Статья 2. Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Задачами настоящего Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений.

2. Для осуществления этих задач настоящий Кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений.

Комментарий к статье 2

Задачи уголовного закона связаны в первую очередь с историческим происхождением уголовного права. На определенном этапе развития человеческого общества оно возникло как реакция государства на преступные посягательства, причиняющие вред или создающие угрозу причинения вреда позитивным общественным отношениям, интересам социума. Эти объекты и призван защитить уголовный закон своими специфическими средствами (в основном угрозой наказания и его применением). Поэтому охранительная задача уголовного закона является по существу присущей ему исторической задачей, независимой от политического строя государства, особенностей его социального и экономического развития. Вместе с тем необходимо отметить, что приоритеты охраны уголовного закона носят исторически изменчивый характер.

Конституция Российской Федерации в ст. 2 провозгласила человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина — обязанностью государства.

Это конституционное положение нашло свое отражение в УК РФ, где среди ценностей, охраняемых уголовным законом, на первое место поставлены именно права и свободы человека и гражданина. Поэтому отнюдь не случайно Особенная часть УК РФ открывается разделом о преступлениях против личности.

Важной задачей УК РФ является также охрана от преступных посягательств таких фундаментальных для общества и государства общественных отношений, как отношения собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации.

И, наконец, УК РФ обеспечивает охрану от преступных посягательств, мира и безопасности человечества. Наличие этой задачи обусловлено тем, что для России, являющейся частью мирового сообщества, не могут быть безразличны его общие интересы. И в силу этого УК РФ устанавливает ответственность за преступления, посягающие как на интересы отдельных групп населения земли, так и на интересы целых народов, государств, их мирное существование.

Таким образом, можно сказать, что порядок расположения объектов охраны УК РФ отражает иерархию ценностей, принятую в России, являющейся демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления, и свойственную передовым, развитым государствам мира, а именно: охрану интересов личности, общества, государства.

Вторая задача уголовного закона — это предупреждение преступлений (предупредительная задача). Предупреждение преступлений представляет собой комплексную деятельность государства и общества по недопущению совершения преступлений. Меры, направленные на предупреждение преступлений, могут быть самого разнообразного характера: экономического, политического, организационного, морального, правового и т.д. Применение таких мер обусловлено тем, что преступность — это явление социальное, исторически изменчивое. При различных условиях жизнедеятельности общества и государства изменяются и динамика, и структура преступности. В предупреждении преступлений уголовный закон играет важную, но не главенствующую роль. Основным превентивным средством здесь выступает угроза применения наказания за совершение преступления. Однако хорошо известно, что страх перед наказанием далеко не всегда удерживает от преступных действий, поскольку надежда избежать наказания достаточно велика. Поэтому угроза наказанием должна сопровождаться его неотвратимостью. Эти позиции являются основой уголовно-правового предупреждения преступлений. Вместе с тем уголовному закону известны и другие средства, содействующие предупреждению преступлений. К ним можно отнести наличие в уголовном законе дозволительных или управомочивающих норм (необходимая оборона, крайняя необходимость, обоснованный риск и др.), также содействующих предупреждению преступлений. На предупреждение преступлений направлены и поощрительные нормы, которые связывают освобождение от уголовной ответственности с позитивным поведением: добровольный отказ от преступления, добровольная сдача оружия, добровольное освобождение похищенного и т.д. К числу поощрительных норм можно отнести также и нормы, регулирующие вопросы освобождения от наказания, в том числе и досрочного. Таким образом, средства, направленные на предупреждение преступлений, которыми располагает уголовный закон, достаточно широки.

Говоря о задаче предупреждения преступлений, следует выделить два ее аспекта. Первый — это общее предупреждение, или общая превенция, состоит в предупреждении совершения любых преступлений гражданами под влиянием установленного уголовно-правового запрета. Второй аспект задачи предупреждения преступлений состоит в предупреждении совершения новых преступлений лицами, которые преступление уже совершили (частное предупреждение, или частная превенция). Решение задачи частной превенции достигается путем применения к лицам, совершившим преступление, уголовного наказания, принудительных мер медицинского характера, принудительных мер воспитательного воздействия, усиленного социального контроля за осужденными или лицами, освобожденными от наказания.

