Проблемы квалификации жестокого обращения с детьми (Коваль Н.В.)

Дата размещения статьи: 18.06.2015

При квалификации жестокого обращения с детьми нередко возникает вопрос о конкуренции уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за различные проявления жестокости в отношении несовершеннолетних, и правилах ее преодоления. Подобная конкуренция, в частности, имеет место в случаях, когда жестокое обращение с ребенком со стороны субъектов, указанных в ст. 156 УК РФ , одновременно содержит признаки составов других преступлений, например побоев (ст. 116 УК РФ), умышленного причинения легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ), истязания (ст. 117 УК РФ), угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ) и др.
———————————
Родители или иные лица, на которых возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, а равно педагоги или другие работники образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним.

Связана данная проблема с тем, что действия, образующие объективную сторону названных преступных деяний, теория и практика относят к такому обязательному признаку объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, как жестокое обращение с несовершеннолетним. Его легальное определение в уголовном законе отсутствует , что, по справедливому мнению А. Дьяченко и Е. Цымбала, «затрудняет применение данной нормы на практике» . Необходимость конкретизировать понятие «жестокое обращение с ребенком» и внести соответствующие изменения в ст. 156 УК РФ отмечена в докладе Правительства РФ .
———————————
В настоящее время в семейном праве жестокое обращение с детьми является безусловным основанием для применения крайней меры семейно-правовой ответственности — лишения родительских прав — и признается наиболее опасным видом злоупотребления родительскими правами. При этом в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 6), «жестокое обращение с детьми может проявляться не только в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними либо в покушении на их половую неприкосновенность, но и в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей)».
Цымбал Е., Дьяченко А. Актуальные проблемы защиты детей от жестокого обращения в современной России // URL: http//amnesty.memo.ru (дата обращения: 02.04.2012).
Российская газета. 2013. 27 марта.

Не сложилось общепринятого понимания жестокого обращения с несовершеннолетним и в правовой доктрине, поскольку ученые, занимающиеся соответствующей проблематикой, вкладывают в это понятие различное содержание. Так, ряд специалистов считает, что «жестокое обращение» употребляется в качестве обобщающего понятия, включающего в себя все формы физического и психического насилия в семье . Более того, сторонники этой точки зрения обосновывают необходимость замены понятия «жестокое обращение» термином «насилие» . Однако эта позиция не получила значительного распространения. Большинство специалистов обоснованно полагают, что жестокое обращение с несовершеннолетним имеет гораздо более широкий спектр проявлений, который не ограничивается только физическим и психическим насилием. В частности, в юридической литературе к жестокому обращению с детьми помимо указанных форм предлагается относить пренебрежение основными интересами и нуждами ребенка и иные недопустимые способы воспитания , эксплуатацию несовершеннолетнего ; унижение его человеческого достоинства, оскорбление , сексуальные домогательства .
———————————
Авдеева Л.А. Уголовно-правовая охрана семейных отношений: Дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2009. С. 110; Картавченко Б.Б. Уголовно-правовые аспекты жестокого обращения с несовершеннолетними: Дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2008. С. 66.
Пудовочкин Ю.Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву / Научн. ред. Г.Н. Чечель. СПб.: Изд-во «Юридический центр «Пресс», 2002. С. 187.
Пристанская О.В. Законодательное регулирование защиты детей от семейного насилия // Межведомственное взаимодействие и социальное партнерство по защите детей, пострадавших от семейного насилия: Научно-метод. пособ. / Под ред. Н.И. Абубикировой, А.А. Каревой, Е.А. Потаповой. М.: ООО «Недра-Бизнесцентр», 2003. С. 24 — 25; Шкурихина Н.В. Расследование преступлений, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего: Дис. . канд. юрид. наук. Барнаул, 2007. С. 52; Довголюк Н.В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ставрополь, 2009. С. 13; Никитина А.А. Криминологическая характеристика предупреждения бытового насилия в отношении несовершеннолетних: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2005. С. 13.
Веред Е.Б. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (уголовно-правовой и криминологический аспекты): Дис. . канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2004. С. 74; Белов В.Ф. Преступления против семьи и несовершеннолетних в аспектах de lege lata и de lege ferenda. М.: Изд-во «Русаки», 2002. С. 57.
Гордейчик А.А. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступлениями против семьи и несовершеннолетних: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Хабаровск, 2008. С. 12.
Там же. С. 12; Довголюк Н.В. Указ. соч. С. 13.
Веред Е.Б. Указ. соч. С. 74; Эмирбекова Э.Э. Преступления против несовершеннолетних и проблемы их профилактики: по материалам Республики Дагестан: Дис. . канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2006. С. 42. В то же время существует и иная точка зрения, согласно которой сексуальное насилие нецелесообразно выделять в качестве самостоятельной формы жестокого обращения с детьми, поскольку оно напрямую соприкасается с физическим насилием, если осуществляется насильственное воздействие, имеющее сексуальную окраску, с применением физического воздействия на другое лицо или с психическим насилием, когда нет непосредственно физического контакта, а воздействие оказывается на психику несовершеннолетнего (см.: Авдеева Л.А. Указ. соч. С. 104).

