Определение Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009 г. N 575-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Морозовского Владимира Евгеньевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 327 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, ГА.Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Мельникова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина В.Е. Морозовского, установил:

1. Гражданин В.Е. Морозовский в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность части первой статьи 327 УК Российской Федерации, которая устанавливает ответственность за подделку удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыта, а равно за изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков.

Как следует из представленных материалов, 22 марта 2003 года Преображенский районный суд города Москвы удовлетворил исковые требования В.Е. Морозовского о взыскании суммы долга по займу и о наложении ареста на недостроенный коттедж в качестве обеспечительной меры по иску. Поскольку впоследствии коттедж был исключен из описи арестованного имущества в связи с наличием у третьего лица договора подряда на его строительство (достройку), составленного в простой письменной форме, В.Е. Морозовский, считавший, что договор подряда подделан, обратился в УВД Восточного административного округа города Москвы с заявлением о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью первой статьи 327 УК Российской Федерации, однако постановлением от 31 августа 2004 года, признанным законным и обоснованным прокуратурой города Москвы и Генеральной прокуратурой Российской Федерации, в возбуждении дела было отказано из-за отсутствия состава преступления, а также поскольку указанный договор не относится к официальным документам.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 29 июля 2008 года, оставленным без изменения решением Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 9 октября 2008 года, в принятии заявления В.Е. Морозовского об оспаривании статьи 327 УК Российской Федерации, как не подлежащего рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, отказано.

По мнению заявителя, часть первая статьи 327 УК Российской Федерации, указывающая в качестве предмета преступления поддельные официальные документы, противоречит статьям 2, 17, 18 и 45 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку содержащаяся в ней неопределенность влечет ее произвольное толкование в правоприменительной практике и допускает отказ в признании документов, форма и содержание которых установлены Гражданским кодексом Российской Федерации, официальными.

2. По смыслу статей 55 (часть 3), 71 (пункт «о») и 76 Конституции Российской Федерации, ответственность за совершение преступлений и сопряженные с ними ограничения прав и свобод человека и гражданина могут быть установлены только федеральным законом.

Предусмотрев в части третьей статьи 327 «Подделка, изготовление или сбыт документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков» УК Российской Федерации уголовную ответственность за использование заведомо подложных документов, федеральный законодатель — исходя из того, что данная норма направлена на обеспечение порядка управления (глава 32 УК Российской Федерации), в том числе в части, касающейся надлежащего оборота документов, а также учитывая их разнообразие, различное предназначение и множество порождаемых ими последствий, — разделил документы на официальные (часть первая данной статьи) и иные. Общим для всех предусмотренных названной статьей составов преступлений выступает то, что документ, предоставляющий те или иные права или освобождающий от обязанностей, является поддельным (квалифицирующий признак), причем, если документ не обладает данным свойством, он не может быть признан предметом преступления.

Тем самым законодатель наделил правоприменителя правом в каждом конкретном случае оценивать свойства документа и признавать его либо предоставляющим права (освобождающим от обязанностей), либо нет и в зависимости от этого привлекать или не привлекать к ответственности за использование документа как подложного. Поэтому само по себе то, что в Уголовном кодексе Российской Федерации не содержится определение понятия «документ», в том числе для целей его статьи 327, не может расцениваться как неопределенность уголовно-правового запрета и основание для произвольного применения данной статьи.

Кроме того, согласно действующему уголовному законодательству применение уголовного закона по аналогии не допускается (часть вторая статьи 3 УК Российской Федерации). В связи с этим не может быть принято во внимание утверждение заявителя о том, что часть первая статьи 327 УК Российской Федерации предполагает использование при ее применении термина «официальный документ» в том значении, которое ему придано в нормах иной отраслевой принадлежности (например, в содержащихся в статье 1259 ГК Российской Федерации определениях применительно к авторским и смежным правам, в статье 5 Федерального закона от 29 декабря 1994 года N 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» и др.).

