Проверка следствия. Продлить арест станет сложнее.

12 октября 2017 года

28 сентября 2017 года

13 июля 2017 года

20 июня 2017 года

28 апреля 2017 года

23 апреля 2017 года

22 марта 2017 года

21 марта 2017 года

29 декабря 2016 года

5 декабря 2016 года

18 ноября 2016 года

17 ноября 2016 года

11 ноября 2016 года

5 ноября 2016 года

3 ноября 2016 года

25 июля 2016 года

06 июня 2016 года

31 мая 2016 года

26 мая 2016 года

20 марта 2016 года

18 декабря 2015 года

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 16 апреля 2013 года

рассмотрела в судебном заседании надзорные жалобы осужденного Болдыша А.Ю. и адвоката Герцог В.Д. о пересмотре приговора Первомайского районного суда г. Омска от 15 октября 2009 года и последующих судебных постановлений, которыми

осужден по ч.З ст. 30, ч.1 ст.228-1 УК РФ за совершение трех преступлений к 4 годам лишения свободы за каждое; по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч.З ст.228-1 УК РФ, ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы. На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Болдышу назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 19 ноября 2009 года приговор в отношении Болдыша А.Ю. изменен, описательно-мотивировочная часть уточнена ссылкой на фамилию Болдыша А.Ю.

Колышницына А.С., Земскова Е.Ю., Кулябина В.М., Колосковой В.Ф.

Постановлением президиума Омского областного суда от 15 ноября 2010 года приговор и кассационное определение в отношении Болдыша А.Ю. изменены. Действия осужденного, связанные с фактом покушения на незаконный сбыт наркотических средств 13, 16 и 18 июля 2009 года квалифицированы одной ч.З ст. 30, ч.1 ст. 2281 УК РФ, по которой назначено 4 года лишения свободы. В соответствии с ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.З ст. 30, ч.1 ст.2281, ч.1 ст. 30, п.«г» ч.З ст. 2281 УК РФ путем частичного сложения наказаний Болдышу назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., адвоката Поддубного СВ., мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ прокурора Филимоновой СР. об изменении приговора и последующих судебных постановлений, Судебная коллегия

по приговору суда, с учетом внесенных изменений, Болдыш признан виновным и осужден за покушение на незаконный сбыт наркотических средств и за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

Согласно приговора преступления осужденным совершены 13,16 и 18 июля 2009 года в г. [скрыто] при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорных жалобах осужденный Болдыш А.Ю. и адвокат Герцог В.Д. просят о пересмотре состоявшихся в отношении Болдыша судебных решений, считая их незаконными и необоснованными, указывая, что действия сотрудников УФСКН, которые неоднократно проводили проверочные закупки, являются незаконными. В связи с этим в жалобах содержатся просьбы об исключении указания об осуждении Болдыша по фактам сбыта наркотических средств в ходе проверочных закупок, проведенных 16 и 18 июля 2009 года. Кроме того в жалобах адвокат и осужденный Болдыш утверждают, что умысла на сбыт наркотического средства Болдыш не имел, обнаруженное у него наркотическое средство он приобрел для личного потребления, до 13 июля 2009 года он сбыт наркотических средств не осуществлял, оперативной информации на этот счет не имелось, основания для проведения проверочной закупки отсутствовали. Поэтому действия по эпизоду от 13 июля 2009 года были совершены Болдышем по инициативе оперативных сотрудников, что установлено судом в приговоре. В связи с изложенным адвокат просит отменить приговор полностью, а осужденный Болдыш просит отменить приговор в части осуждения за покушение на сбыт наркотических средств, его

действия, квалифицированные по ч.1 ст. 30, п. «г» ч.З ст. 2281 УК РФ переквалифицировать на ч.2 ст. 228 УК РФ, в редакции действовавшей в момент преступления, предусматривающей ответственность за хранение наркотических средств в особо крупном размере, наказание по которой назначить в виде 4 лет лишения свободы.

Проверив доводы надзорных жалоб осужденного и адвоката по материалам уголовного дела, Судебная коллегия усматривает основания для изменения приговора и последующих судебных постановлений.