При этом следует отметить, что уголовный закон подлежит публикации, публикуются также изменения и дополнения уголовного закона. Текст уголовного закона доступен широким массам населения, что в сочетании с пропагандой необходимости укрепления законности и правопорядка, отрицательных последствий совершения преступлений оказывает существенное влияние на правосознание граждан, выработку у населения социально полезных установок поведения. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и страх перед уголовным наказанием, который способен удержать от совершения преступлений неустойчивую в моральном и нравственном отношении часть граждан.

Таким образом, для осуществления задач охраны наиболее значимых объектов от преступных посягательств и предупреждения преступлений УК РФ устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений.

1.2. ЗАДАЧИ УГОЛОВНОГО ПРАВА (СТ. 2). УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА

Задачи уголовного права определены в ч. 1 ст. 2 УК РФ. Во-первых, охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя РФ от преступных посягательств, во-вторых, обеспечение мира и безопасности человечества, в-третьих, предупреждение преступлений.

Приоритеты объектов уголовно-правовой охраны основаны на положениях Конституции РФ, которая раскрывает содержание основных прав и свобод граждан: на жизнь, свободу и личную неприкосновенность; неприкосновенность частной жизни; защиту своей чести и доброго имени, неприкосновенность жилища и так далее. Для того, чтобы эти и другие права могли осуществляться, Уголовный кодекс провозглашает их охрану.

Действующая Конституция РФ уравнивает все виды собственности: частную, государственную, муниципальную и иные. УК РФ также не делает различий в охране этих видов собственности.

Общественный порядок как объект уголовно-правовой охраны представляет собой совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественное спокойствие, бесперебойную работу транспорта, предприятий, учреждений и организаций, неприкосновенность личности. Общественная безопасность — это состояние защищенности жизненно важных интересов общества от внутренних и внешних угроз.

Окружающая среда является самостоятельным объектом уголовно-правовой охраны. В соответствии со ст. 42 Конституции РФ каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Понятие конституционного строя в качестве объекта уголовно-правовой охраны содержится в главе 1 Конституции РФ.

Вторая задача уголовного права решается путем введения в УК РФ раздела XII «Преступления против мира и безопасности человечества» и одноименной главы. В нее сведены наиболее опасные преступные деяния, такие как «Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны», «Геноцид», «Наемничество» и другие. За эти преступления предусмотрены наиболее строгие наказания.

Предупреждение преступлений как третья из перечисленных в УК РФ задач уголовного права предполагает два аспекта. Первым является общая превенция уголовного закона, то есть предупреждение совершения преступлений гражданами под воздействием уголовно-правового запрета. Другим аспектом уголовно-правовой охраны является частная превенция уголовного закона. Под ней понимается предупреждение совершения преступлений лицами, ранее уже совершавшими преступления. Частное предупреждение -это и выявление лиц, от которых можно ожидать совершения преступлений. Предупредительная работа состоит в оказании на них, а также на их окружение воспитательных и иных мер воздействия. Типичный пример частного предупреждения — это оказание помощи в трудовом и бытовом устройстве конкретному лицу, освобожденному из мест лишения свободы.

Уголовное право призвано проводить в жизнь определенную совокупность основных идей и положений о стратегических направлениях, путях и средствах борьбы с преступностью, которые составляют уголовную политику государства. Конечная цель уголовной политики — различными методами обеспечить максимальный контроль за преступностью. Для этого перед правоохранительными органами ставятся приоритетные на данный момент задачи, совершенствуются законы и подзаконные акты, реформируются с целью оптимизации деятельности правоохранительная и судебная системы и т.д.

Российская уголовная политика призвана решать проблемы борьбы с преступностью исходя из социально-экономического положения страны. Проявлением уголовной политики является и отмена, изменение и принятие новых нормативных актов в сфере борьбы с преступностью. К настоящему времени, кроме УК РФ, введены в действие Уголовно-исполнительный кодекс РФ, Федеральный закон «О борьбе с терроризмом». Подготовлены проекты Уголовно-процессуального кодекса РФ и Кодекса об административных правонарушениях РФ, ряда законов, направленных на противодействие организованной преступности и коррупции. Периодически принимаются доктрины, концепции и программы борьбы с преступностью и отдельными ее видами.

