Конфискация имущества

Конфискация имущества

Конфискация имущества как вид уголовного наказания известна истории всех уголовных законодательств с древнейших времен. В отечественном уголовном праве она встречается со времен Русской Правды. Весьма распространена была конфискация имущества в советском уголовном праве. Законодательство зарубежных буржуазных государств со времен Великой французской революции негативно относилось к использованию данной меры наказания, хотя, как и в России, периоды ее полного исключения из системы наказаний сменялись периодами признания се целесообразности и возвращения в систему наказаний в том или ином виде.

Конфискация имущества первоначально предусматривалась и УК РФ 1996 г. как дополнительное наказание, которое состояло в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного, и применялось только в случаях, предусмотренных санкциями статей Особенной части УК за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений (ст. 52 УК). Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ конфискация имущества как вид уголовного наказания была исключена из УК, что, по мнению многих специалистов, значительно снизило превентивную роль закона в борьбе с организованной преступностью, коррупцией, другими наиболее тяжкими видами преступлений, поскольку сделало практически невозможным изъятие доходов, полученных преступным путем, и воздействие на экономические основы преступности.

Сохраненная в уголовно-процессуальном законодательстве (п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК), так называемая специальная конфискация «имущества, денег и иных ценностей, полученных в результате преступных действий либо нажитых преступным путем» проблемы не решает: чтобы добраться до указанного имущества, следствие должно доказать не только вину владельца, но и незаконное происхождение денег и ценностей.

Возможность конфискации преступно нажитого имущества предусмотрена законодательством многих стран, эта мера является одним из самых эффективных правовых инструментов противодействия преступности. В отношении ряда преступлений она предусмотрена соглашениями в рамках ООН, в некоторых из них участвует и Россия. Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-Ф3 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму»» раздел VI УК назван «Иные меры уголовно-правового характера» и дополнен гл. 15 «Конфискация имущества». Новая глава включает три статьи (104 1 -104 3 ), нормы которых регулируют условия и порядок применения конфискации имущества как «иной меры уголовно-правового характера».

Согласно ст. 104 1 УК конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора суда следующего имущества:

  • денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных ч. 2-4 ст. 105 УК (убийство при квалифицирующих признаках), ч. 2 ст. 111 УК (причинение тяжкого вреда здоровью при квалифицирующих признаках), ч. 2 ст. 126 УК (похищение человека), ст. 127 1 УК (торговля людьми), ст. 205 УК (терроризм), ст. 206 УК (захват заложника), ст. 209 УК (бандитизм), ст. 278 УК (насильственный захват власти) и другими статьями УК, или являющихся предметом незаконного перемещения через таможенную фаницу РФ, ответственность за которое установлена ст. 188 УК, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;
  • денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных указанными в п. «а» статьями, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;
  • денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);
  • орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому (ч. 1 ст. 104 1 УК).

Такая мера подлежит применению только в случаях совершения перечисленных видов преступлений и при условии доказанности связи соответствующих денег, ценностей и иного имущества с совершением преступления.

Если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него (ч. 2 ст. 104 1 УК).

Имущество, указанное в ч. 1 и 2 ст. 104 1 УК, переданное осужденным другому лицу (организации), также подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий (ч. 3 ст. 104 1 УК).

Если конфискация определенного предмета, входящего в имущество, указанное в ст. 104′ УК, на момент принятия судом решения о конфискации данного предмета невозможна вследствие его использования, продажи или по иной причине, суд выносит решение о конфискации денежной суммы, которая соответствует стоимости данного предмета (ст. 104 2 УК).

При решении вопроса о конфискации имущества в соответствии со ст. 104 1 и 104 2 УК в первую очередь должен быть решен вопрос о возмещении вреда, причиненного законному владельцу (ч. 1 ст. 104 3 УК).

При отсутствии у виновного иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, кроме указанного в ч. 1 и 2 ст. 104 1 УК, из его стоимости возмещается вред, причиненный законному владельцу, а оставшаяся часть обращается в доход государства (ч. 2 ст. 104 3 УК).

Положения ст. 104′ УК, касающиеся конфискации доходов от использования имущества, полученного в результате совершения преступления, применяются только к правоотношениям, возникшим после 1 января 2007 г. Это связано с правилами применения обратной силы уголовного закона (ст. 54 Конституции РФ, ст. 10 УК).

Институт конфискации

Институт конфискации с уверенностью можно назвать одним из самых сложных и спорных не только в отечественной уголовно-правовой науке, но и в российском обществе в целом.

Конфискация имущества относится к числу древнейших наказаний. Она широко применялась уже в императорском Древнем Риме. В эпоху буржуазных революций в Европе сложилось резко критическое отношение к этой мерс как подрывающей «священность» и «неприкосновенность» права частной собственности. Во Франции конфискация была отменена в 1790 г., т. е. сразу же после победы первой буржуазной революции; при Наполеоне восстановлена, а в 1814 г. вновь отменена (последнее было подтверждено Хартией 1830 г. и Конституцией 1848 г.). В Пруссии конфискация имущества как мера уголовного наказания была отменена в 1850 г.

В России конфискация фигурировала уже в Русской Правде и в Уложении 1649 г. За политические преступления эта мера уголовного наказания предусматривалась позднее Сводом законов 1832 г. и Уложением о наказаниях 1845 г. В Уложении о наказаниях 1885 г. конфискация среди мер наказания уже не упоминалась. О ней вновь вспомнили после революции 1917 г. и уже не забывали во всех российских УК.

Отмененный в 2003 г. институт конфискации в очередной раз был введен Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ, в соответствии с которым УК дополнен гл. 15 1 «Конфискация имущества». Последняя, в свою очередь, вошла в разд. VI «Иные меры уголовно-правового характера» (прежде именовавшийся «Принудительные меры медицинского характера»).

Таким образом, российский законодатель фактически ввел так называемую двухколейную систему уголовно-правовых санкций, известную большинству европейских стран (наказания и меры безопасности).

В соответствии со ст. 104 1 УК конфискация имущества есть принудительное безвозмездное обращение по решению суда в собственность государства следующего имущества:

  • денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, предусмотренных специально перечисленными статьями УК РФ, и любых доходов от этого имущества, за исключением подлежащих возврату потерпевшему;
  • денег, ценностей и иного имущества, в которые доходы от преступления были частично или полностью превращены или преобразованы;
  • денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной преступной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества или преступления;
  • орудий, оборудования или иных средств совершения преступления.