Как следует из судебных решений, суды первой, второй и надзорной инстанций, признавая, что 13, 16, и 18 июля 2008 года сотрудники УФСКН действовали в рамках оперативно-розыскных мероприятий, проведенных в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», оставили без внимания то обстоятельство, что существенное значение имеет не только соблюдение законности при непосредственном проведении оперативно-розыскного мероприятия, но и обоснованность его проведения.

В соответствии с ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные данным Кодексом, то применяются правила международного договора.

Согласно п. 1 ст. 6 Конвенции от 4 ноября 1950 г. «О защите прав человека и основных свобод», ратифицированной Российской Федерацией (Федеральный закон № 54-ФЗ от 30 марта 1998 г.), каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона.

В силу изложенного справедливость судебного разбирательства предполагает и справедливый способ получения доказательств по уголовному делу.

В соответствии с п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (в редакции, действовавшей на момент совершения осужденным деяний, за которые он осужден) «проверочная закупка» предусмотрена в качестве одного из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Согласно ст. 7 указанного закона основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются в том числе: наличие возбужденного уголовного дела; ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершённого противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Как следует из имеющихся в деле однотипных постановлений о проведении проверочных закупок, оперативные мероприятия во всех трех случаях проводились на основании якобы имевшейся у сотрудников УФСКН РФ по Омской области информации о том, что Болдыш А.Ю. занимается сбытом наркотических средств.

Вместе с тем, оперативно-розыскные мероприятия могут быть проведены, а их результаты использованы при постановлении приговора, если соблюдены перечисленные в ст. 7 указанного закона основания их проведения и если полученные результаты свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о совершении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

В соответствии с правовой позицией, сформулированной Европейским Судом, любая предварительная информация, касающаяся существующего намерения совершить преступление, должна быть проверяема (Постановления Европейского Суда «Ваньян против Российской Федерации» § 49, «Худобин против Российской Федерации» § 134).

Следует отметить, что наличие такой информации для проведения проверочной закупки и представление ее органам следствия и суду предусмотрено и п.21 Инструкции, утвержденной совместным приказом МВД России, ФСБ России, ФСИН России, ФСКН России и др. от 17.04.2007 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд».

Однако в имеющихся рассекреченных материалах оперативно-розыскной деятельности, в том числе в заявлении [скрыто] отсутствуют какие-либо

сведения о том, что Болдыш А.Ю. занимается сбытом наркотических средств или готовится к нему. Отсутствует такая информация и в показаниях допрошенных в качестве свидетелей сотрудников УФСКН РФ по Омской

области. Помимо этого ничем не подтвержденные в ходе судебного разбирательства и оставленные судами без соответствующей оценки простые утверждения свидетелей о том, что у оперативных служб имелась информация об участии Болдыша А.Ю. в наркоторговле, не могут быть приняты во внимание и служить достаточным основанием для постановления обвинительного приговора.

Более того, суд установил, что до 13 июля 2009 года оперативная информация в отношении Болдыша А.Ю. отсутствовала, при получении ее 13 июля 2009 года сразу было принято решение о проведении проверочной закупки, что подтверждается показаниями свидетеля [скрыто] (т.2 л.д.68),

Отсутствие достаточной информации для проверочной закупки на момент принятия решения о ее проведении подтверждается также постановлением о проведении ОРМ «Проверочная закупка» (т.1 л.д. 101), рапортом оперуполномоченного [скрыто] (т. 1 л.д. 104), заявлением [скрыто]

[скрыто] о согласии участвовать в проведении проверочной закупки (т.1 л.д. 106).

Наличие у Болдыша А.Ю. самостоятельно сформированного умысла на сбыт наркотических средств не согласуется также с выводом суда о том, что Болдыш и [скрыто] заранее не договаривались о том, что купля-продажа героина будет проходить 13,16,18 июля 2009 года, эти действия состоялись без предварительной договоренности, по инициативе оперативных работников и вследствие настоятельной просьбы покупателя в каждом конкретном случае.

Ссылка в приговоре на показания Болдыша, который в 2009 году трижды сбывал героин [скрыто], не подтверждает оснований проверочных закупок, поскольку на момент принятия решения об их проведении показаниями осужденного правоохранительные органы не располагали. При этом сообщенные Болдышем сведения о конкретных обстоятельствах встреч с [скрыто] (о совместном употреблении наркотических средств,

приобретенных [скрыто]) не содержат достаточной информации о том, что в

указанных случаях имел место именно сбыт, а не иное деяние.

