Оглавление:

Уголовная ответственность за нарушение равенства прав человека и гражданина

Согласно ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по указанным признакам. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

В качестве уголовно-правовой гарантии данного конституционного принципа выступает ст. 136 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ), которая предусматривает уголовную ответственность за дискриминацию, т.е. нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Объектами данного преступления наряду с равенством прав и свобод гражданина могут быть честь, достоинство человека, его трудовые права, свобода вероисповеданий и другие закрепленные Конституцией РФ права и свободы, в отношении которых нарушается равенство человека и гражданина.

Дискриминация может быть выражена в увольнении с работы (например, при сокращении рабочих мест), отказе в приеме на работу, незачислении в учебное заведение или отчислении из него по национальному или гендерному признакам, языку, религиозным убеждениям, отданию предпочтения другим лицам другой национальности, пола, в то время как объективно иной гражданин обладал преимуществом, и он должен был быть принят на работу, учебу. Дискриминация может также заключаться в отказе в предоставлении информации, отказе в продаже товаров, выполнении работ или оказании услуг по этим же причинам.

При дискриминации именно признаки пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного или должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а не индивидуальные качества становятся основой для решения соответствующего вопроса.

Уголовную ответственность по данной статье влечет только такое ущемление прав и законных интересов человека, которое совершается по мотивам дискриминации. По статье 136 УК РФ не могут быть квалифицированы действия (бездействие), совершенные, например, из корыстной или иной личной заинтересованности.

При этом нарушение реализуемых конституционных прав отдельных людей может рассматриваться как факт дискриминации только в случае намеренного ущемления прав одного человека по сравнению с другим.
По ранее действовавшему законодательству субъектом данного преступления могло являться любое лицо, достигшее 16 лет. Использование служебного положения предусматривалось ч. 2 ст. 136 УК РФ в качестве квалифицирующего признака данного преступления.

В настоящее время в связи с изменениями, внесенными в уголовный закон Федеральным законом РФ от 07.12.2011 № 420-ФЗ, уголовно-наказуемыми являются действия и бездействия, совершенные только специальным субъектом — лицом с использованием своего служебного положения. Это могут быть как должностные лица органов государственной власти или местного самоуправления либо находящихся в их ведении предприятий и организаций, так и служащие негосударственных (коммерческих) учреждений и предприятий, обладающие распорядительными или иными управленческими функциями, которые позволяют им ущемить равенство граждан (например, незаконные назначения на вышестоящие должности своих земляков, установление повышенных надбавок к заработной плате сотрудникам определенной национальности и др.).

Последствием нарушения равноправия может явиться ущемление жилищных, трудовых, вещных, личных и публичных интересов, охраняемых уголовным законом. Например, по мотивам дискриминации может быть нарушено право человека на безопасные условия труда, ограничена свобода выбора профессии, вознаграждение за труд.

В соответствии со ст. 136 УК РФ совершение действий и бездействий, выразившихся в нарушении равенства прав человека и гражданина, наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 136 УК РФ, являются делами публичного обвинения, могут быть возбуждены следственными органами как на основании заявления потерпевшего, так и сообщения о преступлении, полученном из иных источников. Предварительное расследование по ним производится следователями Следственного комитета Российской Федерации в установленном законом порядке.

5.3. Нарушения прав человека

Под нарушением прав и свобод человека понимается любое нарушение, независимо от того, нарушены ли кем-либо права, закрепленные в законах страны, либо наоборот, изданы законы и на их основе попираются права человека.

В первом случае речь идет о совершении правонарушений, и государство обязано создать такой режим власти, чтобы любой потерпевший мог обратиться в государственные органы за защитой своих нарушенных прав, В Российской Федерации создана целая система правоохранительных органов, защищающая права и законные интересы граждан, от посягательств на них от кого бы то ни было.

Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ст.46 Конституции РФ). Любой гражданин вправе обратиться в суд на любое посягательство в отношении своих прав и свобод.

Самым тяжким нарушением прав и свобод человека является преступление, ответственность за него предусматривается Уголовным кодексом РФ. Для борьбы с преступностью и охраны правопорядка в государстве созданы органы внутренних дел, прокуратура. Юридическую помощь населению оказывает адвокатура.

Однако, если с конкретными нарушениями прав и свобод можно бороться (государство берет на себя такую обязанность), то со второй группой нарушений дела обстоят иначе. Что делать, если в государстве античеловечные законы, если сами законы попирают естественные права человека, если в государстве сложился антидемократический тоталитарный режим? В этом случае права человека не только не защищены, но их нарушение становится нормой жизни. Такие нарушения прав человека называются международными преступлениями. К ним относятся: фашизм, расизм, агрессия одного государства против другого и т.п. В качестве примера можно вновь обратиться к периоду «культа личности» в нашей стране, когда приговоры выносились различными «двойками» и «тройками» без всякого суда и следствия, а к высшей мере наказания приговаривали списками. Такие нарушения, прав человека еще страшнее, так как личность лишена даже возможности каким-либо способом отстоять свои права.

Массовые и грубые нарушения прав и свобод человека и гражданина: теоретические и практические проблемы

Страницы в журнале: 39-46

Ю.Г. ФЕДОТОВА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры государственного права и кафедры гражданско-правовых дисциплин Курганского государственного университета [email protected]

Рассматриваются проблемы определения понятия массовых и грубых нарушений прав и свобод человека и гражданина и практической реализации механизмов их защиты. Обосновывается вывод о том, что парламентское расследование является действенным правозащитным институтом.

Ключевые слова: права и свободы, массовое нарушение, правозащитный механизм, закон, суд, парламентское расследование.

Massive and Gross Violations of Human Rights and Freedoms of Man and Citizen: Theoretical and Practical Problems

The problems of definition of the massive and flagrant violations of human rights and freedoms of man and citizen and implementation mechanisms for their protection are considered. The conclusion is made that the parliamentary inquiry is an effective human rights institution.

Keywords: human rights and freedoms, massive violation, the human rights mechanism, law, court, parliamentary inquiry.

Проблема защиты прав и свобод личности, в особенности от грубых и массовых их нарушений, особенно актуальна не только в масштабах России, но и на международном уровне. Как справедливо отметила в 1998 году Н.Ю. Хаманева, «в настоящее время в нашей стране существует много средств, направленных на охрану прав граждан. Однако права граждан пока еще очень часто нарушаются, а способы их защиты не всегда достаточно эффективны, так как они не акцентированы исключительно на защите прав человека и гражданина. Вот почему возникает проблема не только совершенствования уже имеющихся методов, но и создания новых инструментов. И чем больше действенных способов защиты прав гражданина в современном государстве, тем оно человечнее»[1].

Ученые, проводя исследования по конкретным темам, нередко акцентируют внимание на фактах массовых нарушений прав личности. К массовому нарушению прав граждан приводят, в частности, факты коррупции[2], неуправляемость и неконтролируемость миграционных процессов[3], правонарушения, возникающие в сфере землепользования[4], современное состояние заключения и исполнения потребительских договоров[5], проблемы, возникающие в связи с реализацией права на жизнь и здоровье и оказанием медицинской помощи[6].

Особая значимость проблемы определения понятия массовых и грубых нарушений прав человека и гражданина связана также с тем, что субъектами массовых нарушений прав человека могут быть и публично-правовые образования. В данном случае острым является вопрос о предупреждении и пресечении таких нарушений, о возможности применения и исполнения соответствующих санкций. В литературе отмечается: «Уже сейчас просматриваются определенные элементы соответствующих юридических механизмов, складывающихся в данной сфере юридических конструкций. Вместе с тем в данной сфере назрела необходимость решения на уровне ООН кардинальной политической проблемы о самой возможности использования международных сил для воздействия на государственные структуры стран, в которых происходят под государственной эгидой массовые нарушения прав человека. Практика последних лет в этой области (Косово, Югославия, Ливия) не дала, к сожалению, убедительного, достаточно приемлемого ответа на возникающие здесь острые вопросы. Пожалуй, только правосудная констатация международными судебными инстанциями фактов нарушения прав человека и легитимности соответствующих государственных структур является конструктивным пунктом, открывающим перспективу удовлетворительного решения указанной проблемы»[7].

