Статья 30 Конституции РФ

1. Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется.

2. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем.

Комментарий к Статье 30 Конституции РФ

1. Предметом регулирования комментируемой статьи являются общественные отношения, возникающие в связи с реализацией гражданами РФ, иностранцами и лицами без гражданства права на добровольное объединение. Само по себе понятие объединения в широком смысле слова подразумевает всякое коллективное образование субъектов. Однако временные, неустойчивые коллективные образования (такие как собрания, демонстрации, презентации, группы экскурсантов и т.п.) не могут признаваться объединением по смыслу как ст. 30 и 31 Конституции, так и соответствующих норм международного права. Свобода собраний и свобода объединений (ассоциаций) являются схожими формами реализации и естественным дополнением свобод, закрепленных в ст. 29 Конституции, они направлены на защиту коллективной мысли и общественного мнения.

Свобода объединения включает в себя право лица объединять других лиц, присоединяться к уже существующему объединению и выходить из него, участвовать в деятельности объединения, требовать признания правового статуса созданного объединения, прежде всего со стороны государства и также всеми другими лицами, независимо от формы, вида. Это право также содержит в себе правомочие на защиту, в том числе и международную, в случае ограничения свободы деятельности общественных объединений.

Право на объединение непосредственно не регулирует отношения между участниками объединения, а также между его органами. Лицо не может, ссылаясь на свое право на объединение, требовать принять его в объединение или восстановить его в объединении в случае исключения. Конституционный Суд РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина, исключенного из КПРФ, указав, что законоположения о взаимном невмешательстве органов государственной власти и общественных объединений, примененные в его деле, направлены на реализацию положения ч. 1 ст. 30 Конституции, гарантирующей свободу деятельности общественных объединений, в том числе в решении вопросов о членстве в общественном объединении в соответствии с его уставом (Определение КС РФ от 17.07.2007 N 506-О-О*(331)). В деле другого заявителя, исключенного из политической партии «Справедливая Россия: Родина/Пенсионеры/Жизнь», Конституционный Суд РФ отметил, что положения российского законодательства, не предоставляющие возможности такому лицу обжаловать решения уполномоченных органов партии о его исключении в суд, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права, в том числе, право на объединение, поскольку порядок исключения из партии определяется ее уставом, предусматривающим обжалование решения об исключении в вышестоящий руководящий орган партии (Определение КС РФ от 5.02.09 N 247-О-О*(332)).

В соответствии с ч. 1 ст. 5 Закона об общественных объединениях под общественным объединением понимается добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения (далее — уставные цели). Но под это определение попадает определенная часть иных некоммерческих организаций. Так, например, в соответствии с п. 1 ст. 6 Закона о свободе совести и о религиозных объединениях под религиозным объединением понимается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры. Однако в соответствии со ст. 2 Закона об общественных объединениях его действие не распространяется на религиозные организации, а также и на создаваемые коммерческими организациями союзы. Вероятно, его действие не должно распространяться и на все иные некоммерческие объединения, создаваемые в соответствии с гражданским законодательством.

После принятия Конституции 1993 г. в развитие положений ее ст. 30 были изданы следующие федеральные законы: «Об общественных объединениях», «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений», «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», «О некоммерческих организациях», «О национально-культурной автономии», «О свободе совести и о религиозных объединениях», «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», «О политических партиях» и др.

Основной целью ст. 30 Конституции является защита политических, профессиональных и иных некоммерческих объединений; защищать коммерческие организации она иногда может лишь косвенно. Такие объединения попадают под правовое регулирование иных статей Конституции и соответствующих международно-правовых актов; их свобода деятельности в большей степени защищается ст. 8, 34, 35 Конституции.

Свобода объединения находится в системной связи с закрепленным в ст. 13 Конституции в качестве основ конституционного строя России принципом идеологического и политического многообразия, в соответствии с которым в Российской Федерации признается многопартийность и равенство всех общественных объединений перед законом. Кроме того, она непосредственно регулируется и в ряде других статей Конституции: ст. 14 предусматривает, что религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом; ст. 19 гарантирует равенство и недискриминацию граждан независимо от принадлежности к общественным объединениям; ст. 36 предоставляет гражданам и их объединениям право иметь в частной собственности землю; ст. 46 предоставляет каждому право обжалования в суд решений и действий (или бездействия) общественных объединений и их должностных лиц. Право на участие в религиозных объединениях, являющееся составной частью свободы совести и свободы вероисповедания, наряду с комментируемой статьей, защищается ст. 14 и 28 Конституции и соответствующими международно-правовыми актами.

Понятие и содержание свободы объединения, изложенные в комментируемой статье, дополняются не только иными статьями Конституции, но и общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ. В ст. 20 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. провозглашается право каждого человека на свободу мирных собраний и ассоциаций. Статья 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. устанавливает, что каждый человек имеет право на свободу объединения с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в таковые для защиты своих интересов*(333). Такое же право закрепляется в ст. 22 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. В соответствии с Европейской социальной хартией 1996 г., а также Конвенциями МОТ 1921 г. N 11 «Относительно прав на ассоциацию и объединение трудящихся в сельском хозяйстве», 1948 г. N 87 «Относительно свободы ассоциаций и защиты права на организацию», 1949 г. N 98 «Относительно применения принципов права на организацию и заключение коллективных договоров» все работники и предприниматели имеют право на свободу объединения в национальные и международные организации для защиты экономических и социальных интересов.

Свобода объединения включает в себя право общественного объединения на регистрацию в качестве юридического лица. Как указал Европейский Суд по правам человека, «возможность учредить юридическое лицо для осуществления совместных действий в целях защиты взаимных интересов является одним из самых важных элементов свободы объединения, без которого это право не имело бы смысла»*(334). Вместе с тем принудительная регистрация отдельных видов объединений необходима лишь в предусмотренных законом случаях.

Общественное объединение, зарегистрированное как юридическое лицо, обладает с одной стороны, большими возможностями по сравнению с объединением, не являющимся юридическим лицом. Однако общественные объединения — юридические лица являются организациями со специальной правоспособностью, которая ограничивает их возможности заниматься иной деятельностью, не связанной с целью их создания, закрепленной в уставе, и, кроме того, регистрация требует соблюдения определенных формальностей со стороны объединения.

