Лишение всех прав состояния

Совершенно своеобразным типом наказаний являются лишение чести, т. е. унижение человечеекого достоинства личности преступника, и поражение прав, т. е. лишение осужденного прав политических, сословных, служебных, семейственных,. имущественных.

Лишение чести, весьма распространенное в прежнее время и выражавшееся в разного рода осрамительных и позорящих обрядах, напр., в выставлении у позорного столба, везении на позорной колеснице, в настоящее время почти исчезло. Лишение чести глубоко противоречит положению личности в современном обществе и государстве. В законах нашего времени остались лишь наиболее слабые формы поражения чести, напр., опубликование судебного приговора в газетах, выговор.

Относясь к разряду так называемых дополнительных наказаний, поражение прав и поныне является обычной карательной мерой. Смысл ее заключается в предположении, что учинивший преступное деяние теряет доверие государства и общества. Поэтому правопоражения главнейше направляются на приобретенные лицом права служебно-политические, сословные и профеесиональные и на самую способность иметь эти права, и только в исключительных случаях затрагивают права семейственные и имущественные.

Действующее русское право устанавливает следующие виды праволишений:

1) Лишение всех прав состояния. Этот наиболее тяжкий вид лишения прав соединяется с смертной казнью, каторгой и ссылкой на поселение. Лишение всех прав состояния является как бы гражданской смертью лица, состоя в лишении прав сословных, служебно-политических, семейственных и имущественных. Поражение семейственных и имущественных прав рассматривается нашим законом, как последствие осуждения в ссылку на каторгу и поселение, ибо оно не заключает в себе лишения прав состояния, как таковых.

Лицо, лишенне всех прав состояния, извергается из сословия, к которому принадлежит, я переводится в разряд ссыльных, лишается избирательных прав, почетных титулов, чинов, орденов и других знаков отличия. Оно теряет права супружеские, за исключением тех случаев, когда жена осужденного или муж осужденной добровольно последовали за своими супругами на место ссылки, родительская власть лица над детьми, прижитыми прежде осуждения, также прекращается, если дети не последовали за ним в место его ссылки или потом его оставили. Все прежнее имущество осужденного в каторгу или ссылку на поселение поступает к его законным наследникам. Однако имущественная правоспособность лица не поражается, ибо ссыльным дозволяется приобретать имущество на месте ссылки.

2) Лишение всех особенных, лично и по состоянию присвоенных, прав и преимуществ соединяется, как мы видели, с заключением в арестантские отделения и тюрьму. Состоит она в лишении сословных, служебных и политических прав.

3) Лишение некоторых личных прав и преимуществ, соединяемое с заключением в крепости и тюрьме, выражается в лишении служебно-политических прав.

Наконец, 4) Лишение отдельных прав имеет место, главным образом, в виде запрещения производить прежнее ремесло и промысел.

Лишение прав частных, т. е. семейственных и имущественных, поставлено в нашем праве неудовлетворительно. Отбывание наказания, конечно, не может не отражаться на семейных и имущественных отношениях наказанного, ограничивая их; но это ограничение должно рассматриваться как гражданское последствие преступления, а не как наказание. Много возражений вызывает постановка и других праволишений в нашем праве, о чем нам еще придется говорить, когда мы коснемся вопроса о восстановлении в правах.

Лишение всех прав состояния

Навигация по сайту

Реклама на сайте

Система наказаний

Система наказаний в Уложении базировалась на сословном подходе к квалификации наказания и определению санкций в соответствии с уста­новленными привилегиями (учитывалась принадлежность лица к тому или иному состоянию, изъятие или неизъятие от телесных наказаний, наличие чина, ордена и т.п.). Она была довольно сложной и громоздкой. Устанав­ливалась своеобразная лестница из 11 родов наказаний, разделенных на 35 степеней в убывающей прогрессии, начиная от смертной казни и заканчи­вая внушением. Суд не имел права применять иного наказания, кроме ус­тановленного законом, но он мог установить ту степень наказания, кото­рую считал необходимой, не выходя при этом за его рамки.

Все меры ответственности подразделялись на общие (за любые престу­пления), особенные (за преступления и проступки по службе) и исключи­тельные (за определенные, указанные в законе преступления). Общие нака­зания, в свою очередь, делились на главные, дополнительные и заменяющие. Главные наказания могли быть уголовными (за преступления) и исправи­тельными (за проступки).

К наиболее тяжким уголовным наказаниям относились: 1) лишение всех прав состояния и смертная казнь; 2) лишение всех прав состояния и каторжные работы; 3) лишение всех прав состояния и ссылка на поселе­ние в Сибирь или на Кавказ.