Такое решение вопроса о восстановлении института конфискации в российском уголовном законодательстве было выбрано не без влияния зарубежного опыта.

Нынешняя российская правовая система, включая уголовное и уголовно-процессуальное право, развивается в тесной связи с правовыми системами других государств. Зарубежное же законодательство о конфискации достаточно противоречиво и демонстрирует разнообразие моделей как на концептуальном, так и на технико-юридическом уровне. И уже хотя бы в силу этого представляется целесообразным дать краткий сравнительный обзор подходов к регулированию института уголовно-пра- вовой конфискации в современном мире.

В уголовном праве четко разграничиваются общая и специальная конфискации имущества. Под последней понимается безвозмездное изъятие не всего имущества, а только следующих его видов:

  • предметов, использованных для совершения или подготовки преступления;
  • предметов (имущества, денег), полученных в результате преступления;
  • предметов, запрещенных к свободному обороту.

По общему правилу в современных национальных законодательствах закрепляется либо общая, либо специальная конфискация. Лишь в отдельных странах уголовные кодексы предусматривают одновременно обе эти разновидности (Беларусь, Болгария, Кот-д’Ивуар, Куба, Лаос, Мадагаскар, Монголия, Судан).

Институт конфискации в международном праве

На сегодня конфискация, пожалуй, единственный вид правовой санкции, законодательное закрепление и применение которой прямо предписано международным правом как обязанность государств. Ее особое положение объясняется той ролью, которую отводит ей мировое сообщество в борьбе с такими видами транснациональной организованной преступности, как терроризм, наркоторговля, легализация преступных доходов и коррупция.

Возлагая на государства-участники обязанность предусмотреть в своих законодательствах рассматриваемую меру, международные конвенции тем не менее оставляют национальным законодателям широкий простор для самостоятельного определения ее юридического формата в соответствии с местными правовыми традициями.

Так, ст. 1 Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (заключена в г. Страсбурге 8 ноября 1990 г., ратифицирована Федеральным законом от 28 мая 2001 г. № 62-ФЗ и вступила в силу для Российской Федерации 1 декабря 2001 г.) установлено, что термин «конфискация» означает не только наказание, но и «меру, назначенную судом в результате судопроизводства по уголовному делу или уголовным делам и состоящую в лишении имущества» (п. 1).

Из текстов международно-правовых документов со всей определенностью вытекает, что обязанностью государств-участников являются закрепление и применение института специальной (а отнюдь не общей) конфискации. Приведем характерный пример: в соответствии со ст. 12 Конвенции против транснациональной организованной преступности (принята 15 ноября 2000 г. Генеральной Ассамблеей ООН и ратифицирована Федеральным законом от 26 апреля 2004 г. № 26-ФЗ) государства — участники этой Конвенции принимают в максимальной степени, возможной в рамках их внутренних правовых систем, такие меры, которые могут потребоваться для обеспечения возможности конфискации как доходов от преступлений, так и имущества, оборудования или других средств, использовавшихся или предназначавшихся для использования при совершении преступлений (п. 1).

В том что касается уголовно-правовой конфискации, вышеприведенные формулировки международных конвенций весьма четко отражают реалии, сложившиеся в современных уголовно- правовых системах.

Общая конфискация

Почти повсеместно применявшаяся еще в недавнем прошлом к настоящему моменту общая конфискация имущества исключена из уголовного законодательства подавляющего большинства государств мира. Во многих странах она прямо запрещена конституцией (Азербайджан, Аргентина, Барбадос, Бахрейн, Бельгия, Греция, Кипр, Колумбия, Коста-Рика, Ливан, Малайзия, Мальдивская Республика, Мексика, Никарагуа, ОАЭ, Парагвай, Румыния, Сирия, Турция, Чили и др.).

В Азербайджане и Грузии этот вид наказания был признан неконституционным.

В настоящее время общая конфискация имущества сохраняется в законодательстве относительно небольшого числа стран. Среди них Беларусь, Болгария, Вьетнам, Дания, Казахстан, КНР, КНДР, Конго, Кот-д’Ивуар, Куба, Лаос, Латвия, Мавритания, Мадагаскар, Монголия, Судан, Таджикистан, Того, Украина, Франция, Эфиопия.

Во Франции эта разновидность конфискации носит исключительный характер и предусматривается только за преступления против человечества, а также за незаконные производство, ввоз или вывоз наркотиков.

В Армении конфискация имущества сохранена в УК 2003 г. как вид наказания (ст. 55), однако с важной оговоркой: «Размер конфискуемого имущества не может превышать размера имущественного вреда, причиненного преступлением, или размера выгоды, полученной преступным путем».

В Германии в 1992 г. и по ее образцу в Парагвае (1998 г.) и Эстонии (2001 г.) в уголовное законодательство было введено так называемое имущественное наказание. Оно назначается в качестве дополнительного к лишению свободы наказания в виде денежной суммы, которая может достигать стоимости всего имущества осужденного. Считаясь формально разновидностью штрафа, «имущественное наказание» также по сути выступает как общая конфискация. В тех странах, где она сохранена, это только дополнительное наказание.

Признавая, что общая конфискация — весьма суровая кара не только для самого осужденного, но и для членов его семьи, современный законодатель стремится ограничить ее применение.

Прежде всего, общая конфискация может применяться в отношении достаточно узкого круга преступных деяний. Так, в Беларуси и Таджикистане она устанавливается за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений, и может быть назначена судом только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Только за корыстные преступления это наказание назначается и в Казахстане.

По УК Мавритании, Мадагаскара, Судана общая конфискация вообще носит исключительный характер и применяется в единичных случаях. Так, в Мадагаскаре обшая конфискация может применяться только в двух случаях: при совершении преступлений против безопасности государства во время войны и если виновные в любом преступлении скроются от правосудия за пределами территории страны. В Судане конфискации всего имущества (в дополнение к смертной казни или заключению) подвергается лишь лицо, совершающее действия в целях разрушения конституционного строя, существующего в стране, или в целях создания угрозы для ее независимости и целостности.

Другое важное ограничение применения общей конфискации — это установление перечня неотчуждаемого имущества. В странах, где общая конфискация имущества применяется, уголовные кодексы содержат специальную норму, согласно которой не подлежит конфискации имущество, необходимое осужденному или лицам, находящимся на его иждивении: квартира или жилой дом, земельный участок, мебель, минимально необходимая одежда, детские товары и др.