Сама по себе регистрация и связанные с ней требования, предъявляемые к созданию и деятельности общественных объединений (например, представление устава организации, указание в нем организационно-правовой формы, территориальных пределов деятельности и юридического адреса организации), не могут рассматриваться как умаление права на объединение, но вместе с тем, как отмечено в Определении КС РФ от 21.12.2000 N 266-О, при этом не должны создаваться необоснованные препятствия для реализации права каждого на объединение и для свободы деятельности общественных объединений. Аналогичная правовая позиция, согласно которой отказ в регистрации объединения может представлять собой вмешательство в осуществление права на свободу объединений, была сформулирована и Европейским Судом по правам человека.*(335)

Право на объединение осуществляется не только физическими, но и юридическими лицами. Такие объединения могут по направленности деятельности представлять собой юридические лица (ассоциация, общественная организация) и существовать без образования юридического лица (общественное движение).

Не могут быть признаны субъектами права на объединение, по смыслу ст. 30 Конституции, государства, государственные органы и образования (субъекты РФ), а также муниципальные образования. Конституционный Суд РФ в своем Определении от 19.03.1997 N 20-О указал, что по смыслу Конституции объединениями граждан являются создаваемые ими на добровольной основе по собственной инициативе формирования для защиты своих интересов и достижения общих целей. Пребывание в таких объединениях в соответствии со ст. 30 Конституции, закрепляющей право каждого на объединение, зависит от усмотрения самого гражданина. Напротив, органы местного самоуправления являются формой осуществления власти народом, образуются на основе реализации избирательных прав граждан, закрепленных в ст. 32 Конституции Российской Федерации, т.е. имеют иные, чем объединения граждан, признаки. Конституция (ч. 2 ст. 15) различает органы местного самоуправления и объединения граждан в качестве самостоятельных субъектов права. Не могут рассматриваться в качестве общественных объединений, по смыслу Конституции, и какие-либо совещательные органы публичной власти, например Общественная палата РФ.

Правом на объединение пользуются не только граждане РФ, но и иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся в России. Согласно ст. 19 Закона об общественных объединениях они могут быть учредителями, членами и участниками общественных объединений, за исключением случаев, установленных международными договорами РФ или федеральными законами. Следует отметить, что конституционное право на объединение предусмотрено для иностранцев не во всех государствах. В конституциях Австрии, ФРГ, Греции и других стран таким правом обладают только граждане соответствующих государств. В других государствах, и в том числе в России, для иностранцев существуют определенные ограничения для участия в объединениях. Так, в соответствии с п. 2 ст. 23 Закона о политических партиях иностранные граждане и лица без гражданства не вправе быть членами политической партии.

Принятие решения об объединении — это волевое, инициативное действие, т.е. оно осуществляется свободно и отражает действительные мотивированные желания и стремления нескольких субъектов действовать совместно, поэтому объединяющиеся лица должны быть дееспособными (в некоторых случаях возможна частичная или неполная дееспособность). В связи с этим, в частности, ст. 19 Закона об общественных объединениях установлено, что членами и участниками молодежных общественных объединений могут быть граждане, достигшие 14 лет, детских общественных объединений — граждане, достигшие восьми лет. Федеральным законом от 10.01.2006 N 18-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» были введены запреты на участие в общественных объединениях для отдельных категорий лиц.

Конституционное право каждого на объединение предполагает возможность добровольного объединения лиц в любые группы, сообщества, коллективы или организации. Вместе с тем объединения, являясь важной составляющей гражданского общества, могут претендовать на конституционно-правовую защиту только в том случае, если они преследуют конституционные цели и их деятельность не направлена на подрыв демократии и ограничение свободы других лиц. В соответствии с ч. 5 ст. 13 Конституции запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Установленные ч. 5 ст. 13 Конституции ограничения необходимо рассматривать в системной связи с другими конституционными нормами и принципами, которые служат выполнению той же задачи, прежде всего предусмотренными в ч. 3 ст. 17 Конституции, которая предписывает, что «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц», и в ч. 3 ст. 55, которая указывает, что «права и свободы граждан могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Данным конституционным положениям корреспондируют нормы международного права. Согласно ст. 22 Международного пакта о гражданских и политических правах и п. 2 ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод пользование этим правом подлежит ограничениям, которые предусматриваются законом и необходимы в демократическом обществе в интересах государственной (национальной) или общественной безопасности, общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

Как указывал Европейский Суд по правам человека, свобода объединения не является абсолютной; если общественное объединение вследствие своей деятельности или намерений, которые оно прямо или подразумеваемым образом заявило в своей программе, подвергает риску/опасности государственные институты или права и свободы других лиц, ст. 11 Конвенции не лишает государство возможности защитить эти институты и этих лиц*(336). Однако Европейский Суд по правам человека призвал европейские государства по возможности реже использовать такие ограничения свободы, так как только убедительные и неопровержимые причины могут их оправдать. Любое вмешательство должно соответствовать «довлеющей общественной необходимости», а любое исключение из нормы о свободе объединения должно толковаться ограничительно. В то же время Европейский Суд указал, что требования, предъявляемые национальным законодательством к общественным объединениям, должны носить определенный характер и быть достаточно «предсказуемыми» с тем, чтобы ограничить свободу усмотрения властей при отказе в государственной регистрации такого объединения*(337).

Согласно ст. 9 Федерального закона от 25.07.2002 N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (в ред. от 29.04.2008) запрещаются создание и деятельность общественных и религиозных объединений, иных организаций, цели или действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности.

Рассматривая вопрос о свободе объединений, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 12.02.1993 N 3-П*(338) указал, что любая попытка со стороны исполнительной власти пресекать инициативную деятельность по созданию общественного объединения является нарушением конституционного права граждан на объединение; в соответствии со ст. 50 Конституции ограничение этого права может быть установлено только решением суда на основании закона. В своем Постановлении от 30.11.1992 N 9-П*(339) Суд признал не соответствующим Конституции и нарушающим свободу объединения Указ Президента РФ от 06.11.1991 N 169 в части роспуска первичных партийных организаций КПСС и КП РСФСР.

В ч. 2 ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод подтверждается право государств-участников вводить законные ограничения осуществления права на объединение для лиц, входящих в состав вооруженных сил, полиции или административных органов государств. Необходимость такого ограничения для этой категории лиц объясняется их особыми отношениями с государством и стремлением оградить общественные объединения от какого-либо государственного влияния. Руководствуясь этой нормой, Российская Федерация установила ряд ограничений для своих служащих государственных и муниципальных служащих, военнослужащих, прокуроров, судей и др.

