Хартия вольностей статья 39

Великая хартия вольностей

Хартиями (греч. лист папируса) — в английской истории называли королевские грамоты, которые даруют или подтверждают различные льготы всему народу или отдельным общинам.

Первую хартию вольностей издал Генрих I в 1100, по случаю своей коронации.

Король утвердил ею свободу церкви, т.е. отказался от продажи духовных должностей и от доходов с вакантных кафедр, а главное, уничтожил те злоупотребления феодальными правами, которые были в обычае у его предшественников, Вильгельма Завоевателя и Вильгельма II Рыжего, при переходе ленов по наследству, при выдаче замуж наследниц и вдов умерших баронов.

Бароны, в свою очередь, должны были отказаться от тех же злоупотреблений феодальными правами по отношению к их собственным вассалам.

Особая хартия, данная Генрихом I городу Лондону, предоставила горожанам на откуп графство Миддльсекс, с правом избирать из своей среды шерифа и юстициария для разбора тяжб.

Короли Стефан и Генрих II своими хартиями подтвердили вассалам вольности, данные Генрихом I.

Но краеугольным камнем английской свободы сделалась Великая хартия вольностей, исторгнутая баронами у короля Иоанна Безземельного в 1215.

Поводом послужила неудачная война с Францией. Вследствие отказа короля уничтожить злоупотребления и утвердить вольности, северные бароны взялись за оружие и двинулись к Лондону, где их сочувственно встретили горожане. Здесь, на Руннимедском лугу, 15.06.1215 года король должен был принять требования баронов, изложенные в 49 статьях.

Эти статьи баронов легли в основание Великой хартии вольностей, выработанной в 63 статьях.

Великая хартия обеспечивала вольности не только баронам, но и вообще всем свободным людям. Первая статья утверждала за Церковью свободу выборов на духовные должности. Ряд статей отменял злоупотребления феодальными правами:

— установлен точный размер рельефа (поборы в пользу короля) при переходе лена по наследству,

— хищничество опекунов в именьях малолетних запрещено,

— выдавать наследниц дозволено только за людей, равных им по сословию,

— вдов нельзя принуждать к замужеству.

Соблюдение всех этих вольностей, данных королем его ленникам, сделано (ст.60) обязательным для всех светских и духовных феодалов в отношении к их людям.

Крайне важна ст.12, положившая основание правам английского парламента. Здесь определены три случая, когда король мог требовать с ленника денежной субсидии на выкуп в случае своего плена, при женитьбе старшего сына и выдаче замуж старшей дочери. Всякая другая субсидия, или «деньги со щита» (т.е. денежный побор взамен обязательной для ленника военной службы), могла быть установлена только общим собранием ленников всего королевства.

По ст.14 на это общее собрание королевства архиепископы, епископы, аббаты, графы и крупные бароны приглашались каждый именным призывом, а все другие ленники короля — общим призывом, по графствам и сотням, через шерифов и бальи (судьи). Это различие в призывах повело впоследствии, при Эдуарде III, к отделению нижней палаты от верхней.

Ст.39 положила основание свободе личности. Ни один свободный человек не мог быть арестован, заключен в тюрьму, лишен собственности или покровительства законов, изгнан или подвергнут другой каре иначе, как по суду равных ему и по закону страны.

Ст.18 утвердила объезды королевских судей по графствам. Четыре раза в год два юстициария должны были объезжать графства и с 4 рыцарями, избранными собранием графства, разбирать гражданские дела по вопросам владения.

По ст.17 тяжбы по частным искам должны разбираться в каком-нибудь определенном месте, независимо от передвижения королевского суда. Начиная с Генриха III эти тяжбы разбирались в Вестминстере, а ко времени Эдуарда I для них выработалась особая палата.

Ст.20 ограничила размер административных штрафов, налагавшихся взамен полной конфискации coбcтвeннocти за нарушение обязанностей по отношению к королю. Собственность свободного человека в размере, необходимом для сохранения социального положение, товар купца и сельскохозяйственный инвентарь виллана были сделаны неприкосновенными при взыскании этих штрафов. Самые приговоры должны были произноситься не административным порядком, а соседями, под присягой. Графы и бароны штрафуются равными им.

Остальные статьи хартии утверждали привилегии города Лондона, уничтожали злоупотребления шерифов и бальи, вводили единство мер, свободу въезда и выезда из Англии в мирное время, уничтожали неприкосновенность лесов, ставших заповедными при королях Ричарде и Иоанне.

Наконец, важная ст.61 обеспечивала соблюдение самой Великой хартии. Все бароны избирали из своей среды 25 лиц для надзора за соблюдением вольностей. Если король нарушит хартию и не исправит нарушение по требованию 4 из этих баронов в 40-дневный срок, — все 25 баронов могут прибегнуть к насилию против короля, т.е. отнимать у него замки и земли, щадя только его личность и семью. Каждый может принести присягу повиновения этим 25 баронам и заодно с ними теснить короля, пока тот не исправит свою ошибку.

В малолетство Генриха III сказалась реакция против Великой хартии: регент Вильям Маршаль, граф Пемброк, издал ее вновь, в 1216 году, с важными изменениями: опущены были статьи 12 и 14 о правах ленников собираться и утверждать налоги и статья 61, о праве сопротивляться нарушению вольностей.

Те же пропуски сделаны и при новом издании хартии, в 1217. Кроме того, тогда введены две статьи, легшие в основу статутов Эдуарда I. Первая ограничивала свободных людей в их праве отчуждать свои земли, а вторая запрещала передачу ленных земель Церкви.

В том же 1217 издана была еще «Лесная хартия», уничтожившая ограничение прав собственников над лесами.

Во время смут в царствование Генриха III понятие «общего совета королевства» значительно расширилось вследствие призыва в парламент представителей от графств, городов и бургов.

В царствование Эдуарда I вольности английского народа опять доходят до уровня Великой хартии.

Во время похода короля во Фландрию бароны согласились дать субсидию только под условием утверждения хартии и новых добавочных статей. Утверждение это было дано королем в Генте в 1297.

Новые статьи в латинском списке известны как статут «De Tallagio non concedendo». Эти статьи восстанавливали запрещение собирать поборы без разрешения парламента. Никакие субсидии и никакой поземельный налог не мог отныне собираться без общего согласия духовенства, графов, баронов, рыцарей, горожан и других свободных людей королевства.

С падением средневекового социального строя часть статей Великой хартии утратила свое значение. Зато вольности политического и гражданского характера, данные первоначально только баронам или свободным людям вообще, сделались в новой истории Англии достоянием всей нации.

Таким образом, этот договор о феодальных отношениях послужил исходным пунктом для её государственного и гражданского права.