Специальная конфискация

В отличие от обшей специальная конфискация предусматривается уголовным законодательством большинства стран мира. Однако в большинстве стран СНГ специальная конфискация признается институтом не уголовного, а уголовно-процессуального права.

Прежде всего, далеко не везде существует единое понятие (институт) специальной конфискации. Так, в уголовном праве Австрии, Англии, Боснии и Герцеговины, Германии, Парагвая, США, Швейцарии и ряда других стран четко различаются два вида этой меры: конфискация имущества (материальной выгоды, полученной в результате преступления) и конфискация (изъятие) средств и орудий преступления.

Далее, специальная конфискация в двух ее видах в большинстве стран (Австрия, Германия, Исландия, Испания, Литва, Марокко, Молдова, Парагвай, Румыния, Хорватия и др.) рассматривается не как наказание, а как иная (помимо наказания) мера уголовного воздействия. Однако юридическая природа таких мер различна. Например, по УК Боснии и Герцеговины, Сербии, Македонии и Хорватии конфискация орудий преступления рассматривается как мера безопасности, а нормы о конфискации преступных доходов вообще выделены в отдельную главу. По УК Испании, Мальты, Перу, Сальвадора специальная конфискация — «дополнительное последствие» наказания.

В качестве наказания (дополнительного) специальная конфискация признается в Азербайджане, Албании, Туркменистане, Филиппинах, Франции, Японии. Во Франции допускается также назначение специальной конфискации в качестве основного наказания.

Поскольку в большинстве стран специальная конфискация не считается наказанием, для се назначения не требуется специального упоминания об этом в санкциях соответствующих статей Особенной части УК. Столь же свободно такая конфискация применяется в тех странах, где она не уголовный, а уголовно-процессуальный институт.

Особенностью специальной конфискации является то, что она может применяться и к третьим лицам, непосредственно не участвовавшим в совершении преступления, если они каким- либо образом получили доходы от преступной деятельности (например, в качестве правопреемников).

Так, согласно УК Австрии (п. 4 § 20) тот, кто обогатился в результате совершения другим лицом деяния, запрещенного под угрозой наказания, или непосредственно и незаконно обогатился за счет имущественной выгоды, полученной при совершении данного деяния, приговаривается к выплате денежной суммы в размере такого обогащения.

Аналогичные нормы имеются в УК Боснии и Герцеговины (ст. 111), Венгрии (ст. 63), Германии (§ 73), Дании (§ 76), Литвы (п. 3 ст. 72), Норвегии (ст. 34).

С другой стороны, предметы не могут быть конфискованы в пользу государства в том случае, если по закону они подлежат возврату потерпевшему или иному субъекту.

Специальная конфискация может также применяться к виновному и в том случае, когда ему не назначается уголовное наказание (например, по причине невменяемости лица или в силу малозначительности деяния).

Еще одной характерной чертой института специальной конфискации следует считать правило, согласно которому, если подлежащее конфискации имущество спрятано, израсходовано либо отсутствует по другим причинам, суд взыскивает с виновника, его сообщников или других лиц денежную сумму, соответствующую ценности подлежащего конфискации имущества. Это правило прямо закреплено в уголовном законодательстве Австрии, Германии, Литвы, Македонии, Нидерландов, Польши, Франции и некоторых других стран.

В отдельных случаях законодатель из гуманных соображений устанавливает ограничения в отношении специальной конфискации. Так, согласно УК Австрии (п. 3 § 20а) от изъятия незаконной выгоды можно отказаться, если выплата денежной суммы несоизмеримо осложнила бы или сделала бы несправедливо тяжелым финансовое положение обогатившегося лица, в особенности если на момент вынесения решения об изъятии выгоды ее уже не существовало; следует учитывать и другие неблагоприятные имущественные последствия, возникающие в связи с вынесением приговора. Аналогичные нормы есть в УК Германии, Швейцарии и некоторых других стран.

В целом сравнительный анализ современного законодательства позволяет говорить о наличии устойчивой тенденции: все больше государств отказываются от обшей конфискации имущества как вида наказания в пользу института специальной конфискации.

Правила и основания конфискации имущества (глава15.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации).

30 октября 2015 года 13:34

На протяжении нескольких десятилетий конфискация имущества в России была предусмотрена в качестве дополнительного вида уголовного наказания.

В Уголовном кодексе РСФСР 1960 года конфискация имущества представляла собой «принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющегося личной собственностью осужденного». Она устанавливалась в качестве дополнительной санкции в 53 составах преступлений.

В Уголовном кодексе РФ 1996 года применение конфискации стало возможным только за «тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений». В момент принятия кодекса она была предусмотрена по 45 составам преступлений или по 30% общего числа санкций.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 года конфискация имущества как вид наказания была исключена из Уголовного кодекса и на протяжении более двух лет в уголовном праве Российской Федерации отсутствовала.В указанный период времени имущество могло быть конфисковано только как вещественное доказательство на основании статьи 81 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Данное обстоятельство затруднило работу правоохранительных и судебных органов и нарушило ряд международных соглашений, в соответствии с которыми Россия взяла на себя обязательства применять конфискацию имущества к лицам, совершившим преступления.

27.07.2006Федеральным Законом N 153-ФЗ конфискация имущества была возвращена в Уголовный кодекс РФ, но не в качестве наказания, а как «иная мера уголовно-правового характера». В дальнейшем текст главы «Конфискация имущества» более 10 раз редактировался.

В настоящее время Уголовный кодекс Российской Федерации под конфискацией имущества понимает принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора:

— имущества (в том числе денег и ценностей), полученного в результате совершения закрытого перечня преступных посягательств, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

— имущества (деньги, ценности и другое), в которое имущество (включая доходы от этого имущества), полученное в результате совершения хотя бы одного из установленных пунктом «а» ст. 104.1 Уголовного кодекса РФ преступлений, было частично или полностью превращено или преобразовано;

— орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому;

— имущества, денег и ценностей, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования или преступного сообщества.

По смыслу закона, конфискация имущества представляет собой принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора имущества субъекта.

