Часть 2 статьи 139 ук рб

текст кодекса по состоянию на октябрь 2009 года

Уголовный кодекс Республики Беларусь

Глава 18

ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ДРУГИЕ НАРУШЕНИЯ ЗАКОНОВ И ОБЫЧАЕВ

ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ

Статья 132. Вербовка, обучение, финансирование и использование наемников

Вербовка, обучение, финансирование, иное материальное обеспечение и использование наемников для участия в вооруженных конфликтах или военных действиях —

наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет.

Статья 133. Наемничество

Участие на территории иностранного государства в вооруженных конфликтах, военных действиях лица, не входящего в состав вооруженных сил воюющих сторон и действующего в целях получения материального вознаграждения без уполномочия государства, гражданином которого оно является или на территории которого постоянно проживает (наемничество), —

наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с конфискацией имущества или без конфискации.

Статья 134. Применение оружия массового поражения

Применение оружия массового поражения, запрещенного международным договором Республики Беларусь, —

наказывается лишением свободы на срок от десяти до двадцати пяти лет, или пожизненным заключением, или смертной казнью.

Статья 135. Нарушение законов и обычаев войны

1. Принуждение лиц, сдавших оружие или не имеющих средств защиты, раненых, больных, потерпевших кораблекрушение, медицинского, санитарного и духовного персонала, военнопленных, гражданского населения на оккупированной территории или в районе военных действий, иных лиц, пользующихся во время военных действий международной защитой, к службе в вооруженных силах противника или к переселению, либо лишение их права на независимый и беспристрастный суд, либо ограничение права этих лиц на защиту в уголовном судопроизводстве —

наказываются ограничением свободы на срок от трех до пяти лет или лишением свободы на срок от трех до семи лет.

2. Причинение тяжких телесных повреждений лицам, названным в части первой настоящей статьи, либо истязание, либо проведение над ними, даже с их согласия, медицинских, биологических и других экспериментов, либо использование их для прикрытия своих войск или объектов от военных действий, либо захват и удержание таких лиц в качестве заложников, либо угон гражданского населения для принудительных работ —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.

3. Умышленное убийство лиц, названных в части первой настоящей статьи, —

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати пяти лет, или пожизненным заключением, или смертной казнью.

Статья 136. Преступные нарушения норм международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов

Нарушения норм международного гуманитарного права во время вооруженного конфликта:

1) применение средств и методов ведения войны, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие;

2) умышленное причинение обширного, долговременного и серьезного ущерба природной среде;

3) нападение на обладающие с защитной целью отличительными эмблемами Красного Креста и Красного Полумесяца персонал, строения, оборудование, транспортные формирования и транспортные средства;

4) использование голода среди гражданского населения в качестве метода ведения военных действий;

5) вербовка лиц, не достигших пятнадцатилетнего возраста, в вооруженные силы либо разрешение им принимать участие в военных действиях;

5-1) вербовка лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста, в вооруженные группы, отличные от вооруженных сил государства, или использование их в военных действиях в составе этих вооруженных групп;

6) произвольное и производимое в большом масштабе разрушение или присвоение имущества, не вызываемые военной необходимостью;

7) превращение необороняемых местностей и демилитаризованных зон в объект нападения;

8) превращение в объект нападения либо уничтожение или хищение в крупных масштабах культурных ценностей, находящихся под защитой, а равно совершение в отношении этих ценностей актов вандализма при отсутствии военной необходимости;

8-1) использование культурных ценностей, находящихся под усиленной защитой, либо непосредственно прилегающих к ним мест для поддержания военных действий при отсутствии военной необходимости, а равно превращение этих ценностей либо непосредственно прилегающих к ним мест в объект нападения;

9) нарушение соглашений о перемирии, приостановлении военных действий или местных соглашений, заключенных с целью вывоза, обмена или перевозки раненых и умерших, оставленных на поле сражения;

10) совершение нападения на гражданское население или на отдельных гражданских лиц;

11) совершение нападения неизбирательного характера, затрагивающего гражданское население или гражданские объекты, когда заведомо известно, что такое нападение повлечет чрезмерные потери среди гражданских лиц либо причинит чрезмерный ущерб гражданским объектам;

12) совершение нападения на установки или сооружения, содержащие опасные силы, когда заведомо известно, что такое нападение повлечет чрезмерные потери среди гражданских лиц либо причинит чрезмерный ущерб гражданским объектам;

13) совершение нападения на лицо, заведомо для виновного прекратившее принимать непосредственное участие в военных действиях;

14) перемещение части собственного гражданского населения на оккупируемую территорию;

15) неоправданная задержка репатриации военнопленных и гражданских лиц;

16) применение в вооруженном конфликте иных средств и методов ведения войны, запрещенных международным договором Республики Беларусь, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до двадцати лет.

Статья 137. Бездействие либо отдание преступного приказа во время вооруженного конфликта

1. Умышленное непринятие во время вооруженного конфликта начальником или должностным лицом в пределах своих полномочий всех возможных мер для предупреждения подготавливаемых или пресечения совершаемых подчиненным преступлений, предусмотренных статьями 134, 135 и 136 настоящего Кодекса, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.