Для России такие проблемы являются особенно острыми. Зачастую созданные правозащитные институты не способны эффективно выполнять свои функции, нередко констатируют и нарушения прав человека и гражданина в действиях (бездействии) государственных органов и должностных лиц, что может иметь массовый, грубый характер. Так, Европейский суд по правам человека (далее — Европейский суд), рассматривая дело «Илюшкин и другие против Российской Федерации», констатировал нарушение ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее — Конвенция) в связи с отсутствием эффективных внутригосударственных средств правовой защиты, способных исправить положение с неисполнением вынесенных в пользу двадцати девяти заявителей судебных решений, а также п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции по причине длительного неисполнения судебных решений, предписывающих руководству Минобороны России обеспечить заявителей-военнослужащих жилыми помещениями. Европейский суд указал: принятие пилотного постановления «Бурдов против Российской Федерации» № 2 и его использование властями имело, в частности, целью введение такого правового средства в российское законодательство для возможно более оперативного устранения на внутреннем уровне нарушений сроков исполнения судебных решений, принятых против органов власти.

Федеральный закон от 30 апреля 2010 года № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон «О компенсации ущерба») был действительно способен достичь этой основной цели, и он, впрочем, ее достиг в части решения вопросов, связанных с жалобами на задержки исполнения судебных решений, обязывающих государство выплачивать денежные средства из государственных доходов. Однако закон «О компенсации ущерба» не распространяется также на жалобы в отношении задержек в исполнении судебных решений, предписывающих государству любые другие обязательства, отличные от уплаты денежных средств из государственного бюджета. Однако было бы логичным, если бы Закон «О компенсации ущерба» включал в свою область применения эту обширную категорию дел, большее количество из которых регулярно направляется в Европейский суд, и это весьма необходимо, но до настоящего времени не реализовано ни в теории, ни на практике. С учетом изложенного Европейский суд пришел к выводу, что заявители не располагают в российском законодательстве эффективным средством правовой защиты — ни превентивным, ни компенсирующим, способным «…обеспечить необходимое и адекватное устранение нарушений Конвенции относительно необоснованно длительного неисполнения судебных решений по предоставлению жилья, вынесенных в отношении государственных органов власти». Принимая решение о возмещении понесенного морального и материального ущерба, Европейский суд, помимо прочего, признал право заявителей на возмещение «расходов за поднаем жилья», указав, что «…существует непосредственная причинная связь между задержкой исполнения судебного решения, предписывающего предоставление жилья, и необходимостью для истца оплачивать поднаем жилья в ожидании исполнения судебного решения»[8].

Отдельного внимания заслуживает вопрос исполнения судебных решений судебными приставами-исполнителями, эффективности их деятельности и контроля исполнения возложенных полномочий, как ведомственного, так и судебного. Ю.А. Свирин отмечает: «К сожалению, действующее законодательство не содержит эффективных и достаточных гарантий надлежащего исполнения судебными приставами-исполнителями своих обязанностей, и, как следствие этого, очень часто в исполнительном производстве имеют место несоблюдение сроков, формализм, а зачастую и бездеятельность в работе судебных приставов-исполнителей. Отсутствие надлежащего контроля со стороны вышестоящих органов и ответственности порождает, в свою очередь, и безответственное отношение к своей работе самих приставов. Крайне низкой остается исполняемость требований, содержащихся в исполнительных документах» [9] . Зачастую данные проблемы в совокупности приводят к массовым нарушениям прав человека, что также нередко становилось предметом рассмотрения в Европейском суде.

Неисполнение судебного акта, вступившего в законную силу, нарушает саму суть права на судебную защиту, поэтому суд должен не только контролировать действия по исполнению судебных актов, но и оценивать целесообразность и законность их совершения[10]. Всеобщая декларация прав человека 1948 года провозглашает право каждого не просто на эффективное правосудие, но и на восстановление в правах в случае их нарушения, возлагая обязанность восстановления прав на «компетентные национальные суды» (ст. 8). Очевидно, что под восстановлением подразумевается, помимо прямых действий самого суда, направленных на вынесение законного и обоснованного решения, контроль приведения его в исполнение, так как без последнего о реальном восстановлении прав говорить не приходится. Потому, как отмечают ученые, представляется вполне закономерным то обстоятельство, что первое в отношении Российского государства со времени подписания им Конвенции постановление Европейского суда, вынесенное в Страсбурге 07.05.2002 по делу «Бурдов (Burdov) против России», оказалось связанным именно с процессом исполнения (вернее, неисполнения) судебных актов[12].

В целом, как пишет Э.М. Мурадьян, «институт пилотных постановлений — один из самых перспективных процессуальных институтов социальной направленности. Дело, ориентированное на пилотную процедуру и соответствующее решение, может быть начато не только лицом в своем интересе. В таком деле вполне возможно и участие субъектов, полномочных представлять и отстаивать интересы группы, коллектива, юридического лица, иной организации. Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о пилотном постановлении в связи с интересом общества и законности. Пилотное постановление в строгом смысле слова — это судебный акт, которым положительно разрешено требование истца, предъявленное вследствие нарушения права системного характера (нарушения, затрагивающего права множества лиц) или системной аномальной ситуации (в социально-правовом, экономическом или экологическом аспекте). Пилотное постановление направлено на восстановление и защиту права, а также устранение причин и предупреждение негативных материально-правовых последствий такого нарушения. Если заранее известно, что одной и той же ситуацией порождено массовое нарушение прав и на суд в связи с этим может обрушиться бесчисленное множество однородных дел, очевидно, что их обычное процессуальное прохождение будет заведомо иррациональным. Отсюда особая ответственность суда за проведение первого процесса, точность пилотной процедуры, достоверность и корректность определения состава юридически значимых фактов, исследования и оценки доказательств и, наконец, за само пилотное постановление»[13].

Европейский суд нередко констатирует нарушение в России прав и свобод человека и гражданина, носящее массовый характер. В постановлении по делу «Салихов против Российской Федерации» от 03.05.2012 Европейский суд установил нарушение ст. 3 Конвенции в ее материально-правовом и процессуальном аспектах в связи с жестоким обращением со стороны сотрудников милиции и неэффективным расследованием данных обстоятельств, ненадлежащими условиями содержания в отделении милиции, а также нарушение п. 1 и подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции в связи с несправедливостью уголовного процесса по делу Салихова ввиду непринятия судом достаточных мер по вызову в суд свидетельницы, показания которой, полученные в ходе предварительного следствия, были положены в основу обвинительного приговора. В постановлении по делу «Соловьевы против Российской Федерации» от 24.04.2012 Европейский суд признал нарушение ст. 3 Конвенции в связи с ненадлежащими условиями содержания второго заявителя под стражей, п. 4 ст. 5 Конвенции в связи с отсутствием у первого заявителя юридической помощи во время первого заседания при решении вопроса о заключении под стражу и необеспечением национальным судом личного его присутствия в судебном заседании кассационной инстанции по вопросу избрания ему меры пресечения в виде заключения под стражу, п. 1 ст. 6 Конвенции в отношении первого заявителя в связи с чрезмерной длительностью судебного разбирательства по уголовному делу.

Ответственность Российской Федерации за нарушение прав и свобод человека и гражданина: конституционно-правовое исследование тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.02, кандидат юридических наук Сигитова, Надежда Валентиновна

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Сигитова, Надежда Валентиновна

Глава I. КОНСТИТУЦИОННЫЙ ИНСТИТУТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА : понятие, генезис, факторы развития.

§ 1. Ответственность государства: корреляция отечественной доктрины и официальных позиций конституционных представителей власти.

§ 2. Конституционная диалектика правозащитных обязательств Российского государства советского периода и его ответственности за нарушение прав и свобод человека и гражданина.

§ 3. Конституционное самоограничение государственной власти и международные правозащитные обязательства Российской Федерации как критерии его ответственности в сфере прав и свобод человека .

Глава II. МЕХАНИЗМ ОТВЕТСТВЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА.

§ 1. Конституционно-правовые условия и формы применения мер ответственности к Российской Федерации за нарушение прав и свобод человека и гражданина

§ 2. Инстанции и санкции ответственности Российской Федерации за нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина, их виды и особенности

§ 3. Проблемы совершенствования механизма ответственности Российской Федерации за нарушение прав и свобод человека и гражданина.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Ответственность Российской Федерации за нарушение прав и свобод человека и гражданина: конституционно-правовое исследование»

Актуальность темы диссертационного исследования. Для Российской Федерации проблема ответственности государства за нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина является довольно новой.

Возведение в 1993 г. на конституционный уровень принципов правового государства с четким определением ценностных приоритетов в пользу человека, его прав и свобод определило современные основы государственного строительства. Однако их практическая реализация не привела к гармонизации взаимодействия человека и государства. В этих условиях проблемы ответственности за нарушение основных прав и свобод человека и гражданина приобретают преимущественно политическую окраску и не рассматриваются в качестве эффективного механизма правового регулирования.