Судебная практика в части оценки понятия «жестокое обращение с ребенком» также разнообразна. К примеру, Челябинский областной суд в Обзоре указал, что по смыслу уголовного закона неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего преступно не само по себе (в этом случае наступают иные меры государственного реагирования, например лишение родительских прав, принятие мер дисциплинарного воздействия и т.д.), а лишь в том случае, если это соединено с жестоким обращением с ребенком. При этом под жестоким обращением следует понимать систему поведения виновного по отношению к потерпевшему, характеризующуюся причинением ребенку мучений и страданий в связи с применением к нему физического или психического насилия, издевательства над потерпевшим. Это может проявляться в нанесении побоев, причинении легкого вреда здоровью, угрозах расправы, глумлении, лишении пищи, воды, тепла, света и т.д. .
———————————
Обзор судебной практики Челябинского областного суда от 11 января 2010 г. «Обзор судебной практики за четвертый квартал 2009 года» // СПС «КонсультантПлюс».

Правда, с позицией Челябинского областного суда полностью нельзя согласиться, так как систематичность не является обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, — законодатель не включил его в диспозицию указанной статьи. Как справедливо указывает О.В. Пристанская, анализ конструкции нормы ст. 156 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что для оконченного состава преступления достаточно одного-единственного акта жестокого обращения с ребенком, связанного с родительским или педагогическим произволом, переходом границ допустимых методов воспитания. И, напротив, по отношению ко второму обязательному признаку объективной стороны рассматриваемого вида преступления — неисполнению (ненадлежащему исполнению) субъектом своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего обязательно должен быть доказан признак систематичности .
———————————
Пристанская О.В. Проблемы применения уголовно-правовых норм, направленных на предупреждение жестокого обращения с несовершеннолетними // Вопросы организации надзора за исполнением законов о несовершеннолетних. Методическое пособ. Т. 2. Исполнение законодательства об охране жизни и здоровья несовершеннолетних. Архангельск, 2006. С. 180 — 194.

При квалификации указанных деяний, одновременно содержащих признаки нескольких преступлений, правоприменительные органы нередко допускают ошибки, связанные с неправильным разграничением случаев конкуренции уголовно-правовых норм и совокупности преступлений. В основу рекомендаций о надлежащем применении закона должны быть положены правила квалификации преступлений при конкуренции нормы-части и нормы-целого .
———————————
Под конкуренцией части и целого понимаются случаи, когда имеются две или несколько норм, одна из которых охватывает совершенное деяние в целом, а другие нормы — лишь его отдельные части. При этом указанные нормы находятся в отношении подчинения по содержанию (см.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юристъ, 2001. С. 225).

Согласно этим правилам при конкуренции нормы-части и нормы-целого «применяется норма, с наибольшей полнотой охватывающая содеянное, т.е. норма, содержащая признаки единого составного преступления. Единственное исключение из этого правила касается случаев, когда простое преступление, будучи способом совершения другого преступления, является более общественно опасным, чем составное преступление» . Иными словами, совокупное вменение преступных деяний либо причиненных преступных последствий, предусмотренных нормой-частью, не требуется при условии, что степень их общественной опасности не выходит за рамки нормы-целого, предусматривающей ответственность за составное преступление .
———————————
Яцеленко Б.В. Правоположения в уголовном праве // Государство и право. 2000. N 6. С. 38.
Кузнецова Н.Ф. Квалификация сложных составов преступлений // Уголовное право. 2000. N 1. С. 26; Наумов А.В. Совокупность в насильственных составных преступлениях // Советская юстиция. 1973. N 1. С. 11; Ляпунов Ю. Квалификация составных (сложных) преступлений // Социалистическая законность. 1982. N 1. С. 48.