Конституция не устанавливает, в каких формах и каких видов могут создаваться общественные объединения, предоставляя субъектам объединения достаточную свободу выбора. Они могут создаваться по различным признакам: профессиональному, как профсоюзы или творческие союзы; политическому, как партии; национальному, как диаспоры или национально-культурные автономии; вероисповеданию, как религиозные объединения; возрастному, как детские, молодежные объединения, советы ветеранов; культурному, как объединения филателистов, спортивные общества, общества защиты животных и т.д. Однако принципы объединения не должны носить дискриминационный характер: нельзя создавать, например, профсоюз только для белых или политические партии по признакам национальной или религиозной принадлежности (Постановление КС РФ от 15.12.2004 N 18-П*(340)). В то же время возможно создание мужского клуба, объединения женщин-юристов или общества любителей украинской музыки.

Конституционным Судом РФ неоднократно рассматривались вопросы, связанные с проверкой конституционности законоположений, регулирующих реализацию гражданами их права на объединение в политические организации. В частности Конституционный Суд отметил, что ст. 30 Конституции непосредственно не закрепляет право граждан на объединение в политические партии, однако по ее смыслу во взаимосвязи со ст. 1, 13, ч. 4 ст. 15, ст. 17 и 32 Конституции, в России названное право, включающее право создания политической партии и право участия в ее деятельности, является неотъемлемой частью права каждого на объединение, а свобода деятельности политических партий как общественных объединений гарантируется. Возможность для граждан свободно объединиться в политическую партию, образовать партию как юридическое лицо, с тем чтобы действовать коллективно в области реализации и защиты своих политических интересов — одна из необходимых и наиболее важных составляющих права на объединение, без чего данное право лишалось бы смысла. Поэтому Конституция защищает не только свободу деятельности политических партий, но и свободу их создания (Постановление КС РФ от 15.12.2004 N 18-П). Такому подходу корреспондирует и правовая позиция Европейского Суда по правам человека, неоднократно указывавшего, что ст. 11 Конвенции не может не применяться к таким объединениям, как политические партии*(341).

В Постановлениях от 01.02.2005 N 1-П и от 15.12.2004 N 18-П *(342) Конституционный Суд признал необходимыми и не противоречащими конституционно значимым целям формирования в стране реальной многопартийности ограничения конституционного права на объединение, касающиеся недопустимости создания региональных и местных политических партий, а также партий по принципам национальной или религиозной принадлежности. При рассмотрении жалоб, предметом которых явились численный состав политических партий и территориальный масштаб их деятельности, Конституционный Суд пришел к выводу, что Конституция не предопределяет ни количество партий, ни их численный состав, и не препятствует федеральному законодателю урегулировать эти вопросы*(343). Разрешая дело, связанное с запрещением использования политической организацией в своем наименовании слова «политическая», Конституционный Суд, признал данный запрет соответствующим конституционному принципу свободы деятельности общественных объединений, поскольку такое правовое регулирование не лишает общественную организацию возможности участия в политической жизни государства и общества и направлено на обеспечение восприятия политических партий в качестве особого института представительной демократии, обеспечивающего политическое взаимодействие гражданского общества и государства (Определение КС РФ от 5.03.2009 N 467-О-О).

2. Субъективное право на объединение, как мера возможного поведения лица, с одной стороны, включает в себя правомочие на активные действия по созданию какого-либо сообщества, преследующего общие цели и интересы, а с другой — также предполагает правомочие на бездействие, т.е. отказ от реализации данного права.

Любое объединение, его структура и организационно-правовые формы управления им должны быть основаны на личной инициативе, добровольном волеизъявлении и, следовательно, на добровольном членстве в таком объединении. К такому выводу пришел Конституционный Суд в Постановлении от 03.04.1998 N 10-П*(344), признав не соответствующими ст. 30 Конституции оспариваемые заявителем положения Федерального закона «О товариществах собственников жилья» в той мере, в какой они допускают обязательность членства в товариществе собственников жилья без добровольного волеизъявления домовладельца. Данной правовой позиции соответствует толкование положений ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод о праве на ассоциацию Европейским Судом по правам человека. В деле «Сигурдур А. Сигурйонссон против Исландии» (Sigurdur a. Sigurjonsson v. Iceland) Суд установил, что по законодательству Исландии членство в Автомобильной ассоциации «Фрали» было обязательным для получения водителем такси лицензии, и признал, что такое обязательное членство в организации, которая должна рассматриваться как частноправовое объединение в целях ст. 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ), нарушает право на свободу объединений*(345).

Принципиально иную позицию Европейский Суд занял в деле «Ле Конт (Le Compte), Ван Левен (Van Leuven) и Де Мейер (De Meyere) против Бельгии». Суд констатировал, что Орден врачей Бельгии, членами которого являлись заявители, — это «институт публичного права», поскольку, «будучи созданным законодателем, а не частными лицами, он интегрирован в государственные структуры, . обеспечивая в соответствии с законодательством некоторый публичный контроль за профессиональной деятельностью врачей. . Он пользуется в соответствии с законом очень широкими правами, в том числе административными и дисциплинарными, и использует в связи с этим процедуры, свойственные публичной власти». Поэтому, по мнению Европейского Суда, Орден как институт публичного права не может быть признан ассоциацией в смысле ст. 11 Конвенции. «Кроме того, создание данного Ордена бельгийским государством не является препятствием для врачей создавать профессиональные ассоциации и вступать в них, в противном случае статья 11 была бы нарушена. . При этих обстоятельствах наличие Ордена врачей и, как следствие, обязанность врачей быть в его списке и подчиняться органам Ордена не преследуют цели ограничения и тем более ликвидации права, гарантированного ст. 11 п. 1″*(346).

Аналогичные правовые позиции сформулированы и Конституционным Судом в отношении обязательного членства в некоторых объединениях публично-правового характера, которые создаются в соответствии с предписанием специального закона, когда такое участие в нем необходимо этим лицам для занятия определенной профессией. И хотя Суд не использовал в своих определениях термины «организация частного права» и «организация публичного права», но и мотивы и выводы, содержащиеся в них, находятся в полном соответствии с вышеуказанными решениями Европейского Суда.