Конституционные положения, касающиеся ответственности Российского государства за признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина, за нарушения их со стороны представителей власти не всегда воспринимаются как требования нормы высшей юридической силы и прямого действия на всей территории России. Такое отношений поддерживается, с одной стороны, еще не утратившей влияние прежней традицией воспринимать конституционные нормы как декларации или фикции, с другой, — научной дискуссией о том, может ли государство вообще рассматриваться как субъект юридической ответственности, в том числе за нарушение прав и свобод человека и гражданина.

Позитивным импульсом в формировании института ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина стал европейский правозащитный процесс, в который Российская Федерация активно включилась, не только приняв на себя обязательства по Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., но и признав юрисдикцию Европейского Суда по правам человека. Убедительным доводом в пользу развития ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина является та ситуация, которая сложилась в нашей стране в сфере прав человека.

Все вышеназванные причины, а также современная практика конституционного строительства подчеркивают актуальность проблем ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина и ориентируют на конституционно-правовое исследование данного института с учетом его генезиса, конституционной диалектики правозащитных обязательств и ответственности, механизмов функционирования и критериев эффективности.

Степень научной разработанности темы определена комплексным харак-( , тером проблемы, а также положением государства и человека в теоретикоI правовой и конституционной отраслевых системах, телеологическим содержанием прав и свобод человека, интегральным характером юридической ответственности.

Общетеоретические аспекты юридической ответственности, ее сущности и специфики, роли в механизме правового регулирования представлены в работах С.С. Алексеева , Б.Т. Базылева, В.М. Баранова, С.Н. Братуся , Т.Д. Зражевской, Н.С. Малеина, А.В. Малько , Г.В. Мальцева, Н.И. Матузова, П.Е. Недбайло B.C. Нерсе-сянца, М.Х. Фарукшина, М.Д. Шаргородского , Б.С. Эбзеева, Ю.В. Ячменева, И.С. Яценко и д.р.

Конституционно-правовое содержание ответственности, ее признаков, специфики субъектов и соответствующих им санкций исследованы И.Н. Барцицем, Г.А. Борисовым , В.А. Виноградовым, Н.М. Колосовой, Е.А. Лукашевой , А.Г. Мартиросян, Ж.И. Овсепян, Ю.М. Прусаковым , Ю.И Стецовским, Д.Т. Шон, A.M. Эр-делевским и др.

Вопросов ответственности государства за нарушение прав и свобод человека с учетом особенностей правового статуса государственных органов и должностных лиц, допустивших такие нарушения, в своих трудах касались В.В. Бойцова , Л.В. Бойцова, С.Н. Бочарова, Н.В. Бутусова С.А. Горшкова, В.И. Задорожный, Г.Н. Комкова , И.А. Ледях, М.В. Мархгейм, В.Н. Савин , И.Н. Сенякин, А.В. Тока-нова, И.А. Умнова и др.

Специфика ответственности государства во взаимоотношениях с иными суверенными образованиями выявляется в работах юристов-международников, среди которых Ю.М. Колосов , Д.Б. Левин, И.И. Лукашук, А.В. Мелешников , С.В. Черниченко, Э.А. Пушмин, Н.А. Ушаков и др.

Вместе с тем институт ответственности государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина не может быть раскрыт посредством механического объединения полученных ранее научных результатов. В настоящее время возникла необходимость провести самостоятельное исследование проблем ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина, в том числе, вопросов взаимообусловленности правозащитных обязательств Российской Федерации и механизмов ее ответственности за нарушения, а также критери-( ев ответственного поведения Российского государства в сфере прав человека. Все г это и предопределило выбор темы диссертационного исследования, его выраженную практическую направленность.

Цель диссертационного исследования состоит в раскрытии сущности, генезиса, факторов развития и особенностей конституционного института ответственности Российской Федерации за нарушение прав и свобод человека и гражданина, в выявлении механизма его реализации и совершенствования с учетом закономерностей и опыта конституционного становления Российской государственно-I сти и участия в международном правозащитном процессе.

Цель исследования достигается посредством решения следующих задач:

— исследовать общетеоретическую модель юридической ответственности и рассмотреть возможность ее использования применительно к ответственности государства;

— проанализировать обязательства Российской Федерации в сфере обеспечения и защиты основных прав и свобод человека, а также ее ответственность за их нарушение с учетом советского периода Российской государственности;

— охарактеризовать конституционные критерии ответственности Российского государства в сфере прав и свобод человека;

— выявить и раскрыть конституционно-правовые условия и формы привле-‘ чения Российской Федерации к ответственности за нарушение прав и свобод человека и гражданина;

— раскрыть особенности санкций ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина, а также рассмотреть круг субъектов, наделенных правом их применения;

— выявить проблемы привлечения к ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина и сформулировать на этой основе предложения по его совершенствованию. I

Объектом диссертационной работы выступает вся совокупность общественных отношений, складывающихся в сфере ответственности Российской Федерации за нарушения прав и свобод человека и гражданина в контексте реализации ею соответствующих конституционных гарантий .

Предмет диссертационного исследования составили нормы права, регулирующие осуществление Российским государством конституционной обязанности возмещать вред, причиненный гражданам незаконными решениями и действиями (бездействием) органов государственной власти, должностных лиц, при осуществлении правосудия , с учетом правозащитных обязательств России по международным договорам.

Методологическая основа диссертационной работы сформирована с опорой на общенаучный диалектический метод познания с учетом системного анализа и синтеза, логического, историко-правового, формально-юридического, сравнительно-правового, лингвистического методов. Их применение позволило исследовать проблемы ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина во взаимосвязи и взаимозависимости, единства и всесторонности.

Сравнительно-правовой метод способствовал выявлению и раскрытию особенностей и отдельных направлений формирования института ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека на разных этапах конституционного строительства России, соотнесению влияния универсальных и региональных правозащитных механизмов.

Характер исследования потребовал привлечения ряда социологических (моделирование, экстраполяция, контент-анализ) и статистических (классификация, корреляция) методов познания, которые способствовали более четкому определению масштабов несовпадений между должным и сущим состоянием ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина, выявлению наиболее характерных для Российской Федерации проблем функционирования механизма такой ответственности, подкреплению теоретических и конституционно-правовых позиций конкретными примерами из современной российской и европейской правозащитной практики.

Нормативная правовая база диссертационного исследования включает конституционные акты ( Конституция Российской Федерации 1993 г., федеральные конституционные законы, Конституции РСФСР (1918-1978 гг.)), федеральное законодательство ( кодексы , федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ). Привлечены также соответствующие решения Конституционного Суда РФ, послания Президента РФ Федеральному Собранию РФ.

В диссертации были использованы международные (универсальные и европейские) акты, связанные с защитой прав и свобод человека, а также решения Европейского Суда по правам человека.

Важное значение имели обобщение и анализ аналитических и информационно-отчетных материалов, докладов по отдельным проблемам осуществления правосудия, а также исполнения судебных решений по искам к Российской Федерации, подготовленные уполномоченными лицами, представителями судебных органов и др.

Научная новизна диссертации обусловлена постановкой проблемы исследования, комплексным подходом к определению цели и задач, сочетанием методов получения результатов.

В диссертационной работе раскрыты правовая природа и конституционно-правовое содержание ответственности Российской Федерации за нарушение прав и свобод человека и гражданина, в частности, выдвинуто положение о том, что современная модель ответственности государства требует учета принципов правового государства, прежде всего, взаимной ответственности личности и государства. Уточнено понятие ответственности государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина; обосновывается тезис о том, что ответственность Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина детерминирована его обязательствами, возникающими в силу требований конституционных норм и международных договоров.

Диссертантом проанализированы элементы правового механизма ответственности Российской Федерации за нарушение прав и свобод человека и гражданина; дана характеристика конституционно-правовых условий возникновения отношений ответственности государства; уточнены виды санкций ответственности Российского государства за нарушение конституционных прав и свобод человека и ( гражданина; сформулирован ряд практических предложений по совершенствованию механизма ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека.