Поэтому если жестокое обращение с ребенком, совершенное лицами, указанными в ст. 156 УК РФ, выразилось в доведении до самоубийства, умышленном причинении легкого вреда здоровью, побоях, умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью без квалифицирующих признаков, угрозах убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, оставлении в опасности, незаконном лишении свободы, то содеянное полностью охватывается ст. 156 УК РФ, поскольку санкция этой статьи (максимальное наказание — лишение свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового) является более строгой, чем санкции ст. 110, ч. 1 ст. 112, ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119, ст. 125, ч. 2 ст. 127 УК РФ.
Такой подход подтверждается и судебной практикой. Квалифицируя действия В. по ст. 156 УК РФ как ненадлежащее исполнение родительских обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей, соединенное с жестоким обращением с несовершеннолетним, суд излишне квалифицировал его действия также по ст. 116 УК РФ, поскольку под жестоким обращением понимается нанесение побоев и причинение физической боли, совершение таких действий полностью охватывается диспозицией ст. 156 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 116 УК РФ не требует. Судебная коллегия приговор в отношении В. в части его осуждения по ст. 116 УК РФ и назначения ему наказания в соответствии со ст. 69 УК РФ отменила .
———————————
Обзор кассационной практики по уголовным делам Пермского краевого суда за первое полугодие 2008 г. (подготовлен Пермским краевым судом) // СПС «КонсультантПлюс».

Аналогично был решен вопрос и по другому делу, где Е. осуждена за то, что, работая учителем физкультуры, в ходе урока в нарушение своих должностных обязанностей умышленно взяла руками за одежду несовершеннолетнего Н., вывела в коридор, потрясла и ударила о стенку правой височной частью головы, тем самым причинив Н. легкий вред здоровью. Данные действия судом квалифицированы по ст. 156, 115 УК РФ, наказание назначено в соответствии со ст. 69 УК РФ. Судебной коллегией указанный приговор в части осуждения по ст. 115 УК РФ и назначения наказания по совокупности преступлений отменен с прекращением производства по делу .
———————————
Дело N 22-400 Сыктывкарского городского суда // Обзор кассационной практики Верховного суда Республики Коми по уголовным делам за апрель 2000 г. // СПС «КонсультантПлюс».

Если же жестокое обращение с несовершеннолетним, совершенное лицами, указанными в ст. 156 УК РФ, одновременно содержит признаки составов преступлений, предусмотренных ст. 105, 111, ч. 2 ст. 112, п. «г» ч. 2 ст. 117, ст. 120, п. «а» ч. 2, п. «б» ч. 3 ст. 131, п. «а» ч. 2, п. «б» ч. 3 ст. 132, ст. 134, 135, ч. 3 ст. 240, п. «в» ч. 2, ч. 3 ст. 241, ст. 242.2 УК РФ, содеянное образует совокупность преступлений, так как санкции перечисленных уголовно-правовых норм являются более строгими, чем санкция ст. 156 УК РФ. Судебная практика по данному вопросу отражена, в частности, в обзоре кассационной практики по уголовным делам Пермского краевого суда за первое полугодие 2008 г., где указано, что позиция суда, когда действия, выражающиеся в систематическом нанесении побоев, охватываются ст. 156 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ, является ошибочной.
Однако суды в основном правильно квалифицируют действия виновных. К примеру, Заинским городским судом Республики Татарстан 15 марта 2010 г. вынесен приговор в отношении М., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 117, ст. 156 УК РФ. М., являясь матерью малолетнего К., умышленно, осознавая, что грубо нарушает обязанности по воспитанию малолетнего сына, и зная, что не вправе причинять вред психическому и физическому здоровью своего малолетнего ребенка, его нравственному развитию, ненадлежащим образом исполняла свои обязанности по духовному и нравственному воспитанию своего малолетнего сына, его материальному обеспечению, сочетая свои действия с жестоким к нему обращением, а именно: находясь по месту своего проживания, заведомо зная о несовершеннолетнем возрасте К. и что последний находится в материальной и иной зависимости от нее, в период с конца августа 2009 г. по 28 сентября 2009 г. неоднократно избивала его, причиняя физические и психические страдания путем систематического нанесения побоев и иных насильственных действий, которые выражались в нанесении ребенку множества ударов руками по губам, руками по спине, по голове, оскорблении словами, унижении его человеческого достоинства, причинении физической боли и психических страданий, а также телесных повреждений в виде ушиба, кровоизлияния левого бедра, точечных кровоизлияний правой половины живота, не причинивших вред здоровью и степень тяжести которых не определяется .
———————————
http://судебные_решения.рф/bsr/case/2000854