2. Отдание во время вооруженного конфликта начальником или должностным лицом подчиненному приказа не оставлять никого в живых или иного заведомо преступного приказа или распоряжения, направленных на совершение преступлений, предусмотренных статьями 134, 135 и 136 настоящего Кодекса, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двадцати лет.

Статья 138. Незаконное пользование знаками, охраняемыми международными договорами

Умышленное использование вопреки международным договорам во время военных действий эмблем Красного Креста, Красного Полумесяца, или охранных знаков для культурных ценностей, или иных знаков, охраняемых международным правом, либо пользование государственным флагом или государственными отличиями неприятеля, нейтрального государства, флагом или знаком международной организации —

наказываются ограничением свободы на срок от двух до четырех лет или лишением свободы на срок до трех лет.

Раздел VII

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕКА

Глава 19

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ

Статья 139. Убийство

1. Умышленное противоправное лишение жизни другого человека (убийство) —

наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

1) двух или более лиц;

2) заведомо малолетнего, престарелого или лица, находящегося в беспомощном состоянии;

3) заведомо для виновного беременной женщины;

4) сопряженное с похищением человека либо захватом заложника;

5) совершенное общеопасным способом;

6) совершенное с особой жестокостью;

7) сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

8) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;

9) с целью получения трансплантата либо использования частей трупа;

10) лица или его близких в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга;

11) лица или его близких за отказ этого лица от участия в совершении преступления;

12) из корыстных побуждений, либо по найму, либо сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

13) из хулиганских побуждений;

14) по мотивам расовой, национальной, религиозной вражды или розни, политической или идеологической вражды, а равно по мотивам вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы;

15) совершенное группой лиц;

16) совершенное лицом, ранее совершившим убийство, за исключением убийства, предусмотренного статьями 140 — 143 настоящего Кодекса, —

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати пяти лет, или пожизненным заключением, или смертной казнью, а при наличии обстоятельств, предусмотренных пунктом 12 части второй настоящей статьи, — с конфискацией имущества или без конфискации.

Статья 140. Убийство матерью новорожденного ребенка

Убийство матерью своего ребенка во время родов или непосредственно после них, совершенное в условиях психотравмирующей ситуации, вызванной родами, —

наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок.

Статья 141. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, издевательством, тяжким оскорблением или иными противозаконными или грубыми аморальными действиями потерпевшего либо длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, —

наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до четырех лет.

Статья 142. Убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок.

Статья 143. Убийство при превышении пределов необходимой обороны

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, или ограничением свободы на тот же срок, или лишением свободы на срок до двух лет.

Статья 144. Причинение смерти по неосторожности

1. Причинение смерти по неосторожности —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок.

2. Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам —

наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок.

Часть 2 статьи 139 ук рб

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

17 декабря 2002 г. № 9

Изменения и дополнения:

Обсудив материалы обобщения судебной практики, в целях обеспечения правильного и единообразного применения судами уголовного закона об ответственности за убийство Пленум Верховного Суда

1. Обратить внимание судов, что умышленное противоправное лишение жизни другого человека (убийство) является особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение наиболее строгого наказания из предусмотренных ст. 48 УК.

При рассмотрении уголовных дел об убийстве необходимо неукоснительно выполнять требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств совершенного преступления.

По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти, а также исследованы другие обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

2. Убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Покушение же на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный сознавал общественную опасность своего действия (бездействия), предвидел наступление смерти другого человека и желал этого, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

При доказанности покушения на убийство дополнительной квалификации действий виновного по результатам наступивших для потерпевшего последствий не требуется.

3. Судам необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 147 УК, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

Устанавливая умысел виновного, суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие совершения преступления, количество, характер и локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), причины прекращения преступных действий и т.д., а также предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения, характер действий виновного после совершения преступления.

4. Обратить внимание судов, что по ч. 1 ст. 139 УК квалифицируется убийство, совершенное без отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 139 УК, и при отсутствии оснований для квалификации действий виновного по ст.ст. 140–143 УК.

5. При убийстве двух или более лиц содеянное следует квалифицировать по п. 1 ч. 2 ст. 139 УК, если действия виновного охватывались единством умысла и были совершены, как правило, одновременно, без разрыва во времени либо с незначительным разрывом.

В случае, если убийство двух или более лиц совершено с разрывом во времени, то для квалификации действий виновного по п. 1 ч. 2 ст. 139 УК необходимо наличие единого прямого умысла на убийство двух или более лиц, возникшего до начала совершения действий, направленных на лишение жизни хотя бы одного лица, и единство цели.

Если при наличии прямого умысла на лишение жизни двух или более лиц совершены убийство одного человека и покушение на жизнь другого (других), то содеянное не может рассматриваться как оконченное преступление – убийство двух или более лиц и подлежит квалификации по ч. 1 ст. 139 УК или соответствующим пунктам ч. 2 ст. 139 УК (за исключением п. 1), ч. 1 ст. 14 и п. 1 ч. 2 ст. 139 УК.

6. Для квалификации убийства по п. 2 ч. 2 ст. 139 УК (малолетнего, престарелого или лица, находящегося в беспомощном состоянии) необходимо установить, что виновный заведомо знал о малолетнем или престарелом возрасте потерпевшего либо о нахождении потерпевшего в беспомощном состоянии.