По своему содержанию конфискация имущества предполагает не только изъятие неосновательно приобретенного имущества, но в ряде случаев и лишение права собственности на конфискуемое имущество, например на благоприобретенное имущество, но используемое или предназначенное для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Конфискация имущества распространяется не на любое имущество виновного, как это было ранее, а только на то, которое прямо указано в законе (имущество, тем или иным образом связанное с совершением преступления или имеющее определенное целевое назначение).

Следует отметить, что определяя перечень преступлений, результатом совершения которых может быть приобретение имущества, подлежащего конфискации, законодатель ориентировался на тяжесть общественной опасности преступления и его характер. Поэтому в него включены, в основном, преступления, связанные с посягательством на личность, преступления коррупционного и террористического характера.

Кроме того, требованиями ст. 104.2 Уголовного кодекса РФ установлено, что, если конфискация определенного предмета, входящего в состав изымаемого имущества, на момент принятия судом решения о конфискации данного предмета невозможна вследствие его использования, продажи или по иной причине, суд выносит решение о конфискации денежной суммы, которая соответствует стоимости данного предмета.

Таким образом, конфискация выступает реальным средством в борьбе с преступным обогащением и предназначена для оптимизации механизма восстановления нарушенного права или охраны личности, общества и государства от преступных посягательств.

Вы можете найти эту страницу по следующему адресу:

Конфискация имущества как вид уголовного наказания Голубов Игорь Иванович

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Голубов Игорь Иванович. Конфискация имущества как вид уголовного наказания : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.08 : Москва, 1999 181 c. РГБ ОД, 61:00-12/386-5

Содержание к диссертации

Глава 1. Социальная обусловленность существования института конфискации имущества 12

1. Краткий анализ истории конфискации имущества в России 12

2. Конфискация имущества в уголовном законодательстве различных государств 24

3. Соотношение права граждан на собственность и конфискации имущества , 34

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика конфискации имущества .49

1. Понятие, сущность и содержание конфискации имущества как вида уголовного наказания 49

2. Цели и виды конфискации имущества. , 70

3. Соотношение уголовно-правовой конфискации имущества и конфискации, регулируемой другими отраслями права РФ 106

Глава 3. Вопросы назначения и исполнения конфискации имущества .124

1. Основания и практика назначения и освобождения от наказания в виде конфискации имущества 124

2. Проблемы исполнения наказания в виде конфискации имущества и правовые последствия уклонения от него. Реализация конфискованного имущества . 137

Введение к работе

Актуальность темы исследования. В условиях формирования правового государства и гуманизации законодательства перед наукой уголовного права выдвигается целый ряд задач теоретического и практического характера. Одной из них является максимально полная реализация уголовно-правовых принципов равенства и справедливости при назначении наказания за совершенное преступление. Осуществление их означает, с одной стороны, равенство лиц, совершивших преступление, перед законом независимо от пола, расы, языка, происхождения, имущественного или должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, а с другой стороны, требование закона о соответствии наказания характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Таким образом, само законодательное установление видов уголовного наказания в законе играет существенную роль в реализации названных принципов.

В свое время Чезаре Беккариа справедливо заметил, что «если наслаждение и страдание — движущая сила наделенных чувствами живых существ, если в качестве стимулов, побуждающих людей к самым возвышенным поступкам, невидимый законодатель использовал награду и наказание, то очевидно, что установление неверного соотношения между ними порождает малозаметное, но широко распространенное противоречие, вследствие которого преступления порождаются самими наказаниями»1.

Это высказывание известного ученого останется актуальным на все времена. В условиях «переходного периода» в экономической и социальной жизни России как никогда остро стоит проблема соответствия наказания 1 Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. — М.: Бимпа, 1995. С. 82.

совершенному преступлению. Поэтому одна из главных задач законодателя состоит в установлении таких наказаний за совершение преступления, назначение которых было бы эффективно и не входило бы в противоречие с действующими международными правовыми актами, Конституцией РФ, основными принципами уголовного права и, как следствие, не вызывало бы конфликтов и социальной конфронтации в обществе.

Одним из условий эффективности видов уголовного наказания является их стабильность и, подтвержденная историческим опытом, необходимость существования. Одним из самых изменчивых видов наказания является общая конфискация имущества, которую законодатель установил в качестве дополнительного вида.

Этот вид уголовного наказания существовал на Руси уже давно: формулировка «животы все и поместья и вотчины имать на Государя» упоминается в уложении 1649 г. и в последующих уголовных законах. К началу XX века уголовное наказание в виде общей конфискации имущества было упразднено. Уложение 1903 г. предусматривало только конфискацию специальную, под которой тогда понималось изъятие средств преступления (instrumenta sceleris) или его результатов (producta sceleris). В первом уголовном кодексе советской Российской Федерации общая конфискация имущества заняла прочное положение в виде основного наказания — этот вид наказания устанавливался в санкциях 55 статей УК, что составляло 28 % от общего количества статей. К началу 60-х годов нашего столетия доля общей конфискации имущества сократилась — в УК РСФСР 1960 г. она упоминалась в санкциях 27 статей. А в 1996 г. тот же уголовный кодекс содержал конфискацию уже в санкциях 45 статей. Вступивший в силу УК РФ 1996 г. установил общую конфискацию имущества в санкциях 24 статей. Кроме того, законодатели периодически вводили в определение данного вида наказания все новые и новые изменения. Социально-правовой характер конфискации имущества, а также необходимость существования общей конфискации имущества в российском уголовном законодательстве периодически являлся и является по настоящее время предметом дискуссий на теоретических и научно-практических конференциях ученых и работников правоохранительных органов. Над проблемами, связанными с конфискацией имущества в уголовном законодательстве, работали: М. Ахремчик, А. И. Васильев, В. Н. Веселова, И. М. Гальперин, А. А. Жижиленко, М. И. Журавлев, В. Н. Иванов, А. Н. Кардава, И. И. Карпец, И. А. Кириллов, Г. А. Кригер, Г. Л. Кригер, Н. Е. Крылова, Ю. Б. Мельникова, А. И. Миненок, М. Г. Миненок, А. Г. Михайлянц, А. Павлухин, Д. И. Самгина, А. В. Серебренникова, А. Л. Цветинович, М. Д. Шаргородский и др. По данной теме были защищены диссертации: М. М. Малкиным (1946 г.), 3. А. Акишевой (1947 г.), А. Г. Михайлянцем (1967 г.), И. Л. Марогуловой (1979 г.), Р. А. Гюльалиевой (1986 г.), В. Н. Веселовой (1990 г.). Проблемы конфискации имущества также рассматривались в диссертационных исследованиях В. К. Дуюнова (1985 г.), Ю. Н. Загудаева (1985 г.) и др.

