятельном ограничении режима потребления тепловой энергии (мощности) и (или) теплоносителя, предъявленного ему в соответствии с установленным законодательством о теплоснабжении порядком ограничения и прекращения подачи тепловой энергии, либо необеспечение потребителем тепловой энергии в предусмотренных указанным порядком случаях доступа представителей теплосетевой организации или иного лица, обязанного осуществлять действия по введению ограничения или прекращению подачи тепловой энергии (мощности) и (или) теплоносителя, к принадлежащим потребителю теплопотребляющим установкам —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок от двух до трех лет; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

6. Невыполнение теплосетевой организацией или иным лицом, обязанным осуществлять действия по ограничению, прекращению, возобновлению подачи тепловой энергии (мощности) и (или) теплоносителя, требований об осуществлении таких действий, предъявленных в соответствии с установленным законодательством о теплоснабжении порядком ограничения и прекращения подачи тепловой энергии, при отсутствии предусмотренных указанным порядком обстоятельств, препятствующих осуществлению таких действий, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок от двух до трех лет; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

7. Нарушение потребителем газа введенного в отношении его полного или частичного ограничения режима потребления газа при сохранении обстоятельств, послуживших основанием для введения такого ограничения, либо невыполнение потребителем газа требования о самостоятельном ограничении режима потребления газа, предъявленного ему в соответствии с установленными законодательством о газоснабжении правилами ограничения подачи (поставки) и отбора газа, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок от двух до трех лет; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

8. Нарушение абонентом организации, осуществляющей горячее водоснабжение, холодное водоснабжение и (или) водоотведение, введенного в отношении его режима временного прекращения или ограничения водоснабжения и (или) водоотведения при сохранении обстоятельств, послуживших основанием для такого прекращения или ограничения, либо невыполнение указанным абонентом или лицом, к водопроводным и (или) канализационным сетям которого присоединены объекты водоснабжения и (или) водоотведения абонента, требования об отсоединении объектов водоснабжения и (или) водоотведения абонента от централизованной системы водоснабжения и (или) водоотведения, предъявленного указанным абоненту или лицу в соответствии с установленным законодательством в сфере водоснабжения и водоотведения порядком временного прекращения или ограничения водоснабжения, водоотведения, транспортировки воды и (или) сточных вод, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок от двух до трех лет; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

9. Нарушение организацией, осуществляющей горячее водоснабжение, холодное водоснабжение и (или) водоотведение, либо транзитной организацией установленного законодательством в сфере водоснабжения и водоотведения порядка временного прекращения или ограничения водоснабжения, водоотведения, транспортировки воды и (или) сточных вод —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок от двух до трех лет; на юридических лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.

Вернуться к оглавлению : КоАП РФ с последними изменениями (в действующей редакции)

Мониторинг правоприменения

Ответственность банка за необеспечение сохранности ценностей в индивидуальном банковском сейфе

  • размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта
  • Печать

доцент кафедры коммерческого права СПбГУ Петров Д.А.