Примером правильного подхода к уголовно-правовой оценке неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, содержащего признаки более тяжкого преступления, может служить приговор Можайского городского суда Московской области, которым осуждена В. за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 (п. «б») ст. 111 и ст. 156 УК РФ. Она, проживая с малолетним сыном, не обеспечивала своего ребенка должными материально-бытовыми условиями, необходимой одеждой и питанием, соответствующим медицинским сопровождением; злоупотребляла спиртными напитками, нерегулярно проводила уборку жилых помещений; получаемое пособие на ребенка расходовала на собственные нужды. При этом она систематически подвергала своего малолетнего ребенка избиению, а именно: 27 июля 2011 г. в период времени между 17 и 18 часами В., находясь в палате N 4 детского отделения МУЗ «Можайская ЦРБ», на почве развившейся неприязни к своему малолетнему сыну умышленно нанесла последнему удар рукой по лицу, удар рукой по затылку и четыре удара рукой по различным частям тела, в результате чего причинила малышу тяжелую закрытую черепно-мозговую травму: множественные гематомы лица и правой теменно-височно-затылочной области, перелом правой теменной кости, ушиб головного мозга, которые в комплексе по признаку опасности для жизни квалифицируются как тяжкий вред здоровью. 10 октября 2011 г. в период времени между 20 час. и 23 час. 45 мин. В. умышленно нанесла своему ребенку удар рукой по голове, отчего малыш перевернулся со спины на живот. Однако в продолжение своих преступных насильственных действий В., не обращая внимания на плач своего малолетнего сына, нанесла ему удар рукой по ногам. В результате ее насильственных действий малолетнему потерпевшему были причинены ссадины и кровоподтеки на лице слева, которые, однако, не повлекли за собой расстройства здоровья потерпевшего и по этому признаку квалифицируются как непричинившие вреда здоровью .
———————————
Уголовное дело от 10 июля 2012 г. N 1-088/12г(48945/11г).

Встречаются и ошибки уголовно-правовой оценки жестокого обращения с несовершеннолетним, которое содержит признаки нескольких преступлений.
Приговором мирового судьи судебного участка N 69 Волгоградской области С. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 г. N 215-ФЗ). Приговором установлено, что в период времени с дд.мм.гггг по дд.мм.гггг С. не исполнял обязанности родителя, что было соединено с жестоким обращением с ребенком: С. систематически причинял своему несовершеннолетнему сыну Д. физическую боль, наносил удары по рукам и телу, высказывал в неприличной форме слова, унижающие достоинство несовершеннолетнего Д., оказывая на него психологическое давление.
В один из дней в указанный период С. из личных неприязненных отношений к своему сыну, связанных с неуспеваемостью последнего в школе, разбудил Д. и нанес ему удар кулаком в живот, причинив физическую боль. В другой раз С., находясь дома вместе с сыном, испытывая к нему личные неприязненные отношения, вызванные тем, что последний не приготовил школьную форму, умышленно нанес ему несколько ударов в лицо и грудь, причинив физическую боль. Кроме того, в течение указанного периода С. неоднократно и по тем же мотивам, обусловленным уходом из дома без телефона и иными незначительными поводами, наносил сыну неоднократные удары резиновой палкой по ягодицам, причиняя ему физическую боль, схватил руками за волосы, тащил его из комнаты в коридор квартиры и т.д. .
———————————
Дело N 22-4783/12 // http://судебные_решения.рф/bsr/case/2765327.

Несмотря на очевидное наличие признаков состава преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ, суд квалифицировал содеянное только по ст. 156 УК РФ, хотя эта уголовно-правовая норма не охватывает истязание, совершенное в отношении несовершеннолетнего. Подобная квалификация является ошибочной. Как справедливо отмечает О.В. Пристанская, в случаях, если жестокое обращение с ребенком совершается способами, характерными для истязания (например, систематические побои либо длительное лишение питья, пищи и сна, сечение, удушение, вырывание волос, связывание конечностей и т.д.), и заведомо для виновного причиняет потерпевшему особые мучения и страдания, то обязательным представляется применение ст. 156 и п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ (в отношении заведомо несовершеннолетнего) .
———————————
Квалификация преступлений, вопросы их регистрации и учета. М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации, 2004.