На защиту выносятся следующие положения и выводы, содержащие элементы научной новизны:

• опираясь на общетеоретические подходы к определению юридической ответственности с учетом природы ее субъектов, диссертантом сделан вывод о том, что Российское государство не только устанавливает юридическую ответст

I венность правовых субъектов, но и само является субъектом юридической ответственности, которая развивается в двух правовых измерениях — национальном и международном. В национальном — Российское государство несет ответственность за все, происходящее на его территории; в международном — оно несет ответственность за утверждение принципов человеческого достоинства, справедливости и равенства на глобальном уровне;

• на основании исследования ряда конституционных положений, а также обобщения практики Конституционного Суда Российской Федерации, сделан вывод о том, ответственность Российского государства за нарушение основных прав и свобод человека и гражданина опосредуется обязанностями по их признанию, соблюдению и защите. Это объединяет модель ответственности государства

1 с общетеоретической конструкцией юридической ответственности. Применение сформулированных в теории государства и права принципов правового государства (в частности, принцип взаимной ответственности государства и индивида) к исследованию ответственности государства, позволило диссертанту выявить ее новые содержательные характеристики, что должно способствовать развитию конституционного института ответственности государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина;

• диссертантом уточнены понятие и содержание института ответственности государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина как совокупности правовых норм и принципов, отражающих внутреннее свойство государства как особой властной организации, способной в силу норм Конституции или по собственной инициативе принимать на себя и надлежаще выполнять обязательства в отношении человека, его прав и свобод, а также готовой подчиняться решениям национальных судов и международных органов с признанной юрисдикцией ;

• диссертантом раскрыты конституционные критерии позитивной ответственности Российской Федерации в сфере прав человека. К ним относятся: закрепление в Конституции Российской Федерации самоограничения государственной власти в отношении человека, его прав и свобод; международные обязательства России в сфере прав человека; наличие государственно-правовых институтов, направленных на предупреждение и предотвращение нарушений основных прав и свобод человека и гражданина.

На основе анализа текста Конституции Российской Федерации выявлено пять конституционных форм самоограничения государственной власти: а) конституционное определение России как демократического правового социального государства; б) провозглашение человека, его прав и свобод в качестве высших ценностей; в) закрепление в Конституции РФ положений, определяющих пределы властных воздействий на сферу прав человека со стороны государственных органов всех ветвей и уровней; г) конституционно-правовое закрепление гарантий обеспечения прав и свобод человека и гражданина; д) установление обязанности государства компенсировать вред , причиненный им человеку и гражданину . Этот ряд дополняется механизмами самоограничения Российского государства, вытекающими из международных обязательств России в сфере основных прав и свобод человека;

• предложено понимать ответственность Российской Федерации за нарушение конституционных прав и свобод человека как систему средств воздействия на государственную волю, которая в единстве с процессуальным механизмом реализации согласно Конституции Российской Федерации и иному внутригосударственному законодательству, а также международным договорам России, предусмотрена для целей обеспечения, защиты и восстановления прав и свобод человека;

• выявлены условия ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина, в числе которых: а) признание и закрепление принципа взаимной ответственности государства и человека; б) при* знание первичности народного суверенитета по отношению к суверенитету госуГ дарственному; в) законодательное закрепление оснований юридической ответственности Российского государства; г) признание общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров, стороной которых является Российская Федерация, неотъемлемой частью ее правовой системы; д) признание обязательной юрисдикции Европейского Суда по правам человека по вопросам толкования и применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней; ) • конституционные формы привлечения Российской Федерации к ответственности за нарушение прав и свобод человека и гражданина обусловлены двойственностью ее правовой природы; особенностями социального субъекта, перед которым государство несет ответственность; зависимостью от характера нарушения, вида нарушенного права и категории лиц, чьи права нарушены.

При этом, многонациональный народ России может инициировать применение мер ответственности государства путем проведения публичных мероприятий в формах, указанных в ч. 3 ст. 3 и ст. 31 Конституции РФ. Гражданин может инициировать ответственность Российского государства, обратившись в уполномоченный юрисдикционный орган, в т.ч., в Европейский Суд по правам человека. Подчеркивается, что в России начала складываться практика, когда, опираясь на ‘ решения Европейского Суда, российские граждане требуют справедливого разрешения своего дела в Российской Федерации без непосредственного обращения в Европейский Суд;

• универсальным внутригосударственным органом, обладающим полномочием применять меры ответственности к Российскому государству за нарушение прав и свобод человека и гражданина является суд общей юрисдикции. Ответственность Российской Федерации за нарушение прав и свобод человека и гражданина выражается в материальной и нематериальной формах.

Теоретическая и практическая значимость работы определяется сделанными в ходе исследования научными выводами и разработанными на их основе предложениями, направленными на совершенствование юридических механизмов г ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина, на повышение эффективности взаимодействия национальных и международных правозащитных механизмов, на улучшение законодательного обеспечения исполнения судебных решений по искам к России.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы для последующих научных исследований в данной области, а также в учебном процессе при преподавании конституционного права и его институтов, а также спецкурсов, посвященных изучению национальных и межгосударственных механизмов I защиты прав и свобод человека и гражданина.

Апробация результатов исследования была обеспечена, прежде всего, научными публикациями автора. Результаты исследования нашли отражение в докладах и выступлениях на научно-практических конференциях. Основные положения диссертации были обсуждены на заседаниях кафедры государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, а также кафедры административного и служебного права Северо-Кавказской академии государственной службы; представлены в выступлениях на научно-практических конференциях; представлены в монографии.

Структура диссертационной работы определена темой исследования, комплексом проблем, составляющих его предмет, а также целевыми ориентирами. ‘ Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов,

Заключение диссертации по теме «Конституционное право; муниципальное право», Сигитова, Надежда Валентиновна

Проблемой ответственности государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина охватывается широкий круг вопросов, каждый из которых содержит несколько групп противоречий сущностного, доктринального , институционального, функционального и иного характера. В Российской Федерации для всех этих проблем и противоречий вполне можно вводить коэффициент сложности, что обусловлено спецификой геополитического момента, импульсивностью конституционного строительства, шаткостью демократической традиции, слабой мотивацией государственной власти представлять интересы граждан , низким уровнем осознания гражданами своей истинной роли в обществе и государстве.

Российское государство, как и любое другое, не может функционировать вне связи с феноменом юридической ответственности. В силу особых свойств государства, данная связь проявляется двояко: с одной стороны, юридическая ответственность производна от государства и права, с другой, — ответственность составляет один из элементов конституционно-правового статуса государства. Россия как государство является субъектом юридической ответственности публично-правового характера.

Полагаем, что юридическую ответственность государства можно определить как его внутренний неотъемлемый признак, проявление которого обусловлено принципами организации данной публичной системы, а также совокупностью его обязательств в отношении человека, его прав и свобод. Таковые могут быть возложены на государство в силу конституционных требований или приняты им в соответствии с международными договорами.

Ответственным, на наш взгляд, является такое состояние государства, которое обеспечивается его деятельностью в строгом соответствии с конституцией . Полагаем, что сам факт признания ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод лиц, находящихся под его юрисдикцией , многопланово воздействует на органы власти; способствует сдерживанию от потенциальных нарушений прав и свобод; побуждает выполнять свои обязательства по отношению к человеку, его правам и свободам надлежащим образом; воздействует на их будущее поведение в целях добросовестного выполнения возложенных на них обязательств, касающихся прав и свобод человека и гражданина .

Как показало исследование, единства научных подходов и к проблеме ответственности вообще, и к ответственности государства не сложилось. Сам факт дискуссий указывает на то, что феномен ответственности государства развивается и наполняется новым правовым содержанием.

Непризнание государства в качестве субъекта юридической ответственности обусловлено тем, что в общетеоретической модели ответственности недостаточно учтены новые принципы взаимоотношений государства и индивида, предполагающие двусторонний характер их ответственности, характерный для правового государства. Следовательно, современные представления о взаимоответственных отношениях государства и личности способствуют развитию конституционного института ответственности государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина.

Полагаем, что данный институт представляет собой совокупность норм и принципов, отражающих внутреннее свойство государства как особой властной организации, способной вмененно (в силу конституции ) или инициативно принимать на себя и надлежаще выполнять обязательства в отношении человека, его прав и свобод, а также готовой подчиняться решениям учрежденных национальных судебных инстанций и международных органов с признанной им юрисдикцией.

Ответственность Российской Федерации в сфере прав человека раскрывается, в том числе через категории потенциальной и реальной ответственности. Первая из них проявляется как постоянный, всегда наличествующий элемент правово I го статуса Российского государства; вытекает из совокупности его обязательств в сфере прав и свобод человека и гражданина. Вторая — возникает как элемент правоотношения , опосредованного фактом нарушения прав и свобод; носит более динамичный характер; исчезает с реализацией защитительного правоотношения, в состав которого входит. Следовательно, реальная ответственность Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина реализуется в границах потенциальной.