Гражданско-правовые отношения, возникающие в связи помещением в индивидуальный банковский сейф или ячейку сейфа или изолированного помещения в банке (далее – сейф), регулируются нормами о договоре хранения или аренды. Если в силу неправомерных действий третьих лиц имущество из сейфа пропало, то должен ли банк нести ответственность за это?
Правовая квалификация договора, опосредующего помещение ценностей в индивидуальный банковский сейф.
Кредитные организации, обеспечивая клиенту возможность помещения ценностей в сейф и изъятия их из сейфа вне чьего-либо контроля, в том числе и со стороны банка, обязуясь осуществлять контроль за доступом в помещение, где находится предоставленный клиенту сейф, препятствуя к проходу к сейфу лиц, не уполномоченных на то клиентом, могут опосредовать возникающие при этом отношения договором хранения ценностей в банке с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа (абз.1, 2 п.3 ст.922 ГК РФ). Поскольку в этом случае предмет хранения не объявляется, поклажедатель будет вынужден отказаться от гарантированного законом права на возврат предмета хранения (или возмещения его стоимости), принимая на себя обязанность по доказыванию утраты предмета хранения.
Подобная организация хранения имущества в сейфе предполагает возможность освобождения банка от ответственности за сохранность содержимого сейфа, если соответствующее условие будет включено в текст договора. При этом складывающаяся судебная практика требует наличие в тексте договора прямого указания о наличии или отсутствии ответственности банка за содержимое сейфа (определение Верховного Суда РФ от 07.12.2010 № 78-В10-31; постановление президиума Ленинградского областного суда от 01.07.2011 № 44г-23/2011; определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.10.2011 № 33-14900).
Но в подавляющем большинстве случаев используется конструкция договора аренды сейфа, поскольку к договору о предоставлении банковского сейфа в пользование другому лицу без ответственности банка за содержимое сейфа применяются правила ГК РФ о договоре аренды (п.4 ст.922 ГК РФ).
В этом случае освобождение банка от ответственности должно быть сопряжено с включением в текст договора условия о предоставлении сейфа в пользование клиенту без всякой ответственности банка за содержимое сейфа и за охрану самого сейфа.
Такой вывод следует из толкования п.4 ст.922 ГК РФ о том, что банк в рамках правоотношений, вытекающих из хранения, при отсутствии иных указаний в договоре несет ответственность за сохранность содержимого ячейки и может быть освобожден от нее, только если докажет, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома клиента был невозможен либо стал возможным вследствие непреодолимой силы (апелляционное определение Московского городского суда от 28.06.2012 по делу № 11-11970).
Ситуацию, при которой банк указывает в договоре о сложении с себя ответственности за содержимое сейфа с одновременным оставлением за собой обязанности по обеспечению охраны сейфа, законом не предусмотрено, что позволяет предположить о существовании отношений по охране сейфа в этом случае.
В судебной практике встречается и иная позиция. В ситуации, когда в тексте договора аренды было предусмотрено, что банк не несет ответственности за сохранность содержимого сейфа, но при этом несет ответственность за сохранность сейфа, в удовлетворении иска о возмещении ущерба, причиненного банком вследствие ненадлежащего исполнения обязательств по договору аренды индивидуального банковского сейфа, было отказано, поскольку в силу действующего законодательства банк не несет ответственности за сохранность содержимого сейфа (апелляционное определение Московского городского суда от 20.02.2013 по делу № 11-1090).
Однако, буквальное толкование абз.3 п.3 ст.922 ГК РФ, устанавливающего законные основания освобождения банка от ответственности за несохранность содержимого сейфа, позволяет в договоре предусмотреть иное. Пункт 4 ст.922 ГК РФ императивно квалифицирует отношения без ответственности банка за содержимое сейфа в качестве арендных. Следовательно, сам факт включения в договор условия о снятии с банка ответственности за несохранность содержимого сейфа должен влечь квалификацию отношений в качестве арендных, а не отношений по хранению.
Тем не менее, если проникновение в хранилище и вскрытие сейфа были осуществлены третьими лицами путем совершения противоправных действий, то суды применяют нормы о договоре хранения, а не аренды (определение Верховного Суда РФ от 07.12.2010 № 78-В10-31; постановление президиума Ленинградского областного суда от 01.07.2011 № 44г-23/2011).
У банка не возникает обязанности по возмещению убытков, причиненных в результате утраты содержимого банковского сейфа, если выемка содержимого ячейки производилась на основании судебного постановления, сомневаться в подлинности которого оснований у сотрудников банка не имелось (апелляционное определение Московского городского суда от 04.03.2013 по делу № 11-4127).
Банк как профессиональный хранитель.
В некоторых случаях кредитная организация, оказывающая услуги по предоставлению сейфа, признается в судебной практике профессиональным хранителем (например, определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.07.2011 № 33-10727). В силу абз.2 п.1 ст.901 ГК РФ профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.
И хотя банк по формальным основаниям в ряде случаев можно признать профессиональным хранителем, при решении вопроса об освобождении банка от ответственности за содержимое сейфа необходимо руководствоваться нормой абз.3 п.3 ст.922 ГК РФ, определяющей исключение из правового режима профессионального хранения, установленного абз.2 п.1 ст.901 ГК РФ, не допускающего закрепление договором оснований освобождения профессионального хранителя от ответственности.