Несмотря на то что случаи жестокого обращения с детьми довольно часто встречаются в практике, теоретические рекомендации относительно их уголовно-правовой оценки не выработаны. Разумеется, если статья Особенной части УК РФ, предусматривающая ответственность за те или иные проявления жестокого обращения с несовершеннолетним, содержит квалифицирующий признак «совершение преступления в отношении двух или более лиц», особых проблем при уголовно-правовой оценке не возникает. Например, истязание нескольких детей, совершенное общим субъектом, должно квалифицироваться как единичное преступление по п. «а», «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ (истязание, совершенное в отношении двух или более лиц, а также в отношении заведомо несовершеннолетнего). При этом фактор одновременности или разновременности совершения истязания нескольких подростков не имеет значения для квалификации. Этот вывод основан на разъяснениях, содержащихся в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 3 апреля 2008 г. N 4), согласно которым «убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части 2 данной статьи, при условии что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден». В уголовно-правовой литературе отмечается, что процитированное разъяснение относится не только к п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, но и к другим преступлениям, имеющим квалифицирующий признак «совершение преступления в отношении двух или более лиц» .
———————————
См.: Корнеева А.В. Теоретические основы квалификации преступлений: Учеб. пособие / Под ред. А.И. Рарога. М.: ТК «Велби»; Изд-во «Проспект», 2008. С. 130.

В случае когда квалифицирующий признак «совершение преступления в отношении двух или более лиц» в статье не предусмотрен, жестокое обращение с несколькими подростками должно квалифицироваться с учетом наличия либо отсутствия внутреннего единства преступных деяний, совершенных в отношении нескольких потерпевших. В частности, если посягательства, совершенные в отношении нескольких несовершеннолетних потерпевших, объединены единством мотива и умысла, а также объективно взаимосвязаны между собой, содеянное необходимо квалифицировать как единичное преступление и в случае, когда совершение преступления в отношении двух или более лиц в качестве квалифицирующего признака не предусмотрено. Подобный подход выражен в практике высшего судебного органа.
Верховным судом Республики Адыгея 10 июня 2004 г. осуждены: О. по п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ, ч. 4 ст. 150 УК РФ и ч. 4 ст. 150 УК РФ, Ш. 1985 года рождения по п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ. О. и Ш. признаны виновными в совершении 18 августа 2003 г. убийства Л. группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с разбоем; О. — также в совершении разбоя с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а Ш. — в пособничестве в разбое; кроме того, О. признан виновным в вовлечении несовершеннолетних Ш. и К. в совершение особо тяжких преступлений.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев 12 ноября 2004 г. дело по кассационным жалобам О. и Ш., признала, что действия О. по вовлечению в совершение преступления несовершеннолетних Ш. и К. ошибочно расценены как совокупность двух преступлений. Как указала Судебная коллегия, вовлечение в совершение преступления не одного, а нескольких несовершеннолетних по смыслу закона не образует совокупности преступлений, предусмотренных ст. 150 УК РФ, и не может влечь за собой назначение наказания по совокупности этих преступлений. В связи с этим приговор в отношении О. изменен, его действия переквалифицированы с ч. 4 ст. 150 УК РФ и ч. 4 ст. 150 УК РФ на ч. 4 ст. 150 УК РФ .
———————————
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 6.

Комментируя это решение, Ю.Е. Пудовочкин отмечает, что «обстоятельством, исключающим совокупность, следует признавать не сам по себе факт наличия нескольких потерпевших и квалифицирующего признака «совершение преступления в отношении двух или более лиц», а характеристику субъективной стороны совершенного деяния: единство умысла и единство мотива на совершение преступлений в отношении двух или более лиц. Единство преступных намерений является в данном случае признаком, отграничивающим совокупность от единого преступления» .
———————————
Пудовочкин Ю.Е. Учение о преступлении: избранные лекции. М.: Юрлитинформ, 2008. С. 69.

Напротив, если проявления жестокости в отношении нескольких подростков никак между собой не взаимосвязаны, то основания для вывода о единичном преступлении отсутствуют и содеянное должно квалифицироваться как совокупность преступлений. Если, к примеру, педагог, не исполняющий обязанности по воспитанию учеников и жестоко обращающийся с ними, применяет аналогичные меры воздействия в семье к родному ребенку, его действия образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 156 УК РФ.

Статья 156. УК РФ

Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогическим работником или другим работником образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, либо иной организации, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним, —

наказывается штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

Комментарии к статье 156 УК РФ

Основным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, связанные с обеспечением нормального развития несовершеннолетнего и его воспитания, а дополнительным — здоровье несовершеннолетнего.