Лишение всех прав состояния вело к потере всех гражданских прав и со­словных привилегий (потомственного и личного дворянства, духовного звания, прав городских обывателей) и сопровождалось отнятием чинов, чести, титулов, доброго имени, знаков отличия. Лишение всех прав со­стояния вело к потере имущества, которое переходило к наследникам, ибо на членов семей наказание не распространялось. Сын за отца и жена за мужа не отвечали, даже если следовали за ним в места, где преступник от­бывал наказание. Но по закону потеря всех прав могла иметь следствием прекращение супружества (давала право на развод).

Смертная казнь применялась в двух случаях: за государственные пре­ступления и за нарушение карантинных уставов во время эпидемий (например, за сокрытие больных чумой). Вид казни назначал суд, в прак­тике же применялся один её вид – повешение. Наличие смягчающего об­стоятельства вело к замене смертной казни каторгой без срока или на срок до 20 лет.

Каторжные работы имели несколько степеней тяжести: без срока, на срок от 4 до 20 лет. Наиболее тяжкой было каторга в рудниках, менее тяжкой – на заводах и в крепостях. Бессрочная каторга применялась крайне редко: за отцеубийство, за повторное убийство, убийство близких родственников, убийство священников во время богослужения, за состав­ление подложных именных указов, поджог, потопление. Отбывали катор­гу в Сибири, на Сахалине. По истечении известного срока каторжане «примерного поведения» переводились на более легкий режим содержа­ния, увеличивалось время отдыха, ослабевал надзор. Со временем они могли строить собственные дома, обзаводиться семьями. Отбывшие ка­торгу переводились в ‘категорию ссыльнопоселенцев и определялись на местожительства в отдаленные районы с соответствующей материальной помощью.

Уложение сохранило в качестве уголовных некоторые телесные нака­зания, в том числе плети (от 10 до 100 ударов) и в отдельных случаях клей­мение. Но ушли в прошлое кнут и «рвание ноздрей». Для военных сохра­нялись ещё шпицрутены, но при экзекуции обязательно должен был при­сутствовать врач, который при необходимости прекращал ее. Существо­вало и негласное указание об ограничении числа ударов.

Исправительные наказания по своей тяжести подразделялись на 7 родов. Самыми тяжкими были лишение всех особенных прав и преимуществ и ссылка на житье в Сибирь с заключением или без него. Для людей, не изъятых от телесных наказаний, устанавливалось наказание розгами (от 50 до 100 ударов) и отдача на время (от 1 года до 10 лет) в исправительные аре­стантские роты гражданского ведомства. Лишение всех особенных прав и преимуществ состояло в отнятии почетных титулов, дворянства, чинов и всяких знаков отличия, права поступать на государственную или общест­венную службу, записываться в гильдии, быть свидетелем, опекуном и пр. То есть это было лишение не только прав состояния, но и прав и преиму­ществ, присвоенных «лично или по званию». Ссылка как принудительное поселение в отдаленных местах была бессрочной, но по Уставу о ссыль­ных они могли по истечении 10 лет пребывания в Сибири причисляться к крестьянам и поселяться по своему желанию в сибирских губерниях (для евреев существовало ограничение – стоверстное расстояние от границы). Ссыльные обеспечивались льготами на приобретение имущества, суточ­ными, деньгами на отопление и т.п.

Следующим по тяжести исправительным наказанием была ссылка на житье в другие, кроме сибирских, губернии (с потерей особенных прав и с заключением или без него).

Видное место среди исправительных наказаний занимало лишение сво­боды. Существовало большое разнообразие мест заключения: смиритель­ный дом, крепость, арестантские роты, рабочий дом, арестный дом. Глав­ное отличие заключалось в подчинении их разным ведомствам. Так, рабо­чие и арестные дома находились в ведении полиции, арестантские роты – в военном управлении, тюрьмы подчинялись особой тюремной админист­рации Министерства внутренних дел. Самым легким было заключение в смирительном доме (от 3 месяцев до 3 лет). Сюда сажали за «не почитае­мые совершенно лишающими чести преступления» (оскорбление родите­лей, разные виды порочной жизни).

Не влекло за собой лишения прав и заключение в тюрьме, сроки кото­рого не были большими (от 3 мес. до 2 лет). Арестанты содержались в об­щем заключении, с разделением по полу и возрасту, с обязательным отде­лением подследственных от приговоренных, людей низшего сословия от дворян, чиновников, разночинцев и иностранцев. В тюрьме разрешалось иметь собственное платье, белье, постель, еду. Предусматривалось и ис­пользование труда заключенных (крестьян и мещан по распоряжению на­чальства, других сословий – по желанию).