Кроме того, необходимо различать оказание услуг по хранению и совершение кредитной организацией таких банковских сделок как предоставление в аренду физическим и юридическим лицам специальных помещений или находящихся в них сейфов для хранения документов и ценностей (п.5 ч.3 ст.5 Федеральный закон от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности»).
Поэтому правила о профессиональном хранителе применительно к ответственности банка за несохранность содержимого сейфа применению не подлежат.
Публичность договора.
В соответствии со ст.426 ГК РФ публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.).
Публичными являются не только те договоры, которые поименованы в качестве таковых в нормативных правовых актах (в первую очередь, в ГК РФ), но и те договоры, которые формально соответствуют критериям, определенным в п.1 ст.426 ГК РФ.
Тем не менее, в судебной практике представлена правовая позиция, согласно которой договор аренды индивидуального банковского сейфа не относится к публичным договорам (не является услугой, которые кредитная организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится), поскольку в ст.922 ГК РФ, ни в главе 34 ГК РФ «Аренда» не указано, что договор аренды индивидуального банковского сейфа является публичным (в отличие, например, от договора проката, на что прямо указано в п.3 ст.626 ГК РФ) (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2013 по делу № А56-70140/2012).
Применение законодательства о защите прав потребителей.
В соответствии с пунктами 1 и 4 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора; условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст.422 ГК РФ).
Согласно статье 9 Федерального закона от 26.01.1996 № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также правами, предоставленными потребителю Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.
Как разъяснено в п/п. «г» п.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» под услугой следует понимать действие (комплекс действий), совершаемое исполнителем в интересах и по заказу потребителя в целях, для которых услуга такого рода обычно используется, либо отвечающее целям, о которых исполнитель был поставлен в известность потребителем при заключении возмездного договора;
Согласно п.1 ст.16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
Включение в договор аренды индивидуального банковского сейфа ущемляющего права потребителей условия о том, что в случае досрочного расторжения договора по инициативе клиента внесенная вперед арендная плата не возвращается, является основанием для привлечения организации к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2013 по делу № А56-70140/2012).
Первая тенденция, сформировавшаяся в судебной практике, основана на наличии в тексте договора условия об освобождении банка от ответственности за сохранность содержимого сейфа в случае отсутствия признаков вскрытия и проникновения в сейф и помещение, в котором он хранится, а также в случае наступления обстоятельств непреодолимой силы. Следовательно, при наличии признаков вскрытия и проникновения в ячейку и помещение банка, последний несет ответственность за утрату содержимого сейфа. В иных ситуациях банк ответственности не несет.
Подобное частичное освобождение банка от ответственности позволило истолковать сложившиеся договорные отношения в качестве договора аренды и ограничить обязательства банка обязанностью по обеспечению исправности самой ячейки и ответственностью за последствия, которые вызваны недостатками переданного в аренду имущества (ст.621 ГК РФ) (см. решение Василеостровского районного суда г. Санкт-Петербурга от 14 сентября 2009 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 декабря 2009 г. №33-15294 по делу № 2-221/09). Однако Верховный Суд РФ в определении от 07.12.2010 № 78-В10-31 с таким толкованием не согласился.
Если следов вскрытия на сейфе нет, то банк считается обеспечившим сохранность и целостность сейфа (определение Санкт-Петербургского городского суда от 09.02.2011 № 1766; определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28.05.2012 №33-11034).
Если сейф сохранил целостность, а замки работоспособность, но деформирована инкассаторская сумка, в которой находились утраченные денежные средства, имеются признаки вскрытия замка с помощью нештатных приспособлений, отсутствует дубликат ключа от ячейки, то банк привлекается к ответственности за несохранность содержимого сейфа (решение Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 02.02.2012 по делу № 2-10/2012).
Вторая тенденция связана с включением в текст договора на пользование сейфом следующих условий: банк не осуществляет контроль над вложениями арендаторами имущества в сейф, не принимает опись с перечислением имущества, не ведет учет сведений о содержании сейфа; банк не несет ответственности за сохранность содержимого сейфа; банк обязан обеспечить неприкосновенность и исправность сейфа с находящимися в нем ценностями и осуществление контроля доступа физических лиц в помещение, где находится предоставленный арендаторам сейф (определения Санкт-Петербургского городского суда от 14.07.2011 № 33-10727; от 03.10.2011 № 33-14900).
Принципиальным отличием от первой тенденции является отсутствие в договоре условия о принятии на себя банком ответственности за сохранность содержимого сейфа в случае наличия признаков вскрытия и проникновения в сейф и помещение, в котором он хранится. При этом сохранена более общая обязанность по обеспечению неприкосновенности и исправности сейфа с находящимися в нем ценностями и осуществление контроля доступа физических лиц в помещение.