При этом под воспитанием понимается процесс целенаправленного, систематического формирования личности в целях подготовки ее к активному участию в общественной, производственной и культурной жизни. Обязанность родителей и иных упомянутых лиц состоит не только в воспитании несовершеннолетних, но и в защите их прав и законных интересов, а также в заботе об их содержании.

Объективная сторона преступления выражается в действии или бездействии, т.е. в ненадлежащем исполнении или неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, возложенных на лицо законом, подзаконными, в том числе ведомственными, нормативными правовыми актами, а в организациях — и правилами внутреннего распорядка, соединенном с жестоким обращением. Ответственность за бездействие возможна при условии, если виновный должен был и мог выполнить возложенные на него обязанности. Возможность лица выполнить возложенные на него обязанности определяется объективными условиями, необходимыми для выполнения этих обязанностей, и субъективными, личностными качествами лица (образование, квалификация, опыт и пр.).

Для оконченного состава преступления наступления каких-либо последствий не требуется (формальный состав).

Понятие жестокого обращения раскрыто в абз. 4 п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (в ред. от 6 февраля 2007 г.): «Жестокое обращение с детьми может проявляться не только в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними либо в покушении на их половую неприкосновенность, но и в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей)» .

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 7; 2007. N 5.

Исходя из сложившейся практики применения ст. 156 УК РФ, ст. 65 СК РФ и п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10, жестоким обращением с несовершеннолетним следует признавать:

а) само по себе невыполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей по воспитанию ребенка, совершенное как путем действия, так и путем бездействия, которое по своему характеру и причиняемым последствиям носит жестокий характер: лишение питания, обуви и одежды, грубое нарушение режима дня, обусловленного психофизиологическими потребностями ребенка определенного возраста, лишение сна и отдыха, невыполнение элементарных гигиенических норм (влекущее за собой, например, педикулез, чесотку и пр.), невыполнение рекомендаций и предписаний врача по профилактике заболеваний и лечению ребенка, отказ или уклонение от оказания ребенку необходимой медицинской помощи и др.;

б) активные действия, грубо попирающие основные обязанности субъекта воспитательной деятельности, состоящие в применении к ребенку недопустимых (в правовом и нравственном смысле) методов воспитания и обращения и включающие все виды психического, физического и сексуального насилия над детьми.

По смыслу диспозиции ст. 156 УК РФ понятием «жестокое обращение» могут охватываться и такие действия родителей, воспитателей, педагогов, которые сознательно и целенаправленно побуждают или принуждают зависимых от них детей применять насилие к своим сверстникам или к самим себе. В уголовном праве такого рода действия рассматриваются как посредственное причинение вреда здоровью другого человека, влекущее такие же правовые последствия, как и в случае непосредственного совершения преступления .

Пристанская О.В. Применение уголовно-правовых норм, направленных против жестокого обращения с несовершеннолетними // Журнал российского права. 2001. N 8.

Для квалификации по ст. 156 УК РФ неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего в сочетании с жестоким обращением с ним должно представлять систему таких действий (бездействия). Если имел место один случай причинения вреда здоровью, оскорбления и т.д., то может наступить уголовная ответственность только за иное, конкретно совершенное преступление. В тех случаях, когда сам способ совершения преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ, образует самостоятельный состав преступления (истязание: например, систематические побои либо длительное лишение питья, пищи и сна, сечение, удушение, вырывание волос, связывание конечностей и т.д. — п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ; оставление в опасности: умышленное оставление тяжело больного или находящегося в опасном состоянии ребенка без помощи, отказ от оказания ему медицинской помощи — ст. 125 УК РФ; причинение вреда здоровью — ст. ст. 111, 112, 115 УК РФ; сексуальные посягательства — ст. ст. 131 — 135 УК РФ и др.), необходима квалификация по совокупности преступлений.

Аналогичный подход к квалификации содеянного должен быть и в случае, когда при систематически наносимых ударах ребенку в область головы после нанесения очередных ударов он теряет сознание и при падении ударяется головой, в связи с чем ему причиняется тяжкий вред здоровью. Такие действия должны квалифицироваться по ст. 156 УК РФ и соответствующей части ст. 118 УК РФ. Доведение несовершеннолетнего до самоубийства путем жестокого обращения с ним квалифицируется по совокупности ст. ст. 156 и 110 УК РФ.

В то же время не образует совокупности преступлений убийство, совершенное с особой жестокостью, например путем оставления ребенка без воды и пищи, поскольку в таких случаях жестокое обращение охватывается п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ .

Определение Верховного Суда РФ от 14 июля 2004 г. N 58-О04-43 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 3.

Одновременно необходимо помнить, что согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Приговором мирового судьи 314 судебного участка Серебряно-Прудского судебного района, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, Л. осужден за ненадлежащее исполнение своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего ребенка родителем, соединенное с жестоким обращением с несовершеннолетним, т.е. за совершение преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ.

Как установлено в судебном заседании, Л. в наказание за плохое поведение нанес своему несовершеннолетнему сыну несколько ударов ремнем и отрезком телевизионного кабеля, причинив потерпевшему физическую боль.

Каких-либо иных обстоятельств, свидетельствующих о ненадлежащем исполнении Л. своих обязанностей по воспитанию своего сына, судом установлено не было.

Судебная коллегия пришла к выводу, что хотя действия Л. формально и содержат признаки деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности они не представляют общественной опасности, а потому не являются преступлением, в силу чего приговор мирового судьи и постановление апелляционного суда подлежат отмене, а уголовное дело в отношении Л. — прекращению .

Извлечение из Определения судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 27 декабря 2011 г. по делу N 22-6547 // Бюллетень судебной практики Московского областного суда за третий квартал 2011 г. (утв. президиумом Мособлсуда 21 декабря 2011 г.)

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что нарушает правовую обязанность по воспитанию несовершеннолетнего, что обращается с потерпевшим жестоко; он желает совершать такие действия и целенаправленно не выполняет свои обязанности по воспитанию несовершеннолетнего. По отношению к наступлению вредных последствий для здоровья ребенка вина может состоять в неосторожности.

Невыполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего — преступление, совершаемое специальным субъектом. Статья 156 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, направлена на обеспечение выполнения родителями конституционной обязанности воспитывать своих детей и заботиться о них (ст. 38 Конституции РФ). Обязанность заниматься воспитанием несовершеннолетних и заботиться о защите их прав возложена на родителей, а при их отсутствии или неспособности выполнять эти обязанности — на усыновителей, опекунов или попечителей, приемных родителей, а также на отчима и мачеху, братьев, сестер, дедушку и бабушку (ст. ст. 56, 63 — 65, 93, 94, 150 СК РФ и др.).

Под педагогами, работниками образовательных, воспитательных (дошкольных детских учреждений, образовательных школ, профессионально-технических училищ, школ-интернатов и воспитательных учреждений для трудных детей и подростков), лечебных либо иных учреждений имеются в виду прежде всего педагоги, воспитатели, врачи, обязанные осуществлять соответствующий надзор за несовершеннолетними в силу своих служебных обязанностей и выполнения профессионального долга.

Ответственность за невыполнение родителями или лицами, их заменяющими, обязанностей по воспитанию и обучению детей, не сопряженное с жестоким обращением с ними, предусмотрена ст. 5.35 КоАП РФ.

В средствах массовой информации неоднократно приводились данные о совершении преступлений, предусмотренных ст. 156 УК РФ, содеянные руководителями детских домов, интернатов, иных детских учреждений, т.е. субъектами с признаками должностного лица .

В частности, беседа с академиком РАО, председателем Российского детского фонда Альбертом Анатольевичем Лихановым. См.: Попова Н. Младенцы из собачьей будки // Аргументы недели. 2009. 28 мая. N 21 (159).

Официально опубликованной судебной практики, касающейся квалификации преступлений, имеющих признаки конкретно ст. 156 УК РФ, совершенных должностным лицом, нами не обнаружено. Общие рекомендации по квалификации сложных преступлений, совершаемых посредством других преступлений-способов, в том числе и позиция Верховного Суда РФ, были приведены в комментарии к ст. 154 УК РФ.

Наука уголовного права отнюдь не изобилует предложениями по квалификации преступлений, описываемых ст. 156 УК РФ, совершенных должностным лицом, причем и единого решения не предлагается. Диапазон: от «ст. 156 УК РФ является специальным составом по отношению к преступлениями по службе в главе 30 УК РФ» до «должностные лица образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения при превышении должностных полномочий подлежат ответственности по ст. 286 УК» (с разной степенью уточнения. — Прим. авт.) . В единственном случае позиция более взвешенная, но опять же альтернативная «либо-либо» .

Зателепин О.К. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации некоторых преступлений против военной службы // Российский военно-правовой сборник. 2004. N 1.