Задачи уголовного права

Поскольку задачи уголовного права реализуются в рамках уголовно-правовой политики, постольку целесообразно вначале отметить следующее. Борьба с преступностью требует установления жесткого социального контроля со стороны государства, создания специальных государственных структур, использования государственно-властных полномочий, определения четкой государственной политики. Будучи составной частью внутренней политики государства, политика борьбы с преступностью характеризуется совокупностью основополагающих научно обоснованных идей и положений об исходных позициях, стратегических направлениях, путях и средствах преодоления преступных посягательств, которыми руководствуются государственные и общественные органы в своей практической деятельности. Ее основой выступает уголовная деятельность, в которую входят принципы и направления, формы и методы борьбы с преступностью, основывающиеся на уголовном праве. Таким образом, задачи уголовного права реализуются через уголовную политику. Она определяет:

1) основные принципы и положения по борьбе с преступностью методами уголовного нрава;

2) круг общественно опасных деяний, признаваемых преступными;

3) перечень деяний, подлежащих декриминализации;

4) характер наказуемости деяний;

5) основания и условия освобождения от уголовной ответственности и наказания;

6) направления правоприменительной деятельности;

7) эффективность норм и институтов уголовного права;

8) воздействие на правовое сознание и правовую культуру населения.

В ст. 2 УК РФ сформулированы задачи уголовного законодательства, а следовательно, и уголовного права.

Из формулировки данной статьи видно, что на первое место ставится охранительная функция уголовного права. По своей сути эта задача уголовного права традиционна, практически она мало зависит от политического строя государства, особенностей его экономики, идеологии и т.д.

Уголовный кодекс, определяя задачи уголовного права, закрепил приоритеты уголовно-правовой охраны. Иерархия ценностей, защищаемых уголовным правом, выглядит следующим образом: личность – общество – государство. Приоритетная охрана личности исходит из Основного Закона страны, соответствует традициям, существующим в развитых демократических государствах. Особенная часть УК РФ также открывается разделом «Преступления против личности».

Наряду с охранительной в уголовном законодательстве закреплена и предупредительная функция уголовного права. В числе задач уголовного права предупреждение преступлений выделено впервые на законодательном уровне, хотя очевидно, что в теории она существовала и ранее. Предупредительная роль реализуется прежде всего через психологическое воздействие на сознание граждан путем их устрашения и убеждения. Содержание этого воздействия неоднозначно и зависит от отношения людей к уголовному запрету. Большинство не совершает преступления не из-за страха быть наказанным, а в силу своих положительных нравственных качеств и моральных принципов. Для них уголовное право является дополнительным регулятором поведения. Уголовное право, следовательно, в первую очередь адресовано двум категориям лиц: 1) воздерживающимся от совершения преступлений из-за боязни ответственности и наказания; 2) игнорирующим уголовноправовой запрет и совершающим преступление.

Предупредительная функция уголовного права выражена не только в запрещающих, но и в поощрительных нормах, которые побуждают лицо: а) активно противодействовать преступлению и преступнику (необходимая оборона, задержание преступника и т.д.); б) к отказу от доведения до конца начатого преступления или к восстановлению нарушенного блага (добровольный отказ от совершения преступления, добровольное освобождение похищенного человека, добровольное и своевременное сообщение органам власти о совершенной государственной измене и т.д.).

Уголовному нраву присуща и воспитательная функция. Она реализуется в первую очередь при применении уголовно-правовых норм. Совершение преступления вызывает негативную морально-политическую оценку не только со стороны государства, но и членов общества.

Для реализации поставленных перед ним задач уголовное право наделено соответствующими специфическими средствами, перечисленными в ч. 2 ст. 2 УК РФ. Для их осуществления в уголовном законодательстве устанавливаются основания и принципы уголовной ответственности, определяется, какие опасные деяния признаются преступными, закрепляются виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера. Под иными мерами, о которых говорится в Кодексе, понимаются принудительные меры воспитательного воздействия (ст. 90, 91) и принудительные меры медицинского характера (ст. 99).

Приоритеты уголовно-правовой охраны в ук рф

Конституция России 1993 г. в статье 2-й провозгласила человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина – обязанностью государства . С 1 января 1997 г. Уголовным кодексом России начинается реализация данных положений, которые нашли свое закрепление, прежде всего, в ст. 2 «Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации». В ней, в частности, говорится о том, что задачами уголовного законодательства являются охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений .

Нетрудно заметить, что уголовный закон России, определяя приоритеты уголовно-правовой охраны (а в ст. 2 УК России речь идет именно об объектах уголовно-правовой охраны) ставит на первое место личность с ее правами, свободами и интересами. Подобное положение вещей было не всегда. Прежнее уголовное законодательство выстраивало кардинально иную иерархическую триаду – государство, общество, личность.