Тем не менее, в рассматриваемом случае при наличии в договоре двух взаимоисключающих условий (банк не несет ответственности за сохранность содержимого сейфа и банк обязался обеспечить неприкосновенность и исправность сейфа с находящимися в нем ценностями) суды считают неустановленным условие об освобождении банка от ответственности.
Хищение как непреодолимая сила.
Вскрытие сейфа и проникновение в сейф и помещение третьих лиц не может квалифицироваться в качестве непреодолимой силы (п.3. ст.401 ГК РФ). Исчерпывающего перечня такого рода обстоятельств не существует и, оценивая их влияние на поведение участников договора, принимается во внимание возможность или невозможность осуществления контроля над такими событиями. Такого рода препятствия имеют непредвиденный и непреодолимый характер, находятся вне контроля ответственного лица, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения обязанностей (определение Санкт-Петербургского городского суда от 14.07.2011 № 33-10727).
В большинстве случаев суды исходят из того, что для квалификации какого-либо обстоятельства как непреодолимой силы необходимо установление совокупности двух признаков – непредотвратимости и чрезвычайности, что следует из п.3 ст.401 ГК РФ (см., например, постановление Президиума ВАС РФ 21.06.2012 № 3352/12 по делу № А40-25926/2011-13-230).
Преступность, признаваемая в доктрине права социально обусловленным явлением, присущим любому обществу, характеризуется количественными и качественными показателями, в той или иной степени поддающимися не только прогнозированию, но и предотвращению. Хищение третьими лицами имущества из сейфа (преступление), находясь вне контроля банка, непредотвратимо субъективно, но не объективно, т.к. позволяет принять меры, направленные на минимизацию риска его совершения.
Поэтому преступление в судебной практике не рассматривается в качестве непреодолимой силы и не квалифицируется в качестве основания для освобождения от ответственности (см., например, постановления ФАС СЗО от 21.06.2012 по делу № А56-23943/2011, ФАС ПО от 20.12.2005 № А72-2670/05-26/153, 14ААС от 19.01.2010 по делу № А05-14424/2009, и др.).
Даже отнесение в договоре преступления к обстоятельствам форс-мажора не всегда расценивается как основание для освобождения от ответственности (пост. ФАС МО от 12.02.2004 № КГ-А40/146-04).
Доказывание убытков в виде стоимости утраченных из индивидуального банковского сейфа ценностей.
В обоснование размера убытков (похищенного из сейфа), вызванных ненадлежащим исполнением банком обязательств по обеспечению сохранности содержимого сейфа, используются следующие доказательства:
• постановление следователя о признании клиента банка потерпевшим по уголовному делу;
• копии документов из материалов уголовного дела для установления факта совершения неправомерных действий в отношении банка, в результате которого неустановленные лица совершили хищение;
• доказательства помещения в сейф денежных средств (показания сотрудников банка, подтверждающих/опровергающих факт посещения хранилища; материалы видеосъемки; отметка в журнале посещений хранилища; справка банка о совершении операции по проверке банкнот перед помещением их в ячейку; квитанция об оплате пользования помещениями, где проводился пересчет денежных средств). Указанные обстоятельства в любом случае имеют косвенный характер не могут свидетельствовать о размере помещаемых в сейф денежных средств;
• показания свидетелей, которые могут подтвердить факт прохода клиента банка с пакетом с денежными средствами непосредственно в помещение, в котором установлены сейфы, и выход из этого помещения без пакета с денежными средствами. Однако, нельзя считать достаточными доказательства прохода клиента в помещения банка общего пользования (клиентский зал), из которого уже осуществляется проход в хранилище либо проход клиента с денежными средствами в сумке;
• показания свидетелей, которые могут подтвердить факт наличия денежных средств у клиента банка в определенном размере до их помещения в сейф
• документы, подтверждающие получение или существование денежных сумм (справка о совершении нотариальных действий; выписка операций по счету; документы о заключении и исполнении договора купли-продажи квартиры, во исполнение которого спорная денежная сумма была помещена им в сейф; договоры займа, расписки; справки о доходах, размере заработной платы и пр.);
• документы о действиях работников банка, в обязанности которых входило реагирование на противоправные действия третьих лиц;
• условия выдачи ключей клиенту, хранения дубликата выданного клиенту ключа и второго ключа от сейфа.
Вместе с тем, ни одно из названных доказательств не подтверждает факт совершения клиентом действий по вложению ценностей в сейф, поскольку банк обеспечивает клиенту возможность помещения ценностей в сейф и изъятия их из сейфа вне чьего-либо контроля, в том числе и со стороны банка. Банк обязан осуществлять контроль за доступом в помещение, где находится предоставленный клиенту сейф, но не контроль за помещаемыми в сейф денежными средствами. Поэтому в качестве доказательство помещения ценностей будут использоваться не прямые доказательства (акты описи ценностей, расписки в помещении ценностей в сейф и пр.), а косвенные.
Анализ судебной практики показал, что свидетельские показания о помещении в сейф денежных средств в обязательном порядке дополняются показаниями свидетелей, которые могут подтвердить факт прохода клиента банка с пакетом с денежными средствами непосредственно в помещение, в котором установлены сейфы, и выход из этого помещения без пакета с денежными средствами, а также документами, подтверждающими получение или наличие у истца взыскиваемых денежных сумм.