Таким образом, сложившаяся правоприменительная практика наступление ответственности за подделку официальных документов связывает не с формой, а с содержанием соответствующего документа, а именно с тем, что документ предоставляет права или освобождает от обязанностей, т.е. с установлением юридически значимых фактов, имеющих непосредственное отношение к обстоятельствам конкретного дела. Следовательно, часть первая статьи 327 УК Российской Федерации не предполагает возможность необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела либо произвольного привлечения к уголовной ответственности за совершение предусмотренного ею преступления.

Проверка же законности и обоснованности правоприменительных решений по делу заявителя, в том числе с точки зрения наличия оснований для отказа в возбуждении уголовного дела в связи с исключением недостроенного коттеджа из списка арестованного имущества, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, равно как и поставленный заявителем вопрос о необходимости изменения степени формализации признаков того или иного преступления, а также о дополнении оспариваемой нормы определением понятия «официальный документ», — его разрешение требует внесения изменений и дополнений в уголовное законодательство, что не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, а является прерогативой федерального законодателя.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Морозовского Владимира Евгеньевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Понятие «подложного документа»

Для характеристики понятия «подложный документ» следует обратиться к нормам уголовного законодательства. За подделку, изготовление или сбыт поддельных документов, за использование заведомо подложного документа предусмотрена уголовная ответственность (ст. 327 Уголовного кодекса РФ (далее УК РФ)).

По смыслу ст. 327 УК РФ подложный документ представляет собой официальный документ, содержащий юридически значимую информацию, не соответствующую действительности или преднамеренно искаженную информацию об определенных фактах.

Искажение информации может быть осуществлено путем подделки подписи заявителя и иных лиц, удостоверительной надписи (подписи и печати) нотариуса, внесения исправлений в текст документа посредством подчисток, дописок, допечаток и т.п., в том числе с использованием технических средств.

Подделка документа может быть как частичной (внесение изменений посредством подчисток, дописок, допечаток и т.п. в подлинный документ), так и полной (создание полностью подложного документа).

Подделкой или подлогом документа, являются полное составление заведомо ложного документа, полное или частичное изменение подлинного документа путем изменения текста, числа, номера, переправки букв, слов, фраз, цифр, перестановки их, вставки, добавления, подчистки и вытравливания с последующим обозначением на подчищенных или вытравленных местах других слов, фраз, цифр или без этого, удалением или подклейкой частей документа и т.д.

Уголовная ответственность предусмотрена за подделку удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыт такого документа, а равно изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей и бланков, за те же деяния, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а также использование заведомо подложного документа (ст. 327 УК РФ).

Статья 327 УК РФ. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков

Новая редакция Ст. 327 УК РФ

1. Подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыт такого документа, а равно изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков —

наказываются ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, —

наказываются принудительными работами на срок до четырех лет либо лишением свободы на тот же срок.

3. Использование заведомо подложного документа —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Комментарий к Статье 327 УК РФ

1. Объектом преступного посягательства является установленный законом порядок обращения документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков.

2. Предметы посягательства — удостоверения, официальные документы, государственные награды, штампы, печати, бланки.

2.1. Удостоверение — официальный документ, который выдается государственным либо негосударственным органом и содержит сведения о владельце. К таковым относятся: паспорт, военный билет, служебное удостоверение (например, работника милиции), водительское удостоверение, трудовая книжка и др.

2.2. Бланк — лист бумаги с оттиском углового или центрального штампа либо с напечатанным любым способом текстом штампа либо иным текстом (текстом и рисунком), используемый для составления документа (бланк лицензии, паспорта, удостоверения, анкеты, заявления и т.д.).

2.3. Выделяются так называемые бланки строгой отчетности, содержащие номер (иногда серию), зарегистрированные одним из установленных способов, имеющие специальный режим использования.

2.4. Понятие официального документа, государственной награды, штампа и печати рассматривалось при характеристике преступлений, предусмотренных ст. 324, 325.