Почти все права, которых постепенно добивался парламент, представляют собою подтверждение или дальнейшее развитие начал, впервые высказанных Великой хартией.»Петиция о правах», поданная Карлу I Парламентом в 1628, все еще требовала права утверждать налоги, данного ст.12 Великой хартии.

Habeas Corpus Act 1679, ограничивший предварительное заключение без суда тремя днями, был только дальнейшим развитием ст.39 Великой хартии.

Те же начала, при восшествии на престол Вильгельма Оранского, легли в основание «Билля о правах», на котором до сих пор покоятся конституционные права Англии.

Великая хартия вольностей 1215г

Главная > Контрольная работа >Государство и право

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН

Контрольная работа по

Истории государства и права зарубежных стран

Тема № 15 (зачетная книжка №35)

на тему __ «Великая хартия вольностей» 1215 г. в Англии.___________

Выполнила: Подольская Елена Олеговна,
обучающаяся на 1 курсе ФЗО по специальности 030501.65 «Юриспруденция»

Руководитель: к.ю.н., майор милиции, старший преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин Войтенко О.Н.

Великая хартия вольностей 1215 г., её содержание и значение. 4

Список использованной литературы……………………………………13

В контрольной работе дается ответ на теоретический вопрос о «Великой хартии вольностей», раскрывается содержание данного документа, также значение для Англии и последующих поколений. «Великая хартия вольностей» 1215 г. является памятником права. Появление этого документа наряду с парламентом англичане считают началом своей свободы. Король вынужден был выполнить требования духовенства, рыцарей и горожан. Данный документ сыграл немаловажную роль в истории всей Англии и мира.

Великую хартию вольностей ( Magna Carta ) 1215г. обычно рассматривают в двух аспектах – как исторический документ 1215г. – памятник феодального права Англии, и как один из основных, “фундаментальных” законов английской неписаной конституции. Великая хартия вольностей является прообразом конституции в Европе.

Великая хартия вольностей 1215 г., её содержание и значение

В XIII в. в Англии развернулась острая политическая борьба, определившая ее последующее политическое развитие. С конца 12 в. королевская власть стала наносить ущерб интересам значительной части населения: проводились конфискации земель, притеснялись крупные земельные собственники, вводились новые денежные поборы и повинности.

Противниками сильной королевской власти были феодальные магнаты, которые хотя и не обладали в Англии таким могуществом, как в континентальных странах, но тем не менее с успехом могли противостоять королевской власти. При Иоанне Безземельном (1199-1216) борьба баронов приобрела национальный характер и получила поддержку других активных политических сил страны – дворянства и городской верхушки. В стране образовался общий антикоролевский фронт, возглавляемый баронами и высшим духовенством. Ситуация обострилась в связи с неудачной внутренней и внешней политикой. Иоанн вел бесперспективную войну во Франции и вступил в конфликт с могущественным папой римским, закончившийся победой последнего. Недовольство вызвали и многочисленные поборы, взимаемые вопреки феодальным обычаям. (1, с.169) В 1215 г. бароны Англии в полном вооружении подступили к стенам королевской резиденции. С ним заодно выступали мелкое рыцарство и горожане. (4, с.138)

В таких условиях бароны вместе с рыцарями и лондонской верхушкой заставили Иоанна Безземельного 15 июля 1215 г. подписать Великую хартию вольностей. По сути, великая хартия вольностей представляла собой договор короля с оппозицией (в основном церковно-баронской), которой гарантировалось соблюдение определённых прав и привилегий свободных сословий: церкви, баронов и купцов. Хартия получила название Великой, поскольку содержала наиболее обширный к тому времени перечень материальных и политических требований о гарантиях прав и свобод, которые король вынужден был принять.

Документ составлен на латыни, состоит из преамбулы и 63 статей и содержит гарантии тех привилегий и свобод, которые составили фундамент британской системы управления. Большинство статей Великой хартии вольностей посвящены защите норм феодального права, церкви предоставлялись ее традиционные привилегии, хартия содержала статьи и о правах городского среднего класса. Из 63 параграфов хартии наиболее известны 12-й, запрещающий королю вводить налоги без согласия налогоплательщиков, и 39-й, лишающий короля права арестовывать граждан и изымать их имущество без законного приговора суда.

Все положения Хартии можно условно разделить на те статьи, которые выражают интересы только баронов, и статьи, выражающие интересы всех свободных. Однако на основе более детального изучения содержания статей их можно разбить на три основные группы(Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы):

статьи, отражающие материальные интересы различных социальных слоёв (2-13, 15, 16, 26, 27, 29, 33, 35, 37, 41, 43, 44, 46, 47, 48, 60);

статьи, подтверждающие ранее существовавший или вновь создаваемый порядок работы судебных и административных органов, а также пресекающие злоупотребления королевского аппарата в центре и на местах (17,18,19,20,21,22,23,24,25,28,31,32,34,36,38,39,40,42,45,54);

статьи, претендующие на установление новых политических порядков, в частности на ограничение королевской власти, так называемые конституционные статьи (12,14,61).

Любая группировка, конечно, условна и имеет свои недостатки. Кроме того, за рамками данной классификации остаётся некоторое количество статей, не подпадающих под указанные выше критерии (1,49,50,51,52,52,55,56,57,58,59,62,63). Они содержат либо самые общие, декларативные, либо временные положения, касающиеся процессуальных форм, гарантий, сроков поведения предписаний Хартии в жизнь. Такие временные и вспомогательные положения обычно сопутствуют любому «мирному договору».

Чтобы обеспечить соблюдение Иоанном принятой хартии, был учрежден совет, который состоял из 25 баронов. В соответствии с хартией, если король нарушит хартию и не исправит нарушение по требованию 4 из этих баронов в 40-дневный срок, — все 25 баронов могут прибегнуть к насилию против короля, т.е. отнимать у него замки и земли, щадя только его личность и семью.

Основные положения хартии, которым последующая политическая история Англии придала наибольшее значение, сводятся к следующему:

Король обязывается соблюдать феодальные обычаи в своих отношениях с вассалами; не вмешивается в юрисдикцию феодальных курий.

Налоги и сборы могут взиматься не иначе как по решению «общего совета королевства» (что означало по существу восстановление баронской курии). «…Ни щитовые деньги, ни пособия не должны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего, если это не для выкупа нашего из плена и не для возведения в рыцари первородного сына нашего и не для выдачи первым браком замуж дочери нашей первородной; и для этого должно выдавать лишь умеренное пособие; подобным же образом надлежит поступать и относительно пособий с города Лондона…». (3, с. 285)

Всякий арест должен быть основан на показаниях, «заслуживающих доверия свидетелей».