Таким образом, следует признать, что оперативно-розыскные мероприятия в виде проверочных закупок наркотических средств были проведены при отсутствии предусмотренных ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» законных оснований и исключительно по инициативе сотрудников УФСКН РФ по Омской области.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не может согласиться с выводами судов о наличии у Болдыша А.Ю. умысла на сбыт наркотических средств, сформировавшегося ранее и независимо от деятельности сотрудников правоохранительных органов.

При этом Судебная коллегия принимает во внимание положения ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», содержащие требования по соблюдению прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, в соответствии с которыми запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Кроме того, исходя из положений ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» задачами оперативно-розыскной деятельности являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших; добывание информации о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Однако вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности после того, как 16 октября 2008 года сотрудники УФСКН РФ по Омской области уже выявили факт незаконного сбыта наркотического средства Болдышем А.Ю., они, не обладая объективной и подтвержденной информацией о подготовке к совершению преступления, не прекратили свои действия, а посредством действий привлеченного лица [скрыто] употребляющего наркотические

средства, вновь инициировали его на сбыт наркотических средств 16 и 18 июля 2009 года.

При этом в постановлениях от 16 и 18 июля 2009 года отсутствуют ссылки на новые основания, необходимые для проведения повторных проверочных закупок, а из показаний свидетеля [скрыто] следует, что

причиной повторных закупок было намерение оперативных сотрудников выяснить, сбывает ли Болдыш героин систематически, что не соответствует вышеуказанным целям данного оперативно-розыскного мероприятия.

Из требований справедливого суда согласно ст. 6 Конвенции от 4 ноября 1950 г. «О защите прав человека и основных свобод» вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации органов полиции.

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований данного Кодекса, являются недопустимыми.

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 73 УПК РФ.

С учетом этого результаты оперативно-розыскных мероприятий, использованные судами при постановлении своих решений в качестве доказательств, подтверждающих вину осужденного, являются недопустимыми.

При таких обстоятельствах судебные решения в отношении Болдыша А.Ю. в части установления у него самостоятельно сформировавшегося умысла на сбыт нельзя признать законными и обоснованными, в связи с чем приговор и последующие судебные решения в части осуждения Болдыша по ч.З ст.ЗО, ч.1 ст.2281 УК РФ подлежат отмене, а дело — прекращению за отсутствием состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

По этим же мотивам действия Болдыша, у которого было обнаружено и изъято наркотическое средство, квалифицированные по п. «г» ч.З ст. 228′ УК РФ, подлежат переквалификации с учетом ч.1 ст. 9 УК РФ на ч.2 ст. 228 УК РФ в редакции закона, действовавшего на момент совершения преступления (ФЗ РФ № 162 от 8.12.2003 года), как незаконное хранение наркотического средства без цели сбыта в особо крупном размере.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность осужденного, смягчающие обстоятельства, указанные судом, отсутствие отягчающих обстоятельств, с учетом которых считает возможным исправление осужденного только в условиях изоляции от общества, но без штрафа.

Оснований для применения ст. 64 УК РФ при осуждении за преступление, предусмотренное ч.2 ст. 228 УК РФ в редакции ФЗ РФ № 162 от 8.12.2003 года, Судебная коллегия не усматривает, равно как и оснований для применения ст.73 УК РФ.

Наказание в виде лишения свободы на основании п. «б» ст. 58 УК РФ подлежит назначению Болдышу с отбытием в исправительной колонии общего режима, так как он совершил тяжкое преступление и ранее лишение свободы не отбывал.

Предусмотренных ч.б ст. 15 УК РФ оснований для изменения категории преступления, с учетом фактических обстоятельств преступления и данных о личности осужденного, Судебная коллегия не усматривает.

В связи с отменой приговора в части осуждения за преступление, предусмотренное ч.З ст.ЗО, ч.1 ст.2281 УК РФ Болдыш имеет право на реабилитацию согласно п.4 ч.2 ст. 133 УПК РФ.

Руководствуясь ст. 407, 408 УПК, Судебная коллеги

надзорную жалобу осужденного Болдыша А.Ю. и адвоката Герцог В.Д. удовлетворить.