3. Объективная сторона состава преступления (ч. 1) имеет альтернативный характер: подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, государственной награды, штампа, печати или бланка в целях использования указанных предметов; сбыт поддельного документа, поддельных государственных наград РФ, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков.

3.1. Подделка выражается в полном или частичном изготовлении документа или незаконном изменении части подлинного документа. Изменения могут вноситься путем поправок, подчисток, добавлений, уничтожений отдельных частей документа и т.п.

3.2. Подделка наград, штампов, печатей, бланков — это незаконное изготовление дубликатов (копий) подлинных предметов либо их изготовление с нарушением требований нормативных актов от имени несуществующих организаций и лиц.

3.3. Сбыт подразумевает собой передачу другому лицу, продажу, дарение, оплату за какие-либо услуги и т.п.

4. Квалифицированным видом подделки документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков является совершение данного деяния с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (ч. 2).

5. Субъект преступного посягательства (ч. 1 и 2) общий — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Подделка официального документа должностным лицом, а также государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, совершенная из корыстной или иной личной заинтересованности, должна квалифицироваться как служебный подлог по ст. 292.

6. Субъективная сторона составов преступления (ч. 1, 2) характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла. Конструктивным признаком составов является цель — использование документа (ч. 1) или сокрытие другого преступления, облегчение его совершения (ч. 2).

7. Часть 3 коммент. статьи представляет собой самостоятельный состав преступления, предметом которого являются только подложные документы.

7.1. Использование документа — это предъявление заведомо поддельного документа государственным, муниципальным органам, должностным лицам, юридическим лицам, гражданам с целью получения каких-либо прав или освобождения от обязанностей.

7.2. Формы использования штампов, печатей, бланков фактически сводятся к тому, что все эти предметы могут применяться для изготовления поддельных документов либо для прикрытия создаваемых (созданных) лжеорганизаций, иных образований подобного рода.

8. УО будет отсутствовать в случаях демонстрации подложного документа без цели его использования или шутки ради.

9. Субъект преступного посягательства (ч. 3) общий — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

Очевидно, что субъектом могут быть и лица, которые непосредственно осуществили подделку документа, поскольку состав, предусмотренный ч. 3 коммент. статьи, является самостоятельным, а не квалифицированным по отношению к ч. 1 и 2 ст. 327.

10. Субъективная сторона состава преступления (ч. 3) характеризуется виной в форме умысла, причем прямого.

11. Причинение имущественного ущерба собственнику в результате подделки официального документа при отсутствии признаков хищения требует дополнительной квалификации содеянного по ст. 165 как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.

12. Подделку официального документа с целью безвозмездного завладения чужим имуществом следует квалифицировать как приготовление к мошенничеству.

13. Использование заведомо подложного документа с корыстной целью в зависимости от наступления результата квалифицируется как покушение на мошенничество или как оконченное мошенничество.

14. Деяния, закрепленные в ч. 1 и 3, относятся к категории преступлений небольшой тяжести, в ч. 2 — средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 327 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Предметом преступления в ч. 1 являются: а) удостоверение; б) иной официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей; в) государственные награды РФ, РСФСР, СССР; г) штампы; д) печати; е) бланки.

О понятии официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, государственных наград РФ, РСФСР, СССР см. комментарий к ст. 324 УК; о понятии штампа и печати см. комментарий к ст. 325 УК РФ.

Под удостоверением понимается именной официальный документ, содержащий сведения о физическом (юридическом) лице и удостоверяющий его правовой статус.

Бланк — это стандартный лист бумаги с воспроизведенной на нем постоянной информацией документа и местом, отведенным для переменной информации.

2. Объективная сторона преступления характеризуется совершением хотя бы одного из перечисленных в законе действий.

Подделка представляет собой нарушение истинности документа (исправление его текста, подчистка, пометка другим числом, создание полностью подложного документа).

Сбыт означает передачу поддельного удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, другому лицу как возмездно, так и безвозмездно.

Изготовление — это полное создание поддельных государственных наград, штампов, печатей или их частичная подделка (изменение реквизитов, нанесение недостающих деталей и т.п.).