Ни один свободный человек не может быть заключен в тюрьму, изгнан из страны, лишен имения, поставлен вне закона и т.д. «иначе, как по законному приговору», вынесенному равными по положению судьями («пэрами»), и «по законам страны».

Соблюдение хартии должен гарантировать совет из 25 баронов, наделенный правом «принуждать и теснить» короля «всеми способами, какими только может». (4, с.139)

Центральное место в Хартии занимают статьи, выражающие интересы баронов, возглавлявших движение. Баронские лены объявлялись свободно наследуемыми владениями. Король не имел права требовать от вступавшего в наследство молодого барона больше установленного исстари в феодальном договоре платежа – рельефа и обещал не злоупотреблять правом опеки над несовершеннолетними вассалами. Хартия восстанавливала некоторые сеньориальные права баронов, ущемленные в результате расширения королевской юрисдикции; так запрещалось переносить по королевскому приказу иски о собственности из курии барона в королевскую курию. Король обещал устранить всякий произвол при обложении баронов денежными повинностями. Только в трех случаях бароны были обязаны давать королю умеренную денежную помощь: при выкупе короля из плена, при посвящении в рыцари его старшего сына, на свадьбу старшей дочери от первого брака.

Вместе с тем некоторые постановления Хартии защищали интересы других участников движения. Так, подтверждались существовавшие ранее привилегии и свободы церкви и духовенства, в частности свобода церковных выборов.

В отношении рыцарей в хартии было предусмотрено обещание баронов не брать со своих вассалов каких-либо сборов без их согласия, кроме обычных феодальных пособий, а также не понуждать их к выполнению повинностей в большом размере, чем тот, который следует по обычаю.

Хартия подтверждала древние вольности Лондона и других городов, а также право купцов, в том числе иноземных, свободно выезжать из Англии и въезжать в нее, вести торговлю без каких-либо стеснений. В хартии было установлено необходимое для торговли единство мер и весов.

Свободным крестьянам было обещано не обременять непосильными поборами, не разорять штрафами.

Некоторые положения Хартии сыграли значительную роль в политической эволюции Англии.

Речь идет прежде всего о статьях 12 и 14. в статье 12 указывается: «Ни щитовые деньги», ни (какое-либо иное) пособие не должны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего». Статья 14 определяет состав этого совета: «А для того чтобы иметь общий совет королевства при обложении пособием в других случаях, кроме вышеназванных, или для обложения «щитовыми деньгами», мы повелим позвать архиепископов, епископов, аббатов, графов и старших баронов нашими письмами каждого отдельно и, кроме того, повелим позвать огулом, через шерифов и бейлифов наших, всех тех, кто держит от нас непосредственно». Таким образом, совет королевства – это собрание всех королевских вассалов, которое можно рассматривать как прототип палаты лордов. Если к этому собранию королевских вассалов добавить представителей от графств и городов, то налицо английский средневековый парламент. Таким образом, Великая Хартия вольностей была прологом в истории английского парламента.

Большое внимание заслуживают статьи 39 и 40 Хартии. Первая из них гласит: «Ни один свободный человек не будет задержан или заключен в тюрьму, или лишен имущества, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан, или каким-либо иным способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных его (его пэров) и по закону страны». В то время понятием «свободный человек» обозначался феодал. Однако в дальнейшем под «свободным человеком» формально стали понимать всякого свободного жителя Англии. Содержание статьи 39 Хартии было впоследствии развито в Петиции о праве 1628 г. и в Хабеас Корпус Акте 1679 г.

Статья 40 Хартии, в которой говорится: «никому не будем продавать справедливость и правосудие, никому не будем отказывать в них или их затягивать», — тесно связана по своей сути со статьей 39. (4, с.139)

Заложив в Англии основы правового порядка, который должен был сменить безраздельно господствовавшую систему правительственного произвола, Великая Хартия не создала вполне удовлетворительных технических средств, которые бы гарантировали проведение в жизнь юридически поставленных ею принципов и делали невозможным возвращение к старому порядку. Великая Хартия явилась лишь первым и чрезвычайно важным шагом английского общества по пути к свободе. Она юридически формулировала выдвинутую жизнью задачу и тем создала почву для правомерной борьбы и дала в руки обществу широкую и определённую программу, способную объединить самые различные общественные элементы в их стремлении к свободе.

Юридическую силу Хартия 1215г. имела лишь несколько месяцев. В конце августа 1215г. римский папа, примирившийся с Иоанном, аннулировал Хартию папской буллой.

Иоанн Безземельный, уступив перед вооружённой силой своих подданных, впоследствии отказался от Хартии. Снова началась вооружённая борьба, но смерть Иоанна (1216г.) помешала довести её до какого-либо определённого результата. Но Хартия уцелела. Его наследник, малолетний Генрих III, уступая баронам, подтверждает Хартию. Такого рода подтверждения сделались своего рода традицией (44 раза между 1327 и 1422гг.).

В условиях начавшейся баронской войны, после смерти Иоанна в 1216г. от имени малолетнего Генриха III было осуществлено первое переиздание Хартии. 22 её статьи (10,11,12,14,15,25,27,42,45,48,49,50,51,52,53,55,57,58,59,61,62,63) не были включены в Хартию 1216г.

Второе переиздание документа произошло в 1217г., когда был воспроизведён вариант 1216г. с незначительными изменениями.

Последнее переиздание Хартии 1215г. состоялось в 1225г. Феодалам удалось добиться включения в текст 1225г. некоторых уступок. В последней статье Хартии 1225г. говорилось, что соблюдение Хартии зависит от воли короля, взамен чего ему гарантируются субсидии со стороны большого совета феодальных магнатов. Такой совет действительно созывался Генрихом III до 1258г. Однако в своей политике король совершенно не считался с ним, и при отказе в субсидиях пополнял казну за счёт различных налогов и поборов.

Текст 1225г. был окончательно подтверждён королём Эдуардом I в парламенте и стал законом, который в латинской редакции получил название «Статус о неразрешении налогов» (1297г.). В этом акте было, в частности, провозглашено, что никакие налоги, пособия и поборы не будут налагаться и взиматься без воли и общего согласия архиепископов, епископов, графов, баронов, рыцарей, горожан и иных свободных людей королевства. Из всех статей Хартии 1215г. в него вошли с изменениями ст.1,9,13,20,21,22,23,33,39,40,41,47, причём они были сведены в 9 статей.

В дальнейшем Хартия постоянно модифицировалась, её содержание толковалось и изменялось применительно к новым условиям. Особое внимание привлекала ст.39. Между 1331 и 1363г. парламент много раз интерпретировал эту статью, придав ей почти современное звучание. Так, «законный приговор равных» получил трактовку «судебная процедура с участием жюри присяжных»; термин «закон страны» приобрёл вид «надлежащей правовой процедуры»; слова «ни один свободный человек» были сначала заменены словом «никто», а затем словами «ни один человек, какого бы сословия или состояния он ни был…».