Вместе с тем, некоторые вопросы, связанные с конфискацией имущества в уголовном праве остаются неразрешенными и по настоящий день. Это касается применения конфискации при назначении наказания ниже низшего предела, по отношению к лицам, совершившим преступления в несовершеннолетнем возрасте и т. д. В связи с принятием в 1991 г. Декларации прав и свобод человека и гражданина России, а в 1993 г. Конституции Российской Федерации, весьма актуален в настоящее время вопрос о соотношении данного уголовного наказания, в том виде, в котором он существует, с правом граждан на собственность; не теряет актуальности также вопрос о справедливости общей конфискации имущества и соответствии ее уголовно-правовому принципу равенства всех лиц перед законом; по сей день остается неразрешенной проблема невозможности исполнения общей конфискации в случаях, когда имущество отсутствует, что способствует снижению эффективности данного вида наказания и т. д.

Изложенные обстоятельства обусловили выбор темы диссертационного исследования.

Цели и задачи исследования. Настоящая работа имеет целью обстоятельно рассмотреть проблемы, существующие в законодательстве относительно конфискации имущества, дать понятие и определить место данного уголовно-правового института в системе мер борьбы с преступностью в нашем обществе.

Цель исследования определила следующие задачи:

• Дать определение понятия конфискации имущества в праве и понятия конфискации имущества как вида уголовного наказания.

• Выработать предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства в сфере применения исследуемого вида наказания и повышению эффективности конфискации имущества как уголовно-правового института.

• Рассмотреть проблему соотношения права граждан на собственность и конфискации имущества.

• Дать анализ уголовному законодательству зарубежных стран относительно вопросов, связанных с конфискацией имущества.

• Выработать конкретные предложения по совершенствованию законодательной регламентации и практики применения конфискации имущества в уголовном законодательстве России.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования определена конфискация имущества как мера противодействия преступности, а также общественные отношения, возникающие в процессе применения данного вида наказания.

Предметом исследования являются правовые и нормативные основания для законодательного установления конфискации имущества в качестве вида уголовного наказания, ее понятие, сущность, содержание, цели и задачи, условия назначения; международные правовые акты, подписанные и ратифицированные Россией и имеющие отношение к конфискации имущества; конфискация имущества, применяемая в других отраслях права и ее соотношение с уголовно-правовой конфискацией; положения уголовного законодательства зарубежных стран относительно конфискации имущества.

Методологическую основу исследования составили общепризнанные методы научного исследования явлений окружающей действительности в их взаимосвязи и взаимообусловленности как на теоретическом уровне (системный, сравнительно-правовой, формально-юридический, методы анализа, синтеза, индукции, дедукции и др.), так и на эмпирическом (статистический анализ, анкетирование, исследование документов, печатных изданий); основные положения теории уголовного права, философии, психологии; правила формальной логики. Эмпирической основой исследования послужило анкетирование сотрудников правоохранительных органов Калининградской области и Краснодарского края, материалы уголовных дел, беседы с судебными приставами-исполнителями, судьями. В ходе социологического исследования было проанкетировано около ста респондентов, изучено более ста пятидесяти уголовных дел.

Научная новизна исследования заключается в том, что в настоящей работе впервые для исследования такого уровня сформулировано понятие конфискации имущества в общеправовом смысле этого слова; впервые для российской уголовно-правовой науки подробно обоснован вывод о том, что существование в УК РФ наказания в виде общей конфискации имущества нарушает право граждан на собственность, исходя из природы возникновения такого права (право на собственность, в отличие от права собственности и большинства прав, ограничиваемых в результате назначения других видов наказания, является приобретенным, а не естественным, т.е. присущим человеку от рождения). Настоящее исследование представляет собой комплексное изучение проблем, связанных с конфискацией имущества, не только в уголовном, но и в других отраслях права, — в работе такого уровня, например, впервые рассмотрены вопросы конфискации, применяемой в таможенной практике; впервые довольно подробно рассмотрены некоторые ранее не освещавшиеся вопросы практического исполнения данного вида наказания судебными приставами-исполнителями, а также вопросы реализации конфискованного имущества.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Конфискацией имущества в общеправовом смысле является назначаемое по решению суда принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства личного имущества граждан, принадлежащего им на законных основаниях.

2. Положение о том, что посредством уголовного наказания в виде общей конфискации имущества достигаются цели восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений, по целому ряду моментов не соответствует действительности и поэтому является весьма спорным.

3. Существование в уголовном законе общей конфискации имущества нарушает право граждан на собственность, провозглашенное в статье 17 (часть 1) Всеобщей декларации прав человека и в статье 35 (часть 1) Конституции РФ. Имущество, полученное в результате трудовой деятельности или иным законным путем, не должно подлежать конфискации в правовом государстве, поощряющем добросовестный труд (за исключением случаев, когда такое имущество используется в качестве средства совершения преступления).

4. Общая конфискация имущества нарушает общеправовой принцип равенства, так как этот вид наказания может быть применен только к имущим и неприменим в отношении неимущих (в отличие от других видов уголовного наказания), что нарушает статью 2 Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, . имущественного, сословного или иного положения»1. Аналогичный принцип также содержится и в статье 4 УК РФ.

5. Упразднение такого вида конфискации имущества как общая конфискация, должно происходить одновременно с введением в уголовный закон специальной конфискации имущества в качестве вида наказания и расширением предмета этого правового института. Этот процесс также должен сопровождаться увеличением в УК доли таких видов наказания, как штраф, исправительные работы и обязательные работы.

6. Специальная конфискация имущества по своей юридической сущности является наказанием, так как в результате ее применения происходит принудительное ограничение прав осужденного на личную собственность со стороны государства. Представляется необходимым определить данный вид наказания как принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства средств совершения умышленного преступления, являющихся личной собственностью осужденного.

Понятие «средство преступления» шире понятия «орудие преступления» и они соотносятся друг с другом, как род и вид. В содержание средств преступления входят, помимо орудий преступления, и предметы материального мира, с помощью которых или посредством которых совершается преступление, но которые могут и не входить в непосредственный контакт с предметом посягательства. Для упрощения процедуры назначения наказания имеет смысл говорить лишь о средствах преступления, подразумевая под этим термином орудия преступления и другие предметы материального мира, с помощью которых было совершено преступление.