Под беспомощным следует понимать такое состояние, которое лишает потерпевшего возможности в силу его физического или психического состояния оказать преступнику активное сопротивление, уклониться от посягательства или иным образом ему противостоять. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, можно отнести, в частности, тяжелобольных либо страдающих психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

Вывод суда о нахождении потерпевшего в беспомощном состоянии надлежит основывать на оценке всех обстоятельств дела в совокупности и надлежащим образом мотивировать в приговоре.

При убийстве заведомо малолетнего или престарелого вменение дополнительного квалифицирующего признака «убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии» не исключается.

7. Судам надлежит иметь в виду, что по п. 3 ч. 2 ст. 139 УК подлежат квалификации действия виновного, заведомо знавшего о беременности потерпевшей. Мотивы убийства для такой квалификации значения не имеют.

Если виновный убил потерпевшую, ошибочно полагая, что она беременна, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 14 и п. 3 ч. 2 ст. 139 УК.

8. Разъяснить судам, что под убийством, сопряженным с похищением человека либо захватом заложника (п. 4 ч. 2 ст. 139 УК), следует понимать лишение жизни человека во время его похищения или захвата в качестве заложника либо во время удержания такого лица, а также за отказ выполнить какие-либо действия под условием освобождения заложника.

По п. 4 ч. 2 ст. 139 УК квалифицируется не только убийство похищенного или заложника, но и других лиц в связи с похищением человека или захватом заложника.

9. Убийство, совершенное общеопасным способом, имеет место в случаях, когда, реализуя умысел на лишение жизни определенного лица, виновный сознательно применил такой способ причинения ему смерти, который заведомо для виновного был реально опасен и для жизни других лиц.

Квалифицирующим признаком данного преступления является способ убийства, поэтому действия виновного подлежат квалификации по п. 5 ч. 2 ст. 139 УК и тогда, когда от них пострадал только один человек. Однако если виновным для лишения жизни конкретного человека использовались орудия или средства, характеризующиеся большими поражающими свойствами (например, взрыв, поджог, затопление, наезд транспортным средством), но при этом возможность причинения смерти другим лицам была исключена, что осознавалось виновным, то оснований для квалификации его действий по п. 5 ч. 2 ст. 139 УК не имеется.

Если при убийстве, совершенном общеопасным способом, причинена смерть двум или более лицам, действия виновного квалифицируются по пп. 1 и 5 ч. 2 ст. 139 УК.

В тех случаях, когда помимо убийства конкретного лица, совершенного общеопасным способом, одновременно причинен вред здоровью других лиц либо умышленно уничтожено или повреждено имущество этим же способом, действия виновного следует квалифицировать (кроме п. 5 ч. 2 ст. 139 УК) также по статьям УК, предусматривающим ответственность за причинение вреда здоровью либо умышленное уничтожение или повреждение имущества (ч. 2 ст. 218 УК).

10. Обратить внимание судов, что понятие особой жестокости при квалификации убийства по п. 6 ч. 2 ст. 139 УК связывается как со способом лишения жизни, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявленной виновным такой жестокости. При этом необходимо установить, что виновный сознавал особо жестокий характер избранного им способа лишения жизни и желал либо сознательно допускал его.

Признак особой жестокости имеется, в частности, в случаях, когда непосредственно перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (умышленное нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, кислоты или других агрессивных веществ, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды, воспрепятствование оказанию помощи умирающему в целях продления мучений жертвы и т.д.).

Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания, в убийстве потерпевшего в присутствии следующей жертвы, если виновный сознавал, что второй потерпевший понимает характер его последующих действий и их направленность, и желал таким образом причинить потерпевшему особые страдания и мучения.

Если убийство совершено группой лиц и хотя бы один исполнитель действовал с особой жестокостью, вместе с ним по п. 6 ч. 2 ст. 139 УК несут ответственность и те участники группы, которые сознавали, что кто-либо из них действует с особой жестокостью, и их умыслом охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 139 УК и по ст. 347 УК.

11. Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. 7 ч. 2 ст. 139 УК), следует понимать лишение жизни потерпевшей (потерпевшего) в процессе совершения указанных преступлений или непосредственно после них, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление.

Убийство другого лица с целью облегчения изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера либо сокрытия указанных преступлений подлежит квалификации по п. 8 ч. 2 ст. 139 УК.

12. Для квалификации содеянного по п. 8 ч. 2 ст. 139 УК (убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение) не требуется, чтобы виновный в результате убийства достиг преследуемой цели. Достаточно установления лишь самого факта совершения убийства с этой целью.

При этом на данную квалификацию не влияет характер и степень общественной опасности скрываемого преступления или преступления, совершение которого намерен облегчить виновный, кто является его исполнителем (лицо, совершающее убийство, или другое лицо), а также продолжительность разрыва во времени между преступлением, которое намерен скрыть виновный, и убийством, совершенным в этих целях.

Квалификация убийства по п. 8 ч. 2 ст. 139 УК исключает возможность его квалификации, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 139 УК, предусматривающему иную цель или мотив убийства. Поэтому, если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или хулиганских побуждений либо было сопряжено с изнасилованием, разбоем и т.д., оно не может одновременно квалифицироваться по п. 8 ч. 2 ст. 139 УК.