К числу таких объединений, которые не попадают под защиту ст. 30 (ч. 2) Конституции, Конституционный Суд отнес коллегии адвокатов, создававшиеся в соответствии с Законом РСФСР от 20.11.1980 (в настоящее время это решение может быть распространено на адвокатские палаты). Как указал Суд в Определении от 11.03.1996 N 43-О*(347), коллегии адвокатов, будучи негосударственными добровольными объединениями лиц, профессионально занимающихся адвокатской деятельностью, тем не менее не обладают признаками тех общественных объединений, о которых идет речь в ст. 19 и 30 Конституции. В связи с этим требование, предъявляемое к лицу, желающему осуществлять защиту по уголовным делам, вступить в коллегию адвокатов, не может расцениваться как понуждение к вступлению в общественное объединение (ч. 2 ст. 30 Конституции), поскольку адвокаты не являются членами таких объединений.

В другом Определении от 21.12.2000 N 282-О Конституционный Суд подтвердил право законодателя устанавливать обязательный, т.е. недобровольный порядок вступления в коллегии адвокатов всех лиц, желающих осуществлять адвокатскую деятельность*(348). Аналогичную позицию Суд занял и в Постановлении от 19.05.1998 N 15-П в вопросе об обязательности членства занимающихся частной практикой нотариусов в нотариальной палате как условия занятия такой профессией*(349).

ПРАВО НА ОБЪЕДИНЕНИЕ

Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М . А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева . 2003 .

Смотреть что такое «ПРАВО НА ОБЪЕДИНЕНИЕ» в других словарях:

ПРАВО НА ОБЪЕДИНЕНИЕ — одно из основных прав человека и одно из политических прав граждан, если речь идет об объединениях политического характера (партиях, политических движениях и т.п.). Известно тж. под названием свободы союзов и ассоциаций. Представляет собой право… … Юридическая энциклопедия

Право на объединение — Серия статей Свобода Свобода по темам Собрания Ассоциации Экономика Интеллектуальная деятельность Liberty Движения Личная жизнь Философия Политика Прессы Религия и верования Слова и выражения Информации Совести Сознания … Википедия

ПРАВО НА ОБЪЕДИНЕНИЕ — разновидность основных политических прав, предусматривающих гарантированную Конституцией возможность (право) граждан и иных лиц создавать на добровольной основе общественные объединения для защиты общих интересов, право вступать в уже… … Энциклопедический словарь «Конституционное право России»

ПРАВО НА ОБЪЕДИНЕНИЕ — в качестве конституционного права гражданина закреплено в ст. ЗО Конституции РФ. Понятие объединения граждан может использоваться применительно к различным формированиям граждан. В частности, существуют: общественные объединения: религиозные… … Энциклопедия юриста

ПРАВО НА ОБЪЕДИНЕНИЕ — одно из прав гражданина, закрепленное в ст. 30 Конституции РФ. Понятие объединение граждан довольно обширно по своему значению и может использоваться применительно к различным формированиям, создаваемым гражданами. В частности, объединения могут… … Энциклопедический словарь конституционного права

ПРАВО НА ОБЪЕДИНЕНИЕ — одно из основных прав человека и одно из политических прав граждан, если речь идет об объединениях политического характера (партиях, политических движениях и т.п.). Известно т.ж. под названием свободы союзов и ассоциаций. Представляет собой право … Энциклопедический словарь экономики и права

право на объединение — одно из основных прав человека и одно из политических прав граждан, если речь идет о партиях, политических движениях и т.п. Известно также под названием свободы союзов и ассоциаций. Представляет собой право на образование любого союза (в рамках… … Большой юридический словарь

Право граждан на объединение — (англ. unification right of citizens) одно из важнейших гражданских прав, гарантированных Конституцией РФ* (ст. 30). В РФ каждый имеет право на объединение, включая право создавать профсоюзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности … Энциклопедия права

Право социального обеспечения — Содержание 1 Предмет права социального обеспечения … Википедия

Право граждан на объединение — (англ. unification right of citizens) одно из важнейших гражданских прав, гарантированных Конституцией РФ* (ст. 30). В РФ каждый имеет право на объединение, включая право создавать профсоюзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности… … Большой юридический словарь

Статья 30 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 30 Конституции РФ гласит:

1. Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется.

2. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем.

Комментарий к Ст. 30 КРФ

1. Неотъемлемый элемент гражданского общества — развитая система общественных объединений. С их помощью люди могут совместно решать общие проблемы, удовлетворять и защищать свои потребности и интересы в сфере политики, экономики, культуры, во всех областях общественной жизни. Это независимые от государства организации, способные влиять на государственные институты и в то же время ограждать от их необоснованного вмешательства в общественную жизнь.

Конституционное право каждого на объединение и является юридической основой образования и деятельности таких общественных институтов, включая профсоюзы. В комментируемой статье ничего не говорится о политических партиях, но право на их создание вытекает из ч. 3 ст. 13 Конституции. Часть 4 этой же статьи закрепляет принцип равенства общественных объединений перед законом.

Названные конституционные положения конкретизируются в законодательстве, которое регламентирует содержание права на объединение, его основные государственные гарантии, статус общественных объединений, порядок их создания, деятельности, реорганизации и ликвидации. К основным актам в этой сфере относятся ФЗ от 19 мая 1995 г. «Об общественных объединениях» (СЗ РФ. 1995. N 21. ст. 1930; с изм. и доп., действует в ред. от 2 февраля 2006 г.), ФЗ от 12 января 1996 г. «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (СЗ РФ. 1996. N 3. ст. 148: с изм. и доп., действует в ред. от 9 мая 2005 г.), ГК.

Другие законы касаются отдельных видов общественных объединений, например федеральные законы от 28 июня 1995 г. «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений» (СЗ РФ. 1995. N 27. ст. 2503; с изм. и доп.; действует в ред. от 22 августа 2004 г.), от 11 августа 1995 г. «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» (СЗ РФ. 1995. N 33. ст. 3340; с изм. и доп.; действует в ред. от 30 декабря 2006 г.), от 24 ноября 1995 г. «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (СЗ РФ. 1995. N 48. ст. 4563; с изм. и доп.; действует в ред. от 31 декабря 2005 г.), от 12 января 1996 г. «О некоммерческих организациях» (СЗ РФ. 1996. N 3. ст. 145; с изм. и доп.; действует в ред. от 2 марта 2007 г.), от 17 июня 1996 г. «О национально-культурной автономии» (СЗ РФ. 1996. N 25. ст. 2965; с изм. и доп.; действует в ред. от 30 ноября 2005 г.).