7. В Общую часть УК РФ необходимо внести норму, предусматривающую возможность замены конфискации денежным эквивалентом при невозможности исполнить данный вид уголовного наказания.

8. Привлекая лицо к уголовной ответственности, суд должен назначить специальную конфискацию и в том случае, если лицо было освобождено от наказания. Это относится ко всем видам освобождения от наказания. В связи с этим, в качестве исключения, представляется необходимым определять конфискацию имущества в данных случаях как основное наказание.

Научная и практическая значимость исследования заключается в том, что выводы и предложения, научные положения, сформулированные диссертантом, углубляют теорию российского уголовного права, и могут быть использованы законодателем при совершенствовании уголовного закона, в судебной практике, при проведении научных исследований по проблемам уголовного права, а также в учебном процессе средних и высших профессиональных учебных заведений юридического профиля.

Апробация результатов диссертационного исследования и внедрение их в практику. Основные теоретические выводы, практические предложения и рекомендации, содержащиеся в работе, отражены в научных статьях автора.

Результаты проведенных исследований докладывались в ходе двух научно-практических конференций и на заседаниях кафедры уголовного права ЮИ МВД РФ. Материалы исследования используются в учебном процессе Юридического института МВД России и в работе судов Краснодарского края.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя восемь параграфов, заключения, списка изученной литературы и приложений.

Краткий анализ истории конфискации имущества в России

Каждой исторической эпохе соответствуют присущие только ей характерные черты, признаки, которые определяют как экономическое и политическое устройство общества, ее мораль и основные понятия, так и систему уголовных наказаний.

Исследователь, изучающий историю и право различных государств, обнаруживает, что почти всегда понятия порока и добродетели, законопослушного гражданина и преступника меняются. Бушующие страсти ослабевают и часто составляют основу морали последующих веков, постепенно становясь житейской мудростью. Наша страна переживает сейчас именно такое переходное время. В России изменился экономический уклад жизни общества и политический строй; происходят изменения в общественной морали, наблюдается перестановка в шкале основных ценностей. Чтобы правильно сориентироваться на данном этапе относительно оснований назначения наказания вообще и конфискации имущества в частности, надо проанализировать историю развития данного вида наказания.

Конфискация имущества как вид наказания известен с древних времен. Корни ее относятся к эпохе, когда преступление вызывало лишь частную месть, которая нередко сопровождалась захватом имущества врага. С возникновением государства имущество лиц, преступивших закон, стали отбирать на законном основании по принципу «око за око», в основном, за корыстные преступления. Впоследствии к этому присоединилось стремление представителей государственной власти обессилить своих политических противников путем изъятия их имущества или, в отдельных случаях, желание пополнить государственную казну. С возникновением государства, права и, как следствие, наказания со стороны государства, первоначальный захват имущества был легализован в меру наказания, назначаемую государственными органами за совершение определенных в законе преступлений.

Что касается происхождения термина «конфискация», то в Риме она первоначально называлась «publicatio», а позже, когда отбираемое имущество стало поступать в ново учрежденный фиск, появился термин «confiscatio».

Конфискация имущества присутствовала в системе наказаний всех государств, законодательные акты которых дошли до наших дней. Так, например, в 673 году от рождества Христова в Риме, после того, как Сулла одержал победу в борьбе за власть, имущество поверженных врагов конфисковалось в пользу государства, подобно военной добыче. Это наказание распространялось также на имущество и потомков тех, кто пал в борьбе за революцию против Суллы, что свидетельствует о его желании обессилить тех, кто, вероятно, продолжит против него борьбу.

Как метод подавления политических врагов, конфискация имущества применялась господствующим классом во времена всех социально-экономических формаций. В эпоху феодализма конфискацию имущества широко использовали папская церковь и светские феодалы, применяя ее, в основном, против ремесленников и зажиточных крестьян. Имущество жертв инквизиции шло на пополнение как папской, так и королевской казны. Средневековые памятники права («Салическая правда», «Каролина» и др.) включали конфискацию в систему мер наказания.

История знает случаи, когда конфискация имущества полностью отменялась на некоторое время в отдельных странах. Например, во Франции, пришедшая к власти буржуазия, экспроприировав феодальную частную собственность, (т.е. конфисковав ее в масштабах государства), отменила Декретом 21 января 1790 г. общую конфискацию имущества, как несовместимую с одним из основных принципов буржуазного общества — неприкосновенностью частной собственности. Последовавший затем переход буржуазии к реакции возродил конфискацию имущества — снова как орудие политической борьбы, направленное на экономическое подавление своих противников. Именно такой характер имеют законы, изданные в разных капиталистических странах после первой мировой войны и предусмотревшие конфискацию имущества, как наказание за политические преступления. Например, германский закон о защите республики 1922 г., под видом неограниченного штрафа фактически ввел общую конфискацию. Также поступили в Италии. Закон 1926 г. «О защите государства» установил конфискацию даже при заочном осуждении лиц, обвиняющихся в политических преступлениях и уклонившихся от суда. Во Франции общая конфискация имущества была восстановлена после первой мировой войны законом 14 ноября 1918 г. за преступления и проступки против внешней безопасности государства, а Декрет 29 июля 1939 г. расширил применение этого вида наказания.

Конфискация имущества в уголовном законодательстве различных государств

Современный исторический период характеризуется активной деятельностью многих государств мира по совершенствованию своего уголовного законодательства. Новые уголовные кодексы были разработаны и приняты законодателями Германии, Австрии, Испании, Франции, странами бывшего социалистического лагеря. В связи с осуществлением в России уголовно-правовой реформы, весьма актуальным становится изучение зарубежного опыта ее проведения. Опыт других государств позволяет с большей эффективностью разрабатывать собственное уголовное законодательство. Необходимо взять все самое лучшее и, с учетом положения в нашей стране, учесть ошибки зарубежных коллег.

Стремление к определенной универсализации национального законодательства, наряду с приведением его в соответствие с современными условиями общественной жизни, определило появление многих интересных уголовно-правовых норм в законодательствах некоторых стран. Немало таких норм и в сфере имущественных наказаний, когда наказание воздействует на материальную сторону жизни осужденного путем ограничения или лишения его права на собственность. Таким образом воздействует на осужденного конфискация имущества.