13. Судам следует иметь в виду, что убийство с целью получения трансплантата либо использования частей трупа (п. 9 ч. 2 ст. 139 УК) может быть совершено только с прямым умыслом и конкретной целью, указанной в диспозиции нормы закона. Однако при этом не обязательно, чтобы виновный в результате убийства достиг преследуемой цели, достаточно установления лишь прямого умысла и цели получения трансплантата либо использования частей трупа.

14. Разъяснить судам, что по п. 10 ч. 2 ст. 139 УК следует квалифицировать убийство лица или его близких, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению общественного долга, а также по мотивам мести за такую деятельность, независимо от разрыва во времени между деятельностью потерпевшего и убийством, совершенным в связи с этой деятельностью.

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать законные действия любого лица, входящие в круг его служебных обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, частными и иными, зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, а также с предпринимателями.

Под выполнением общественного долга понимается осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

15. При квалификации по п. 11 ч. 2 ст. 139 УК убийства лица или его близких за отказ этого лица от участия в совершении преступления не имеют значения характер и степень общественной опасности преступления, от участия в совершении которого отказался потерпевший, отводимая ему роль в преступлении, а также прежнее поведение потерпевшего и мотивы отказа.

Убийство лица, отказавшегося от участия в совершении преступления, с целью скрыть это готовящееся преступление следует квалифицировать по п. 8 ч. 2 ст. 139 УК.

16. Судам надлежит учитывать, что по п. 12 ч. 2 ст. 139 УК квалифицируется убийство из корыстных побуждений, т.е. совершенное в целях получения имущественной выгоды для виновного или его близких (денег, имущества или права на него, права на жилую площадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.) при условии, что намерение извлечь имущественную выгоду возникло у виновного до момента лишения потерпевшего жизни и именно оно явилось мотивом убийства. Если же намерение завладеть имуществом убитого возникло после совершения убийства, действия виновного необходимо квалифицировать по совокупности преступлений – как убийство и похищение имущества.

Под убийством по найму понимается лишение жизни потерпевшего, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие такое убийство или подстрекавшие к его совершению либо оказавшие содействие его совершению, должны нести ответственность по соответствующей части ст. 16 и п. 12 ч. 2 ст. 139 УК.

Как сопряженное с разбоем или вымогательством следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений с целью получения имущественной выгоды.

Для квалификации действий виновного по п. 12 ч. 2 ст. 139 УК не имеет значения, достиг ли он цели получения имущественной выгоды и могла ли она вообще иметь место. Определяющим в данной ситуации является то обстоятельство, что виновный руководствовался при совершении преступления именно корыстными мотивами (кроме убийства, сопряженного с бандитизмом, при котором наличие корыстного мотива необязательно).

При квалификации убийства, совершенного по найму либо сопряженного с разбоем, вымогательством или бандитизмом, дополнительное вменение квалифицирующего признака «из корыстных побуждений» не требуется.

17. По п. 13 ч. 2 ст. 139 УК квалифицируется убийство из хулиганских побуждений, т.е. совершенное на почве явного неуважения к обществу, когда поведение виновного обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежение к общепринятым правилам общежития. Это преступление может совершаться без повода или с использованием незначительного повода.

Для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует устанавливать, кто явился их инициатором и не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком ссоры, драки был потерпевший или когда поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

При отграничении убийства из мести, возникшей на почве личных неприязненных отношений, от убийства из хулиганских побуждений необходимо точно определить характер действий потерпевшего, которые явились поводом для совершения виновным этого преступления. В частности, убийство должно признаваться совершенным из хулиганских побуждений в тех случаях, когда действия потерпевшего в силу малозначительности не давали повода к конфликту, но виновный использовал их в качестве такового для совершения убийства.

Убийство, совершенное из ревности, мести или других побуждений, возникших на почве личных неприязненных отношений, независимо от места совершения не должно квалифицироваться по п. 13 ч. 2 ст. 139 УК.

Если виновный, помимо убийства, совершил также иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу и сопровождающиеся применением насилия или угрозой его применения либо уничтожением или повреждением чужого имущества, то содеянное им надлежит квалифицировать по п. 13 ч. 2 ст. 139 и соответствующей части ст. 339 УК.

18. Для квалификации убийства по мотивам расовой, национальной, религиозной вражды или розни, политической или идеологической вражды, а равно по мотивам вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы (п. 14 ч. 2 ст. 139 УК) необходимо установить, что убийство лица совершено именно по этим мотивам, а не из других побуждений (например, личных неприязненных отношений к конкретному потерпевшему).

Если виновный совершает умышленные действия, направленные на возбуждение расовой, национальной либо религиозной вражды или розни, политической или идеологической вражды, а равно по мотивам вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы, и в процессе таких действий совершает убийство по указанным мотивам, то все содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. 14 ч. 2 ст. 139 и соответствующей частью ст. 130 УК.

19. По п. 15 ч. 2 ст. 139 УК квалифицируется убийство, совершенное группой лиц без предварительного сговора, по предварительному сговору или организованной группой.

Убийство признается совершенным группой лиц в том случае, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на убийство, участвовали в его совершении в качестве соисполнителей. При этом необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один из участников группы подавляет сопротивление потерпевшего, в то время как другой причиняет смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и тогда, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на убийство, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Предварительный сговор на убийство предполагает наличие выраженной в любой форме договоренности двух или более лиц, состоявшейся до начала совершения действий, непосредственно направленных на умышленное противоправное лишение жизни потерпевшего.