3. Подделка указанных в законе предметов осуществляется в целях их дальнейшего использования либо сбыта.

4. Предметом преступления в ч. 3 является подложный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей, когда информация, содержащаяся в нем, и (или) его реквизиты не соответствуют действительности.

5. Использование подложного документа означает его предъявление (демонстрация документа компетентному лицу для подтверждения наличия того или иного права) или представление (вручение документа соответствующему лицу (органу или организации), когда документ остается в их ведении).

6. Субъектом преступления в ч. 3 является лицо, не являющееся изготовителем подложного документа, поскольку в противном случае виновный несет ответственность по ч. 1.

ПОЗИЦИИ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТНОСИТЕЛЬНО КВАЛИФИКАЦИИ СЛУЖЕБНОГО ПОДЛОГА

Один из вопросов, которому уделено внимание в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», — квалификация служебного подлога (п. 35). Принятию данного Постановления предшествовало обсуждение его проекта на научно-практической конференции «Актуальные вопросы квалификации преступлений коррупционной направленности», состоявшейся в Верховном Суде Российской Федерации 28 марта 2013 г., а также на страницах юридической печати. Пленум Верховного Суда Российской Федерации сформулировал положения по ряду спорных вопросов установления признаков состава служебного подлога. Однако остались вопросы, на которые в Постановлении или нет ответа, или разъяснения недостаточно конкретизированы.

1. Наибольшие проблемы в теории и на практике при установлении признаков состава преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, вызывает вопрос о предмете служебного подлога. Именно с него Пленум Верховного Суда Российской Федерации и начал свои разъяснения, посвященные квалификации служебного подлога.

Согласно диспозиции ст. 292 УК РФ предметом служебного подлога является официальный документ.

В теории уголовного права под документом обычно понимают носитель информации с реквизитами. Носитель информации чаще всего является бумажным. В то же время современный документооборот все больше становится электронным. Отсюда и необходимость признания документами и электронных носителей информации. К реквизитам документа принято относить источник документа, дату составления, печать (штамп) и т. п. Содержание документа составляет та информация, о которой в нем идет речь. Документ, как правило, имеет определенную форму.

В соответствии с названным Постановлением «предметом преступления, предусмотренного статьей 292 УК РФ, является официальный документ, удостоверяющий факты, влекущие юридические последствия в виде предоставления или лишения прав, возложения или освобождения от обязанностей, изменения объема прав и обязанностей. К таким документам следует относить, в частности, листки временной нетрудоспособности, медицинские книжки, экзаменационные ведомости, зачетные книжки, справки о заработной плате, протоколы комиссий по осуществлению закупок, свидетельства о регистрации автомобиля».

Пленум Верховного Суда Российской Федерации выделяет следующие признаки документа как предмета служебного подлога: 1) официальность документа; 2) удостоверяющее значение документа; 3) факты, которые он удостоверяет, влекут юридические последствия в виде предоставления или лишения прав, возложения или освобождения от обязанностей, изменения объема прав и обязанностей.

Признак официальности документа в Постановлении не определяется. В теории уголовного права он является дискуссионным. Бесспорно отнесение к официальным документов, которые исходят от государственных и муниципальных органов, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации.

Споры возникают в отношении документов, имеющих иное происхождение, но вместе с тем попадающих в документооборот государственных и муниципальных органов, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации.

Правильным видится подход, в соответствии с которым официальным признается документ, за которым государство в лице государственных органов или органов местного самоуправления в установленном законом или иным нормативным актом порядке признает юридическое значение.

Если такой документ попадает в документооборот государственных и муниципальных органов и учреждений, то он может быть при наличии иных признаков предметом служебного подлога. Ведь общественная опасность служебного подлога связана прежде всего с тем, что возможно использование «юридической силы» поддельного документа. Такая возможность возникает и в том случае, когда подделываются документы, исходящие от граждан, коммерческих организаций, при их попадании в официальный документооборот.