Необходимо отметить, что научной общественностью страны данные изменения были встречены с чувством огромного удовлетворения. Практически во всех вновь выходящих учебниках, комментированных кодексах, монографических исследованиях, научных статьях говорилось и говорится о решительном повороте к проблеме уголовно-правовой охраны прав и свобод человека как основополагающей идее уголовного законодательства и о признании новой идеологии – идеологии приоритета общечеловеческих ценностей относительно всех других . Однако при всем этом возникает закономерный вопрос – свидетельствует ли факт провозглашения первоочередной охраны прав и свобод человека в уголовном законе о его действительной, реальной защищенности? Не является ли это только лишь протоколом о намерениях и ничем другим?

Очевидно, что однозначно на этот вопрос ответить вряд ли возможно. Так, с одной стороны, являясь нормами-принципами, статьи, подобные ст. 2 УК России, действительно являются декларирующими, так же как статьи, провозглашающие принципы законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости и гуманизма. Другим же немаловажным аспектом является то, что будучи адресованы, в первую очередь, правоприменителю, они не предполагают немедленной и безусловной реализации. Являясь должными данные нормы, к сожалению, не всегда становятся сущими, хотя их реализация есть одна из важнейших задач уголовной политики.

С точки зрения здравого смысла, сам по себе факт перемены мест в тексте закона объектов уголовно-правовой охраны еще ни о чем не говорит. Тем не менее, психологическое воздействие на сознание граждан оказывается, мы привыкаем к этому вполне нормальному положению вещей, хотя реально преступность продолжает неуклонно расти, и гражданин и человек все менее и менее чувствует себя защищенным .

Как считают Л. Д. Гаухман и С. В. Максимов: «с точки зрения теории отечественного уголовного права и сложившегося за многие столетия стереотипа правосознания такая перемена указывает на утрату бесспорного права государства обеспечивать себе наилучшую защиту. После Русской Правды это, по-видимому, первая последовательная попытка утверждения в сознании россиян при помощи норм уголовного права нетоталитарной системы ценностей» .

Не оспаривая в целом выводы указанных авторов, тем не менее, хотелось бы отметить, что подобное утверждение применимо только лишь к уровню, определяемому уголовным законом. Что же касается доктрины уголовного права, то еще в 1907 г. в работе А. Д. Марголина («Из области уголовного права») определялась совсем иная иерархия объектов уголовно-правовой охраны. А. Д. Марголин писал, в частности, что преступление это, в сущности, посягательство на 1) правоохраняемые интересы отдельных лиц, граждан, 2) общества и 3) государства .

Однако подобное положение вещей является не бесспорным и принимается далеко не всеми. Так, например, С. В. Дьяков считает, такой подход носит во многом эмоциональный характер, являясь антитезой в оценке предшествующего исторического периода. «Плодотворным же, по нашему мнению, представляется взгляд на указанную триаду ценностей не арифметический (кто на первом месте), а функциональный, с позиций их неразрывной взаимосвязи и взаимозависимости. Ведь каждому ясно: сколько ни ставь на первое место личность, ее права и свободы, реальная защищенность не будет обеспечена, если слабы и недееспособны институты государственной власти. Именно эта сторона конституционного положения нередко забывается в дискуссиях и творческой полемике…» . При этом ряд государств подобную демократическую смену приоритетов уголовно-правовой охраны вообще считает неприемлемым. К ним, в частности, относятся: Узбекистан, Беларусь, Украина, Польша, Куба, Италия, Франция и др .

Таким образом, необходимо вновь вернуться и проанализировать конституционное установление ст. 2, в которой речь идет не только о том, человек, его права и интересы являются высшей ценностью, но и о том, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. И выполнить данную обязанность государство может только в случае стабильного и эффективного функционирования всех институтов государственной власти. Последнее возможно также только при определенных условиях, одним из которых является надежная уголовно-правовая охрана общественных отношений в области внешней и внутренней безопасности государства, интересов государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления, а также иных общественных отношений, определяющих функционирование отдельных институтов государственной власти судебных, управленческих и др.

Общий анализ российского уголовного закона показывает нам, что о личности, как об объекте уголовно-правовой охраны кроме задач, в которых провозглашается защита личности, ее прав и интересов (ст. 2 УК России), говорится также в принципе гуманизма, постулирующем обеспечение безопасности человека уголовным законодательством (ч. 1 ст. 7 УК России), в статьях о необходимой обороне и крайней необходимости (ст.ст. 37, 39 УК России). Раздел VII Особенной части Уголовного кодекса «Преступления против личности», осуществляет непосредственную защиту личности. Личность как объект уголовно-правовой защиты определяется и в ряде частей и статей из иных разделов и глав, в которых личность, ее права и интересы выступают либо в качестве дополнительного непосредственного объекта, либо ее особенности влияют на степень и характер общественной опасности совершенного преступления. О потерпевшем, обособленном специальными признаками, упоминается в ст. 63 «Обстоятельства, отягчающие наказание», что, безусловно, является типичным фактором индивидуализации наказания, ст. 76 УК России регламентирует вопросы освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.