Энциклопедия решений. Нарушение порядка принятия бюджетных обязательств (ст. 15.15.10 КоАП РФ)

Нарушение порядка принятия бюджетных обязательств (ст. 15.15.10 КоАП РФ)

Принятие бюджетных обязательств в размерах, превышающих утвержденные бюджетные ассигнования (далее — БА) и (или) лимиты бюджетных обязательств (далее — ЛБО), за исключением случаев, предусмотренных бюджетным законодательством Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами, регулирующими бюджетные правоотношения , квалифицируется в качестве административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 15.15.10 КоАП РФ.

Перечень случаев, в которых допускается принятие бюджетных обязательств при осуществлении закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных (муниципальных) нужд в размерах, превышающих утвержденные ЛБО или в их отстутствие, установлен положениями п. 3 ст. 72 БК РФ.

Также положениями БК РФ, имеющего приоритетное значение по сравнению с иными нормативными правовыми актами различного уровня, входящими в соответствии со ст. 2 БК РФ в структуру бюджетного законодательства РФ, установлен механизм исполнения судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ, предусматривающий возможность принятия бюджетных обязательств сверх доведенных ЛБО. Таким образом, принятие бюджетных обязательств сверх ЛБО на основании судебных актов не может рассматриваться в качестве административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 15.15.10 КоАП РФ.