Трудно не согласиться с французским правоведом Марком Акселем, писавшим, что изучение зарубежного права «открывает перед юристом новые горизонты, позволяет ему лучше узнать право своей страны, ибо специфические черты этого права особенно отчетливо выявляются в сравнении с другими системами. Сравнение способно вооружить юриста идеями и аргументами, которые нельзя получить даже при очень хорошем знании только собственного права».

Для нашей страны изучение французского опыта особенно интересно, потому что российское и французское уголовное право характеризует близость основных принципов и институтов, общность главных концептуальных проблем реформы, в частности, идеи правового государства и первоочередной защиты личности.

Ныне действующий уголовный кодекс во Франции был принят 22 июля 1992 года Национальным Собранием и Сенатом Франции. Среди видов наказания он предусматривает конфискацию имущества — как общую, так и специальную, и относит ее к так называемым исправительным видам наказания; а более конкретно — к наказанию в виде лишения или ограничения прав (п. 5 ст. 131-3 УК Франции) . Уголовный кодекс Франции предусматривает следующие виды специальной конфискации имущества: конфискация транспортного средства, оружия, вещи, предназначенной для совершения преступного деяния, вещи, которая от него получена, конфискация торгового капитала, полученного незаконным путем (п. п. 4, 7, 10 ст. 131-6 УК Франции) и т. д. Общая конфискация предусмотрена за совершение преступлений против человечества, а также незаконное производство, ввоз или вывоз наркотиков. Единственным ограничением относительно конфискации имущества является то, что конфискация вещи, предназначенной для совершения преступного деяния или вещи, которая от него получена, согласно пункта 6 статьи 131-14 УК, не может быть назначена как наказание за проступки, связанные с прессой.

Особенностью УК Франции 1992 г., по сравнению с предыдущим УК, является установление, наряду с системой наказаний для физических лиц, системы наказаний для юридических лиц. Это, в принципе, система имущественных санкций, основное место в которой, наряду со штрафом, занимают различные виды конфискации имущества, в том числе и общая (п. 8 ст. 131-39 УК Франции).

В уголовном кодексе Франции все составы преступлений сформулированы по принципу фиксирования лишь основных наказаний, т. е. норма, предусматривающая уголовную ответственность за конкретное преступное деяние, содержит только основные наказания. Дополнительные же предусматриваются в Особенной части отдельно, применительно к целым группам преступных деяний и даются в конце раздела в отдельной главе, называемой «Общие положения» или в конце главы в отделе, называемом «О дополнительных наказаниях, применимых к физическим лицам». Конфискация имущества может выступать как в роли основного, так и дополнительного наказания (ст. 131-10 УК Франции).

Согласно статье 131-21 УК Франции, наказание в обязательном порядке предусматривает конфискацию предметов, квалифицируемых законом или постановлением как опасные или вредные.

Когда конфискация назначается в качестве дополнительного наказания за преступление или проступок, она относится к предмету, являющемуся его результатом, за исключением предметов, которые могут быть возвращены. Кроме того, она может относиться к любому движимому предмету, определяемому законом или постановлением, устанавливающим меры наказания за преступные деяния.

В тех случаях, когда конфискуемый предмет не изъят или не может быть представлен, конфискация предписывается в стоимостном выражении. Для взыскания суммы, представляющей стоимость конфискуемого предмета, применяются постановления, относящиеся к лишению свободы, назначаемому в случае неисполнения имущественных санкций, определенных обвинительным приговором.

Конфискуемый предмет, если не имеется специального постановления, предусматривающего его уничтожение или присуждение, переходит к государству. Но при этом сохраняются, пропорционально его стоимости, вещные права, законно установленные в пользу третьих лиц.

Во французском уголовном законодательстве получил довольно большое развитие институт замещения наказаний, и конфискация имущества играет значительную роль в случаях его применения судами. Так, в случаях, когда по закону проступок наказывается исправительным тюремным заключением или только штрафом, суд вправе назначить вместо этих видов наказания конфискацию вещи, которая служила или была предназначена для совершения преступного деяния, либо вещи, которая от него получена, конфискацию одного или нескольких экземпляров оружия, принадлежащего осужденному или находящегося в его свободном распоряжении.

Понятие, сущность и содержание конфискации имущества как вида уголовного наказания

Исследование проблем определения степени и характера воздействия уголовного наказания на состояние преступности в обществе требует максимально полного раскрытия понятия и сущности уголовного наказания.

Весьма распространенным в юридической литературе является следующее определение уголовного наказания: «Наказание — это мера государственного принуждения, применяемая судом на основании закона к лицу, виновному в совершении преступления, связанная с ограничением или лишением этого лица определенных благ, прав и интересов, выражающая от имени государства отрицательную оценку деяния и деятеля и выполняющая задачи кары и исправления».

С этой точки зрения, уголовное наказание в виде конфискации имущества представляет собой вид имущественных правоограничений, заключающихся в лишении виновного права собственности на принадлежащее ему имущество, и выражающих уголовно-правовое порицание деяния и деятеля, обеспечиваемого государственным принуждением. Тем самым конфискация имущества является уголовной карой, способной ограничивать принадлежащие человеку имущественные права и, как следствие, призванной причинять ему определенные тяготы и лишения Работая над данной проблемой, нельзя не вспомнить о том, что в системе уголовных наказаний ученые выделяют группу мер, связанных с имущественными ограничениями для осужденных. К данной категории наказаний относится и объект нашего исследования. Такие наказания получили название имущественных . Ю. Н. Загудаев дал следующее определение этой группы наказаний: имущественные наказания — это меры государственного принуждения, установленные в уголовном законе, применяемые судом от имени государства к лицам, совершившим преступления, выражающие государственное порицание деяния и личности виновного и причиняющие осужденным определенные лишения путем ограничения их имущественных интересов2. В. Н. Веселова определяет имущественные наказания как наказания, направленные на разрушение корыстно-криминогенной ориентации сознания осужденного путем ущемления его имущественных интересов3. Эти два определения по сущности идентичны и в своей совокупности отражают взгляд диссертанта на данную группу наказаний.

В настоящее время в российском уголовном законодательстве можно выделить следующие два вида имущественных наказаний: штраф и конфискацию имущества.