Своё подлинно новое существование она начнёт в период, предшествующий английской революции, в XVII веке, когда знаменитый судья Кок извлечёт её из архива, отряхнув «пыль веков», истолкует в интересах ликвидации абсолютизма, расширения парламентских и судебных полномочий. Общие формулировки Хартии, продиктованные социальным составом коалиции 1215г., в особенности постоянное упоминание «свободных людей», облегчило дело, за которое ратовал Кок. Признанная официальной политической доктриной послереволюционного правительства, Хартия становится символической частью неписаной английской конституции.

«Великая хартия вольностей», конечно же, не является безупречной. Заложив в Англии основы правового порядка, который должен был сменить безраздельно господствовавшую систему правительственного произвола, Великая Хартия не создала вполне удовлетворительных технических средств, которые бы гарантировали проведение в жизнь юридически поставленных ею принципов и делали невозможным возвращение к старому порядку. Великая Хартия явилась лишь первым и чрезвычайно важным шагом английского общества по пути к свободе, т.к. впервые в истории власть ограничивалась законом, а не обычаем или религиозными либо моральными нормами; впервые в истории королевская власть ограничивалась неким органом, пусть и не демократически составленным; впервые в Средние века свободные люди (на зависимых крестьян это не распространялось) получали определенные гарантии от произвола властей, пусть и весьма неполные основы гражданской свободы.

Она юридически формулировала выдвинутую жизнью задачу и тем создала почву для правомерной борьбы и дала в руки обществу широкую и определённую программу, способную объединить самые различные общественные элементы в их стремлении к свободе.

Список использованной литературы

Всеобщая история государства и права: учебник // под редакцией К.И. Батыра. – М.: Юрист, 1998.

Гуревич А.Я., Д.Э.Харитонович. История средних веков — М.:Интерпракс, 1995 г.

Степанова В.Е., Шевеленко А.Я. Хрестоматия. История средних веков (V-XV века) Часть I. М., 1980.

Черниловский З.М., Всеобщая история государства и права – М., Юрист, 1995

ВЕЛИ́КАЯ ХА́РТИЯ ВО́ЛЬНОСТЕЙ

  • В книжной версии

    Том 4. Москва, 2006, стр. 733-734

    Скопировать библиографическую ссылку:

    ВЕЛИ́КАЯ ХА́РТИЯ ВО́ЛЬНОСТЕЙ 1215 (лат. Magna Charta Libertatum), ко­ро­лев­ская гра­мо­та, обес­пе­чи­вав­шая воль­но­сти ба­ро­нам и всем сво­бод­ным лю­дям Анг­лии; под­пи­са­на Ио­ан­ном Без­зе­мель­ным 15.6.1215. Один из наи­бо­лее зна­чимых ис­то­рич. по­ли­ти­ко-пра­во­вых до­ку­мен­тов Анг­лии, по­вли­яв­ший на фор­ми­ро­ва­ние англ. со­слов­ной мо­нар­хии; ис­то­рич. ос­но­ва дей­ст­вую­щей не­пи­са­ной кон­сти­ту­ции стра­ны.

    Великая хартия вольностей

    [96] Иоанн, божьей милостью король Англии, сеньер Ирландии, герцог Нормандии и Аквитании и граф Анжу, архиепископам, епископам, аббатам, графам, баронам, юстициариям, чинам лесного ведомства, шерифам, бэйлифам, слугам и всем должностным лицам и верным своим, привет. Знайте, что мы по божьему внушению и для спасения души нашей и всех предшественников и наследников наших, в честь бога и для возвышения святой церкви и для улучшения королевства нашего, по совету достопочтенных отцов наших Стефана, кентерберийского архиепископа, примаса всей Англии и святой римской церкви кардинала, Генриха, дублинского архиепископа, Уильяма лондонского, Петра уинчестерского, Жослена базского и гластонберийского, Гугона линкольнского, Уолтера устерского, Уильяма ковентрийского и Бенедикта рочестерского епископов; магистра Пандульфа, сеньера папы субдиакона и члена его двора, брата Эймерика, магистра храмового воинства в Англии, и благородных мужей: Уильяма Маршалла, графа Пемброка, Уильяма графа Солсбери, Уильяма графа Уоррена, Уильяма графа Аронделла, Алана де Галлоуэй, конетабля Шотландии, Уорена, сына Джеролда, Петра, сына Гереберта, Губерта de Burgo, сенешала Пуату, Гугона де Невилль, Матвея, сына Гереберта, Томаса Бассета, Алана Бассета, Филиппа д’Обиньи, Роберта де Ропсли, Джона Маршалла, Джона, сына Гугона, и других верных наших.

    1. Во-первых, дали мы перед богом свое согласие и настоящей хартией нашей подтвердили за нас и за наследников наших на вечные времена, чтобы английская церковь была свободна и владела своими правами в целости и своими вольностями неприкосновенными, что явствует из того, что свободу выборов, которая признается важнейшей и более всего необходимой английской церкви, мы по чистой и доброй воле, еще до несогласия, возникшего между нами и баронами нашими, пожаловали и грамотой нашей подтвердили и получили подтверждение ее от сеньера папы Иннокентия Третьего, которую и мы будем соблюдать и желаем, чтобы ее добросовестно на вечные времена соблюдали и наследники наши. Пожаловали мы также всем [98] свободным людям королевства нашего за нас и за наследников наших на вечные времена все нижеписаные вольности, чтобы имели их и владели ими они и их наследники от нас и от наследников наших.

    2. Если кто из графов или баронов или других держателей, держащих от нас непосредственно ( in capite ) за военную повинность, умрет и в момент его кончины наследник его будет совершеннолетен и обязан будет платить рельеф, то он (наследник) должен получить свое наследство после уплаты старинного рельефа, т. е. наследник или наследники графа (должен уплатить) за целую графскую баронию сто фунтов (стерлингов), наследник или наследники барона за целую баронию сто фунтов, наследник или наследники рыцаря, владеющего целым рыцарским фьефом [1] сто шиллингов самое большее; а кто меньше должен платить, пусть и дает меньше, согласно древнему обычаю фьефов.

    3. Если же наследник кого-либо из таких (держателей) окажется несовершеннолетним и находящимся под опекой, то, достигнув совершеннолетия, пусть получает свое наследство без уплаты рельефа и пошлины.