Согласно п. 3 ст. 219 БК РФ получатель бюджетных средств принимает бюджетные обязательства путем заключения государственных (муниципальных) контрактов, иных договоров с физическими и юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями или в соответствии с законом, иным правовым актом, соглашением.

При этом получатель бюджетных средств может принимать бюджетные обязательства не только в целях обеспечения выполнения функций казенных учреждений (ст. 70 БК РФ), но и в целях осуществления им иных полномочий (в частности, по предоставлению межбюджетных трансфертов, социальному обеспечению населения, предоставлению субсидий юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, физическим лицам). Особенности принятия бюджетных обязательств при осуществлении иных полномочий могут быть обусловлены требованиями федеральных законов, законов субъектов РФ, муниципальных правовых актов, либо прямо установлены положениями иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения. Соответственно, в качестве исключений, предусмотренных ст. 15.15.10 КоАП РФ, может рассматриваться принятие бюджетных обязательств в размерах, превышающих утвержденные БА и (или) ЛБО, не связанных с обеспечением выполнения функций казенных учреждений . Так, например, если казенное учреждение наделено отдельными государственными полномочиями по обеспечению мер социальной поддержки отдельных категорий населения, а механизм финансового обеспечения расходов на осуществление государственных полномочий предполагает ежемесячное доведение бюджетных ассигнований в сумме фактически начисленных учреждением выплат, принятие бюджетных обязательств (отражение в бюджетном учете сумм начисленной кредиторской задолженности) ранее доведения бюджетных ассигнований не может рассматриваться в качестве нарушения порядка принятия бюджетных обязательств.

В то же время к числу исключений не относится заключение соглашений о предоставлении средств из бюджета. Так например, в качестве нарушения порядка принятия бюджетных обязательств рассматривается заключение соглашений о предоставлении межбюджетных трансфертов при отсутствии доведенных в установленном порядке ЛБО (см., в частности, постановление мирового судьи 319 судебного участка Красногорского судебного района Московской области от 02.08.2016 по делу 5-387/2016).

Примечание

В силу п. 4 ст. 79 БК РФ бюджетным и автономным учреждениям, а также унитарным предприятиям могут быть переданы полномочия на осуществление бюджетных инвестиций. В рамках переданных полномочий бюджетные и автономные учреждения, а также унитарные предприятия заключают и исполняют контракты от имени публично-правового образования, а значит на них также распространяются требования п. 3 ст. 219 БК РФ.

Соответственно, при заключении государственного (муниципального) контракта в размерах, превышающих доведенные ЛБО, должностные лица бюджетных и автономных учреждений, а также унитарных предприятий, могут стать субъектом административной ответственности по ст. 15.15.10 КоАП РФ (см., например, решение Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики от 27.05.2016 по делу N 12-106/2016).

Наиболее распространенным основанием для привлечения к административной ответственности по ст. 15.15.10 КоАП РФ является принятие бюджетных обязательств сверх доведенных ЛБО при осуществлении закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных (муниципальных) нужд. При этом основанием для привлечения к административной ответственности по ст. 15.15.10 КоАП РФ может послужить как факт заключения договора (контракта) при отсутствии у получателя бюджетных средств доведенных ЛБО по соответствующему коду классификации расходов бюджетов (см., в частности, решение ВС Республики Хакасия от 26.04.2016 по делу N 7Р-88/2016, решение ВС Республики Калмыкия от 18.03.2016 по делу N 21-18/2016, решение Пермского краевого суда от 14.03.2016 по делу N 21-264/2016, решение Суда Еврейской автономной области от 11.02.2016 по делу N 71-10/2016, решение Волгоградского областного суда от 03.02.2016 по делу N 07-66/2016, решение Челябинского областного суда от 06.04.2016 по делу N 7-516/2016, решение Ханты-Мансийского районного суда ХМАО-Югры от 26.01.2016 по делу N 9-12/2016, решение Курганского областного суда от 28.01.2015 по делу N 21-30/2015, решение Велижского районного суда Смоленской области от 29.01.2015 N 12-2/2015), включая принятие бюджетных обязательств путем осуществления закупок через подотчетных лиц путем наличных расчетов (решение Центрального районного суда г. Красноярска от 07.08.2014 по делу N 12-496/2014), так и принятие денежных обязательств (отражение в бюджетном учете кредиторской задолженности) в размерах, превышающих размеры принятых ранее на основании заключенных договоров (контрактов) бюджетных обязательств (см., например, решение Ростовского областного суда от 15.09.2015 по делу N 11-732/2015).