Приговор Первомайского районного суда г. Омска от 15 октября 2009 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 19 ноября 2009 года, постановление президиума Омского областного суда от 15 ноября 2010 года в отношении Болдыша [скрыто] изменить.

Отменить приговор в части осуждения Болдыша А.Ю. по

ч.З ст. 30, ч.1 ст. 2281 УК РФ, уголовное дело в данной части прекратить на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления, исключив указание суда о назначении наказания по правилам ч.З ст. 69 УК РФ.

Признать за Болдышем А.Ю. право на реабилитацию.

Действия Болдыша А.Ю. переквалифицировать с ч.1 ст.ЗО, п.«г» ч.З ст. 2281 УК РФ на ч.2 ст.228 УК РФ в редакции ФЗ РФ № 162 от 8 декабря 2003 года, по которой назначить наказание в виде 4 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима без штрафа.

В остальной части приговор оставить без изменения.

Дело № 50-Д13-17

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2013 года

председательствующего Коваля B.C.,

при секретаре Стасенковой А.Ю.

рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу осужденного Морозова E.H. на приговор Центрального районного суда г. Омска от 9 февраля 2009 года, постановление президиума Омского областного суда от 5 декабря 2011 года, которыми

по приговору Центрального районного суда г. Омска от 9 февраля 2009 года ___

осужден по ч. 1, ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ на 9 лет лишения свободы; ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 2281 УК РФ за два преступления (совершенные 13 и 15 октября 2008 года) на 6 лет 6 месяцев лишения свободы за каждое. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном порядке приговор не обжаловался.

Постановлением президиума Омского областного суда от 5 декабря 2011 года приговор в отношении Морозова E.H. изменен. Действия

осужденного, связанные с покушением на незаконный сбыт наркотического средства 13 и 15 октября 2008 года, квалифицированы как единое преступление по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 2281 УК РФ, по которой назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 2281, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 2281 УК РФ, путем частичного сложения назначено 9 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 сентября 2012 года отказано в удовлетворении надзорной жалобы осужденного Морозова E.H. о переквалификации его действий с. ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Осужденный Морозов E.H. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с надзорной жалобой, в которой указывает, что его действия необоснованно квалифицированы по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ как приготовление к сбыту наркотического средства, так как у него был изъят героин, который он хранил для личного употребления. Поэтому считает, что его действия подлежат переквалификации на ч. 2 ст. 228 УК РФ, предусматривающую ответственность за незаконные приобретение, хранение наркотического средства без цели сбыта. Кроме того, считает, что повторная закупка у него наркотического средства 15 октября 2008 года сотрудниками УФСКН проведена в нарушение требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», поэтому просит исключить из приговора осуждение за совершение 15 октября 2008 года покушения на незаконный сбыт наркотического средства.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля B.C., мнение прокурора Филимоновой СР. об исключении осуждения Морозова E.H. за совершение 15 октября 2008 года покушения на незаконный сбыт наркотического средства, снижении наказания, Судебная коллегия

установила:

Морозов E.H. осужден за совершение 22 августа 2008 года приготовления к незаконному сбыту наркотического средства — героина в количестве 5,97 г, а также за совершение в ходе проверочных мероприятий в виде «проверочных закупок» 13 и 15 октября 2008 года покушений на незаконный сбыт наркотического средства — героина в количестве, соответственно, 0,72 г и 1,13 г.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы осужденного, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Как установлено судом, в связи с наличием подозрений в том, что Морозов E.H. занимается незаконным сбытом наркотических средств, за ним велось оперативное наблюдение. 22 августа 2008 года сотрудниками УФСКН России по Омской области Морозов E.H. был задержан во дворе дома, в ходе его личного досмотра у него в кармане брюк был обнаружен полимерный пакетик с наркотическим средством — героином в количестве 5,97 г.

В связи с наличием информации о том, что Морозов E.H. и его сожительница [скрыто] занимаются незаконным сбытом наркотических

средств, по постановлениям, утвержденным заместителем начальника УФСКН РФ по Омской области, 13 и 15октября 2008 года были проведены проверочные закупки, в ходе которых у Морозова E.H. через привлеченное лицо [скрыто] было приобретено наркотическое средство — героин в

количестве, соответственно, 0,72 г и 0,67 г. Кроме того, 15 октября 2008 года у Морозова E.H. после проведения проверочной закупки было изъято наркотическое средство — героин в количестве 0,46 г.