Эти виды наказания имеют целый ряд однородных признаков. Конфискация имущества и штраф (являясь дополнительным наказанием) служат для достижения тех же целей, что и основные наказания. Но, будучи наказаниями дополнительными, штраф и конфискация способствуют рационализации системы уголовных наказаний, придают ей необходимую гибкость, приспособленность к особенностям совершаемых преступлений и личности виновного. Достигается это путем реализации их специфических функциональных возможностей: обеспечением индивидуализации наказания виновного; усилением основного содержания меры наказания за счет дополнительных правоограничений; смягчением в необходимых случаях меры основного наказания; распространенностью на некоторое время после отбытия основного наказания (исполнение наказания в виде штрафа или конфискации имущества вызывает необходимость восполнения утраченных денег или приобретения другого имущества, что требует дополнительных материальных и, следовательно, трудовых затрат, во время которых продолжается действие этих видов наказания).

Основания и практика назначения и освобождения от наказания в виде конфискации имущества

Специфика данного параграфа состоит в том, что в нем будет предпринята попытка рассмотреть основные проблемы назначения конфискации имущества в предлагаемой автором редакции этого вида наказания. Но, исходя из того, что институт конфискации средств и орудий совершения преступления существует уже давно и совсем недавно специальная конфискация имущества трактовалась законом как вид наказания, по проблемам его применения уже наработан определенный практический опыт. Поэтому для успешного решения новых проблем, которые могут возникнуть при назначении предлагаемой конфискации имущества как вида уголовного наказания, нами будет использован опыт прошедших лет по аналогичным вопросам.

В судебной практике одним из наиболее распространенных видов среди средств совершения преступления являются транспортные средства. В настоящее время специальная конфискация транспортных средств российским законодательством таковой не признается — они изымаются в порядке уголовного судопроизводства на основании ст. 86 УПК РСФСР.

Автомашины, мотоциклы и другие транспортные средства, принадлежащие обвиняемым в хищении, совершенном с использованием этих средств, должны рассматриваться как орудия преступления . Однако при этом должно быть признано, что транспортное средство непосредственно использовалось в процессе посягательства в целях достижения преступного результата, т. е., при исполнении действий, образующих объективную сторону состава преступления . Использование транспортного средства для завладения имуществом (когда изъятие уже закончено, но субъект, не используя это средство, не имеет возможности распоряжаться имуществом по своему усмотрению) также охватывается понятием орудия преступления.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» (с последующими изменениями и дополнениями) указывается, что автомобили, мотоциклы и иные транспортные средства, принадлежащие лицам, привлеченным к ответственности за хищения, в соответствии со ст. 86 УПК РСФСР, подлежат конфискации в случае, если они использовались непосредственно в процессе изъятия или завладения имуществом и признаны орудием совершения преступления. Это означает, что транспортное средство используется, во-первых, до момента окончания хищения (если оно используется после окончания преступления для перевозки похищенного, то не может быть признано орудием совершения преступления); во-вторых, непосредственно в процессе изъятия и завладения виновным имуществом (например, погрузка крупногабаритного имущества из склада в автомашину и увоз этого имущества, отбуксировка с охраняемой территории прицепа с похищенным и т. п.); в-третьих, для облегчения доступа к похищенному имуществу путем преодоления преград, защищающих товарно-материальные ценности (вырывание с помощью автомашины замков, запоров, решеток, дверей и т. д.).

Таким образом, автомашина должна рассматриваться в качестве средства совершения преступления и подлежать конфискации только в том случае, когда она выступала в качестве одного из необходимых средств, обусловивших возможность совершения хищения. Например, если значительное количество товаров можно было похитить и перевезти только с помощью автомашины (без использования транспортного средства хищение в соответствующем размере было бы невозможно), то имеются все основания считать автомашину необходимым средством совершения таких хищений, что должно влечь применение конфискации.

По делам о других умышленных преступлениях транспортные средства рассматриваются в качестве орудия преступления и могут быть конфискованы лишь в том случае, если их использование имело непосредственное отношение к исполнению действий, образующих объективную сторону состава преступления.

Что касается составов таких преступлений, как незаконная добыча водных животных и растений, нарушение правил охраны рыбных запасов, незаконная охота, уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации, то средства преступления, принадлежащие подсудимому, а именно: автомашины, лодки и иные транспортные и плавучие средства, с помощью которых совершаются преступные действия, должны быть конфискованы. При совершении данной группы общественно опасных деяний транспортные и плавучие средства могут признаваться средствами преступления и подлежать конфискации только в тех случаях, когда они используются непосредственно при совершении действий, образующих объективную сторону данного преступления. Например, преследование и отстрел диких животных и иной дичи из движущейся автомашины, отстрел дичи из-под включенных фар автомашины, лов ценных пород рыбы в запрещенных местах непосредственно с моторной лодки и т. д.

Популярное:

  • 50 ст Ук рф Статья 50. Исправительные работы Информация об изменениях: Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ статья 50 изложена в новой редакции Статья 50. Исправительные работы См. комментарии к статье 50 УК РФ Информация об изменениях: Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ […]
  • Статье 188 ук рф контрабанда Статья 188. Контрабанда Статья 188. Контрабанда Информация об изменениях: Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ в часть 1 статьи 188 внесены изменения Постановлением Конституционного Суда РФ от 13 июля 2010 г. N 15-П положения части первой статьи 188 настоящего Кодекса […]
  • Страховое право учебник под ред шахова Страховое право учебник под ред шахова Страховое право в системе права Российской Федерации Теория государства и права: Учебник / Отв. ред. В. М. Корельский, В. Д. Перевалов. Екатеринбург, 1996. С. 316–317. Алексеев С. С. Об отраслях права // Советское государство и право. 1973. № 3. С. […]
  • Договор мены реальный Договор мены Договор мены По договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороне один товар в обмен на другой (п. 1 ст. 567 ГК РФ). Стороны именуются продавцом и покупателем. Каждая из сторон признается продавцом того товара, который она обязана передать, и […]
  • О внесении изменении в ук рф О внесении изменении в ук рф 10 апреля 2018 года 18 апреля 2018 года Внести в Уголовный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 25, ст.2954; 2002, N 44, ст.4298; 2003, N 50, ст.4848; 2007, N 1, ст.46; 2009, N 52, ст.6453; 2011, N 11, ст.1495; […]
  • Разработка система управления безопасностью судов Разработка системы управления безопасностью судов Услуги разработки систем управления безопасностью судов ООО "ФРЕГАТ" оказывает услуги: по разработке, юридическому сопровождению, поддержке в стадии согласования и внедрение в компаниях и на судах документации и процедур Системы […]