В крепости сидели и без лишения прав (от 6 недель до 2 лет), и с лише­нием лишь некоторых прав и преимуществ (от 2 до 6 лет). Имел место кратковременный арест (от 1 дня до 3 мес.). Арестованные содержались в полиции, в тюрьме или на гауптвахте. Наконец, к исправительным нака­заниям относились также выговор в присутствии суда, замечания и внуше­ния от органов правительственных и судебных, денежные взыскания.

Дополнительными являлись наказания, которые следовали за главными. Это могло быть церковное покаяние, лишение некоторых прав, воспреще­ние жительства в определенных местах, в частности, в столицах, учрежде­ние опеки, отдача под надзор полиции, опубликование имени в Ведомо­стях и т.п.

Заменяющими служили наказания, которые заменяли главные. Смертная казнь могла быть заменена политической смертью, заключение – телес­ным наказанием (по шкале соответствия, установленной Уложением), денежный штраф при отсутствии денег – работами в рабочем доме или тюрьме. Для высших сословий, дворян и чиновников, кратковременный арест в тюрьме мог быть заменен домашним арестом или арестом в поме­щении ведомства, где служил осужденный. Для лиц старше 70 лет каторга заменялась ссылкой в Сибирь. К заменяющим наказаниям относились также принудительное лечение, установление опеки.

Особенные наказания полагались за служебные преступления. К ним от­носились исключение из службы, отрешение от должности, понижение н должности, вычет из жалованья или из времени службы (лишение выслу­ги), выговор. Часть их назначалась в административном порядке, часть по приговору суда.

Исключительные наказания полагались за известные, определенные законом преступления. Это могло быть лишение христианского погребения за само­убийство, лишение права наследования имущества того родителя, вопреки воле которого виновный вступил в брак, церковное покаяние и др.

В целом система наказаний в Уложении отличалась недостаточной оп­ределенностью санкций, отсутствием чёткости в установлении возможной замены одних наказаний другими, казуистичностыо. Как и прежде, нака­зание преследовало разные цели. Определенную роль продолжало играть устрашение, исключение из жизни общества за неугодные государству деяния. В целом же государство всё более стремится к перевоспитанию пре­ступников. Не случайно в России среди правоведов пользовалась наи­большей популярностью из всех школ уголовного права теория исправле­ния и перевоспитания преступников на основе различных систем лишения свободы. В этой связи после принятия Уложения о наказаниях стал разви­ваться институт условного и условно-досрочного освобождения, легкие виды наказаний, краткосрочное заключение, амнистии. Этой же цели про­должало служить деление наказаний на основные, дополнительные и за­меняющие. Только в исключительных случаях (бунт, заговор, покушение на жизнь главы государства) применялась смертная казнь.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, хотя и не пред­ставляло ещё собой достаточно четко и юридически точно разработанно­го уголовного кодекса, сделало значительный шаг вперед в совершенство­вании прежнего уголовного законодательства России.

Лишение прав состояния

Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний. Т.Т. 1—2. Ходячие и меткие слова. Сборник русских и иностранных цитат, пословиц, поговорок, пословичных выражений и отдельных слов. СПб., тип. Ак. наук. . М. И. Михельсон . 1896—1912 .

Смотреть что такое «Лишение прав состояния» в других словарях:

лишение прав состояния — (по суду) Ср. Не щадят ни заслуги, ни звания! Адвокатам одним только рай: За лишение прав состояния, И за то теперь деньги давай! Некрасов. Современники. Герои времени. См. даром. См. адвокат … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

Лишение прав — (англ. deprivation of rights, forfeiture) вид уголовного наказания, прошедший в своем историческом развитии ряд этапов. В римском праве высшая форма ограничения прав личности состояла в фикции юридической смерти преступника, который объявлялся … Энциклопедия права

Лишение прав — (англ. deprivation of rights, forfeiture) вид уголовного наказания, прошедший в своем историческом развитии ряд этапов. В римском праве высшая форма ограничения прав личности состояла в фикции юридической смерти преступника, который объявлялся… … Большой юридический словарь

Лишение прав — как наказание в историческом своем развитии прошло две существенно различные ступени. Высшая форма ограничения прав личности состояла в фикции юридической смерти преступника, который объявлялся вне закона (см.); она встречается в римском праве… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью — Лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью вид уголовного наказания, заключающийся в ограничениях по службе или в запрете заниматься профессиональной или иной деятельностью. Содержание … Википедия

Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью — Лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью вид уголовного наказания, заключающийся в ограничениях по службе или в запрете заниматься профессиональной или иной деятельностью … Википедия

Лишение свободы — Н.А. Ярошенко «Всюду жизнь» … Википедия

Лишение родительских прав — (англ deprivation of parental rights) в РФ мера, применяемая на основании СК РФ* судом в интересах детей. Родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они: уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в т.ч. при злостном… … Энциклопедия права

лишение родительских прав — в соответствии с СК РФ применяемая по решению суда мера защиты детей. Утрата всех прав, основанных на факте родства с ребенком, в т.ч. право на воспитание, льготы и государственные пособия, установленные для граждан, имеющих детей, на содержание… … Большой юридический словарь

ЛИШЕНИЕ — DEPRIVATIONПроцесс Л. собственника его имущества. Лишения могут быть классифицированы на следующие категории: гос. отчуждение, материальный ущерб, контрафакция, вытеснение владельца имущества и нарушение договора. При гос. отчуждении право на… … Энциклопедия банковского дела и финансов

Лишение всех прав состояния означало лишение всех привилегий, имущества, прекращение супружеских и родительских прав;

Система наказаний также была сложной и делилась на наказания уголовные и исправительные.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

Наследственное право.

Семейное право.

Свод законов предусмотрел четыре вида товариществ.

  1. Полное товарищество — соединение лиц, отвечающим всем своим имуществом.
  2. Товариществом на вере называлось соединения лиц, отвечающих всем своим имуществом (товарищи), и лиц с ответственностью, ограниченной только своим вкладом (вкладчики).
  3. Акционерная компания состояла из лиц, имущественная ответственность которых ограничивалась лишь их акциями.
  4. Трудовая артель образовывалась для производства определенной работы или промысла из лиц, которые своим трудом выполняли работу за общий их счет и с круговой порукой.

Для всех видов товариществ требовались письменная форма договора и регистрация.

Свод весьма обстоятельно регулирует отношения сторон по договору личного найма (для домашних услуг, для отправления земледельческих и других работ).

Семейное право продолжало традиции церковного брака. Имущество супругов, родителей и детей было раздельным.

В наследственной праве расширяется свобода завещания. По закону наследовала мужская нисходящая линия.

Данный свод норм уголовного и процессуального права называют первым российским уголовным кодексом.

В нем еще содержались казуальные нормы, было много противоречий, сохранялся сословный подход к назначению наказаний.

В Уложении впервые присутствует деление на Общую и Особенную части, проводится различие между преступлением и проступком.

Уложение перечисляет основания, исключающие ответственность:

Субъективная сторона делится на умысел и неосторожность, близкие к современному пониманию.

Устанавливаются виды соучастия: по предварительному соглашению и без такового, и разделяются роли соучастников.

Усложняется система преступлений. По степени тяжести выделялись:

— преступления против веры,

— против порядка управления,

— законов о состоянии,

— свободы и чести частных лиц,

К уголовным наказаниям относились:

— лишение всех прав состояния в совокупности либо со смертной казнью,

— либо со ссылкой на каторгу,

— либо со ссылкой на поселение в Сибирь или на Кавказ.

К исправительный наказаниям относились:

— отдача в исправительные арестантские роты,

Лишение всех прав состояния

Лишение прав состояния в системе карательных мер самодержавия (конец ХIII-первая половина XIX в.)

Вступление России в первый этап освободительного движе­ния, который В. И. Ленин называл дворянским (1825—1861 гг.) [1, т. 25, с. 93], наложило отпечаток на особенности каратель­ной политики царизма. Наряду с такими мерами изоляции ре­волюционеров от общества, как тюремное заключение, ссылка в Сибирь, одно из ведущих мест занимало лишение прежнего правового статуса, получившее в Своде законов Российской империи 1832 г. название «лишение прав состояния».

Этот институт уголовного наказания широко применялся в качестве репрессивной меры в политических процессах конца XVIII— первой половины XIX в.; ограничение сословных прав производилось и в административном (полицейском) порядке.

В советской историко-юридической литературе изучению дан­ного вида уголовной репрессии уделяется незначительное вни­мание: либо дается его краткая характеристика, либо он осве­щается весьма схематично в связи с изучением системы наказа­ний дореволюционной России [2—4]. Дореволюционная же юри­дическая литература, написанная в лучшем случае с либераль­но-буржуазных позиций, носит описательно-догматический ха­рактер [5, с. 48; 6, с. 175—181; 7—9; 10, с. 74—76; 11]. Ни в общеисторической, ни в юридической литературе не исследова-

ны масштабы применения института лишения прав состояния в борьбе с революционным движением 1825—1861 гг. В насто­ящей статье анализируется законодательство о лишении прав состояния, показывается место этого наказания в карательной политике царизма, приводится практика его применения в наи­более значительных политических процессах над дворянскими революционерами.