Признавая Морозова E.H. виновным в совершении 22 августа 2008 года приготовления к незаконному сбыту наркотического средства по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ, суды первой и надзорной инстанции исходили из того, что у сотрудников УФСКН имелась информация о том, что Морозов E.H. занимается незаконным сбытом наркотических средств.

Вместе с тем, суды в своих решениях не привели каких-либо доказательств, подтверждающих наличие такой информации.

Простое утверждение двух оперуполномоченных СО УФСКН РФ по Омской области о наличии такой информации не может служить безусловным доказательством.

Более того, как следует из их показаний, Морозов E.H. был задержан ими 22 августа 2008 года, т.к. они в ходе наблюдения за ним не дождались, когда он начнет сбывать наркотическое средство.

Из показаний самого осужденного следует, что изъятое у него наркотическое средство он приобрел для личного употребления, т.к. является наркоманом.

Кроме того, суды первой и надзорной инстанций, признавая, что 13 и 15 октября 2008 года сотрудники УФСКН действовали в рамках оперативно-розыскных мероприятий, проведенных в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», оставили без внимания то обстоятельство, что существенное значение имеет не только соблюдение законности при непосредственном проведении оперативно-розыскного мероприятия, но и обоснованность его проведения.

В соответствии с ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные

правила, чем предусмотренные данным Кодексом, то применяются правила международного договора.

Согласно п. 1 ст. 6 Конвенции от 4 ноября 1950 г. «О защите прав человека и основных свобод», ратифицированной Российской Федерацией (Федеральный закон № 54-ФЗ от 30 марта 1998 г.), каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона.

В силу изложенного справедливость судебного разбирательства предполагает и справедливый способ получения доказательств по уголовному делу.

В соответствии с п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ (в редакции, действовавшей на момент совершения осужденным деяний, за которые он осужден) «проверочная закупка» предусмотрена в качестве одного из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

В силу ст. 7 указанного закона основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются в том числе: наличие возбужденного уголовного дела; ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о: признаках подготавливаемого, совершаемого или совершённого противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Из материалов уголовного дела следует, что 22 августа 2008 года после личного досмотра Морозова E.H. и изъятия у него наркотического средства он не был задержан, хотя 23 августа 2008 года было возбуждено уголовное дело в отношении Морозова E.H. по ч. 2 ст. 228 УК РФ, а в отношении неустановленного лица, которое сбыло ему наркотическое средство, — по п. «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ.

Оперативно-розыскные мероприятия в виде проверочных закупок 13 и 15 октября 2008 года были проведены не по поручению следователя, в производстве которого находилось возбужденное уголовное дело, а по инициативе оперативных сотрудников УФСКН РФ по Омской области.

Вместе с тем, оперативно-розыскные мероприятия могут быть проведены, а их результаты использованы при постановлении приговора, если соблюдены перечисленные в ст. 7 указанного закона основания их проведения и если полученные результаты свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных

подразделений, а также о совершении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Как следует из имеющихся в деле однотипных постановлений о проведении проверочных закупок, оперативные мероприятия в обоих случаях проводились на основании якобы имевшейся у сотрудников УФСКН РФ по Омской области информации о том, что Морозов E.H. и его сожительница [скрыто] занимаются сбытом наркотических средств.

В соответствии с правовой позицией, сформулированной Европейским Судом, любая предварительная информация, касающаяся существующего намерения совершить преступление, должна быть проверяема (Постановления Европейского Суда «Ваньян против Российской Федерации» § 49 и «Худобин против Российской Федерации» § 134).

Однако в имеющихся рассекреченных материалах оперативно-розыскной деятельности, в том числе в заявлении [скрыто] отсутствуют какие-либо сведения о том, что Морозов E.H. и. [скрыто] занимаются сбытом наркотических средств или готовятся к нему. Отсутствует такая информация и в показаниях допрошенных в качестве свидетелей инициаторов «проверочных закупок» оперуполномоченных [скрыто] и [скрыто] Помимо этого ничем не подтвержденное в

ходе судебного разбирательства и оставленное судом без соответствующей оценки простое утверждение свидетелей о том, что у оперативных служб имелась информация об участии Морозова E.H. в наркоторговле, не может быть принято во внимание и служить достаточным основанием для постановления обвинительного приговора.