Наряду с двумя или более соисполнителями преступления другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства и их действия подлежат квалификации по соответствующей части ст. 16 и п. 15 ч. 2 ст. 139 УК. Действия исполнителей убийства в данном случае квалифицируются по п. 15 ч. 2 ст. 139 УК без ссылки на ст. 16 УК.

При признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников, независимо от их роли в преступлении, следует квалифицировать как соисполнительство (без ссылки на ст. 16 УК).

20. Убийство, совершенное лицом, ранее совершившим убийство, за исключением предусмотренного ст.ст. 140–143 УК, квалифицируется по п. 16 ч. 2 ст. 139 УК независимо от того, совершил ли виновный ранее убийство или покушение, был ли он исполнителем или иным соучастником преступления, было или не было лицо осуждено за ранее совершенное убийство. Повторным признается и убийство, если ему предшествовало совершение преступления, составной частью которого являлось убийство (например, убийство работника милиции – ст. 362 УК, террористический акт – ст. 359 УК и др.).

Если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, подпадающие соответственно под действие ч. 1 ст. 139 УК или ч. 1 ст. 14 и ч. 1 ст. 139 УК (либо ст.ст. 359, 362 УК и др.), то это деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее преступление в зависимости от того, окончено оно или нет, следует квалифицировать по п. 16 ч. 2 ст. 139 либо по ч. 1 ст. 14 и п. 16 ч. 2 ст. 139 УК.

Такой же порядок самостоятельной квалификации деяний должен применяться и в случаях:

а) если сначала совершается покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах, а затем оконченное преступление – убийство при отягчающих обстоятельствах либо без таковых;

б) когда первоначально совершается убийство при отягчающих обстоятельствах, а потом покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах либо без них.

Если виновный в разное время совершил два покушения на убийство при отягчающих обстоятельствах, за первое из которых он не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 14 и п. 16 ч. 2 ст. 139 УК и, кроме того, по соответствующим ее пунктам, предусматривающим отягчающие обстоятельства обоих покушений на убийство.

Если же виновный совершил убийство при отягчающих обстоятельствах и не был осужден за него, а затем совершил такое же преступление, оба деяния должны квалифицироваться лишь по соответствующим пунктам ч. 2 ст. 139 УК, включая п. 16 этой статьи закона.

Убийство не может квалифицироваться по п. 16 ч. 2 ст. 139 УК, если судимость за ранее совершенное убийство погашена или снята в установленном законом порядке, а также, если к моменту совершения убийства истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление.

При совершении убийства в соучастии применение такого квалифицирующего признака, как убийство, совершенное лицом, ранее совершившим убийство, может иметь место лишь в отношении виновного, который отвечает данному признаку, и исключается в отношении других соучастников.

21. Убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 139 УК, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание же в таких случаях не должно назначаться по каждому пункту в отдельности, однако при назначении его необходимо учитывать наличие нескольких отягчающих обстоятельств.

В случаях, когда обвиняемому вменено в вину совершение убийства при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных несколькими пунктами ч. 2 ст. 139 УК, и обвинение по некоторым из них не подтвердилось, в описательно-мотивировочной части приговора достаточно привести мотивы и сформулировать вывод о признании обвинения по тем или иным пунктам необоснованным.

22. Изменение квалификации действий обвиняемого с одного на другой пункт ч. 2 ст. 139 УК без предъявления нового обвинения в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 301 УПК, допускается лишь в случае, если это не ухудшает положения обвиняемого и не нарушает его права на защиту (не связано с существенным изменением фактических обстоятельств дела, в том числе относящихся к мотиву, цели и способу убийства, с вменением эпизодов, увеличивающих фактический объем ранее предъявленного обвинения, и т.д.).

23. Убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника, с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, с разбоем, вымогательством или бандитизмом, подлежит квалификации соответственно по пп. 4, 7 или 12 ч. 2 ст. 139 УК в совокупности со статьями Особенной части УК, предусматривающими уголовную ответственность за данные преступления.

24. Действия должностного лица, совершившего убийство при превышении власти или служебных полномочий, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 или ч. 2 ст. 139 и ч. 3 ст. 426 УК.

Убийство представителя администрации следственного изолятора или иного места лишения свободы либо осужденного с целью воспрепятствования его исправлению или из мести за исполнение им общественной обязанности, совершенное лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы, надлежит квалифицировать, помимо соответствующей части ст. 139 УК, и по ст. 410 УК.

25. Убийство в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, не может быть квалифицировано как совершенное при отягчающих обстоятельствах даже при наличии признаков, предусмотренных пп. 1, 2, 3, 5, 6, 16 ч. 2 ст. 139 УК.

Причинение смерти при обстоятельствах, исключающих преступность деяния, перечисленных в ст.ст. 34–37, 39, 40 УК, не является противоправным и не признается убийством.

26. При назначении наказания за убийство суды обязаны учитывать совокупность всех обстоятельств, при которых оно совершено: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, личность виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность. Равным образом должны быть исследованы данные, относящиеся к личности потерпевшего, его взаимоотношения с обвиняемым, а также поведение, предшествовавшее убийству.