Содержание ответственности Российского государства за нарушения, допущенные его представителями в сфере прав и свобод человека, раскрывается не только посредством правовой доктрины, конституционного и законодательного регулирования, но и через отношение к ответственности государства его официальных представителей. В частности, в посланиях, с которыми, согласно п. «е» ст. f1 84 Конституции РФ, Президент РФ ежегодно обращается к палатам федерального парламента о положении в стране, об основных направлениях внутренней и внешней политики государства, отражается официальная позиция Российского государства.

Исходя из посланий Президента РФ 1998 — 2006 гг., ответственность самого государства и его органов, во-первых, имманентна им и, во-вторых, раскрывается и как результат внутренней мотивации должного поведения, и как внешне вмененный фактор. Публичными субъектами ответственности перед личностью и обществом определены государственные органы различных ветвей и уровней, должностные лица, государственные служащие, а также органы местного самоуправления и муниципальные служащие.

Конституционный Суд РФ в силу специфики своего статуса также раскрывает конституционное содержание ответственности Российского государства. Проведенный нами анализ постановлений Конституционного Суда РФ за 19942006 гг. показал неоднократное обращение к проблеме ответственности государства как в контексте раскрытия принципов правового государства, так и в связи с деятельностью органов государственной власти.

В частности, в своих решениях Конституционный Суд РФ указывает на ответственность Российского государства: перед гражданами ; за обеспечение обще> ственной безопасности, прав и законных интересов граждан; за неправомерные, в том числе ошибочные, действия государственных органов; за действия его органов и должностных лиц; за вред, причиненный при осуществлении правосудия ; за ущерб, причиненный правонарушением со стороны представителя власти. В его решениях также четко проведена линия о судебном порядке установления ответственности Российского государства.

Согласованное мнение официальных представителей суверенных государств относительно ответственности государства за нарушение прав и свобод человека выражено в ряде международных договоров. В соответствии с международными обязательствами государство несет ответственность не только за прямые нарушения прав человека и основных свобод, но и за угрозы им, исходящие от представителей власти. Такие нарушения и угрозы могут быть результатом проводимой государством политики, поэтому весьма важны требования, адресуемые государствам, следовать национальным и международным стандартам поведения и этики в сфере прав человека.

Ответственное поведение государства по отношению к правам человека и основным свободам имеет разнообразные проявления, в том числе во вмененных и инициативных формах; в законодательном , административном и судебном воздействии; в самостоятельных действиях государства или посредством привлечении , компетентных органов; в формировании независимых национальных правозащитных учреждений.

Конституционной диалектика обязательств Российского государства в сфере прав человека и ответственности за их нарушение выявлена посредством анализа основных законов России 1918 — 1978 гг. Судя по изменениям объема и содержания обязательств государства в отношении прав и свобод человека, произошло смещение сферы ответственности Российского государства с социально-экономических к личным правам и свободам. Это характеризует длящуюся тенденцию: Российское государство с большей ответственностью ограничивает себя личными правами и свободами человека и гражданина, чем принимает обременения и несет ответственность за реализацию социально-экономических и культур) ных прав.

Меры ответственности Российского государства, государственных органов, государственных должностных лиц за нарушения конституционно установленных прав и свобод человека и гражданина получили непосредственное закрепление в Конституции РФ 1978 г. (в ред. 1992 г.).

Конституционные новации, определяющие должное поведение государства в отношении прав и свобод человека и гражданина равно как и его ответственность за нарушения, допущенные в сфере прав и свобод личности, не получили необходимых гарантий и механизмов реализации и практически не оказывали влияния на состояние правозащитной сферы России.

Конституцией Российской Федерации 1993 г. были учреждены новые принципы взаимоотношений личности и государства, определившие параметры ответственного поведения последнего в сфере его конституционно-правовых обязательств. Исследование их в общетеоретическом, конституционном и международном аспектах, в официально-политическом выражении подтвердило сложносо-ставность ответственности Российской Федерации в сфере прав человека и обнаружило ее позитивную и негативную формы.

Критериями ответственности Российского государства в сфере прав человека являются конституционные самоограничения государственной власти, международные обязательства и правоохранные превенции. Самоограничение государственной власти осуществляется в таких конституционных формах, как дефинитивная, ценностно-значимая, деятельностная, гарантирующая и компенсаторная. Выявлены также инициативное и вмененное самоограничение государственной власти.

Международное направление самоограничения государственной власти формируется посредством согласования позиций государств относительно правозащитных обязательств в сфере прав человека на универсальном, региональном, локальном уровнях. Каждый из уровней этих обязательств имеет свою специфику и оказывает соответствующее воздействие на формирование института ответственности Российского государства за нарушение конституционных прав и свобод, допущенное им самим или его представителями. Совокупность таких обязательств, с одной стороны, очерчивает рамки должного поведения государства, с другой, — определяет масштаб потенциальной ответственности России за состояние сферы прав и свобод человека внутри государства и вклад в нее на глобальном уровне.

Анализ международных договоров универсального характера, связанных с правами человека и стороной которых является Россия, показал, что обязывающие нормы, адресованные государству, в данных договорах практически не поддерживаются положениями об ответственности государства.

Включение России в европейский правозащитный процесс принципиально повлияло на развитие института ее ответственности за нарушения прав человека и основных свобод. Обязательства, вытекающие для России в силу действия Конвенции по защите прав человека и основных свобод 1950 г., обеспечиваются над-государственным судебным механизмом, обязательная юрисдикция которого не вменена, а признана Российским государством.

Раскрытие механизма ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека связано с исследованием конституционно-правовых условий и форм инициирования, инстанций и санкций ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина.

Конституционно-правовыми условиями возникновения ответственности Российской Федерации за нарушение прав и свобод человека и гражданина являются: закрепление новых принципов взаимоотношения государства и человека; признание первичности народного суверенитета по отношению к суверенитету государственному; возведение в ранг высшей конституционной ценности человека, его прав и свобод; установление обязанности , адресованной Российской Федерации, признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина; включение совокупности норм, указывающих на ответственность Российского государства за ненадлежащую защиту прав и свобод, нарушенных публичными субъектами; введение общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров России в ее правовую систему; признание в соответствии с международным договором России юрисдикции межгосударственных правозащитных органов.

Формы инициирования ответственности Российской Федерации за нарушение прав и свобод человека и гражданина обусловлены двойственностью — конституционной и международной — своей правовой природы; связаны с особенностями того социального субъекта, перед которым государство несет ответственность; зависят от характера нарушения, вида нарушенного права и категории лиц, чьи права нарушены. Многонациональный народ России может инициировать ответственность Российского государства путем проведения публичных мероприятий в формах, указанных в ч. 3 ст. 3 и ст. 31 Конституции РФ.

Гражданин может инициировать ответственность Российского государства ^ путем обращения в юрисдикционный орган. Форма обращения гражданина зависит от того, какие именно права человека были нарушены неправомерным решением и действием (бездействием) государственного органа, муниципального органа, должностного лица, а также от статуса — внутригосударственного или международного — адресата обращения.

Механизм ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека реализуется в двух правовых плоскостях — национальной и международной, в пределах обязательств в отношении защиты прав человека и основных свобод.

Функционирование механизма ответственности Российского государства за г, нарушение прав и свобод человека и гражданина невозможно без инстанций ответственности, уполномоченных принимать соответствующие решения. Универсальной внутригосударственной инстанцией здесь является суд общей юрисдикции. Ответственность Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина выражается в материальной и нематериальной формах.

Посредством гражданского судопроизводства разрешаются дела по искам граждан, претендующим на возмещение государством материального ущерба и морального вреда (в денежной форме), возникших из решений и действий ( бездействия ) государственных органов, в том числе правоохранительных и судебных, и их должностных лиц.

В уголовном судопроизводстве в отношении реабилитированных граждан •i предусмотрено возмещение государством морального вреда в нематериальной форме. Законодательством это возложено на прокурора, который от имени государства приносит реабилитированному официальные извинения за допущенные нарушения. Это вмененная форма такого возмещения . Наряду с ней применительно к определенным случаям введены инициативные (со стороны суда, прокурора , следователя или реабилитированного) формы нематериального возмещения морального вреда.