При обсуждении проекта Постановления предлагалось в определении официального документа указать, что он подпадает под действие системы регистрации, строгой отчетности и контроля за обращением(1). Это предложение представляется оправданным.

Второй признак официального документа, выделяемый Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, — наличие удостоверяющей силы. Не имеют удостоверяющей силы документы информационного характера, в которых могут излагаться факты, но этим документом они не удостоверяются. Информационные документы могут иметь статус официальных, но не признаются предметом служебного подлога.

Президиум Свердловского областного суда отметил, что по смыслу ст. 292 УК РФ предметом служебного подлога являются лишь официальные документы, т. е. такие, которые удостоверяют события или факты, имеющие юридическое значение и влекущие соответствующие юридические последствия, либо предоставляют права, возлагают обязанности или освобождают от них.

Статистические карточки являются формой первичного учета выявленных преступлений и лиц, их совершивших, и служат целям контроля за своевременностью поступления первичной учетной документации, подбора отдельных сведений о преступности, результатах расследования по делу и иных справочных сведений.

Статистические карточки форм 1.1-99, 2-2000 носят информационный характер и как документы первичного учета преступлений применяются только для решения ведомственных задач. Указанные статистические карточки как не устанавливающие каких-либо юридических фактов и не влекущие правовых последствий нельзя признать официальными документами.

По изложенным мотивам выводы суда о признании этих карточек официальными документами и о наличии в действиях С. состава преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, являются ошибочными(2).

На практике постоянно возникают споры относительно возможности признания предметом служебного подлога отчетов, которые составляются в государственных и муниципальных органах, государственных и муниципальных учреждениях и используются для оценки эффективности их работы, а также при планировании работы и распределении средств на будущее. Ключевым при отнесении этих документов к предмету служебного подлога является именно их удостоверяющая сила. Если отчет обладает таковой, то он может быть предметом служебного подлога (например, бухгалтерский отчет). Если же отчет носит исключительно информационный характер, а удостоверяющее значение имеют документы, на основании которых он составлен, то его нельзя признавать предметом служебного подлога. В то же время следует отметить, что вопрос о наличии удостоверяющей силы документа не всегда очевиден.

Наконец, третий признак — документ удостоверяет факты, которые влекут юридические последствия в виде предоставления прав или их лишения, возложения обязанностей или освобождения от них, изменения объема прав и обязанностей.

Так, Верховный Суд Российской Федерации указал, что постановления о возбуждении и прекращении уголовного дела удостоверяют такие события и факты, которые имеют юридическое значение и влекут юридические последствия, в связи с чем внесение в эти документы заведомо ложных сведений должностными лицами органов внутренних дел из иной личной заинтересованности, выразившейся в желании улучшения показателей раскрываемости преступлений, является служебным

подлогом, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 292 УК РФ(1).

В теории уголовного права вопрос об обязательности этого признака является дискуссионным. В диспозиции ст. 292 УК РФ о нем не упоминается. Тогда как в другом составе, предусмотренном в ст. 327 УК РФ, где предметом также указан официальный документ, данный признак назван. Толкование уголовного закона Пленумом исключает из числа официальных документов, которые могут признаваться предметом служебного подлога, протоколы допросов, протоколы судебного заседания и т. п. Эти документы сами по себе не предоставляют прав и не освобождают от обязанностей, однако они имеют важное юридическое значение. Их исключение из числа предметов служебного подлога вряд ли соответствует закону(2).

Представляется обоснованным смягчить требования, предъявляемые к предмету служебного подлога. Следует привести не жесткий императив о том, что факты, которые удостоверяются документом, вызывают последствия в виде предоставления прав или освобождения от обязанностей, а отметить возможность этих фактов влиять на наступление последствий в виде предоставления прав или освобождения от обязанностей.

2. Второй вопрос по квалификации служебного подлога, на который обращает внимание Пленум Верховного Суда Российской Федерации, — это действия, образующие объективную сторону преступления.