Действие ФЗ «Об общественных объединениях» распространяется и на общественные объединения, особенности, связанные с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией которых еще не урегулированы специальными законами. Это касалось, например, политических партий. Правда, в 1998 г. в Закон была включена новая статья 12 («Политические общественные объединения»), а также внесены изменения и дополнения в ряд других статей Закона, кратко отразившие некоторые аспекты статуса политических организаций, в том числе политических партий и движений. С 14 июля 2001 г. (день официального опубликования) действует специальный закон, регламентирующий реализацию гражданами права на объединение в политические партии и особенности создания, деятельности, реорганизации и ликвидации политических партий, — ФЗ от 11 июля 2001 г. «О политических партиях» (СЗ РФ. 2001. N 29. ст. 2950; с изм. и доп.; действует в ред. от 2 февраля 2006 г.). Статьи 33 и 36 (п. 1) этого ФЗ вступили в силу позднее.

Своеобразное место среди общественных институтов занимает Общественная палата, статус, цели и задачи, порядок формирования которой регламентируются ФЗ от 4 апреля 2005 г. «Об Общественной палате» (СЗ РФ. 2005. N 15. ст. 1277; 2006. N 1. ст. 6). Общественная палата обеспечивает взаимодействие граждан России с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Федерации и органами местного самоуправления в целях учета потребностей и интересов граждан, защиты прав и свобод граждан, прав общественных объединений при формировании и реализации государственной политики, а также в целях осуществления общественного контроля за деятельностью органов публичной власти. Палата формируется из 42 граждан, утверждаемых Президентом, 42 представителей общероссийских общественных объединений и 42 представителей межрегиональных и региональных общественных объединений. Решения Палаты носят рекомендательный характер.

Конституционное право каждого на объединение включает в себя право создавать на добровольной основе общественные объединения для защиты общих интересов и достижения общих целей; право вступать в существующие общественные объединения либо воздерживаться от вступления в них, а также право беспрепятственно выходить из общественных объединений. Таковы суть и содержание права на свободу объединения, или, как принято формулировать в международных документах и зарубежных конституциях, права на свободу ассоциации с другими. Оно может осуществляться по достижении 18 лет, а применительно к профсоюзам, молодежным общественным объединениям — с 14, детским — с 10 лет.

Данное право, согласно ч. 1 комментируемой статьи, принадлежит в Российской Федерации каждому, следовательно, не только российским гражданам. Статья 19 ФЗ «Об общественных объединениях» определяет, что иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся в РФ, наравне с гражданами России могут быть учредителями, членами и участниками общественных объединений, за исключением случаев, установленных федеральными законами и международными договорами Российской Федерации. Так, они не вправе быть членами политических партий (п. 2 ст. 23 ФЗ «О политических партиях»).

Ограничение пользования этим правом может быть предусмотрено законом в некоторых случаях и для российских граждан. Возможность таких ограничений для лиц, входящих в состав вооруженных сил, полиции или административных органов государства, допускается, например, в п. 2 ст. 22 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Так, согласно ст. 9 ФЗ «О статусе военнослужащих», военнослужащие могут состоять лишь в тех общественных, в том числе религиозных, объединениях, которые не преследуют политических целей, и участвовать в их деятельности, не находясь при исполнении обязанностей военной службы. Как установлено в ст. 3 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», судьи не вправе принадлежать к политическим партиям и движениям. Запрет прокурорским работникам быть членами общественных объединений, преследующих политические цели, и принимать участие в их деятельности предусмотрен в ст. 4 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации».

Общественные объединения многообразны. Но они имеют общие черты, отраженные в понятии общественного объединения, данном в ст. 5 ФЗ «Об общественных объединениях». Это добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общих интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения. В состав учредителей, членов и участников таких объединений наряду с физическими лицами могут входить юридические лица — общественные объединения.

Общественные объединения могут создаваться в одной из следующих организационно-правовых форм: общественная организация, общественное движение, общественный фонд, общественное учреждение, орган общественной самодеятельности, политическая партия. Особенности каждой из этих организационно-правовых форм раскрываются в ст. 8-12.2 ФЗ «Об общественных объединениях». Общественные объединения независимо от их организационно-правовой формы вправе создавать союзы (ассоциации), образуя новые общественные объединения. Действуют общероссийские, межрегиональные, региональные, местные общественные объединения и, кроме того, международные общественные объединения, организации, отделения или филиалы и представительства иностранных некоммерческих неправительственных объединений, на которые также распространяется действие ФЗ «Об общественных объединениях». Деятельность общественных объединений основывается на принципах добровольности, равноправия, самоуправления и законности.

Особенности статуса политических партий определены ФЗ «О политических партиях». Он устанавливает, что политическая партия — это общественное объединение, созданное в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления. Политическая партия должна отвечать ряду требований, в частности иметь региональные отделения более чем в половине субъектов Федерации, при этом в субъекте Федерации может быть создано только одно региональное отделение данной партии; в партии должно состоять не менее 50 тыс. членов, при этом более чем в половине субъектов Федерации партия должна иметь региональные отделения численностью не менее 500 членов, в остальных региональных отделениях численность каждого не может составлять менее 250 членов. Гражданин может быть членом только одной партии, а член партии — состоять только в одном региональном отделении данной партии (ст. 3, п. 6 ст. 23 Закона).

Такие законодательные требования к организации и членству в партии призваны привести к более четкой структуризации многопартийной системы, к устранению девальвации партий, учитывая, что до недавнего времени в стране насчитывалось около 200 общественно-политических объединений.

Зарегистрированные политические партии должны были до 1 января 2006 г. привести свою численность в соответствие с указанными требованиями ФЗ (в ред. от 20 декабря 2004 г.). Политическая партия, не отвечающая данным требованиям, обязывалась до 1 января 2007 г. преобразоваться в общественное объединение иной организационно-правовой формы в соответствии с ФЗ «Об общественных объединениях» либо ликвидироваться. По состоянию на 1 января 2007 г. из 33 действующих к этому моменту политических партий подтвердили свое соответствие новым требованиям ФЗ 17 партий, три политические партии приняли решение о добровольном преобразовании в общественное объединение иной организационно-правовой формы, 12 подлежали ликвидации в судебном порядке как не отвечающие указанным требованиям.