Параллельно с правовым оформлением политического отде­ления и консолидации господствующего класса в России шел процесс становления законодательства, направленный на обес­печение корпоративного деления общества на сословия и под­держание устойчивых связей внутри привилегированных слоев общества. Сословия в России в рассматриваемый период выра­жали политико-юридическую связь между отдельными соци­альными группами и государством, которая заключалась в оп­ределении особого правового статуса каждого из них. Такому делению способствовали различные отрасли права (государст­венное, гражданское, семейное), действуя своими нормами в правовой сфере, но особая роль отводилась уголовному и поли­цейскому праву, с помощью которого и поддерживались, как отмечал В. И. Ленин, «сословная и гражданская неполноправ­ность крестьянина, его подчинение вооруженному розгой приви­легированному землевладельцу. »[1, т. 6, с. 311].

В законодательстве России к концу первой четверти XIX в. сложился своеобразный институт уголовного наказания, на­правленный как на укрепление единства внутри дворянства и его политической организации, так и на борьбу с дворянской революционностью. В условиях углубления социально-экономи­ческого и политического кризиса в России и роста в связи с этим освободительного движения лишение прав состояния ши­роко применялось в карательной политике самодержавия.

К концу XVIII в. институт лишения прав состояния прошел длинный путь развития. «Поток и разграбление», по «Русской правде», предусматривало потерю правового статуса и конфис­кацию имущества. Соборное уложение 1649 г. устанавливало наказание «отняти честь», а также «чинити торговую казнь, и впредь им у дел не быть» за заведомо неправильное решение судьями дела. Последующие законы совершенствовали опреде­ление лишения чести. Во второй половине XVII в. в различных актах нормативного и индивидуального характера упоминалось о лишении тех или иных привилегий — лишении чинов, запре­щении продолжения и нового приема на службу, конфискации имений и т. д. [2, с. 122; 12; 13, т. 1, № 412; т. 2, № 755, 1094; т. 3, № 1340, 1348, 1401, 1577]. Петр I, укрепляя самодержа­вие и интересы дворянства, использовал лишение привилегий в борьбе с политическими противниками, оппозицией его пре­образованиям, участниками заговоров и при «опальной» ссыл­ке царских сановников. В этот период начал определяться пра-

вовой статус исследуемого наказания, а поступать с такими лицами предписывалось «подобно якобы умре», т. е. последствия лишения правового статуса приравнивались к смерти фактиче­ской [5, с. 122]. На основании того, что правовое положение сословий служило регулятором отношений в публичной и ча­стной сферах, и с учетом характера установленных привилегий необходимо выделять потерю политических прав, прекращение брачно-семейных и имущественных правоотношений. Проанали­зируем формирование законодательства о лишении и ограниче­ний правоспособности в каждой из этих сфер правового регу­лирования статуса сословий в России.

Петр I указом «О порядке наследования в движимых и не­движимых имуществах» (23 марта 1714 г.) и Табелью о рангах (24 января 1722 г.) определил основные привилегии дворянства, потеря которых означала лишение сословных прав, чинов, зна­ков отличий (орденов, именного оружия и т. п.). Объем огра­ничения прав проводился в утвержденных императором приго­ворах или в высочайших указах. Уголовное законодательство (Воинский и Морской уставы и ряд петровских указов) рас­ценивало лишение сословных привилегий и прав как послед­ствие наказания с последующей смертной казнью, вечной ка­торгой, телесными наказаниями или полицейскими ограниче­ниями [13, т. 5, № 2789, п. 2, № 3006, арт. 14—15, 3477; т. 6, № 3760, 3761, 3890, п. 18]. Правовое определение наказания и обряд, влекущий лишение правового статуса,— «шельмова­ние» — были введены Петром I для дворян, главным образом офицеров, за предусмотренные Воинским уставом (1716 г.) пре­ступления. При шельмовании осужденный ставился вне за­кона, лишался чести и гражданских прав, «естли. оным шпага от палача пересломлена и оные шельмованы» или «того имя к висилице прибито и оный, яко нарушитель присяги, шельмом и изменником публично объявлен будет». Имущество таких лиц поступало в казну.