Однако уголовный закон России не содержит элементарных сведений о том, кто может являться «потерпевшим» от преступного посягательства, какими свойствами (признаками) он должен быть наделен, как должно именоваться терминологически лицо, в отношении которого осуществляется преступное посягательство. По меньшей мере, это вызывает удивление, так как именно основной приоритетнейшей задачей уголовного права и законодательства и является охрана личности. Уголовное законодательство достаточно подробно регламентирует вопросы, связанные с лицами, подлежащими уголовной ответственности, посвящая этому целую главу 4 «Лица, подлежащие уголовной ответственности».

Не много собственно уголовно-правовых сведений о лице, в отношении которого осуществляется преступное посягательство, содержится и в теории уголовного права.

Действительно в учении об объекте преступления о потерпевшем либо не говорится вообще, либо говорится очень мало, неубедительно. Очевидно, что подобная ситуация в учении об объекте преступления вызвана тем, что под объектом преступления либо безоговорочно, либо в первую очередь понимаются определенные общественные отношения. Место личности, человека, лица, потерпевшего от преступления автоматически перемещается в разряд признаков факультативных (дополнительных), либо вообще не обозначается. Человека, которому преступлением причиняется вред, рассматривают то как составную часть общественных отношений (в роли субъекта этих отношений), то как вообще носителя всех общественных отношений, то как объект преступления, но при этом не во всех, а только в некоторых преступлениях, то, в конечном счете, просто как дополнительный признак объекта преступления, не имеющего к тому же уголовно-правового статуса (все определения потерпевшего, даваемые в уголовно-правовой литературе, носят уголовно-процессуальный характер).

А между тем проблемы лица, потерпевшего от преступления давно и достаточно плодотворно разрабатываются на междисциплинарном уровне. И хотя существование самостоятельного раздела криминологии – учения о жертве преступления (виктимологии) и предполагает определенную самостоятельность в изучении лица, потерпевшего от преступления, прав, на наш взгляд, П. Г. Погребняк, который считает, что вопросы о потерпевшем должны изучаться несколькими дисциплинами. Специфика этих вопросов такова, что их изъятие из отдельных дисциплин (уголовного права, уголовного процесса, криминалистики) не может пройти безболезненно для последних, без нарушения их структуры . По мнению, например, Л. В. Франка объект и предмет исследования, а также основные проблемы личности потерпевшего от преступления на монодисциплинарном уровне можно конкретизировать применительно к уголовному праву следующим образом: лигитимированные, фактические, живые и мертвые потерпевшие; личность и поведение потерпевших как элементы объекта и объективной стороны состава преступления; «вина» потерпевшего, влияние поведения жертвы на квалификацию преступления и индивидуализацию наказания .

П. С. Дагель справедливо отмечал в свое время, что несмотря на многократное упоминание о потерпевшем в статьях уголовного закона, учение о потерпевшем в уголовном праве имеет недолгую историю. Всплеск работ, посвященных потерпевшему, во многом был предопределен стремительно развивающейся в 50-60-х годах криминологией.

В одной из своих работ Б.С. Никифоров писал по поводу потерпевшего, что «до того, как преступление совершено – это охраняемый угрозой применения наказания «субъект». После совершения преступления – это охраняемый посредством применения наказания потерпевший – не только в конкретном процессуальном облике физического или юридического лица, которое или представителя которого можно вызвать в суд, допросить и т.д., но и в обобщенном смысле – в смысле обладателя соответствующих интересов, обеспеченных запретом или велением уголовного закона» . Признаки именно этих, «соответствующих интересов, обеспеченных запретами и велениями уголовного закона», как впрочем, и самого носителя этих интересов и необходимо, на наш взгляд, закреплять в уголовном законе и разрабатывать в доктрине уголовного права.