Согласно ст. 292 УК РФ общественно опасное деяние может быть двух видов: 1) внесение в официальный документ заведомо ложных сведений (интеллектуальный подлог); 2) внесение в документ исправлений, искажающих его действительное содержание (физический, или материальный подлог).

В Постановлении выделяется два вида служебного подлога: 1) отражение и (или) заверение заведомо не соответствующих действительности фактов в уже существующих официальных документах (подчистка, дописка и др.); 2) изготовление нового документа, содержащего заведомо ложные сведения, в том числе с использованием бланка соответствующего документа.

Анализ УК РФ и Постановления показывает, что Пленум Верховного Суда Российской Федерации дал разъяснение, отступив от буквы закона. Во-первых, признал наличие служебного подлога и в случае изготовления нового документа, содержащего заведомо ложные сведения. С этим следует согласиться, поскольку непризнание служебным подлогом изготовления поддельного документа что называется «с нуля» противоречит системному смыслу закона. Данное разъяснение хотя и выходит за рамки грамматического толкования закона, но совпадает с системным смыслом уголовно-правовой нормы. Иное толкование привело бы к абсурду.

И во-вторых, Пленум Верховного Суда Российской Федерации посчитал, что служебный подлог будет иметь место не только в случае внесения в документ заведомо ложных сведений, но и когда заверяется документ с заведомо ложными сведениями. Эту рекомендацию также следует считать обоснованной в силу того, что в результате заверения заведомо ложной информации изготавливается поддельный официальный документ. Опять же толкование, данное в Постановлении, выходит за рамки грамматического смысла закона, но совпадает с его системным смыслом.

3. Последний вопрос по квалификации служебного подлога, получивший разъяснение в Постановлении, связан с определением субъекта преступления. Пленум Верховного Суда Российской Федерации, как и в диспозиции ст. 292 УК РФ, говорит о должностных лицах, а также о государственных служащих и служащих органа местного самоуправления, не являющихся должностными лицами. При этом он отмечает не всех должностных лиц, а только тех, которые наделены полномочиями по удостоверению фактов, отражаемых в документе.Данное разъяснение нуждается в уточнении.

Отвечать за служебный подлог могут только те лица, которые в силу служебных полномочий имеют доступ к официальным документам. Должностное лицо, государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, не имеющие доступа в силу своих полномочий к официальному документу и

внесшие в него изменения, при наличии иных признаков состава могут отвечать по ст. 327 УК РФ. Так, если государственный служащий, не являющийся должностным лицом, проникает в помещение, где хранятся официальные документы и куда у него нет доступа, тайком вносит в официальный документ изменения, то ответственность для него должна наступить, при наличии иных признаков состава, по ст. 327 УК РФ за подделку официального документа. Это первое уточнение.

Второе уточнение состоит в том, что по ст. 292 УК РФ подлежат ответственности не только те должностные лица, в обязанность которым вменено удостоверение фактов, но и иные должностные лица, которые имеют доступ к официальным документам и при этом не наделены полномочиями по удостоверению соответствующих фактов. Например, составляют документ, но не удостоверяют отражаемые в нем факты.

Если согласно распределению полномочий на государственного или муниципального служащего возложена функция по составлению документа (внесению в него соответствующих сведений), а функция удостоверения фактов, содержащихся в документе, возложена на должностное лицо, то служебный подлог может быть совершен и указанными служащими.

Таким образом, субъектом служебного подлога могут быть должностные лица, государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, которые наделены полномочиями по работе с официальными документами (заполнение, выдача официальных документов, хранение, контроль за правильностью их заполнения и т. д.).

Последнее, на что следует обратить внимание при определении круга лиц, подлежащих ответственности за служебный подлог, это вопрос о квалификации действий служащих государственных и муниципальных учреждений. По закону они не относятся к государственным и муниципальным служащим. В силу этого если они не наделены полномочиями должностного лица, то и отвечать по ст. 292 УК РФ не могут. По общему правилу не подлежат ответственности за служебный подлог инспектор отдела кадров образовательного учреждения, медицинская сестра лечебного учреждения, поскольку они не наделены полномочиями должностного лица и не являются государственными и муниципальными служащими.