Дубровская И.А. Права ребенка: Пособие. М.: ГроссМедиа; РОСБУХ, 2008. 176 с.; Уголовное право. Общая и Особенная части: Учебник для вузов / Н.И. Ветров, Г.В. Дашков, В.И. Динека и др.; под ред. Н.Г. Кадникова. М.: Городец, 2006. 912 с.; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / В.П. Верин, О.К. Зателепин, С.М. Зубарев и др.; отв. ред. В.И. Радченко, науч. ред. А.С. Михлин, В.А. Казакова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2008.

Боровиков В.Б. Ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ) // РГ. 2005. N 2.

Наша позиция сформирована исходя из буквального (собственно юридического) толкования УК РФ и рекомендаций судебной практики, в том числе Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» и Постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2005 г., упоминавшегося в комментарии ст. 154 УК РФ.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 12.

Если должностное лицо является работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, при выполнении, в частности, организационно-распорядительных функций, связанных, например, с наложением дисциплинарных взысканий и выразившихся в отдаче распоряжения о помещении ребенка в непредусмотренный положением о детском учреждении, самочинно учрежденный «карцер», лишении несовершеннолетнего еды и т.п., то содеянное с учетом существенного нарушения прав и законных интересов несовершеннолетнего, находящегося в этом учреждении, следует квалифицировать по ст. 286 УК РФ. Исходя из диспозиции статьи 286 УК РФ для квалификации содеянного как превышение должностных полномочий мотив преступления значения не имеет, но может учитываться при назначении наказания.

Если жестокое обращение в отношении несовершеннолетних было проявлено при исполнении функциональных обязанностей, не связанных с исполнением должностных полномочий (например, во время проведения уроков, если субъект преподает учебный предмет, ведет кружок, проводит экскурсию и т.п.), то содеянное следует квалифицировать по ст. 156 УК РФ.

Если субъект во время проведения урока по читаемой им дисциплине отдает распоряжение о наказании, скажем, за невыученное стихотворение или плохое поведение во время урока, в виде помещения в описанный выше «карцер», т.е. выполняет объективные стороны преступлений, предусмотренных ст. ст. 156 и 286 УК РФ, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений.

Также необходимо помнить, что п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, совершенных с применением насилия или с угрозой его применения. При этом под применением насилия при превышении должностных полномочий подразумевается как причинение гражданину физического вреда (побои, истязание, причинение иного вреда здоровью, ограничение свободы), так и психическое воздействие на него, которое может выражаться в угрозах физической расправы с целью подавления воли потерпевшего.

Аналогичный подход следует применять, если в содеянном будут присутствовать признаки преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ.

Популярное:

  • Комментарий к 117 ук рф Комментарии к СТ 117 УК РФ Статья 117 УК РФ. Истязание Комментарий к статье 117 УК РФ: 1. Как и ряд предыдущих статей, данная статья содержит ссылочную диспозицию. Под истязанием следует понимать причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо […]
  • П а ч 2 ст 116 Коментар до статті 116. Умисне вбивство, вчинене в стані сильного душевного хвилювання Умисне вбивство, вчинене в стані сильного душевного хвилювання, що раптово виникло внаслідок протизаконного насильства, систематичного знущання або тяжкої образи з боку потерпілого,- карається […]
  • Вопросы для эксперта по ст 116 ук рф Можно ли ст 116 УК РФ переквалифицировать на ст 6.1 КоАП РФ? Брат нанёс побои мужчине , тот снял побои и написал заявление в полицию с требованием о возбуждении уголовного дела , по 116 ук рф. Придя с участковому с вопросом что будет брату , он открыл интернет ввёл статью 116 УК РФ , […]
  • Статья 116 ч2 па ук рф Статья 116 УК РФ. Побои Текущая редакция ст. 116 УК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год 1. Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, - наказываются штрафом в […]
  • Уголовный кодекс дела частного обвинения Уголовный кодекс дела частного обвинения Адрес 107140, г. Москва, ул. Краснопрудная 22Б (схема проезда) Телефоны для обращения граждан +7 (495) 785-70-00 Телефон для обращения СМИ +7 (495) 785-70-00 (доб. 180) Факс +7 (499) 266-16-75 Отдел с дислокацией в г. Воронеже 394036, г. […]
  • Угроза какая статья ук Преступления против жизни и здоровья личности Раздел 2 - Уголовного Кодекса Украины Преступления против жизни и здоровья личности Статья 115. Умышленное убийство 1. Убийство, то есть умышленное противоправное причинение смерти другому человеку, - наказывается лишением свободы на срок от […]