27. Обратить внимание судов, что исключительные меры наказания – смертная казнь и пожизненное заключение – могут применяться за совершение убийства при отягчающих обстоятельствах лишь тогда, когда необходимость их назначения обусловливается особыми обстоятельствами, отягчающими ответственность, и наряду с этим данными, характеризующими виновного как лицо, представляющее исключительную опасность для общества. При этом суд обязан исследовать данные о психическом состоянии обвиняемого.

Применение смертной казни во всех случаях должно быть мотивировано в приговоре на основе установленных обстоятельств совершенного преступления и данных, с исчерпывающей полнотой характеризующих обвиняемого.

При назначении виновному пожизненного заключения в приговоре должны быть указаны мотивы применения этого наказания как альтернативы смертной казни.

28. Судебной коллегии по уголовным делам и военной коллегии Верховного Суда, областным, Минскому городскому и Белорусскому военному судам обеспечить неукоснительное соблюдение закона при рассмотрении дел об убийстве, постоянно анализировать практику их рассмотрения, своевременно устранять допущенные судами первой инстанции ошибки, не оставляя при этом без реагирования факты назначения виновным неоправданно мягких мер наказания, а также иные нарушения уголовного закона, влекущие отмену либо изменение приговоров.

Председатель
Верховного Суда
Республики Беларусь

Комментарий к УК РБ

Размещено на http://www.allbest.ru/

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ

Статья 139. Убийство

1. Умышленное противоправное лишение жизни другого человека (убийство) — наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

2) двух или более лиц;

3) заведомо малолетнего, престарелого или лица, находящегося в беспомощном состоянии;

4) заведомо для виновного беременной женщины;

5) сопряженное с похищением человека либо захватом заложника;

6) совершенное общеопасным способом;

7) совершенное с особой жестокостью;

8) сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

9) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;

10) с целью получения трансплантата либо использования частей трупа;

10) лица или его близких в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга;

11) лица или его близких за отказ этого лица от участия в совершении преступления;

12) из корыстных побуждений, либо по найму, либо сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

13) из хулиганских побуждений;

14) по мотивам расовой, национальной, религиозной вражды или розни;

15) совершенное группой лиц;

16) совершенное лицом, ранее совершившим убийство, за исключением убийства, предусмотренного статьями 140—143 настоящего Кодекса,—

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати пяти лет, или пожизненным заключением, или смертной казнью, а при наличии обстоятельств, предусмотренных пунктом 12 части второй настоящей статьи,— с конфискацией имущества или без конфискации.

1. К преступлениям против жизни прежде всего относятся убийства: убийство (ст. 139), убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 140), убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 141), убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 142), убийство при превышении пределов необходимой обороны (ст. 143). Другими преступлениями против жизни являются: причинение смерти по неосторожности (ст. 144), доведение до самоубийства (ст. 145), склонение к самоубийству (ст. 146).

2. Все виды убийства делятся на три группы: убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 139), убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 139), убийство при смягчающих обстоятельствах (ст.ст. 140—143).

Цена судебной ошибки

или Как достучаться до надзорной инстанции

Герои этой публикации сегодня отбывают длительные сроки лишения свободы в одной из исправительных колоний страны. Они разнятся по возрасту, интересам и семейному положению. Они жили в разных городах и никогда ранее не знали друг друга. Теперь же их объединяет уголовная статья: все они признаны виновными в особо тяжких преступлениях. Суды, выносившие приговоры, квалифицировали их действия как убийство с отягчающими обстоятельствами. Двое из них, помимо ст.139 УК (убийство), были признаны виновными в совершении еще ряда преступлений, которые вошли в совокупность с убийством.

Есть у них и еще одна общая черта — они небезосновательно считают свои приговоры незаконными. Оспорить судебные решения в надзорном порядке им пока не удалось. В ответ на аргументированные жалобы приходят шаблонные отписки схожего содержания: «Судебное следствие проведено всесторонне, полно и объективно. Действия осужденного квалифицированы правильно. Оснований для опротестования приговора в порядке надзора не обнаружено». Формально — жалоба рассмотрена. По факту — заданные по существу вопросы остаются без ответа.

ХУЛИГАНСКИЕ ПОБУЖДЕНИЯ ИЛИ ЛИЧНАЯ НЕПРИЯЗНЬ?

Валерий Немцевич, уроженец Гродно, 10 мая 2004г. осужден судебной коллегией по уголовным делам Гродненского облсуда по ч.2 ст.339 («Злостное хулиганство»), ч.2 ст.183 («Незаконное лишение свободы способом, опасным для жизни»), п.п.6,13,15 ч.2 ст.139 («Убийство при отягчающих обстоятельствах») УК РБ к 19 годам лишения свободы.

— В качестве мотива моих действий по избиению потерпевшего суд указывает хулиганские побуждения. Мол, я и мой подельник абсолютно беспричинно избивали гражданина А. в общественном месте, в присутствии несовершеннолетних девушек и поблизости от кладбища, которое «предполагает возможность появления людей».

Во-первых, никакое предположение не может быть положено в основу приговора (ст.356 УПК). А в моем случае суд подкрепляет свои выводы предположением о возможности появления людей на кладбище, которое находилось недалеко от двора частного дома, где случился конфликт.