4. Вопрос, который не нашел отражения в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и даже не обсуждался при подготовке его проекта, но который важен для практики, — это оценка подделки официального документа, когда этот документ не включается в официальный документооборот, и более того, его и не предполагается вводить в официальный документооборот.

На кафедре уголовного права СПбГУ в свое время обсуждался запрос, в котором речь шла об одной из таких ситуаций.

Участковый уполномоченный в целях улучшения статистических показателей своей работы незаконно составил протокол об административном правонарушении, которого в реальности не было. Однако на основании этого протокола административное дело не возбуждалось и к административной ответственности никто не привлекался. Свою «юридическую роль» официального документа протокол не сыграл и не мог сыграть, поскольку возбуждение административного дела не планировалось. Он был нужен только в «информационных» целях.

При таких обстоятельствах изготовление поддельного документа не обладает общественной опасностью, которая связана с наличием реальной угрозы вреда порядку управления. Общественная опасность имеет место только в случае, когда предполагается использовать поддельный документ.

Можно провести аналогию с преступлением, предусмотренным в ст. 186 УК РФ. Ответственность за фальшивомонетничество наступает, если имеют место сбыт поддельных денег или их изготовление, хранение либо перевозка в целях сбыта. То есть когда либо имеет место непосредственно ввод подделок в обращение, либо предполагается это сделать.

Представляется, что, оценивая общественную опасность подделки официального документа, следует учитывать данное обстоятельство. Если изготовление поддельного официального документа не сопровождается его последующим вводом в обращение и исключается возможность его использования, то содеянное нельзя квалифицировать как преступление, предусмотренное ст. 292 УК РФ, в силу

малозначительности. Хотя деяние формально и обладает признаками служебного подлога, тем не менее преступлением его признать нельзя по причине отсутствия общественной опасности.

В связи с изложенным представляется целесообразным дополнить рекомендации Пленума Верховного Суда Российской Федерации по квалификации служебного подлога положением о критерии общественной опасности деяния, предусмотренного ст. 292 УК РФ.

Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков

1. Подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыт такого документа, а равно изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков —

наказываются ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, —

наказываются принудительными работами на срок до четырех лет либо лишением свободы на тот же срок.

3. Использование заведомо подложного документа —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Комментарий к Ст. 327 УК РФ

1. Общественная опасность деяния состоит в том, что оно нарушает установленный порядок обращения с официальными документами, штампами, бланками, печатями, а также права граждан.

Предметом преступления в ч. 1 комментируемой статьи являются официальные документы, в том числе и удостоверения, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей , государственные награды РФ, РСФСР, СССР (см. комментарий к ст. 324), штампы, печати (см. комментарий к ст. 325), бланки (лист бумаги с оттиском штампа или частично напечатанным типографским текстом, подлежащий последующему заполнению). Применительно к данной статье в соответствии со ст. 64 АПК предметом преступления являются аудио- и видеозаписи.
———————————
БВС РФ. 2008. N 1. С. 29; 2009. N 3. С. 22.

Рассматриваемый состав преступления отсутствует, если подделан, изготовлен, сбыт документ, который не предоставляет никаких прав и не освобождает от обязанностей, а равно документ, исходящий от частного лица, даже если он и заверен нотариусом, должностным лицом.

Государственные награды иностранных государств не являются предметом рассматриваемого преступления.

2. Объективную сторону преступления образуют подделка официального документа (изготовление фальшивого документа любым способом и в любом объеме); сбыт поддельных официальных документов, государственных наград РФ, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков (любая форма передачи этих предметов другим лицам); изготовление государственных наград РФ, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков (создание их целиком со всеми реквизитами либо внесение в подлинные штампы, печати, бланки изменений, искажающих их суть).

Преступление считается оконченным с момента выполнения хотя бы одного из действий, образующих объективную сторону.