    4. Опекун земли этого наследника, который несовершеннолетен, должен брать с земли наследника только умеренные доходы и умеренные обычные платежи и умеренные повинности, и при этом не нанося ущерба и разорения ни людям, ни вещам; и если мы поручим опеку какой-либо из таких земель шерифу или кому-либо другому, который должен будет давать нам отчет о доходах ее, и он разорит и опустошит эту находящуюся под его опекой землю, то мы возьмем с него штраф, и земля пусть будет поручена двум полноправным и честным людям из этого фьефа, которые и будут давать отчет о доходах нам или тому, кому мы назначим; и если мы подарим или продадим кому-либо опеку над какой-нибудь из таких земель и он произведет на ней разорение или опустошение, то он лишится этой опеки и она будет передана двум полноправным и честным людям из этого фьефа, которые таким же образом, как сказано выше, будут давать нам отчет.

    5. Опекун же, пока будет держать в опеке землю, будет поддерживать дома, парки, помещения для скота, пруды, мельницы и прочее, относящееся к этой земле, из доходов этой земли и обязан будет передать наследнику, когда тот достигнет совершеннолетия, всю его землю снабженной плугами и другим сельскохозяйственным инвентарем, сколько требуется его в рабочее время и сколько можно иметь его, сообразуясь разумно с доходами с земли.

    6. Наследники будут вступать в брак так, чтобы не было неравного брака и таким притом образом, чтобы до заключения брака об этом доводилось до сведения близких из кровных родственников самого наследника. [100]

    7. Вдова после смерти мужа своего немедленно же и без всяких затруднений пусть получает приданое и свое наследство и пусть ничего не платит за свою вдовью часть или за свое приданое или за свое наследство, каковым наследством муж ее и сама она владела в день смерти мужа, и пусть остается в доме своего мужа сорок дней после смерти его, в течение которых ей будет выделена ее вдовья часть.

    8. Никакая вдова не должна быть принуждаема к браку, пока желает жить без мужа; так однако, чтобы представила ручательство, что не выйдет замуж без нашего согласия, если она от нас держит, или без согласия своего сеньера, от которого она держит, если она от кого-либо другого [а не от нас] держит.

    9. Ни мы, ни наши чиновники не будем захватывать ни земли, ни дохода с нее за долг, пока движимости должника достаточно для уплаты долга; и поручители самого должника не будут принуждаемы [к уплате его долга], пока сам главный должник будет в состоянии уплатить долг; и если главный должник окажется не в состоянии уплатить долг, не имея откуда заплатить, поручители отвечают за долг и, если пожелают, могут получить земли и доходы должника и владеть ими до тех пор, пока не получат возмещения долга, который они перед этим за него уплатили, если только главный должник не докажет, что он уже рассчитался с этими поручителями.

    10. Если кто возьмет что-нибудь больше или меньше взаймы у евреев и умрет раньше, чем этот долг будет уплачен, долг этот не будет давать процентов, пока наследник [умершего] будет несовершеннолетен, от кого бы он ни держал [свою землю], и если долг этот попадет в наши руки, мы взыщем только то имущество, которое значится в долговом обязательстве.

    11. Если кто умрет, оставшись должным евреям, жена его должна получить свою вдовью часть и ничего не обязана давать в уплату этого долга; и если у умершего остались дети несовершеннолетние, им должно быть обеспечено необходимое соответственно держанию умершего, а из остатка должен быть уплачен долг, но так, чтобы повинности, следуемые сеньерам [умершего], не потерпели при этом никакого ущерба: таким же образом надлежит поступать и с долгами другим, не евреям.

    12. Ни щитовые деньги, ни пособие ( auxilium ) не должны взиматься в королевстве нашем иначе, как по общему совету королевства нашего ( nisi per commune consilium regni nostri ), если это не для выкупа нашего из плена и не для возведения и рыцари первородного сына нашего и не для выдачи первым браком замуж дочери нашей первородной; и для этого должно выдавать лишь умеренное пособие; подобным же образом надлежит поступать и относительно пособий с города Лондона.

    13. И город Лондон должен иметь все древние вольности и свободные свои обычаи как на суше, так и на воде. Кроме того мы желаем и соизволяем, чтобы все другие города и бурги, [102] и местечки, и порты имели все вольности и свободные свои обычаи.

    14. А для того чтобы иметь общий совет королевства при обложении пособием в других случаях, кроме трех вышеназванных, или для обложения щитовыми деньгами, мы повелим позвать архиепископов, епископов, аббатов, графов и старших баронов ( majores barones ) нашими письмами за нашими печатями; и кроме того повелим позвать огулом через шерифов и бэйлифов наших всех тех, которые держат от нас непосредственно ( in capite ); [повелим позвать мы всех их] к определенному дню, т. е. по меньшей мере за сорок дней до срока, и в определенное место; и во всех этих призывных письмах объясним причину приглашения; и когда будут таким образом разосланы приглашения, в назначенный день будет приступлено к делу при участии и совете тех, которые окажутся налицо, хотя бы и не все приглашенные явились.

    15. Мы не позволим впредь никому брать пособие со своих свободных людей кроме как для выкупа его из плена и для возведения в рыцари его первородного сына и для выдачи замуж первым браком его первородной дочери; и для этого надлежит брать лишь умеренное пособие.

    16. Никто не должен быть принуждаем к несению большей службы за свой рыцарский лен или за другое свободное держание, чем та, какая следует с него.

    17. Общие тяжбы не должны следовать за нашей курией, но должны разбираться в каком-нибудь определенном месте.

    18. Расследования о новом захвате, о смерти предшественника и о последнем представлении на приход должны производиться только в своих графствах и таким образом: мы или, если мы будем находиться за пределами королевства, наш верховный юстициарий будем посылать двух судей в каждое графство четыре раза в год, которые вместе с четырьмя рыцарями каждого графства, избранными графством, должны будут разбирать в графстве в определенный день и в определенном месте графства вышеназванные ассизы.

    19. И если в день, определенный для собрания графства, вышеназванные ассизы не могут быть рассмотрены, то должно остаться столько рыцарей и свободных держателей из тех, которые присутствовали в этот день в собрании графства, чтобы с их помощью могли быть составлены надлежащим образом судебные приговоры соответственно тому, более важное или менее важное будет каждое из дел [подлежащих их решению].

    20. Свободный человек будет штрафоваться за малый проступок только сообразно роду проступка, а за большой проступок будет штрафоваться сообразно важности проступка, причем должно оставаться неприкосновенным его основное имущество ( salvo contemento suo ); таким же образом [будет штрафоваться] и купец, и его товар останется неприкосновенным; и [104] виллан таким же образом будет штрафоваться, и у него останется неприкосновенным его инвентарь, если они подвергнутся штрафу с нашей стороны; и никакой из названных выше штрафов не будет наложен иначе, как на основании клятвенных показаний честных людей из соседей [обвиняемых].