Как следует из показаний осужденного в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, а также показаний свидетеля [скрыто] в ходе предварительного следствия, Морозов E.H. сам

употреблял наркотические средства.

Показания в судебном заседании свидетеля [скрыто] (на

которые имеется ссылка в приговоре) о том, что Морозов E.H. сам не употреблял наркотические средства, содержит неустранимые противоречия.

В частности, ответив на вопрос государственного обвинителя, что Морозов сам не употреблял наркотики, свидетель в то же время подтвердила свои показания, данные в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании, из которых следует, что Морозов также употребляет наркотические средства, как и [скрыто], которому он продал 13 и 15 октября 2008 года наркотики (л.д. 4 протокола судебного заседания, т. 1 л.д. 198-200).

Кроме того, постановлениями следователя от 27 октября 2008 года прекращено уголовное преследование в отношение [скрыто] по ч. 3 ст.

30, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 2281 УК РФ, а в отношении Морозова E.H. по п. ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 2281 УК РФ.

Таким образом, следует признать, что оперативно-розыскные мероприятия в виде проверочных закупок наркотических средств были

проведены 13 и 15 октября 2008 года при отсутствии предусмотренных ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» законных оснований.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не может согласиться с выводами судов о наличии у Морозова E.H. умысла на сбыт наркотических средств, сформировавшегося ранее и независимо от деятельности сотрудников правоохранительных органов.

Кроме того, исходя из положений ст. 2 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» задачами оперативно-розыскной деятельности являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших; добывание информации о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Однако вопреки задачам оперативно-розыскной деятельности после того, как 22 августа 2008 года сотрудники УФСКН РФ по Омской области уже выявили факт незаконного приобретения и хранения Морозовым E.H. наркотического средства, они, не обладая объективной и подтвержденной информацией о подготовке его к совершению преступления, не прекратили свои действия, а посредством действий привлеченного лица [скрыто] инициировали его на сбыт наркотических средств 13 и 15 октября 2008 года.

Из требований справедливого суда согласно ст. 6 Конвенции от 4 ноября 1950 г. «О защите прав человека и основных свобод» вытекает, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации органов полиции.

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований данного Кодекса, являются недопустимыми.

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в статье 73 УПК РФ.

С учетом этого результаты оперативно-розыскных мероприятий, использованные судами при постановлении своих решений в качестве доказательств, подтверждающих вину осужденного, являются недопустимыми.

При таких обстоятельствах приговор Центрального районного суда г. Омска и постановление президиума Омского областного суда в отношении Морозова E.H. в части квалификации его действий как совершенных с целью сбыта наркотических средств нельзя признать законными и обоснованными, в связи с чем они подлежат изменению.

Действия Морозова E.H. в части обнаружения и изъятия у него 22

августа наркотического средства — героина в количестве 5,97 г подлежат ;

переквалификации с ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК >.

РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996г.) как незаконное хранение наркотического !

средства без цели сбыта в особо крупном размере. [скрыто]

Поскольку судом в приговоре не установлены обстоятельства [скрыто]

приобретения им указанного наркотического средства, то его действия не •

могут быть квалифицированы как незаконное его приобретение. i

Что касается обнаружения и изъятия у Морозова E.H. 15 октября 2008 >

года наркотического средства — героина в количестве 0,46 г., то его действия ‘

также необоснованно квалифицированы, как и продажа им в этот день в ходе [скрыто]

второй проверочной закупки наркотического средства — героина в количестве i

0,67 г, по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 2281 УК [скрыто]

Из показаний осужденного следует, что продав [скрыто] 1

героин в количестве 0,67 г, оставшуюся часть в количестве 0,46 г он оставил [скрыто]

себе для личного употребления. Доказательств, опровергающих указанные [скрыто]

показания осужденного, в судебных решениях не приведено. j

Кроме того, указанные действия осужденного не могут быть

квалифицированы и по ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003), >

поскольку уголовная ответственность за незаконные приобретение и •

хранение наркотического средства была предусмотрена лишь за действия с [скрыто] количеством в крупном и особо крупном размере (крупный размер