Конституционный Суд в Постановлении от 1 февраля 2005 г. N 1-П, рассматривая в связи с жалобой общественно-политической организации «Балтийская республиканская партия» вопрос о законодательных требованиях, которым должна отвечать политическая партия партия (СЗ РФ. 2005. N 6. ст. 491), признал конституционным приобретение статуса политической партии только общенациональными (общероссийскими) политическими общественными объединениями и утрату статуса политического общественного объединения межрегиональными, региональными и местными политическими общественными объединениями. Это, как отмечалось в Постановлении, не только направлено на достижение такой конституционно значимой цели, как формирование в стране реальной многопартийности, на правовую институционализацию партий в качестве важного фактора становления гражданского общества и стимулирование образования крупных общенациональных партий, но и необходимо в целях защиты конституционных ценностей, прежде всего обеспечения единства страны, в современных конкретно-исторических условиях становления демократии и правового государства в Российской Федерации. Указанное ограничение носит временный характер и с отпадением породивших его обстоятельств должно быть снято.

Установление таких критериев, какие предусмотрены ФЗ (оценивались прежние требования к численности партии — не менее 10 тыс. членов), само по себе не противоречит Конституции. Эти количественные критерии могут приобрести неконституционный характер в том случае, если результатом их применения окажется невозможность реального осуществления конституционного права граждан на объединение в политические партии, в том числе если — в нарушение конституционного принципа многопартийности — на их основании будет создана лишь одна политическая.

Конституция гарантирует свободу деятельности общественных объединений. Это означает, что они создаются гражданами по своему выбору без предварительного разрешения органов государственной власти и органов местного самоуправления, могут регистрироваться в уполномоченных органах и приобретать права юридического лица либо функционировать без государственной регистрации и приобретения таких прав. Однако политические партии подлежат государственной регистрации в обязательном порядке (ст. 15 ФЗ «О политических партиях»). Следует иметь в виду, что только зарегистрированные общественные объединения вправе, например, участвовать в избирательных кампаниях.

В п. 1 ст. 36 ФЗ «О политических партиях» в 2003 г. была включена принципиально новая норма, согласно которой политическая партия является единственным видом общественного объединения, которое обладает правом самостоятельно выдвигать кандидатов (списки кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти.

Общественные объединения свободны в определении своей внутренней структуры, целей, форм и методов своей деятельности, самостоятельно принимают свои уставы. Не допускается вмешательство органов государственной власти и их должностных лиц в деятельность общественных объединений, равно как и вмешательство последних в деятельность органов государственной власти и их должностных лиц, за исключением предусмотренных законом случаев. В то же время государство призвано обеспечивать соблюдение прав и законных интересов общественных объединений, оказывать поддержку их деятельности, в том числе предоставлением им налоговых и иных льгот и преимуществ, решать вопросы, затрагивающие их интересы, с участием соответствующих общественных объединений или по согласованию с ними (ст. 3, 15, 17, 21, 27 и др. ФЗ «Об общественных объединениях»; ст. 2, 5, 7 и др. ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»). Статьи 32-35 ФЗ «О политических партиях» предусматривают различные виды государственной поддержки политических партий, в том числе путем их финансирования, установление которого неоднозначно оценивалось при обсуждении законопроекта в Государственной Думе.

Свобода объединения, однако, не может быть безграничной, использоваться в антисоциальных целях. Конституция запрещает создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (п. 5 ст. 13). ФЗ «Об общественных объединениях» (ст. 16), ФЗ «О политических партиях» (п. 1 ст. 9) запрещают создание и деятельность общественных объединений, политических партий, цели и действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности. Такие запреты соответствуют основаниям для ограничения свободы ассоциации, предусмотренным в Международном пакте о гражданских и политических правах (п. 2 ст. 22), Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. 2 ст. 11). Так, Конвенция устанавливает, что осуществление права на свободу объединения «не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

Конституционный Суд в Постановлении от 15 декабря 2004 г. N 18-П по жалобам Православной партии России и ряда граждан (СЗ РФ. 2004. N 51. ст. 5260). признал не противоречащим Конституции п. 3 ст. 9 ФЗ «О политических партиях» в части, не допускающей создание политических партий по признакам национальной и религиозной принадлежности. При этом Конституционный Суд исходил из того, что в Российской Федерации как демократическом и светском государстве религиозное объединение не может подменять политическую партию, оно надпартийно и неполитично, партия же в силу своей политической природы не может быть религиозной организацией, она надконфессиональна, внеконфессиональна. Во всяком случае, партия, исходя из своего политического предназначения, создается не для выражения и защиты тех или иных религиозных интересов, — в этих целях могут создаваться соответствующие общественные объединения в иных установленных законом организационно-правовых формах

ФЗ «О политических партиях» устанавливает принцип, согласно которому структурные подразделения политических партий создаются и действуют только по территориальному признаку. Не допускается создание таких структур в органах государственной власти и органах местного самоуправления, в Вооруженных Силах, в правоохранительных и иных государственных органах, в аппаратах законодательных (представительных) органов, в государственных организациях. Единственное исключение — законодательные органы государственной власти и представительные органы муниципальных образований, где допускается деятельность политических партий и их структурных подразделений (пример — парламентские фракции) (п. 4 и 5 ст. 9).

Конкретизируя указанные положения, ФЗ от 27 июля 2004 г. «О государственной гражданской службе в Российской Федерации» запрещает создание в государственных органах структур политических партий, других общественных объединений (за исключением профсоюзов, ветеранских и иных органов общественной самодеятельности) и религиозных объединений (п. 14 ч. 1 ст. 17). Аналогичный запрет установлен и в ФЗ от 2 марта 2007 г. «О муниципальной службе в Российской Федерации» применительно к муниципальным органам, а также в других законах, регламентирующих статус различных государственных органов.

Недопустимы и злоупотребления свободой объединения. Это влечет применение различных мер ответственности, в том числе и к незарегистрированным общественным объединениям. При совершении общественным объединением деяний, наказуемых в уголовном порядке, лица, входящие в руководящие органы этих объединений, при доказательстве их вины за организацию указанных деяний могут по решению суда нести ответственность как руководители преступных сообществ. Другие члены и участники таких объединений несут ответственность за те преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали (ст. 41 ФЗ «Об общественных объединениях»).