    21. Графы и бароны будут штрафоваться не иначе, как при посредстве своих пэров, и не иначе, как сообразно роду проступка.

    22. Клирик будет штрафоваться в качестве держателя своего светского держания не иначе, чем другие [держатели], названные выше, а не сообразно величине своей церковной бенефиции.

    23. Ни община, ни отдельный человек не должны быть принуждаемы сооружать мосты на реках кроме тех, которые издревле обязаны делать это по праву.

    24. Ни шериф, ни констебль, ни коронеры, ни другие чиновники наши не должны разбирать дел, подсудных нашей короне.

    25. Все графства, сотни, уэпентеки и трети [2] должны отдаваться на откуп за плату, какая установлена издревле, без всякой надбавки, за исключением наших домениальных поместий.

    26. Если кто-либо, держащий от нас светский лен, умрет и шериф или бэйлиф наш предъявит наш приказ об уплате долга, который умерший должен был нам, то пусть шериф или бэйлиф наш наложит запрещение на движимое имущество умершего, найденное на светском лене, и составит ему опись в размере суммы этого долга в присутствии полноправных людей, так однако, чтобы ничего не было отчуждено из этого имущества, пока не будет уплачен нам долг, вполне выяснившийся; а остаток пусть будет оставлен душеприказчикам, чтобы они могли выполнить завещание умершего; а если ничего нам он не был должен, то вся движимость пусть будет оставлена за умершим, причем должны быть обеспечены жене его и детям следуемые им части.

    27. Если какой-либо свободный человек умрет без завещания, движимость его пусть будет распределена руками близких родственников его и друзей под наблюдением церкви, причем должна быть обеспечена уплата долгов каждому, кому умерший был должен.

    28. Ни констебль, ни другой какой-либо наш чиновник не должен брать ни у кого хлеб или другое имущество иначе, как немедленно же уплатив за него деньги или же получив от продавца добровольное согласие на отсрочку [уплаты].

    29. Никакой констебль не должен принуждать рыцаря платить деньги взамен охраны замка, если тот желает лично охранять его или через другого честного человека, если сам он не может сделать этого по уважительной причине; а если мы поведем или пошлем его в поход, он будет свободен от обязанности охраны замка соразмерно времени, в течение какого он был в походе по нашему повелению. [106]

    30. Никакой шериф или бэйлиф наш или кто-либо другой не должен брать лошадей или повозки у какого-либо свободного человека для перевозки иначе, как с согласия этого свободного человека.

    31. Ни мы, ни чиновники наши не будем брать лес для укреплений или для других надобностей наших иначе, как с согласия самого того, кому этот лес принадлежит.

    32. Мы не будем удерживать у себя земель тех, кто обвинен в тяжких преступлениях, дольше года и дня, а затем земли эти должны быть возвращены сеньерам этих ленов.

    33. Все запруды на будущее время должны быть совсем сняты с Темзы и с Медуэя и по всей Англии кроме берега моря.

    34. Приказ, называемый Precipe , впредь не должен выдаваться кому бы то ни было о каком-либо держании, вследствие чего свободный человек мог бы потерять свою курию [3] .

    35. Одна мера вина пусть будет по всему нашему королевству, и одна мера пива, и одна мера хлеба, именно лондонская четверть, и одна ширина крашеных сукон и некрашеных и сукон для панцырей, именно два локтя между краями; то же, что о мерах, пусть относится и к весам.

    36. Ничего впредь не следует давать и брать за приказ о расследовании о жизни или членах, но он должен выдаваться даром и в нем не должно быть отказа.

    37. Если кто держит от нас per feodifirmam, per socagium или per burgagium [4] , а от кого-либо другого держит землю за военную повинность [рыцарскую службу], мы не будем иметь опеки над наследником и над землею его, которую он держит от другого, на основании этой feodifirmae или socagii или burgagii ; не будем мы иметь опеки и над этой feodifirma или над socagium или над burgagium , если сама эта feodifirma не обязывает нести военную повинность. Мы не будем иметь опеки над наследником или над какой-либо землею, которую он держит от другого за рыцарскую службу, на том основании, что он [в то же время] и от нас держит землю на праве parvae sergenteriae , обязанный давать нам ножи или стрелы или что-либо подобное.

    38. Впредь никакой чиновник не должен привлекать кого-либо к ответу [на суде, с применением ордалий] лишь на основании своего собственного устного заявления, не привлекая для этого заслуживающих доверия свидетелей.

    39. Ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан, или каким-либо [иным] способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных его [его пэров] и по закону страны [5] .

    40. Никому не будем продавать права и справедливости, никому не будем отказывать в них или замедлять их. [108]

    41. Все купцы должны иметь право свободно и безопасно выезжать из Англии и въезжать в Англию и пребывать и ездить по Англии как на суше, так и по воде, для того чтобы покупать и продавать без всяких незаконных пошлин, уплачивая лишь старинные и справедливые, обычаем установленные пошлины, за исключением военного времени и если они будут из земли, воюющей против нас; и если такие окажутся в нашей земле в начале войны, они должны быть задержаны без ущерба для их тела и имущества, пока мы или великий юстициарий наш не узнаем, как обращаются с купцами нашей земли, находящимися тогда в земле, воюющей против нас; и если наши там в безопасности, то и те другие должны быть в безопасности в нашей земле.

    42. Каждому пусть впредь будет позволено выезжать из нашего королевства и возвращаться в полной безопасности по суше и по воде, лишь сохраняя верность нам; изъятие делается в интересах общей пользы королевства только для некоторого короткого времени в военное время; исключаются сидящие в заключении и поставленные согласно закону королевства вне закона, а также люди из земли, воюющей с нами, и купцы, с которыми надлежит поступать так, как сказано выше.

    43. Если кто держал землю, принадлежащую к какому-нибудь выморочному лену, как барония Уоллингфорд, Нотингэм, Булонь, Ланкастер и другие выморочные лены, которые находятся в нашей руке и представляют собою баронии, и умер, то наследник его даст не какой-либо иной рельеф и будет нести не какую-либо иную службу, а лишь тот рельеф, какой он давал бы барону, и ту службу, какую он нес бы барону, если бы барония находилась в руках [самого] барона; и мы таким же образом будем держать ее, каким держал ее [сам] барон.

    44. Люди, которые живут за пределами лесного округа, впредь не должны являться перед нашими лесными судьями в силу общих приглашений, если они не являются стороною в деле или поручителями кого-либо из тех, которые привлечены к суду по лесным делам.

    45. Мы будем назначать судей, констеблей, шерифов и бэйлифов лишь из тех, которые знают закон королевства и имеют желание его добросовестно исполнять.