наркотического средства — героина на момент совершения деяния составлял [скрыто]

При таких обстоятельствах судебные решения в части осуждения j

Морозова E.H. по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 2281 УК РФ (за действия, [скрыто]

связанные со сбытом наркотического средства 13 октября 2008 года в ! количестве 0,72 г. и 15 октября 2008 года в количестве 0,67 г, а также за действия по факту приобретения и хранения наркотического средства в

количестве 0,46 г.) подлежат отмене, а дело — прекращению на основании п. 2 ,

ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления. j

В связи с изменениями судебных решений отбывание наказания j

Морозову E.H. как лицу, совершившему тяжкое преступление при [скрыто]

отсутствии рецидива преступления, следует назначить в соответствии с п. [скрыто]

«б» ч. 1 ст. 58 УК РФ в исправительной колонии общего режима. [скрыто]

С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его ‘<

Дело № № 46-Д13-31

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 46-Д13-31 ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДА НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ г. Москва 19 ноября 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Воронова А.В., судей Ситникова Ю.В. и Кулябина В.М.

при секретаре Воронине М.А.

рассмотрела в судебном заседании дело по надзорной жалобе осуждённого Воронина А.А. о пересмотре приговора Сызранского городского суда Самарской области от 20 июня 2011 года, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 5 сентября 2011 года и постановления президиума Самарского областного суда от 11 апреля 2013 года.

По приговору Сызранского городского суда Самарской области от 20 июня 2011 года

Воронин А | А [ | | несудимыи,

осуждён по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 2281 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 5 сентября 2011 года приговор в отношении Воронина А.А. оставлен без изменения.

Постановлением президиума Самарского областного суда от 11 апреля 2013 года приговор и кассационное определение в отношении Воронина А.А, изменены. Действия осуждённого по факту покушения на сбыт наркотического средства, совершенного 14 марта 2011 года, переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, по которой назначено 3 года лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений ему окончательно назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы. В остальной части приговор и кассационное определение оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю. В., мнение прокурора Лох Е.Н. по надзорной жалобе. Судебная коллегия установила:

по приговору суда Воронин признан виновным и осуждён (с учетом внесенных изменений) за покушение на незаконный сбыт наркотического средства — героина массой 0,28 грамма, а также за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства — героина, массой 3,82 грамма, в особо крупном размере. Преступления совершены 10 апреля 2009 года и 14 марта 2011 года при обстоятельствах, установленных судом и изложенных в приговоре.

В надзорной жалобе осуждённый Воронин оспаривает постановление президиума Самарского областного суда, считая его незаконным и необоснованным. Указывает, что президиум областного суда неправильно переквалифицировал его действия с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 2281 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, так как признал, что доказательства по преступлению от 14 марта 2011 года являются недопустимыми, полученными в результате провокационных действий сотрудников правоохранительных органов. Просит отменить судебные решения в указанной части и снизить назначенное наказание с применением ст. 64 УК РФ.

Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы. Судебная коллегия находит судебные решения подлежащими изменению на основании п. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушением требований уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом в приговоре, Воронин через П незаконно сбыл 10 апреля 2009 года

героин массой 0,28 грамма С |, выступавшему в роли покупателя наркотического средства при проведении оперативно-розыскного мероприятия — проверочная закупка, после чего был задержан. В тот же день в отношении Воронина было возбуждено уголовное дело, которое 1 июля 2009 года было приостановлено в связи с его нахождением на стационарном лечении в противотуберкулезном диспансере.

Несмотря на то, что уже при проведении указанной проверочной закупки наркотических средств сотрудники полиции располагали полными сведениями о Воронине, в том числе о совершении им преступления, они вновь 14 марта 2011 года провели повторную проверочную закупку наркотического средства у Воронина.