В «Кратком изображении процессов или судебных тяжб» (Воинский устав 1716 г.) Петр I лично написал правила обра­щения с шельмованными, определяя это наказание как «тяже­лое чести нарушение»: «. которого имя на висилице прибито или шпага его от палача пересломлена и вором (шельм) объяв­лен будет. Надлежит знать всем, как с тем поступать, кто че­сти лишен, шельмован (то есть из числа добрых людей и вер­ных извергнут). 1. Ни в какое дело, ниже свидетельство не при­нимать. 2. Кто такого ограбит, побьет или ранит, или у него отъимет, у оного челобития не принимать, и суда ему не давать, разве до смерти кто его убьет, то яко убийца судиться будет. 3. В компании не допускать, и единым словом таковый весьма лишен общества добрых людей; а кто сие приступит, сам лишен наказом быть». В указе от 20 февраля 1724 г. лишение право­вого статуса получило название политической смерти [14; 15].

Генеральный регламент, принятый 28 февраля 1720 г., в главе «О шельмованных и на публичном месте наказанных, чтоб таковых в службу не допускать и сообщения никому с таковы­ми не иметь» запрещал прием «кто когда ошельмован или в публичном наказании был. к службе», принесение таким ли­цом жалоб, участие в процессах. За общение с изгоем «кто сие приступит, сам имеет наказан быть лишением чина и галер­ною (каторжной.— С. К.) работою на время» [13, т. 17, № 12788]. Однако в некоторых случаях дворяне не только не лишались прав состояния, но и назначались в ссылке на высшие должно­сти в местном аппарате управления, а с вступлением на престол нового императора возвращались в Петербург [16; 17].

До середины XVIII в. существенных изменений в правовом определении лишения сословных прав не произошло, однако применение этого вида наказания значительно расширилось. Необходимость использования репрессированных лиц на тяже­лых работах и стремление к получению некоторых «экономиче­ских выгод» определили сокращение применения в карательной практике смертных казней и замену их в порядке помилования политической смертью и вечной каторгой. Предусмотренная Петром 1 политическая смерть в качестве наказания в законода­тельстве 1720—1750-х гг. не имела правовой регламентации, а постоянное ее упоминание в указах и приговорах потребовало соответствующего официального толкования, которое и было дано в царствование Елизаветы указами от 29 марта и 25 мая 1753 г.: «Отныне политической смертью именовать то, ежели кто положен будет на плаху или возведен будет на висилицу, а по­том наказан будет кнутом с вырезанием ноздрей, или хотя и без всякого наказания, токмо вечной ссылке. женам же и де­тям осужденных в вечную работу или в ссылку и в заточение. давать свободу. буде же из таковых жен пожелает которая итти замуж, таковым с позволения синода давать свободу, а для пропитания их и детей их давать из недвижимого и движимо­го мужей их имения указную часть» [18; 13, т. 13, № 10086, 10089].

С этого периода политическая смерть в «лестнице» уголов­ных наказаний была поставлена на второе место после смерт­ной казни, поскольку в ней сочеталась полная потеря правово­го статуса с вечными каторжными работами или ссылкой.

Разработка института лишения прав состояния продолжи­лась в двух направлениях: с одной стороны, расширялось и конкретизировалось законодательство о привилегиях дворянства и тем самым определялась потеря тех или иных преимуществ (манифест «О даровании вольности и свободы всему россий­скому дворянству» от 28 февраля 1762 г.), с другой — судебная практика (включая как стадию уголовного процесса конфирма­цию приговоров императором) шла по пути определения объ­ема «правопоражения» и в 60—70 гг. XVIII в. упоминала уже по-

терю дворянства и связанных с ним привилегий [13, т. 15, № 11444; т. 16, № Ц693, 11658; т. 19, № 13890, 14171; т. 20, № 15032]. Однако законодательно основания к лишению прав состояния «высших сословий» четко выражала только Грамо­та на права, вольности и преимущества благородного россий­ского дворянства от 21 апреля 1785 г. (Жалованная грамота дво­рянству), подытожившая и закрепившая весь свод прав и привилегий дворянства. В ст. 6 Грамоты с целью еще большей консолидации дворянства были предусмотрены и основания ли­шения сословного положения: «Преступления, дворянские досто­инства разрушающие и противные, суть следующие: 1. Нару­шение клятвы. 2. Измена. 3. Разбой. 4. Воровство всякого рода. 5. Лживые поступки. 6. Преступления, за кои по законам сле­довать имеет лишение чести и телесное наказание. 7. Буде дока­зано, что других уговаривал или поучал подобное преступление учинить» [13, т. 22, № 16187]. Большинство этих оснований в практике не применялось — очень редким было осуждение дво­рян с лишением прав состояния за уголовные преступления, од­нако в отношении политических противников самодержавия и крепостничества нормы Грамоты применялись в полном объеме.