Поскольку судебные органы являются инстанциями ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина, а судебно-правовой способ обеспечения защиты и восстановления прав человека остается наиболее эффективным, необходимо совершенствовать деятельность судебных органов и судопроизводства, в том числе преодолевая противоречивость, несбалансированность и пробельность российского законодательства усилиями Конституционного Суда РФ.

Анализ правовых источников не дает оснований признать Конституционный Суд РФ в качестве прямой инстанции ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина. Вместе с тем он выполняет исключительную , на наш взгляд, роль: приближает неделимое состояние ответственности Российского государства перед народом к качеству неотвратимости ее несения перед конкретным человеком, права и свободы которого были нарушены представителями власти.

Европейский Суд по правам человека как орган наднациональной юстиции , может быть признан инстанцией ответственности Российского государства за нарушение прав человека. Особенности этой инстанции обусловлены его правовой природой и опосредованностыо его юрисдикции волей России — государства-члена Совета Европы. Исполнение решений Европейского Суда обеспечивается Комитетом министров Совета Европы, для чего предусмотрены специальные надзорные процедуры.

Природа проблем механизма ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека и гражданина кроется в материальных и процессуальных издержках законодательства и международных договоров, в недостаточной эффективности соответствующих правозащитных механизмов, в ненадлежащем ресурсном обеспечении обязательств государства перед многонациональным народом и конкретным гражданином , в дефектах правоприменительной практики, в погрешностях выполнения международных обязательств в сфере прав и свобод человека, в несовершенстве механизмов исполнения судебных решений и др.

Значимость исполнения судебных актов определяется тем, что именно реализация решения суда по конкретному делу является завершающей стадией восстановления нарушенного права субъекта.

Проблема неисполнения судебных решений, отягощенная «активным вкла

Я/- г дом» государства и его представителей, предстает/сугубо национальной. Поэтому требуется комплекс мер, направленных на обеспечение безусловного исполнения судебных актов по искам к России на всех уровнях ее государственной власти.

Усилия по принципиальному совершенствованию механизма ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека должны сосредоточиться именно на внутригосударственном уровне уже потому, что межгосударственный правозащитный ресурс хотя и является консолидированным, но остается субсидиарным .

Полагаем, что работа по совершенствованию механизма ответственности Российского государства за нарушение прав и свобод человека должна обрести качество научно обоснованного, системного, целенаправленного и подкрепленного надлежащими ресурсами процесса, мобилизующего конституционный правозащитный потенциал законодательной , исполнительной и судебной ветвей государственной власти Российской Федерации.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАИНОЫХ ИСТОЧНИКОВ И НАУЧНОЙ

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Сигитова, Надежда Валентиновна, 2006 год

1. НОРМАТИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

2. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 1993. — 25 декабря.

3. Устав Организации Объединенных Наций (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XII. М., — 1956. — С. 14-47.

4. Устав Совета Европы ETS № 001 (Лондон, 5 мая 1949 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. — №12. — Ст. 1390.

5. Устав Содружества Независимых Государств (Минск, 22 января 1993 г.). // Бюллетень международных договоров. 1994. — №1.

6. Всеобщая декларация прав человека. Принята и провозглашена резолюцией 217А (III) Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных наций 10 декабря 1948 г. // Российская газета. 1998. -10 декабря.

7. Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Библиотечка Российской газеты. 1999. — Выпуск №22-23.

8. Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г. // Библиотечка Российской газеты. 1999. — Выпуск №22-23.

9. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (утв. Резолюцией Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций 40/34 от 29 ноября 1985 г.) // Советская юстиция . 1992. -№9-10.

10. Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (Страсбург, 26 ноября 1987 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. — № 36. — Ст. 4465.

11. Дополнительный протокол к Европейской социальной хартии (Страсбург, 5 мая 1988 г.) // Международные акты о правах человека: Сб. документов. М. — 1998.

12. Декларация глав государств участников Содружества Независимых Государств о международных обязательствах в области прав человека и основных свобод (Москва, 24 сентября 1993 г.) // Бюллетень международных договоров. — 1994. -№ 9.

13. Европейская социальная хартия (в редакции 1996 г.) ( Страсбург , 3 мая 1996 г.) // Европейская социальная хартия. Серия « Права человека ». М. — 1998. — №2.

14. Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций (утв. резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи от 8 сентября 2000 г.) // Московский журнал международного права. 2001. — № 41.

15. Резолюция № 3 Двадцать четвертой Конференции европейских министров юстиции «Общие подходы и средства достижения эффективного исполнения судебных решений» (Москва, 5 октября 2001 г.) // Российская юстиция. 2001. — № 12.

16. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 56/589 от 12 декабря 2001 г. «Ответственность государств за международно-противоправные деяния » // Московский журнал международного права. 2004. — № 3 (47).

17. Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. №2- ФКЗ « О Правительстве Российской Федерации » (с изм. от 31 декабря 1997 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. — №51. — Ст. 5712; 1998. — № 1. -Ст. 1.

18. Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. №1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. — №9. — Ст. 1011.

19. Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. — № 13. — Ст. 1447.

20. Федеральный закон от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. — № 19. — Ст. 2060.

21. Федеральный закон от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях » // Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. — № 25. — Ст. 2485.

22. Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. -№ 14. — Ст. 1514.

23. Ст. 4030; 2000. — №32. — Ст. 3338.

24. Федеральный закон от 23 февраля 1996 г. №19-ФЗ «О присоединении России к Уставу Совета Европы» // Собрание законодательства Российской Федерации. -1996.-№9.-Ст. 744.

25. Федеральный закон от 4 ноября 1995 г. № 163-Ф3 «О ратификации Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. — № 45. — Ст. 4239.

26. Указ Президента Российской Федерации от 29 марта 1998 г. № 310 « Об Уполномоченном Российской Федерации при Европейском суде по правам человека » // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. — № 14. — Ст. 1540.

27. Постановление VI Всероссийского съезда судей от 2 декабря 2004 г. «О состоянии правосудия в Российской Федерации и перспективах его совершенствования» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. — № 2.

28. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. — № 2.

29. Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации от 16 мая 2003 г. // Российская газета. 2003. — 17 мая.

30. Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации от 18 апреля 2002 г. « России надо быть сильной и конкурентоспособной » // Российская газета. 2002. — 19 апреля.

31. Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию от 3 апреля 2001 г. « Не будет ни революций, ни контрреволюций » // Российская газета. 2001. — 4 апреля.

32. Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации 8 июля 2000 г. « Какую Россию мы строим » (г. Москва) // Российская газета. 2000. — 11 июля.

33. Послание Президента Российской Федерации от 30 марта 1999 г. « Россия на рубеже эпох » (О положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации) // Российская газета. 1999. — 31 марта.

34. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 10 мая 2006 г. // Российская газета. 2006. — 11 мая.

35. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 25 апреля 2005 г. // Российская газета. 2005. — 26 апреля.

36. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 26 мая 2004 г. // Российская газета. 2004. — 27 мая.

37. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации « Россия, за которую мы в ответе » от 23 февраля 1996 г. // Российская газета. 1996. — 24 февраля.

38. Постановление Европейского Суда по правам человека от 24 июля 2003 г. Дело «Рябых (Ryabykh) против Российской Федерации» ( жалоба № 52854/99) (Первая секция) // Журнал российского права. 2004. — № 5. — С. 110-119.

39. Постановление Европейского Суда по правам человека от 15 июля 2002 г. «Калашников против Российской Федерации (Жалоба № 47095/991)» // Российская газета. 2002. — 17 октября, 19 октября.

40. Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 мая 2002 г. « Бурдов (Burdov) против России» (Жалоба № 59498/00) // Российская газета. 2002. — 4 июля.

41. Решение Европейского суда по правам человека от 5 марта 2002 г. по вопросу приемлемости жалобы № 58973/00, поданной Тамарой Николаевной Ракевич против Российской Федерации (Вторая секция) // Журнал российского права. 2003. -№5.-2003.

42. Решение Европейского суда по правам человека от 21 февраля 2002 г. по вопросу приемлемости жалобы № 52854/99, поданной Анной Ивановной Рябых против Российской Федерации (Вторая секция) // Журнал российского права. 2003. -№5.-С. 136-141.

43. Решение Европейского Суда по правам человека от 22 июня 1999 г. по вопросу приемлемости жалобы № 47033/99, поданной Людмилой Францевной Тумилович против Российской Федерации (Третья секция) // Журнал российского права. -2000.-№9.

44. Акопов Л.В. Федеральная государственная власть в России XXI века, монография. Ростов н/Д: ООО « Ростиздат », 2006. — 256 с.