Президиум Самарского областного суда при пересмотре приговора в отношении Воронина, учитывая данные обстоятельства, указал в постановлении, что повторное оперативно-розыскное мероприятие противоречило задачам и целям оперативно-розыскной деятельности, предусмотренным Федеральным законом от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Постановление о проведении проверочной закупки не было мотивировано иными целями и задачами, в том числе выявлением канала поступления наркотических средств осуждённому, а также установлением иных лиц, причастных к незаконному обороту наркотических средств. Полученные при проведении указанного оперативно-розыскного мероприятия доказательства обоснованно признаны недопустимыми в силу п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

Вместе с тем президиум не прекратил производство по делу в части содеянного Ворониным 14 марта 2011 года, а переквалифицировал его действия на ч. 2 ст. 228 УК РФ, предусматривающую ответственность за незаконное хранение наркотического средства без цели сбыта в особо крупном размере.

В силу ч. 1 ст. 75 УПК РФ недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, в том числе события преступления и виновности лица.

В этой связи приговор суда и последующие судебные решения в части осуждения Воронина по ч. 2 ст. 228 УК РФ подлежат отмене с прекращением производства по делу. Применение ч. 3 ст. 69 УК РФ следует исключить из судебных решений. Вместе с тем действия осуждённого от 10 апреля 2009 года правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 2281 УК РФ. Вывод суда о его виновности основан на исследованных в судебном заседании доказательствах. Назначенное за данное преступление наказание справедливо, соразмерно всем установленным по делу обстоятельствам и снижению не подлежит, является минимальным по санкции закона, а основания для применения ст. 64 УК РФ отсутствуют. В силу п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ местом отбывания лишения свободы необходимо назначить исправительную колонию общего режима.

Учитывая фактические обстоятельства совершённого Ворониным преступления, оснований для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ об изменении категории преступлений не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

надзорную жалобу осуждённого Воронина А.А. удовлетворить. Приговор Сызранского городского суда Самарской области от 20 июня 2011 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 5 сентября 2011 года и постановление президиума Самарского областного суда от 11 апреля 2013 года в отношении Воронина А [ А отменить в части его осуждения за совершённое 14.03.2011 г. преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ. Производство по делу в этой же части прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. Признать за Ворониным A i А | |право на реабилитацию.

Эти же судебные решения изменить.

Исключить назначение наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ. Назначенное Воронину А 1» А [по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст.

2281 УК РФ наказание в виде 4 лет лишения свободы отбывать в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор, кассационное определение и постановление президиума оставить без изменения.

Популярное:

  • Закон об ипотеке залоге недвижимого имущества Федеральный закон от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ"Об ипотеке (залоге недвижимости)" С изменениями и дополнениями от: 9 ноября 2001 г., 11 февраля, 24 декабря 2002 г., 5 февраля, 29 […]
  • Онлайн-экзамен по пдд 2018 онлайн бесплатно как в гибдд ПДД 2018 онлайн России Новые правила ПДД экзамена 2018 5 вопросов за ошибку Официальные экзаменационные билеты ПДД 2018 новые с 10 апреля 2018 категории ABM A1B1 Частные Автоинструкторы России Изменения в билетах ПДД 10 апреля 2018 Изменены 15 вопросов по Медицине. Изменения с 18 января […]
  • Ст 34 коап хабаровского края Закон Хабаровского края от 19 февраля 2016 г. N 167 "О внесении изменений в статью 34 Кодекса Хабаровского края об административных правонарушениях" Обзор документа В Кодекс Хабаровского края об административных правонарушениях вносятся изменения. В норму, устанавливающую […]
  • Учет расчетов с персоналом по ндфл Учет расчетов с персоналом по ндфл Учет налогов (Страховые платежи, НДС, НДФЛ) В бухгалтерском учете для учета расчетов по налогам и взносам существуют счета 68 "Расчеты по налогам и сборам" и счет 69 "Расчеты по социальному страхованию и обеспечению". Данные счета сложные, […]
  • Закон тамбовской области об административных правонарушениях 155 Закон Тамбовской области от 29 октября 2003 г. N 155-З "Об административных правонарушениях в Тамбовской области" (принят Тамбовской областной Думой 29 октября 2003 г.) (с изменениями и дополнениями) Закон Тамбовской области от 29 октября 2003 г. N 155-З"Об административных […]
  • Задать вопрос детскому гинекологу Картотека врачей по специализации Бугро Виктория Валериевна репродуктолог акушер-гинеколог Бугро Виктория Валериевна Врачебная специальность: акушерство и гинекология Стаж работы по врачебной специальности:10 лет Квалификационная категория врача: первая Специализация: […]