Жалованная грамота дворянству, по сути дела, в качестве оснований лишения дворянства определила совершение «госу­дарственных преступлений» (пп. 1, 2 ст. 6), т. е. запрещаемых уголовным законом деяний, направленных против личности и власти императора, организацию заговоров, массовых выступле­ний и т. п. «Государственными преступниками» объявлялись ру­ководители и участники крестьянских войн, отдельных выступ­лений, дворцовых заговоров. Их казнили или (чаще всего) за­ключали в крепость или ссылали в Сибирь. Институт государ­ственных преступлений уже к концу XVIII в. стал главным ору­дием борьбы с антикрепостническими выступлениями крестьян, но его острие направлялось прежде всего на борьбу с зарожда­ющейся дворянской революционностью, а лишение привилегий в совокупности с заключением в политических крепостях, ка­торгой или поселением должно было служить для устрашения передового дворянства.

При такой регламентации институт лишения прав состояния применялся лишь в отношении дворян; законодательство ука­зывало на «лишение доброго имени» для городских сословий (Жалованная грамота городам от 21 апреля 1785 г.) [13, т. 22, № 16188], и только один раз упоминалось «лишение знаков от­личия»— для солдат (закон от 13 февраля 1807 г.) [13, т. 29, № 22455]. Для крестьян же, основной массы «низших сосло­вий», законодательство не устанавливало лишения прав — кто не имел прав, тот не мог их и потерять. В определенной сте­пени то, что составляло для дворян лишение привилегий и ссылку, для крестьян могло означать некоторое улучшение по­ложения. В Сибири, например, ссыльные «не помнящие род-

ства крестьяне» (по законодательству — бродяги) получали пра­ва поселенцев, земельные наделы и менее подвергались кре­постному гнету, чем в так называемом сословии помещичьих крестьян.

Наряду с потерей сословной принадлежности лишение прав состояния влекло прекращение семейных правоотношений. Взамен наказания в отношении всей семьи, применяемого в XVII — начале XVIII в., указом Петра I от 16 августа 1720 г. как последствие ссылки, поскольку таковая влекла и лишение прав состояния, было введено прекращение семейных прав и обязанностей — расторжение брака, прекращение родительской власти над детьми. Законы XVIII — первой четверти XIX в. со­хранили это положение. Жены лишенных прав и состояния и со­сланных могли по своему усмотрению либо следовать за мужем в Сибирь, либо с разрешения церкви вступить в новый брак [13, т. 2, № 1266; т. 6, № 3628; т. 11, № 8381, 8506; т. 13, № 10086, 10101; т. 17, № 12934; т. 28, № 21276; 10, с. 76]. Од­нако до издания Свода законов 1832 г. последствия лишения прав состояния в области семейных отношений четко определе­ны не были. Фактически данные положения действовали только в отношении «простолюдин». Если дворяне и ссылались за уголовные преступления, то чаще всего «на службу», подальше от двора, и, как правило, семьи выезжали вместе с ними, разде­ляя тяготы ссылки.

Лишение прав состояния влекло и прекращение имуществен­ных правоотношений. Еще до вынесения приговора судом под­судимый должен был написать завещание, по которому все дви­жимое и недвижимое имущество переходило к наследникам. При отсутствии завещания имущественные правоотношения регули­ровались законодательством о наследовании [13, т. 13, № 10086, 10101; т. 16, № 11693; т. 22, № 16187, ст. 23; т. 35, № 27231; т. 36, № 28587].

К XIX в. кодификация права стала необходимостью. В 1820—1830 гг. в России была проведена систематизация законодательства под руководством М. М. Сперанского. В 1830 г. вышло 40-томное издание I Собрания законов Россий­ской империи, куда в качестве отдельных актов в хронологиче­ском порядке вошло все законодательство о лишении прав со­стояния. Однако и эта инкорпорация еще не предусматривала института лишения прав состояния в качестве самостоятельно­го уголовного наказания. Предметный и хронологический ука­затели собрания выделяли смертную казнь, политическую смерть, телесные наказания и т. д. М. М. Сперанский не решил вопро­са о признании рассматриваемого вида наказания уголовным [19]. Однако при подготовке Свода законов уголовных, видимо под влиянием французского Уголовного кодекса 1810 г. [6, с. 172—174], он выделил в качестве самостоятельного «рода казней и наказаний» лишение прав состояния, поставив данный

институт на третье место после «казни смертной» и «смерти по­литической» [20, т. 15, ст. 16, п. 3].