В случае нарушения общественным объединением Конституции, законодательства, и совершения действий, противоречащих уставным целям, и неустранения этих нарушений в установленный срок после представления органа государственной регистрации либо прокурора орган или должностное лицо, внесшие представление, вправе своим решением приостановить деятельность общественного объединения на срок до 6 месяцев. Неустранение в этот срок нарушений является основанием для ликвидации общественного объединения и введения запрета на его деятельность (ст. 42-45 ФЗ «Об общественных объединениях»).

Деятельность общественного или религиозного объединения может быть приостановлена в порядке и по основаниям, предусмотренным ФЗ от 25 июля 2002 г. «О противодействии экстремистской деятельности» (ст. 10). Прокурор или иной уполномоченный орган, обратившийся в суд с заявлением о ликвидации общественного или религиозного объединения либо запрете его деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, вправе приостановить с момента обращения в суд до рассмотрения судом указанного заявления деятельность этого объединения. Приостановление деятельности политических партий осуществляется в порядке, предусмотренном ФЗ «О политических партиях» (ст. 38-40).

Приостановление деятельности объединения как правоограничительная мера предусмотрена и в п. «в» ст. 12 ФКЗ от 30 мая 2001 г. «О чрезвычайном положении» (СЗ РФ. 2001. N 23. ст. 2277; с изм. и доп.; действует в ред. от 7 марта 2005 г.). В случае введения чрезвычайного положения при указанных в п. «а» ст. 3 этого Закона обстоятельствах (например, попытка насильственного изменения конституционного строя, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки и др.) может быть приостановлена деятельность политических партий и иных общественных объединений, которые препятствуют устранению обстоятельств, послуживших основанием для введения чрезвычайного положения. Это установление Закона имеет опору в ст. 56 Конституции.

По решению суда общественное объединение может быть ликвидировано в случае: нарушения им прав и свобод человека и гражданина; неоднократных или грубых нарушений Конституции, законов или иных нормативных правовых актов либо систематического осуществления деятельности, противоречащей его уставным целям; неустранения в срок, установленный органом государственной регистрации, нарушений, послуживших основанием для приостановления деятельности объединения. Ликвидация означает запрет на деятельность общественного объединения независимо от факта его государственной регистрации (ст. 44 ФЗ «Об общественных объединениях»). Некоторые особенности оснований и порядка ликвидации политической партии, ее регионального отделения и иного структурного подразделения установлены ФЗ «О политических партиях» (ст. 41, 42).

С другой стороны, Конституция и законодательство охраняют от нарушений их прав сами общественные объединения, гарантируют им широкие возможности судебной защиты своих прав.

Часть 4 ст. 125 Конституции, п. 3 ч. 1 ст. 3, ст. 96 ФКЗ от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» предусматривают право граждан, их объединений обращаться в Конституционный Суд с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.

ФЗ «Об общественных объединениях» и другие законы гарантируют общественным объединениям возможность обжаловать в вышестоящий орган или в суд действия и решения государственных органов, их должностных лиц, касающиеся общественных объединений. Это, например, отказ в государственной регистрации общественного объединения, а также уклонение от такой регистрации; решение о приостановлении деятельности или ликвидации объединения (ст. 23, 42, 44, 45). Аналогичные нормы установлены и ФЗ «О политических партиях», который предусматривает судебный порядок обжалования отказа в государственной регистрации либо уклонения от государственной регистрации политической партии или ее регионального отделения; решения суда о приостановлении деятельности либо ликвидации политической партии, ее регионального подразделения и иного структурного подразделения (п. 5 ст. 20, ст. 43). ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» указывает на возможность обжалования в суд вынесенного уполномоченным государственным органом предупреждения общественному или религиозному объединению либо иной организации о недопустимости осуществления экстремистской деятельности; письменного предупреждения учредителю и (или) редакции (главному редактору) СМИ о недопустимости распространения через СМИ экстремистских материалов; решения о приостановлении деятельности общественного или религиозного объединения в связи с его экстремистской деятельностью до рассмотрения судом заявления о его ликвидации либо запрете его деятельности; решения суда о включении печатных, аудиовизуальных и иных материалов в федеральный список экстремистских материалов (ст. 6, 8, 10, 13).

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (Бюллетень ВС РФ. 1996. N 1. С. 5). обращается внимание судов на необходимость при рассмотрении жалоб на отказ в регистрации либо заявлений о ликвидации общественных объединений тщательно исследовать и оценивать в совокупности все представленные письменные и вещественные доказательства, показания свидетелей и другие доказательства, свидетельствующие о целях, задачах, фактической деятельности общественных объединений

Государственные органы, органы местного самоуправления, их должностные лица, причинившие вследствие нарушения законов ущерб общественным объединениям, несут ответственность, предусмотренную уголовным, гражданским и административным законодательством.

В Постановлении от 23 декабря 1999 г. N 18-П, касающемся ФЗ от 4 января 1999 г. о тарифах страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды, Конституционный Суд признал (СЗ РФ. 2000. N 3. ст. 353). нарушающей конституционный принцип равенства, носящей дискриминационный характер норму данного ФЗ, которая лишала общественные организации инвалидов, не входящие в состав общероссийских, такой государственной поддержки, как освобождение от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды, что ставило их в худшее положение по отношению к общероссийским общественным организациям инвалидов.

В то же время в Определении от 21 декабря 2000 г. N 266-О по жалобе А.И. Норкина на нарушение его конституционных прав положениями ФЗ «Об общественных объединениях» Конституционный Суд указал, что, исходя из положений ч. 4 ст. 13 и ч. 1 ст. 30 Конституции, законодатель вправе регулировать условия, порядок создания и деятельности общественных (в том числе политических) объединений, а также их государственной регистрации. При этом, согласно правовой позиции, выраженной в сохраняющем силу Постановлении Конституционного Суда от 23 ноября 1999 г. N 16-П по делу о проверке конституционности положений ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», законодатель обязан соблюдать положения ч. 1 ст. 17 Конституции о том, что в Российской Федерации гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией. Вводимые им меры не должны искажать само существо свободы деятельности общественных объединений, а возможные ограничения должны быть оправданными и соразмерными конституционно значимым целям. Требования, предъявляемые к созданию и деятельности общественных объединений, их государственной регистрации, не могут рассматриваться как нарушающие конституционное право, закрепленное в ч. 1 ст. 30 Конституции, если при этом не создаются необоснованные препятствия для реализации права каждого на объединение и для свободы деятельности общественных объединений.