45. Акопов Л.В. Государство, подконтрольное народу (политико-правовая ретроспекция). Ростов н/Д, 1994. 96 с.

46. Базылев Б.Т. Юридическая ответственность (теоретические вопросы). Красноярск, 1985.-260 с.г 4. Барциц И.Н. Федеративная ответственность. Конституционно-правовые аспекты. М.: Издательство научно-образовательной литературы РЭА , 1999. — 238 с.

47. Бердяев Н.А. Царство Духа и царство Кесаря. М., 1995. — 395с.

48. Бессарабов В.Г. Европейский суд по правам человека. М., 2003. — 220 с.

49. Боброва Н.А., Зражевская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм (государственно-правовые аспекты). Воронеж: Издательство Воронежского университета. — 240 с.

50. Богданова Н.А. Система науки конституционного права. М., 2001. — 256 с.

51. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность . М, 1976. — 215 с. Ю.Виноградов В.А. Ответственность в механизме охраны конституционногостроя. М.: Институт права и публичной политики, 2005. — 420 с.

52. ГГомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия. М., 1998. — 480 с.

53. Горшкова С.А. Стандарты Совета Европы по правам человека и российское законодательство. Монография. М.: НИМИ, 2001. — 352 с.

54. Государство, общество, личность: проблемы совместимости / Под общ. ред. Р.А. Ромашова , Н.С. Нижник. М.: Юристъ, 2005. — 303 с.

55. М.Европейские правовые стандарты в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации. М., 2003. — 279 с.

56. Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. В 2-х т. Т. 1. М.,2004.-250 с.

57. Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. В 2-х т. Т. 2. М.,2005.-260 с.17.3ражевская Т.Д. Ответственность по советскому государственному праву. Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1980. 226 с.

58. Ильин И.А. О грядущей России. Избранные статьи / Под ред. Н.П. Полторацкого. Россия США ., 1991. — 368 с.

59. Ильин И.А. О сущности правосознания. М.: « Рагоръ », 1993. — 236 с.

60. Ильин И.А. Родина и мы. Смоленск, 1995. — 335 с.

61. Исполнительная власть в России. История и современность, проблемы и пер-i спективы развития. М., 2004. — 415 с.

62. Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации: ответственность органов государственной власти и иных субъектов права за нарушение конституционного законодательства Российской Федерации. М.: Городец, 2000.- 192 с.

63. Кондрашев AJL Конституционно-правовая ответственность субъектов Федерации: вопросы теории и законодательного регулирования в Российской Федерации. Красноярск, 1999. — 210 с.

64. Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. — 360 с.

65. Конституция Российской Федерации и совершенствование механизмов защиты ! прав человека. М., 1994. — 178 с.

66. Кутафин О.Е. Российское гражданство: Монография. М.: « Юристь », 2004. -587 с.

67. Лобов М.Б. Вопросы применения Европейской конвенции по правам человека. М., 2001.-244 с.

68. Лукашук И.И. Право международной ответственности. М.: Волтерс Клувер, 2004.- 160 с.

69. Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М.: Юрид . лит, 1985.- 192 с.

70. Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М.: Прометей, 1999. -419 с.

71. Мархгейм М.В. Защита прав и свобод человека и гражданина в России: опыт системного конституционного осмысления. Монография. Ростов н/Д: Ростиздат, 2003.-354 с.

72. Мархгейм М.В. Защита прав и свобод человека и гражданина в современной России: системная конституционная модель, проблемы ее функционирования и совершенствования. Ростов н/Д: Ростиздат, 2005. — 200 с.

73. Мархгейм М.В. Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в России. Монография. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2004. — 313 с.

74. Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. 216 с.

75. Международная защита прав человека с использованием некоторых международно-правовых механизмов. 2-е изд. / Под. ред. К.А. Москаленко. М., 2001. -236 с.

76. Права человека: итоги века, тенденции, перспективы / Под общ. ред. чл.-корр. РАН Е.А. Лукашевой. М.: Издательство НОРМА, 1999. — 448 с.

77. Права человека в условиях становления гражданского общества: Материалы международной конференции. Курск, 1997. 180 с.

78. Права человека как фактор стратегии устойчивого развития / Отв. ред. чл.-корр. РАН Е.А. Лукашева . М.: Издательство НОРМА, 2000. — 320 с.

79. Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России (понятие, содержание, вопросы становления). М.: « Юрист », 1994. — 288 с.

80. Соловьев B.C. Оправдание добра. М., 1996. — 395с.

81. Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина . М.: ООО « ТК Велби », 2003. — 720 с.

82. Судебная реформа и становление правового государства в Российской федерации / Под общ. ред. Комаровского B.C., Мизулина М.Ю. М.: ДиАр, 2003. — 296 с.

83. Туманов В.А. Европейский Суд по правам человека. Очерк организации и деятельности. М.: Издательство НОРМА, 2001. — 304 с.

84. Хабриева Т.Я., Чиркин В.Е. Теория современной конституции. М.: Норма, 2005.-320 с.

85. Чичерин Б.Н. Философия права. СПб.: Наука, 1998. — 655 с.

86. Шайо А. Самоограничение власти (краткий курс конституционализма ): Пер. с венг. М.: Юристь, 2001. — 292 с.

87. Шевцов B.C. Права человека и государство в Российской Федерации. М., 2002. 440 с.

88. Шиндяпина М.Д. Стадии юридической ответственности. М.: Книжный мир, 1998.- 196 с.

89. Эбзеев Б.С. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина обязанность государства: Комментарий к постановлениям Конституционного Суда РФ / Отв. ред. Б.С. Эбзеев : В 2 т. Т. 1. — М., 2000. — 288 с.

90. УЧЕБНИКИ И УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ

91. Актуальные проблемы современного конституционного права России. Учебное пособие. Ростов н/Д: СКАГС , 2005. — 150 с.

92. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Свердловск, 1972. — 371с.

93. Богдаиова Н.А. Конституционное право. Общая часть: учебно-методическое пособие для лекций и семинарских занятий. М.: ПЕР СЭ, 2005. — 144 с.

94. Васильев А.В. Теория государства и права. М., 2005. — 411 с.61 . Иванников И.А. Теория государства и права. Ростов н/Д: РГУ , 2001. — 309 с.

95. Ковлер А.И. Антропология права. М.: Норма, 2002. — 115 с.

96. Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права. М.: Спарк, 2000. — 407 с.

97. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М.: Юристъ , 2001. -С. 458.

98. Общая теория прав человека / Рук. авт. колл. и отв. ред. Е.А. Лукашева. М.: НОРМА, 1996.-520 с.бб.Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристь, 2001. — 520 с.

99. Права человека в России: декларации , нормы, жизнь. М., 1999. — 236 с.

100. Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. чл.-корр. РАН. д.ю.н. Е.А. Лукашева. М.: Издательство НОРМА, 2002. — 573 с.

101. Проблемы теории государства и права. Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. М.: ПРОСПЕКТ, 2000. — 655 с.

102. Прусаков Ю.М., Калмыков Ю.Н., Завгородняя Л.В. Конституционно-правовые основы юридической ответственности государственных должностных лиц и государственных служащих. Ростов н/Д: СКАГС, 2003. — 294 с.

103. Саидов А.Х. Общепризнанные права человека / Под ред. И.И. Лукашука . М., 2002.-280 с.

104. Теория государства и права. М.: Юристь, 2002. — 380 с.

105. Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. Учебно-практическое пособие. М.: Дело, 1998. — 278 с.

106. ПУБЛИКАЦИИ В ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЯХ

107. Авакьян С.А. Государственно-правовая ответственность // Советское государство и право. 1975.-№ 10.-С. 15-20.

108. Андреев Ю.Н. Возмещение морального вреда в уголовном судопроизводстве (по материалам обобщения судебной практики) // Российская юстиция. 2005. -№10.-С. 21-26.

109. Богдановская В.А. Конституционное право на защиту в сфере уголовного судопроизводства : проблемы реализации // Адвокат. 2005. — № 2. — С. 28-37.

110. Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Интерпретация ответственности государства заущерб, причиненный гражданам, в практике Конституционного Суда Российской Федерации // Государство и право. 1996. — № 4. — С. 17-23.

111. Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Ответственность государства за действия должностных лиц: публичная или частноправовая? // Правоведение. 1993. — № 1. — С. 2537.

112. Бойцова Л.В. Ответственность государства и судей за вред, причиненный гражданам при отправлении правосудия // Журнал российского права. 2001. — № 9.1. Д С. 35-44.