Во-вторых, тут же в приговоре суд приводит показания моего подельника П., который поясняет, что я затеял драку с А. из-за ревности: «Немцевич упрекал потерпевшего за приставание к Б., и между ними опять началась драка». Сам же П. стал бить потерпевшего за то, что тот несколькими днями ранее избил его мать. В приговоре приведены и показания матери П., которая подтвердила, что накануне рассказала сыну о том, что потерпевший применял в отношении нее физическую силу. Показания обвиняемых — источник доказательств. Данные доказательства, исключающие наличие хулиганских побуждений, судом в приговоре отвергнуты не были.

В-третьих, судом установлено место совершения преступления — комнаты частного дома и двор частного дома. Жилище и подворье частного дома общественным местом не являются. Получается, признаки злостного хулиганства суд притянул за уши, собранными доказательствами в приговоре они не подтверждаются.

Непонятно, на чем основаны утверждения суда в приговоре, что умысел на убийство возник именно в тот момент, когда потерпевший выбрался из курятника.

В приговоре приведены мои показания и показания свидетелей о том, что мы прекратили избивать потерпевшего А., когда тот был в сознании, давали ему пить по его просьбе. Суд не дает оценки этим доказательствам и не отвергает их в приговоре, хотя они свидетельствуют об отсутствии умысла на убийство.

Описывая вменяемые преступления, суд ограничился лишь формальными общими формулировками. Обвиняя меня в убийстве с особой жестокостью на основании оценочного признака — количества нанесенных ударов, суд не описал в приговоре, куда и сколько было нанесено ударов именно при совершении убийства, и не привел доказательств, подтверждающих наличие этого признака.

Я считаю, что суд правильно осудил меня по ч.2 ст.183 УК за незаконное лишение свободы потерпевшего, а вот ни злостного хулиганства, ни хулиганских побуждений в других моих действиях не было, и эти выводы суда противоречат положенным в основу приговора показаниям обвиняемых и свидетелей. Однако на мои неоднократные надзорные жалобы пока приходят лишь короткие отписки.

СЛЕДОВАТЕЛИ НЕ МОГЛИ ПОНЯТЬ МОТИВ

Виталий Третьяк, уроженец деревни Смоляны Пружанского района Брестской области, 12 марта 2010г. осужден судебной коллегией по уголовным делам Брестского облсуда по ч.2 ст.206 («Грабеж»), ч.2 ст.167 («Насильственные действия сексуального характера»), п.п.8,15 ч.2 ст.139 («Убийство при отягчающих обстоятельствах») УК РБ к 11 годам и 1 месяцу лишения свободы.

Вынесенный в отношении меня приговор не соответствует фактическим событиям того дня. Обвинение в грабеже и насильственных действиях сексуального характера появилось только в середине следствия, когда меня перевели в Брест и сменили адвоката. Защитник уверила меня в том, что за убийство из хулиганских побуждений дадут больше, чем за убийство с конкретным поводом. Она посоветовала мне придумать что-нибудь или вспомнить какую-нибудь деталь.

В итоге следствием была сформирована новая версия об убийстве с целью сокрытия других преступлений.

В моем приговоре нет ни одного доказательства, подтверждающего совершение грабежа или сексуального насилия в отношении убитой. Более того, даже не описан способ совершения преступления по ст.167: суд ограничился лишь формальной формулировкой «начал совершать с ней действия сексуального характера». Нигде в приговоре не сказано, какие именно действия сексуального характера, кто и как совершал с потерпевшей.

Пакетик с вещами убитой, который она отдала положить в бардачок трактора, Е. обнаружил уже после убийства, когда осматривал ночью с фонариком кабину трактора. Он просто присвоил найденное, дав и мне часть лежавших в пакете денег. Это все видно из приговора, но суд передергивает доказательства и факты, чтобы обосновать предложенную следствием версию. Ведь если не было грабежа и сексуального насилия, тогда вся выстроенная следователями картинка рассыпается.

Я был подростком и очень боялся Е., который угрозами заставил меня молчать о случившемся. Он обманом вынудил меня взять на себя вину за порчу колхозной техники, которую он совершил, намереваясь сбежать из страны на угнанном с мехдвора автомобиле. Он также убеждал меня взять на себя и убийство, но в итоге я на это не пошел.

Как сейчас мне стало известно, следствие обязано было возбудить в отношении Е. дело по ч.3 ст.172 УК («Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления») и выяснить характер существовавших между мной и Е. взаимоотношений, установить роль взрослого ранее судимого мужика в вовлечении меня в особо тяжкое преступление. Эти сведения могли существенно повлиять на выводы суда и помочь в установлении объективной истины. Однако такого расследования никто не провел. А мои жалобы на приговор толком никто пока не рассматривал.

А КАК ЖЕ ПРАВО НА НЕОБХОДИМУЮ ОБОРОНУ?

Сергей Довнар, уроженец деревни Тумаши Ляховичского района Брестской области, 20 октября 2010г. осужден судебной коллегией по уголовным делам Брестского облсуда по п.6 ч.2 ст.139 («Убийство при отягчающих обстоятельствах») УК РБ к 15 годам лишения свободы.