Новые возможности правовой защиты появились у общественных объединений после вступления России в Совет Европы. Согласно Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в Европейский суд по правам человека с жалобой на нарушение государством прав и свобод, гарантированных этой Конвенцией (включающей и право на свободу ассоциации), вправе обращаться не только частные лица, но и неправительственные организации, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Европейский суд неоднократно рассматривал жалобы частных лиц и общественных объединений на предполагаемые нарушения положений ст. 11 Европейской конвенции, касающихся свободы объединений, ее ограничений, допускаемых в п. 2 ст. 11. В решении от 25 мая 1998 г. (Социалистическая партия и др. против Турции) Европейский суд отмечал, что «вмешательство в право на свободу ассоциации является нарушением ст. 11, если оно не «предусмотрено законом», не преследует одну или более правомерных целей согласно п. 2 ст. 11 и «необходимо в демократическом обществе» для достижения этих целей. Учитывая важную роль политических партий в успешном функционировании демократии, исключения, изложенные в ст. 11, в отношении политических партий должны подвергаться более узкому толкованию; только убедительные и веские причины могут оправдывать ограничения на свободу ассоциации. Определяя, существует ли необходимость ограничений по смыслу ст. 11, п. 2, государства-участники обладают лишь ограниченным пределом усмотрения, осуществляемого в условиях строгого контроля со стороны европейских органов, охватывающего как правовые нормы, так и решения по их применению, включая те, которые выносят независимые суды» (Европейский суд по правам человека. Избранные решения. М., 2000. Т. 2. С. 499, 504).

2. Часть 2 комментируемой статьи закрепляет одну из важнейших гарантий свободы объединения — соблюдение принципа добровольности в создании и деятельности общественных объединений. Никто не может быть принужден как к вступлению в какое-либо объединение, так и к пребыванию в нем. Участие или неучастие в общественных объединениях — личное дело каждого. Любые действия или решения, направленные на принуждение к вступлению в объединение или препятствующие выходу из него, являются противоправными.

Б. заключила с АО «Омский каучук» договор на долевое участие в строительстве многоквартирного дома, приобрела право собственности на квартиру в нем. Позднее она была поставлена в известность о том, что является членом товарищества собственников жилья в кондоминиуме «Каучук», хотя это было решено без ее волеизъявления. Советский районный суд г. Омска, рассматривая дело о нарушении прав и законных интересов Б., обратился в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности положений ФЗ «О товариществах собственников жилья», касающихся обязательности членства в таком товариществе. Суд в Постановлении от 3 апреля 1998 г. N 10-П (СЗ РФ. 1998. N 15. ст. 1794) признал данные положения не соответствующими ст. 30 Конституции, поскольку из принципа добровольности членства в объединении следует, что создание товарищества собственников жилья в кондоминиуме не исключает возможности для отдельных домовладельцев оставаться вне данного объединения, при этом не утрачивая с ним иных правовых связей, кроме членства в товариществе.

Статья 19 Конституции гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо, в частности, от принадлежности к общественным объединениям. В ст. 19 ФЗ «Об общественных объединениях» требования об указании в официальных документах на членство или участие в тех или иных общественных объединениях определены как недопустимые. Аналогичная норма содержится и в п. 7 ст. 23 ФЗ «О политических партиях». Принадлежность или непринадлежность граждан к общественным объединениям не может служить основанием для ограничения их прав и свобод, условием для предоставления им государством каких-либо льгот и преимуществ, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» запрещает обуславливать прием на работу, продвижение по работе, а также увольнение лица принадлежностью или непринадлежностью его к профсоюзу (ч. 2 ст. 9). ФЗ «О государственной службе Российской Федерации» относит к принципам гражданской службы равный доступ граждан, владеющих государственным языком РФ, к гражданской службе и равные условия ее прохождения независимо, в частности, от принадлежности к общественным объединениям. При этом подразумеваются, естественно, общественные объединения, созданные и действующие в соответствии с Конституцией и законами. Принадлежность к общественным объединениям, чья деятельность противоречит, в частности, требованиям ч. 5 ст. 13 Конституции о запрете создания и деятельности объединений в антиобщественных целях, может явиться препятствием для поступления на государственную службу и ее прохождения.

Популярное:

  • Наложение ареста на имущество по уголовному делу Статья 115. Наложение ареста на имущество Информация об изменениях: Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ в статью 115 настоящего Кодекса внесены изменения Статья 115. Наложение ареста на имущество См. комментарии к статье 115 УПК РФ Информация об изменениях: Федеральным […]
  • Об акционерных обществах федеральный закон от 26 декабря 1995 г n 208-фз Федеральный закон от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ 24 ноября 1995 года (в ред. Федеральных законов от 13.06.1996 N 65-ФЗ, от 24.05.1999 N 101-ФЗ, от 07.08.2001 N 120-ФЗ, от 21.03.2002 N 31-ФЗ, от 31.10.2002 […]
  • Материнский капитал продлили до 2021 года Путин продлил до 2021 года программу материнского капитала Президент России Владимир Путин подписал в последние дни уходящего года ряд законов социальной направленности. Он, в частности, продлил на три года программу материнского капитала, ввел ежемесячные выплаты семьям при появлении в […]
  • Закон о банкротстве публикация Какие сведения о банкротстве необходимо публиковать арбитражному управляющему в ЕФРСБ и в официальном издании Пункт 1 ст. 28 Закона N 127-ФЗ предусматривает, что сведения, подлежащие опубликованию в соответствии с Законом N 127-ФЗ, включаются в Единый федеральный реестр сведений о […]
  • Материнский капитал 2014 как потратить Материнский капитал в 2015 и 2016 году Программа материнского капитала началась в 2007 году в виде реализации дополнительных мер государственной поддержки семей, имеющих детей. Их обеспечение в рамках программы установлено Федеральным законом от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ путем […]
  • Получают материнский капитал при рождении двойни Материнский капитал на двойню в 2018 году Материнский капитал – основная демографическая стимулирующая составляющая Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей", призванная уйти от нормы “один ребенок в семье”, […]