Уголовный закон действительно сегодня не имеет определения лица, потерпевшего от преступления. Дефиницию потерпевшего дает уголовно-процессуальный закон. Статья 53 УПК России гласит, что «потерпевшим признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. О признании гражданина потерпевшим лицо, производящее дознание, следователь и судья выносят постановление, а суд определение». П. С. Дагель совершенно обоснованно констатировал, что в силу тесной взаимосвязи двух отраслей права (уголовного и уголовно-процессуального) данное определение следует признать единым для обеих отраслей. При этом ученый полагал, что первое предложение дефиниции дает именно материальное определение потерпевшего . Однако, необходимо все-таки учитывать, что дефиниция потерпевшего определяется уголовно-процессуальным законом, а не уголовно-материальным, и сегодня подобное положение вещей уже вряд ли можно считать приемлемым.

Взаимосвязь двух родственных отраслей права уголовно-материального и уголовно-процессуального действительно является впечатляющей. Наиболее характерной иллюстрацией этому, на наш взгляд, могут послужить два примера. Во-первых, как считает А. В. Наумов, некоторые уголовно-процессуальные нормы охраняются санкциями, содержащимися в уголовно-правовых нормах, например, принудительность исполнения ст. 282 УПК РСФСР об обязанности свидетеля и иных лиц давать правдивые показания по делу охраняется санкцией ст. 307 УК России «Заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод» . Во-вторых, по мнению В. П. Божьева, те уголовно-правовые отношения, которые мы традиционно понимаем как отношения охранительные, т.е. возникающие между лицом, виновным в совершении преступления и государством, в лице его соответствующих органов уголовного преследования и правосудия по поводу или в связи с совершенным преступлением, на самом деле являются типичными уголовно-процессуальными отношениями .

Однако, несмотря на подобное, тесное переплетение «формы и содержания» каждая из указанных отраслей права имеет не только свое собственное определение, но и предмет и метод регулирования. А посему вряд ли эта ситуация дает нам повод заниматься заимствованием определений.

Уголовно-процессуальной фигуре «потерпевший от преступления» логически должна предшествовать фигура уголовно-материальная. Так, уголовно-материальная фигура «субъект преступления», как один из элементов состава преступления, последовательно (поэтапно) превращается в уголовно-процессуальные фигуры задержанного, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного. Сегодня, как уже отмечалось, самостоятельной уголовно-материальной фигуры, предшествующей по времени потерпевшему, как фигуре уголовно-процессуальной, нет. Уголовное право, определенным образом заимствует ее у уголовно-процессуального права, нарушая тем самым, на наш взгляд, временную связь. Хотя, справедливости ради, необходимо отметить и существование иных точек зрения на обозначаемую нами проблему. Так, например, И. А. Ребане не видит смысла в конструировании отдельных для каждой науки криминального цикла понятий потерпевшего, в силу того, что процессуальное понятие потерпевшего достаточно для всех наук криминального цикла .

Различны и функции, которые несет фигура потерпевшего в уголовно-процессуальном и уголовно-материальном плане. В первом случае потерпевший процессуально выделяется среди других участников, наделяется правами и обязанностями для достижения целей уголовного судопроизводства, во втором – фигура потерпевшего необходима, на наш взгляд, для уяснения ее понятия и признаков, в том числе, признаков, влияющих на индивидуализацию наказания виновным лицам, для характеристики видов причиняемого вреда, т.е., фактически, для определения рамок уголовной ответственности, а также для наделения потерпевших лиц совокупностью прав, которые бы позволяли говорить о потерпевшем уже в момент совершения преступления, а не только пост фактум, и независимо от того начато ли по делу производство.

О возможности законодательного и теоретического закрепления потерпевшего от преступления в уголовно-материальном праве говорит Б. А. Протченко. Как совершенно справедливо отмечает автор, положение лица, который объективно появляется в результате совершенного преступления, должным образом не исследовано наукой уголовного права и не урегулировано уголовным законодательством . Ученый делает в своей работе акцент на том, что потерпевший от преступления – это фигура (субъект правоотношения), о котором, как правило, вообще не упоминается в рамках уголовно-правовых отношений. «Раскрыть материальное понятие потерпевшего, придать ему уголовно-правовой статус можно лишь через уголовно-правовое отношение. Без потерпевшего невозможно раскрыть значительную часть преступлений, решать профилактические задачи в области профилактики преступности, индивидуализации ответственности, понятие потерпевшего в уголовном праве необходимо для определения рамок уголовной ответственности и ее дифференциации» . По мнению Б. А. Протченко, в уголовном законе необходимо указать, что защита и реализация прав потерпевшего осуществляется путем признания их судом в установленном порядке, восстановления нарушенных прав и свобод, возмещения потерпевшему причиненного преступлением вреда.