— Уже 6 лет я всеми силами пытаюсь обратить внимание надзорных инстанций на вопиющие нестыковки в вынесенном в отношении меня приговоре. Но пока результат стремится к нулю. Очевидно, не последнюю роль в этом играет отец погибшего, ныне пенсионер, который долго проработал в Ляховичском следственном райотделе и дослужился до больших звезд.

Судебной коллегией установлено и зафиксировано в моем приговоре, что инициатором конфликта был потерпевший З., который во время танца стал приставать к моей жене, а затем в ответ на мое замечание ударил меня кулаком в лицо, разбив очки. После чего напал на меня с кухонным ножом, пытаясь пырнуть в живот.

Суд отверг мои доводы о нахождении в состоянии необходимой обороны, указав, что «неправильное поведение потерпевшего не имеет в данном случае существенного значения». По мнению судебной коллегии, после того как нож перешел в мои руки, у меня уже «не было никаких оснований полагать, что мои жизнь и здоровье под угрозой». И что далее я якобы «учинил расправу над потерпевшим на почве возникших личных неприязненных отношений». Непонятно, на чем основаны такие выводы суда и какими доказательствами подтверждаются. И почему судом не была дана юридическая оценка явно противоправным действиям потерпевшего.

Действительно, нож у З. мне удалось отобрать, схватив прямо за лезвие и распоров себе руку. Однако пьяный З. продолжил нападение, завязалась борьба, в ходе которой от зажатого в моей ладони отобранного ножа потерпевший получил резаные раны. Нас разняли, я тут же ушел домой, а в квартире, кроме З., оставались хозяева.

О том, что З. умер от потери крови, я узнал только утром. Меня обвинили в его убийстве с особой жестокостью, хотя собранные доказательства свидетельствуют о том, что я лишь оборонялся. Все свои доводы я указал в очередной надзорной жалобе, которую недавно отправил в Генпрокуратуру. Буду ждать ответа.

Видимо, должностные лица, имеющие право принесения протеста на приговор, сегодня так завалены работой, что рассматривать жалобы осужденных по существу им, вероятно, просто некогда. Проще ограничиться отпиской: сиди, мол, и не вякай.

Однако что же делать тем, для кого срок в приговоре — не просто цифры на бумаге, а годы жизни в зоновской «телаге»? И если этот приговор явно не дотягивает на статус «обоснованного, мотивированного и постановленного в строгом соответствии с принципами презумпции невиновности»?

Справка «БелГазеты». 17 декабря 2002г. пленум Верховного суда постановлением N9 «О судебной практике по делам об убийстве» определил: при рассмотрении уголовных дел об убийстве судам необходимо неукоснительно выполнять требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств совершенного преступления. По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти, а также исследованы другие обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

Постановлением пленума Верховного суда от 28.09.2001 N9 «О приговоре суда» закреплена обязанность суда раскрыть в приговоре при описании способа совершения преступления, какие преступные действия и каким образом были совершены обвиняемым. Признавая лицо виновным в преступлении, в составе которого имеются оценочные признаки, суд обязан привести доказательства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака. Приговор суда должен быть законным, обоснованным, мотивированным и справедливым, постановленным в строгом соответствии с принципами презумпции невиновности. Сомнения в обоснованности предъявленного обвинения толкуются в пользу обвиняемого как в отношении обвинения в целом, так и в части его отдельных эпизодов, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления и т.п.

Популярное:

  • Технические средства системы физической защиты Охранные системы и технические средства физической защиты объектов ISBN: 978-5-9901176-3-1 Год: 2011 (июнь) Объем: 288 Книга посвящена рассмотрению современных типов технических средств охраны, а также методам осуществления физической охраны объектов. Автор книги является профессионалом […]
  • Основания для оставления искового заявления без движения гпк Оставление искового заявления без движения Оставление искового заявления без движения (ст.136 ГПК) — это процессуальное действие судьи, которое выражается им в одноименном судебном определении. Изложенные в определении требования можно назвать и санкцией судьи к истцу, который пренебрег […]
  • Судебный участок 100 усть-илимска Судебный участок 100 усть-илимска О СОЗДАНИИ СУДЕБНЫХ УЧАСТКОВ И ДОЛЖНОСТЕЙ МИРОВЫХ СУДЕЙ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ от 18 февраля 2009 года (в ред. Законов Иркутской области от 29.12.2009 N 113/79-оз, от 24.12.2010 N 139-ОЗ, от 14.07.2011 N 71-ОЗ, от 10.11.2011 N 112-ОЗ, от 07.06.2012 N 49-ОЗ, […]
  • 125 ст гпк рф Статья 125. Основания для возвращения заявления о вынесении судебного приказа или отказа в его принятии СТ 125 ГПК РФ 1. Судья возвращает заявление о вынесении судебного приказа по основаниям, предусмотренным статьей 135 настоящего Кодекса, а также в случае, если: 1) не представлены […]
  • Уголовное право ст 132 Уголовное право ст 132 Раздел VII. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЛИЧНОСТИ Глава 18. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И txt fb2 ePub html на телефон придет ссылка на файл выбранного формата Шпаргалки на телефон — незаменимая вещь при сдаче экзаменов, подготовке к контрольным […]
  • 86 коап кто составляет протокол Глава 19. ПРОТОКОЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ. Статья 254. Составление протокола об административном правонарушении. О совершении административного правонарушения составляется протокол уполномоченным на то должностным лицом либо представителем общественной […]