Кроме того, в качестве нарушения порядка принятия бюджетных обязательств может рассматриваться наличие кредиторской задолженности по обязательствам, обязанность оплаты которых не связана с осуществлением закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных (муниципальных) нужд, а обусловлена законодательно, т.е. возникает «помимо воли» получателя бюджетных средств.

Так, в качестве административного правонарушения, ответственность за совершение которого установлена ст. 15.15.10 КоАП РФ, может рассматриваться наличие у получателя бюджетных средств кредиторской задолженности:

— в сумме начисленных премий сотрудникам (решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 02.03.2016 по делу N 21-257/2016);

— в сумме начисленных страховых взносов в государственные внебюджетные фонды (см., например, определение ВС Республики Татарстан от 13.04.2016 по делу N 77-922/2016, решение Центрального районного суда г. Красноярска от 01.09.2014 по делу N 12-566/2014);

— по суммам не относящихся к заработной плате дополнительных выплат, пособий и компенсаций работникам и (или) их иждивенцам, обусловленных условиями трудовых отношений, статусом работников (сотрудников) (см., в частности, решение Ростовского областного суда от 15.09.2015 по делу N 11-734/2015, решение Красноярского краевого суда от 18.12.2014 по делу N 7Р-618/2014).

Cоблюдение законодательства РФ, регулирующего другие сферы деятельности получателя бюджетных средств, не является основанием для несоблюдения им требований бюджетного законодательства РФ (см., в частности, решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 11.07.2016 по делу N А74-1130/2016). В то же время судебные инстанции далеко не всегда усматривают состав административного правонарушения в действиях должностных лиц при принятии ими к бюджетному учету задолженности по расходам, обязанность оплаты которых установлена законодательно (см., в частности, решение Красноярского краевого суда от 18.12.2014 по делу N 7Р-618/2014).

Популярное:

  • Отсрочка и рассрочка платежа это Рассрочка и отсрочка платежа: в чем разница? С точки зрения законодательства и рассрочка, и отсрочка платежа являются разновидностью коммерческого кредита. В свою очередь коммерческий кредит - это кредит, предоставляемый в товарной форме продавцами покупателям, целью которого является […]
  • Аттестация юрист беларусь Новые правила в сфере юруслуг и многое другое. 1. Новые Правила осуществления деятельности по оказанию юридических услуг, утвержденные постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 22.01.2016 № 12 (далее – Правила № 12), принятые взамен утративших силу с 01.03.2016 Правил с […]
  • Ст 2431 ук рф комментарий Нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, либо […]
  • Если украли андроид как его можно найти Как найти потерянный или украденный телефон на Android В статье описаны три способа, как найти или обнаружить своё утерянное или украденное Android устройство. Все они бесплатны и осуществляются стандартными функциями Android и Google. Оставили смартфон в ресторане? Или, может быть, […]
  • Могу ли я использовать материнский капитал чтобы достроить дом Строительство дома по материнскому капиталу Материнский капитал на строительство дома как форма государственной поддержки российских семей, воспитывающих детей может использоваться для улучшения жилищных условий предусмотренными законом способами. Средства могут быть направлены на […]
  • Трудовой кодекс рк глава 24 ТРУДОВОЙ КОДЕКС РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН (главы 14-40) Глава 16 . Особенности регулирования труда работников, не достигших восемнадцатилетнего возраста (ст. 178-184)Статья 178. Права работников, не достигших восемнадцатилетнего возраста, в сфере труда Глава 17 . Особенности регулирования […]