Не решен сегодня и вопрос в уголовном материальном праве о терминологическом обозначении потерпевшего. Достаточно интересной точкой зрения на указанную проблему является позиция о статусе потерпевшего в уголовном законе П. С. Яни. «…Процессуальное понятие потерпевшего связано с его материально-правовой сущностью. И эту «сущность», думается, следует отразить в уголовном законе, поскольку правовую основу для возмещения решением суда причиненного гражданину преступлением вреда создаст лишь введение понятия потерпевшего в уголовный закон» .

П. С. Яни обоснованно отмечает, что несмотря на то, что большинство исследователей считает даваемое ст. 53 УПК РСФСР определение потерпевшего уголовно-материальным, а не уголовно-процессуальным, его нельзя в неизменном виде переносить в уголовный закон (легитимизировать в УК). В этом смысле П.С. Яни предлагает именовать потерпевшего пострадавшим. Однако, несмотря на то, что П. С. Яни совершенно справедливо выявляет различные временные характеристики для материального термина субъект преступления, и соответствующего ему в уголовно-процессуальном праве терминов подозреваемый, обвиняемый, подсудимый и осужденный, замена термина «потерпевший» на термин «пострадавший», предлагаемый ученым, вряд ли имеет смысл. И потерпевший, и пострадавший – это суть лица, уже потерпевшие от преступления, если исходить из их элементарного грамматического толкования. Термин, характеризующий уголовно-материальный статус потерпевшего и в теории, и в уголовном законе должен быть, очевидно, иным.

Проблема статуса лица, потерпевшего от преступления в уголовном праве и законе, однако, не исчерпывается уяснением его понятия, признаков, прав и т. д. Дело в том, что любому лицу вред может быть причинен не только преступным, но и иным общественно опасным деянием. Такое, например, возможно в случаях причинения вреда действиями, или бездействием лиц, не достигших возраста уголовной ответственности и невменяемых, т.е. лиц, которые в момент совершения общественно опасного деяния не могли отдавать отчет своим действиям и (или) руководить ими. Должно ли и можно ли легитимизировать в уголовном законе и разрабатывать в доктрине уголовного права правовое положение и этих лиц? Каковым должен быть их социально-правовой статус? Ведь объективно вред им причиняется в любом случае, и последствия такого вреда ничуть не отличаются от вредных последствий, причиняемых преступлением.

П. С. Дагель, определяя в своей работе признаки потерпевшего от преступления, отмечал, что если нет преступления, то нет и потерпевшего в уголовно-правовом смысле этого слова, т.е. если и можно говорить в таких случаях о потерпевшем, то только лишь условно . Очевидно, что с этим следует согласиться, потерпевший от преступления и преступление это два соотносительных понятия, но эта ситуация справедлива только в том случае если речь идет именно о потерпевшем от преступления. На наш взгляд, здесь продолжает оставаться серьезнейшая терминологическая преграда. Возможно, что при соответствующем терминологическом обозначении двух совершенно различных категорий лиц, одни из которых претерпели от преступления, а другие от общественно опасных деяний несубъектов преступления, это вопрос может быть решен несколько по-иному. Все вышеуказанное, на наш взгляд, можно было бы подытожить следующим образом:

  1. В доктрину уголовного права и уголовный закон настоятельно требуется вводить уголовно-материальное понятие (определение) лиц, в отношении которых осуществляются преступные и общественно опасные посягательства, т.е. существует необходимость создания в теории Общей части уголовного права развернутого учения о «потерпевшем»;
  2. При этом одним из важных вопросов является вопрос о терминологическом наименовании данной категории лиц;
  3. Необходима детальная проработка признаков, характеризующих указанные понятия;
  4. Один из признаков объективной стороны состава преступления – вред, должен разрабатываться и учитываться в рамках учения об объекте преступления, и применительно именно к указанным категориям лиц.

Субъективные права лиц, в отношении которых осуществляются преступные и общественно опасные посягательства, должны закрепляться в уголовном законе. Например, права лиц, на возмещение всех видов причиненного вреда, на пресечение готовящихся и совершаемых в отношении них преступлений, на право быть представляемыми для защиты их прав и интересов иными лицами, в том числе и в случае физической невозможности осуществлять подобные действия самим, признаваться в качестве таковых в установленном законом порядке и т.д.

Задачи уголовного права на современном этапе: охранительная и предупредительная, средства их обеспечения в УК РФ.