Подделка рецепта или иного документа, дающего право на получение наркотического средства или психотропного вещества, полностью охватывается диспозицией ст. 233 УК и дополнительной квалификации по комментируемой статье не требует.

3. Субъективная сторона преступления выражается в прямом умысле. Лицо осознает общественную опасность совершаемых им действий в отношении конкретных предметов и желает их осуществить. Цель — использование названных предметов преступления — как самим подделывателем, так и иным лицом — обязательный признак преступления.

4. Субъект преступления — частное вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Обычно это лицо, подделавшее документ. Подделку официальных документов должностным лицом при наличии всех необходимых признаков следует квалифицировать по ст. ст. 292 либо 201 УК.

5. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает ответственность за те же действия при наличии квалифицирующего признака — с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (ст. 63).

6. В ч. 3 комментируемой статьи содержится самостоятельный состав преступления. Его предметом является заведомо подложный документ (а не штампы, печати, бланки) — как официальный, так и личный . Использование означает предъявление подложного документа (показ) либо представление его (на предприятие, должностным лицам) в качестве подлинного . Если вместо своего удостоверения лицо предъявляет документ сослуживца, данный состав отсутствует. Использование подложного документа может быть одноразовым, а может быть и длящимся преступлением. Это обстоятельство следует учитывать при исчислении сроков давности уголовного преследования (ст. 78 УК).
———————————
БВС РФ. 1997. N 8. С. 13.

БВС РФ. 2009. N 5. С. 12.

Преступление совершается с прямым умыслом. Лицо осознает общественную опасность использования заведомо подложного документа, осознает, что использует заведомо подложный документ и это позволит ему приобрести какие-либо права или освободиться от каких-то обязанностей, и желает этого.

Субъектом преступления является лицо, которое не подделывает, а лишь использует заведомо подложный документ. Использование заведомо подложного документа самим подделывателем охватывается ч. 1 комментируемой статьи и дополнительной квалификации по ч. 3 этой статьи не требует .
———————————
БВС РФ. 2008. N 4. С. 21.

Популярное:

  • Усыновление и удочерение доклад Усыновление (2) Главная > Реферат >Государство и право Актуальность темы исследования. Согласно ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации (далее - Конституция РФ) права и свободы человека и гражданина являются высшей ценностью государства; а, следовательно, находятся под особой […]
  • Расторгнуть договор страхования росгосстрах Досрочное расторжение страхования жизни Застрахован в РГС по программе Росгосстрах жизнь Престиж "Семья" с ноября 2009 по ноябрь 2033 года. Решил расторгнуть договор страхования досрочно. Общая оплаченная сумма за этот период составляет 270 тыс. руб. Предварительный расчет выкупной суммы […]
  • 50 ст Ук рф Статья 50. Исправительные работы Информация об изменениях: Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ статья 50 изложена в новой редакции Статья 50. Исправительные работы См. комментарии к статье 50 УК РФ Информация об изменениях: Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ […]
  • Не поздно ли рожать в 37 лет второго ребенка Можно ли родить второго здорового ребенка в 40 лет? Мне 39 лет, здорова. У меня есть сын от первого брака, ему 12 лет. Второй муж умоляет родить девочку..Я боюсь..Что посоветуете? [528393986] – 23 октября 2012 г., 11:18 Мама сестренку родила в 39. Такая лошадка выросла ))) здоровее еще […]
  • Поступление ндс при усн Проводки по НДС при УСН Статьи по теме Компании на УСН не являются плательщиками налога на добавленную стоимость. То есть не исчисляют данный налог при реализации товаров (работ, услуг). Однако при покупке ценностей у плательщиков НДС в учете упрощенца появляется так называемый входной […]
  • Классный час на тему уголовное наказание несовершеннолетних Классный час "Преступление и наказание" Цели: правовое просвещение; профилактика правонарушений; знакомство с основными правами и обязанностями гражданина РФ посредством игры; подвести учащихся к осознанию регулятивной, предупредительной и карательной функций правовых […]