113. Бондарь Н.С. Конвенционная юрисдикция Европейского Суда по правам человека в соотношении с компетенцией Конституционного Суда РФ // Журнал российского права. 2006. — № 6. — С. 113-127.

114. Борисов Г.А. Процессуально-правовая ответственность в современном законодательстве России // Журнал российского права. 2003. — № 2. — С. 34-41.

115. Бюджетное послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 24 мая 2005 г. «О бюджетной политике в 2006 году» // Парламентская газета. 2005. — 26 мая.

116. Виноградов В.А. Актуальные проблемы конституционно-правовой ответственности // Законодательство. 2002. — № 10. — С. 15-35.

117. Виноградов В.А. Проблемы охраны (защиты) Конституции РФ и конституционно-правовая ответственность // Конституционное и муниципальное право.2003.-№ 1.-С.2-4.

118. Гаврилов Э. Как определить размер компенсации морального вреда ? // Российская юстиция. 2000. — № 6. — С. 46-48.

119. Гаршин В. Нужен закон « Об обращениях граждан » // Российская юстиция.2004.-№6.-С. 2-3.

120. Грудцына Л.Ю. Правовое регулирование охраны и защиты прав несовершеннолетних // Адвокат. 2005. — № 8. — С. 66-68.

121. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2005 год // Российская газета. 2006. — 15 июня.

122. Колосова Н.М. Конституционная ответственность самостоятельный вид ответственности // Государство и право. — 1997. — № 2. — С. 23-26.

123. Коротеев К.Н. Исчерпание средств правовой защиты как критерий приемлемости жалобы в Европейский суд по правам человека и российская правовая система // Адвокат . 2004. — № 5. — С. 6-10.

124. Корчагина Н.П. Споры, связанные с обжалованием действий судебных приставов-исполнителей // Право и экономика. 2006. — № 6. — С. 16-20.

125. Кучин М.В. Права человека и проблема применения в Российской Федерации прецедентного права Совета Европы // Российский юридический журнал. -1998.№4.-С. 14-18.

126. Лиховидов К.С. Проблемы принятия немотивированных решений о передаче дела в Большую Палату Европейского Суда по правам человека // Российская юстиция. 2005. — № 10. — С. 22-26.

127. Лупарев Е.Б. О механизмах преодоления некоторых проблем осуществления судебной власти // Российская юстиция. 2006. — № 2. — С. 18-21.

128. Лютцер В.Л. Государственная власть и местное самоуправление в Москве: четыре года спустя // Законодательство. 2000. — № 9. — С. 45-48.

129. Малеин Н.С. Современные проблемы юридической ответственности // Государство и право. 1994. — № 6. — С. 34-49.

130. Мартиросян А.Г. Теоретическая конструкция юридической ответственности и институт конституционной ответственности // Конституционное и муниципальное право. 2003. № 4. — С. 25-28.

131. Моисеева Т.В. Обеспечение беспристрастности и объективности судей при рассмотрении уголовных дел // Журнал российского права. 2003. — № 6. — С. 1417.

132. Недбайло П.Е. Система юридических гарантий применения советских правовых норм // Правоведение . 1971. -№ 3. — С. 48-56.

133. Никитина Е.Е. Право на свободу собраний: соотношение федерального и ре-V гионального законодательства // Журнал российского права. 2006. — № 3. — С. 4446.

134. Овсепян Ж.И. Критерии конституционной ответственности // Северо-Кавказ-ский юридический вестник. 2001. — № 4. — С. 68-75, 2002. — № 1. — С. 1221.

135. Рухтин С. Ответственность государства перед жертвами терроризма в свете решений Европейского Суда по правам человека // Российская юстиция. 2004. -№ 6. — С. 50-52.

136. Савин В.Н. Ответственность государственной власти перед обществом // Государство и право. 2000. — № 12. — С. 26-29.

137. Соломон (младший) П. Главный вопрос для российской судебной власти -\ как добиться доверия общества? // Российская юстиция. 2003. — № 6. — С. 5-6.

138. Стецовский Ю.И. Европейский Суд по правам человека и адвокатура // Адвокат. 2006. — № 4. — С. 47-52.

139. Страшун Б.А. Десять лет конституционных прав и свобод // Журнал российского права. 2003. — № 11. — С. 6-8.

140. Токанова А.В. Право гражданина на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями ( бездействием ) органов исполнительной власти // Журнал российского права.-2001,-№ 11.-С. 11-13.

141. Усков В. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному? // Российская юстиция. 2000. — № 12. — С. 20-23.

142. Фомин А.А. Юридическая безопасность и правовая защищенность: соотношение и взаимосвязь //Журнал российского права. 2005. -№ 11. — С. 101-108.

143. Фролов Е.С. Обращения граждан как форма их участия в управлении делами государства // Гражданин и право. 2000. — № 6. — С. 21-23.

144. Хаманева Н.Ю. Право граждан на подачу обращений // Гражданин и право.- 2000. № 1.-С. 11-13.

145. Чернышева О. Жалобы против России в Европейском Суде // Российская юстиция. 2002. — № 4. — С. 33-34.

146. X 118. Шабо Ж.-Л. Государственная власть: конституционные пределы // Политические исследования. 1993. -№>3.- С. 12-15.

147. Шаргородский М.Д. Детерминизм и ответственность // Правоведение. -1968. -№ 1.-С. 23-26.

148. Шон Д.Т. Конституционная ответственность // Государство и право. 1995.- № 7. С. 14-17.

149. Щергина Е.А. Общеправовое понятие юридической ответственности // Вестник ФАС Западно-Сибирского округа. 2004. — № 2. — С. 22-23.

150. Ячменев Ю.В. Юридическая ответственность и ее виды в современной учебной литературе: критический анализ // Правоведение. 2001. — № 1. — С. 14-16.

151. А III. ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ

152. Бочарова С.Н. Конституционная обязанность Российского государства охранять права и свободы граждан: Автореф. дис.: канд. юрид. наук. М., 1999. 24 с.

153. Виноградов В.А. Конституционно-правовая ответственность: системное исследование. Автореф. дисс. докт. юрид. наук. М., 2005. 46 с.

154. Виноградов В.А. Субъекты конституционной ответственности: Автореф. дис.: канд. юрид. наук. М., 2000. 24 с.

155. Глотов С.А. Конституционно-правовые проблемы сотрудничества России и Совета Европы в области прав человека: Автореф. дис. : докт. юрид. наук. Саратов, 1999.-48 с.

156. Завгородняя JT.B. Конституционно-правовые основы юридической ответственности государственных должностных лиц и государственных служащих. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2003. -26 с.

157. Мархгейм М.В. Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Автореф. дисс. . докт. юрид. наук. М., 2005.-52 с.

158. Матвеев Д.Ю. Европейские правовые стандарты в правовой системе Российской Федерации: конституционно-правовой анализ. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2003.-28 с.

159. Шуткина В.В. Конституция Российской Федерации о защите прав человека в межгосударственных органах: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 2001.-22 с.

Популярное:

  • Ст хищение рф ук Статья 158. Кража О судебной практике по делам о краже см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 Статья 158. Кража См. комментарии к статье 158 УК РФ Информация об изменениях: Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в часть 1 статьи 158 внесены […]
  • Ст 312 ук рф с комментариями Статья 312. Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации Статья 312. Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации См. комментарии к статье 312 УК РФ Информация об […]
  • Хищение автомобиля статья 166 ук рф Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения См. комментарии к статье 166 УК РФ О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с […]
  • Трудовой кодекс 1984 Трудовой кодекс. Заключительные положения Статья 420. Сроки введения в действие настоящего Кодекса Настоящий Кодекс вводится в действие с 1 февраля 2002 года. Статья 421. Порядок и сроки введения минимального размера оплаты труда, предусмотренного частью первой статьи 133 настоящего […]
  • Есть ли в гк рф часть статьи Подраздел 2. Общие положения о договоре (ст.ст. 420 - 453) Подраздел 2. Общие положения о договоре Глава 27. Понятие и условия договора (ст.ст. 420 - 431.2) Статья 420. Понятие договора Статья 421. Свобода договора Статья 422. Договор и закон Статья 423. Возмездный и […]
  • Струнный транспорт юницкого развод Проект SkyWay это: SkyWay - афера, банкрот, долгострой, доходный проект или золотая жила? 1.Вступление: Пробный пост о проекте – SkyWay, Транснет, RSW Systems, СТЮ – Струнный транспорт Юницкого, Воздушная – Небесная рельсовая дорога. Названий много и все они между собой […]