    46. Все бароны, которые основали аббатства и имеют грамоты английских королей или старинные держательские права в отношении к ним, должны иметь опеку над ними на время вакансии, как им надлежит иметь.

    47. Все леса, которые стали заповедными королевскими лесами при нас, немедленно же должны перестать быть ими; так же надлежит поступать и с реками, которые были объявлены нами заповедными.

    48. Все дурные обычаи, существующие относительно заповедных королевских лесов и выделенных в них для охоты заповедных мест, а также должностных лиц, заведующих этими [110] лесами и местами, шерифов и их слуг, рек и их охранителей, немедленно же должны быть подвергнуты расследованию в каждом графстве через посредство двенадцати присяжных рыцарей из того же графства, которые должны быть избраны честными людьми того же графства, и в течение сорока дней, после того как будет произведено расследование, должны быть ими совершенно уничтожены, чтобы больше никогда не возобновляться, так однако, чтобы мы предварительно об этом были уведомлены или наш юстициарий, если мы не будем находиться в Англии.

    49. Всех заложников и [все] грамоты, которые были выданы нам англичанами в обеспечение мира или верной службы, мы немедленно возвратим.

    50. Мы совсем отстраним от должностей родственников Жерара de Athyes, чтобы впредь они не занимали никакой должности в Англии, Анжелара [de Cygony], Петра и Жиона и Андрея де Канцеллис [de Cancellis], Жиона де Сигони [de Cygony], Жофруа де Мартини [de Martyny], и его братьев, Филиппа Марка и братьев его и Жофруа, племянника его, и все потомство их.

    51. И немедленно же после восстановления мира удалим из королевства всех иноземных рыцарей, стрелков, сержантов, наемников, которые прибыли с лошадьми и оружием во вред королевству.

    52. Если кто был лишен нами без законного приговора своих пэров [своих] земель, [своих] замков, [своих] вольностей или своего права, мы немедленно же вернем ему их; и если об этом возникла тяжба, пусть будет решена она по приговору двадцати пяти баронов, о которых сделано упоминание ниже, где идет речь о гарантии мира; относительно же всего того, чего кто-либо был лишен без законного приговора своих пэров королем Генрихом, отцом нашим, или королем Ричардом, братом нашим, и что находится в наших руках или чем другие владеют под нашим обеспечением, мы получим отсрочку до конца обычного срока принявших крест; исключение составляет то, о чем уже начата тяжба или уже произведено расследование по нашему повелению перед принятием нами креста; когда же мы вернемся из нашего паломничества или, если случится, что воздержимся от нашего паломничества, мы немедленно же окажем относительно этого полную справедливость.

    53. Такую же отсрочку мы будем иметь и таким же образом и в оказании справедливости относительно лесов, которые должны перестать быть заповедными королевскими лесами, и тех, которые останутся заповедными королевскими лесами, которые Генрих, отец наш, или Ричард, брат наш, объявили заповедными королевскими лесами, и относительно опеки земель, входящих в состав чужого феода, каковую [опеку] мы до сих пор имели на том основании, что кто-либо [держащий землю от другого сеньера] в то же время держал феод и от нас за рыцарскую службу, и относительно аббатств, которые основаны были на чужом [112] феоде, а не на нашем, относительно которых сеньер феода заявил свое право; и когда вернемся или если воздержимся от нашего паломничества, относительно этого тотчас же окажем полную справедливость.

    54. Никто не должен подвергаться аресту и заключению в тюрьму по жалобе женщины, если она жалуется по случаю смерти кого-либо иного, а не своего мужа.

    55. Все пошлины, которые были уплачены нам несправедливо и против закона страны, и все штрафы, уплаченные несправедливо и против закона страны, пусть будут преданы полному забвению или пусть с ними будет поступлено по приговору двадцати пяти баронов, о которых упоминается ниже, где идет речь о гарантии мира, или по приговору большинства их совместно с вышеназванным Стефаном, кентерберийским архиепископом, если он будет иметь возможность присутствовать, и с другими, которых он пожелает для этого позвать с собою; а если он не будет иметь возможность присутствовать, дело тем не менее и без него пусть идет так [при этом], что если в подобной тяжбе будет выступать какой-либо или какие-либо из вышеназванных двадцати пяти баронов, то они устраняются, поскольку дело идет о решении этой тяжбы, а на их место и только для этого назначаются другие остальными из этих двадцати пяти и дают присягу.

    56. Если мы лишили уэлзцев земель [или вольностей] или чего-либо иного без законного приговора их пэров в Англии или в Уэлзе, пусть они будут им немедленно возвращены; и если об этом возникла [уже] тяжба, в таком случае пусть разбирается она в [уэлзской] марке их пэрами, о держаниях английских — по английскому праву, о уэлзских держаниях — по уэлзскому праву, о держаниях в пределах марки — по праву марки. Так же пусть поступают уэлзцы с нами и с нашими.

    57. Относительно же того, чего был лишен кто-либо из уэлзцев без законного приговора своих пэров королем Генрихом, нашим отцом, и королем Ричардом, братом нашим, что мы держим в нашей руке или что другие держат за нашим поручительством, мы будем иметь отсрочку до конца обычного срока принявших крест, за исключением того, относительно чего уже возбуждена тяжба или произведено расследование по нашему повелению перед принятием нами креста; когда же мы вернемся или если случится, что не отправимся в наше паломничество, мы немедленно же окажем им относительно этого полную справедливость по законам уэлзцев и сообразно с указанными выше местностями.

    58. Мы возвратим сына Левелина немедленно же, а также всех уэлзских заложников и грамоты, которые были выданы нам в обеспечение мира.

    59. Мы поступим с Александром, королем шотландцев, относительно возвращения его сестер и заложников и относительно [114] вольностей их и их права в согласии с тем способом, каким мы поступим с другими нашими английскими баронами, если только не должно быть поступлено [с ним] иначе в силу грамот, которые мы имеем от его отца Вильгельма, некогда короля шотландцев; и это будет сделано по приговору их пэров в курии нашей.

    60. Все же те вышеназванные обычаи и вольности, какие только мы соблаговолили признать подлежащими соблюдению в нашем королевстве, насколько это касается нас в отношении к нашим [вассалам], все в нашем королевстве, как миряне, так и клирики, обязаны соблюдать, насколько это касается их в отношении к их вассалам.