Задачи уголовного права — охрана существующих в обществе отношений (интересов, благ) и предупреждение совершения новых преступлений. Кроме охранительной и предупредительной функций, уголовному праву присуща также воспитательная функция.

Задачи уголовного права реализуются черезуголовную политику, под которой понимаются принципы и направления, формы и методы борьбы с преступностью, основывающиеся на уголовном праве.

Для осуществления этих задач настоящий Кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений.

На первое место ставится охранительная функция уголовного права, являющаяся основной его задачей, ради реализации которой оно и существует.

Уголовный кодекс, определяя задачи уголовного права, закрепил приоритеты уголовно-правовой охраны:

Приоритетная охрана личности исходит из основного закона страны, соответствует традициям, существующим в развитых демократических государствах. Особенная часть уголовного права также открывается разделом «Преступления против личности».

Наряду с охранительной в уголовном законодательстве закреплена и предупредительная функция уголовного права. Эта задача реализуется прежде всего через психологическое воздействие на сознание граждан путем их устрашения и убеждения.

Предупредительная функция уголовного права выражена не только в запрещающих, но и в поощрительных нормах, которые побуждают лицо:

1. активно противодействовать преступлению и преступнику (необходимая оборона, задержание преступника и т. д.);

2. к отказу от доведения до конца начатого преступления или к восстановлению нарушенного блага (добровольный отказ от совершения преступления, добровольное освобождение похищенного человека и т. д.).

Уголовному праву присуща и воспитательная функция. Она реализуется в первую очередь при применении уголовно-правовых норм. Совершение преступления вызывает негативную морально-политическую оценку со стороны не только государства, но и членов общества.

Для реализации поставленных перед ним задач уголовное право наделено соответствующими специфическими средствами, перечисленными в ч. 2 ст. 2 УК РФ.

Для их осуществления в уголовном законодательстве:

· устанавливаются основания и принципы уголовной ответственности;

· определяется, какие опасные деяния признаются преступными;

· закрепляются виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера.

Под иными мерами, о которых говорит Кодекс, понимаются принудительные меры воспитательного воздействия (ст. 90-91) и принудительные меры медицинского характера (ст. 99).

Задачи науки — изучение и анализ уголовного законодательства, дача рекомендаций по его разработке и совершенствованию, а также изучение и обобщение судебно-следственной практики, внесение предложений по ее совершенствованию. Функции науки — познавательная и практическая.

Частью уголовно-правовой науки является социология уголовного права, изучающая уголовно-правовые нормы с позиций их социальной обусловленности.

Популярное:

  • Заявление об увольнении в счет отпуска Как написать заявление на увольнение без отработки в счет отпуска Как правильно написать заявление на увольнение без отработки в счет отпуска? 4 ответa на вопрос от юристов 9111.ru Прошу предоставить мне отпуск с последующим увольнением Согласно ст.80 ТК РФ, работник имеет право […]
  • Адвокат шабанов артем Шабанов Артём Закажите у юриста консультацию, документ или напишите сообщение Обратиться к юристу Артём пока не заполнил информацию о себе. На проекте: с 15 Сентября 2017 Юрист не указал стоимость своих услуг. Вы можете узнать эту информацию, задав ему вопрос в онлайн-чате Остался […]
  • Заявление об экологическом правонарушении Занятие на тему "Экологические права граждан" Разделы: Экология 1. Способствовать повышению уровня экологических правовых знаний 2. Показать ученикам, какими экологическими правами обладает гражданин нашей страны на конкретных примерах – ситуациях. После занятия учащийся должен […]
  • Коап ст65 Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо реформування сфери паркування транспортних засобів Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо реформування сфери паркування транспортних засобів (Відомості Верховної Ради (ВВР), 2018, № 15, […]
  • Приложение 3 порядка заполнения декларации по енвд Приложение N 3. Порядок заполнения налоговой декларации по единому налогу на вмененный доход для отдельных видов деятельности Приложение N 3к приказу Федеральной налоговой службыот 4 июля 2014 г. N ММВ-7-3/[email protected] Порядок заполнения налоговой декларации по единому налогу на вмененный доход […]
  • Ст 228 ук состав преступления УГОЛОВНОЕ ПРАВО Непосредственным объектом данного преступного деяния яв­ляются общественные отношения по обеспечению здоровья населе­ния. Предметом выступают наркотические средства, в том числе психотропные вещества. Объективная сторона преступления характеризуется совер­шением одного […]