Свод законов уголовных 1832 г. закрепил следующие «роды казней и наказаний»: «..1) казнь смертная, 2) смерть полити­ческая, 3) лишение всех прав состояния, 4) телесные наказания,. 5) работы, 6) ссылка, 7) отдача в солдаты, 8) лишение свобо­ды, 9) денежные взыскания и опись движимого имущества, 10) церковные наказания». Практически любое наказание огра­ничивало в той или иной мере сословный правовой статус. Од­нако лишение прав состояния в полном объеме сопутствовало только наиболее тяжелым уголовным наказаниям (п. 2—6 ст. 16).

На первом месте среди наказаний, связанных с лишением всех прав состояния, находилась, как и прежде, политическая смерть. «Казнь так называемой политической смерти, — гласила ст. 19 Свода законов уголовных,— состоит в следующем: когда кто по лишении всех прав состояния будет положен на плаху или возведен на виселицу, и потом сослан в каторжную работу или приговорен ко всегдашней ссылке в Сибирь на поселение». Таким образом, политическая смерть кроме лишения всех прав состояния содержала элементы позорящего наказания (висели­ца, плаха), собственно и составляющего содержание политиче­ской (гражданской казни). Лишение прав состояния без этих атрибутов считалось уже самостоятельным наказанием (п. 3 ст. 16).

Правовые последствия потери правового статуса определя­лись так: «Политическая смерть. лишение всех прав состояния, сопровождающееся ссылкой в каторжную работу или ссылкою на поселение, наказанием кнутом или наказанием плетьми ру­кою палача, влечет для преступника следующие последствия. Родительская его власть прекращается и брак его разрушает­ся. Он не может быть ни наследником, ни завещателем: иму­щество его поступит к законным наследникам, точно так, как бы он умер» (ст. 155).

В Своде законов уголовных 1832 г . в разд. I «О сущности преступлений и разных родах казней и наказаний» в гл. 2 «О раз­ных родах казней и наказаний» М. М. Сперанский поместил от­деление «О лишении прав состояния», состоящее из пяти ста­тей, объединивших положения всего действующего законода­тельства о правопоражении. По аналогии с французским Уго­ловным кодексом 1810 г . он определил два вида лишения прав состояния: всех прав и некоторых прав (ст. 20). Лишение всех прав состояния для привилегированных сословий (пи. 1—3 ст. 21) предполагало лишение потомственного и личного дворян­ства, духовного звания (для священников) и прав городских обывателей (для купцов). Для «податных» сословий форму­лировка этого института оставалась крайне неопределенной: «Для прочих состояний, от телесных наказаний неизъятых, к лишению всех прав, каждому состоянию присвоенных» (п. 4 ст. 21).

Популярное:

  • Отсрочка и рассрочка платежа это Рассрочка и отсрочка платежа: в чем разница? С точки зрения законодательства и рассрочка, и отсрочка платежа являются разновидностью коммерческого кредита. В свою очередь коммерческий кредит - это кредит, предоставляемый в товарной форме продавцами покупателям, целью которого является […]
  • Аттестация юрист беларусь Новые правила в сфере юруслуг и многое другое. 1. Новые Правила осуществления деятельности по оказанию юридических услуг, утвержденные постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 22.01.2016 № 12 (далее – Правила № 12), принятые взамен утративших силу с 01.03.2016 Правил с […]
  • Ст 2431 ук рф комментарий Нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, либо […]
  • Если украли андроид как его можно найти Как найти потерянный или украденный телефон на Android В статье описаны три способа, как найти или обнаружить своё утерянное или украденное Android устройство. Все они бесплатны и осуществляются стандартными функциями Android и Google. Оставили смартфон в ресторане? Или, может быть, […]
  • Могу ли я использовать материнский капитал чтобы достроить дом Строительство дома по материнскому капиталу Материнский капитал на строительство дома как форма государственной поддержки российских семей, воспитывающих детей может использоваться для улучшения жилищных условий предусмотренными законом способами. Средства могут быть направлены на […]
  • Трудовой кодекс рк глава 24 ТРУДОВОЙ КОДЕКС РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН (главы 14-40) Глава 16 . Особенности регулирования труда работников, не достигших восемнадцатилетнего возраста (ст. 178-184)Статья 178. Права работников, не достигших восемнадцатилетнего возраста, в сфере труда Глава 17 . Особенности регулирования […]