    61. После же того как мы для бога и для улучшения королевства нашего и для более успешного умиротворения раздора, родившегося между нами и баронами нашими, все это вышеназванное пожаловали, желая, чтобы они пользовались этим прочно и нерушимо на вечные времена, создаем и жалуем им нижеписаную гарантию, именно: чтобы бароны избрали двадцать пять баронов из королевства, кого пожелают, которые должны всеми силами блюсти и охранять и заставлять блюсти мир и вольности, какие мы им пожаловали и этой настоящей хартией нашей подтвердили, таким именно образом, чтобы, если мы или наш юстициарий, или бэйлифы наши, или кто-либо из слуг наших в чем-либо против кого-либо погрешим или какую-либо из статей мира или гарантии нарушим и нарушение это будет указано четырем баронам из вышеназванных двадцати пяти баронов, эти четыре барона явятся к нам или к юстициарию нашему, если мы будем находиться за пределами королевства, указывая нам нарушение, и потребуют, чтобы мы без замедления исправили его. И если мы не исправим нарушения или, если мы будем за пределами королевства, юстициарий наш не исправит [его] в течение времени сорока дней, считая с того времени, когда было указано это нарушение нам или юстициарию нашему, если мы находились за пределами королевства, то вышеназванные четыре барона докладывают это дело остальным из двадцати пяти баронов, и те двадцать пять баронов совместно с общиною всей земли будут принуждать и теснить нас всеми способами, какими только могут, то-есть путем захвата замков, земель, владений и всеми другими способами, какими могут, пока не будет исправлено [нарушение] согласно их решению; неприкосновенной остаются [при этом] наша личность и личность королевы нашей и детей наших; а когда исправление будет сделано, они опять будут повиноваться нам, как делали прежде. И кто в стране захочет, принесет клятву, что для исполнения всего вышеназванного будет повиноваться приказаниям вышеназванных двадцати пяти баронов и что будет теснить нас по мере сил своих вместе с ними, и мы открыто и свободно даем разрешение каждому давать присягу, кто пожелает дать ее, и никому никогда не воспрепятствуем дать присягу. Всех же в стране, которые сами добровольно не пожелают давать [116] присягу двадцати пяти баронам относительно принуждения и теснения нас совместно с ними, мы заставим дать присягу нашим приказом, как сказано выше. И если кто-либо из двадцати пяти баронов умрет или удалится из страны или каким-либо иным образом лишится возможности выполнить вышеназванное, остальные из вышеназванных двадцати пяти баронов должны избрать по собственному решению другого на его место, который подобным же образом принесет присягу, как и прочие. Во всем же, что поручается исполнять тем двадцати пяти баронам, если случится, что сами двадцать пять будут присутствовать и между ними о чем-либо возникнет несогласие, или если некоторые из них, получив приглашение явиться, не пожелают или не будут в состоянии явиться, пусть считается решенным и твердым то, что большая часть тех, которые присутствовали, постановила или повелела так, как будто бы согласились на этом все двадцать пять; и вышеназванные двадцать пять должны принести присягу, что все вышесказанное будут соблюдать верно и заставлять [других] соблюдать всеми зависящими от них способами. И мы ничего ни от кого не будем домогаться как сами, так и через кого-либо другого, благодаря чему какая-либо из этих уступок и вольностей могла бы быть отменена или уменьшена; и если бы что-либо такое было достигнуто, пусть оно считается недействительным и не имеющим значения, и мы никогда не воспользуемся им ни сами, ни через посредство кого-либо другого.

    62. И всякое зложелательство, ненависть и злобу, возникшие между нами и вассалами ( homines ) нашими, клириками и мирянами со времени раздора, мы всем отпускаем и прощаем. Кроме того все правонарушения, совершенные по поводу этого раздора от пасхи года царствования нашего шестнадцатого до восстановления мира, мы вполне всем отпускаем, клирикам и мирянам, и, сколько нас это касается, вполне прощаем. И кроме того мы повелели написать для них открытые удостоверения от имени сеньера Стефана, архиепископа кентерберийского, сеньера Генриха, архиепископа дублинского, и вышеназванных епископов и магистра Пандульфа об этой гарантии и вышеназванных пожалованиях.

    63. Поэтому мы желаем и крепко наказываем, чтобы английская церковь была свободна и чтобы люди в королевстве нашем имели и держали все названные выше вольности, права, уступки и пожалования надлежаще и в мире, свободно и спокойно, в полноте и в целости для себя и для наследников своих от нас и от наследников наших во всем и везде на вечные времена, как сказано выше. Была принесена клятва как с нашей стороны, так и со стороны баронов, что все это вышеназванное добросовестно и без злого умысла будет соблюдаться. Свидетелями были вышеназванные и многие другие. Дано рукою нашею на лугу, который называется Рэннимид, между Уиндзором и Стэнзом, в пятнадцатый день июня, в год царствования нашего семнадцатый.

    Популярное:

    • Развод ленинский загс Отдел ЗАГС Лениского района Екатеринбурга Государственные услуги в сфере регистрации актов гражданского состояния можно получить: Отдел ЗАГС Ленинского района Екатеринбурга Руководитель: Райт Валентина Владимировна Адрес: улица Сакко и Ванцетти, 105, корпус 1, телефоны 212-78-88, […]
    • Ук рф ч3 ст1594 Ук рф ч3 ст1594 «Барщевский и Партнеры» сегодня — это профессиональная команда практикующих адвокатов и юристов, чей многолетний опыт позволяет предоставлять квалифицированную юридическую помощь как коммерческим и некоммерческим организациям, так и государственным ведомствам и частным […]
    • Как подать в суд на моральный ущерб после дтп Моральный ущерб при ДТП Статья 1100 Гражданского кодекса РФ закрепляет за пострадавшим право на возмещение морального ущерба, при условии, что вред наступил в результате воздействия источника повышенной опасности. Одним из таких источников, в силу статьи 1079 ГК РФ, является любой вид […]
    • Юрист в перми кировский район Прием на консультации: суббота с 10.00 до 11.00, воскресенье-выходной. круглосуточно. Телефон: (342) 288-44-44 E-mail: [email protected] Скайп: rafaeln72 Сайт: advokat-perm.com Адрес: г. Пермь, ул. Оборонщиков, 4 офис 18, 2 этаж, остановка Астраханская Представляю интересы по […]
    • Бизнес юрист лужская 3 Экспертно-юридическая компания Бизнес-Юрист на Лужской улице Карты внешнего приложения Веб-версия Яндекс Карт Едва ли можно знать заранее, когда вам может понадобиться юридическая помощь. Экспертно-юридическая компания Бизнес-Юрист предлагает быстрое и качественное решение любых […]
    • Юрист в администрации кировского района Юрист в администрации кировского района Пройдет в библиотеке имени Короленко (ул. С. Кожевникова, 37) 10 ноября в 11:00. Пройдет в библиотеке имени А. С. Макаренко (ул. Петухова, 118) 9 ноября в 13:00. Пройдет в клубе «Орион» (ул. С. Кожевникова, 9/1) 9 ноября в 12:00. Пройдет в […]