Принцип разумности в реализации субъективных гражданских прав Волосатова Лилия Владимировна

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Волосатова Лилия Владимировна. Принцип разумности в реализации субъективных гражданских прав : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.03, 12.00.15 : М., 2005 195 c. РГБ ОД, 61:05-12/1853

Содержание к диссертации

ГЛАВА I. Принцип разумности в гражданском праве России 13-57

1. Общенаучное определение понятия «разумность» 13-26

2. Разумность как правовая категория 27-41

3. Понятие, содержание и реализация принципа разумности в гражданском праве 42-57

ГЛАВА II. Реализация принципа разумности в гражданском процессе. 58-163

1. Принцип разумности в гражданском процессе 58-88

2. Соотношение принципа разумности с другими принципами гражданского процесса .89-138

3. Понятие и формы реализации принципа разумности в гражданском процессе 139-163

Список литературы 168-189

Введение к работе

Еще сравнительно недавно принцип разумности использовался только в законодательстве отдельных зарубежных государств — Великобритании, США и др.1 В России упоминания о данной категории можно было встретить в основном в трудах по философии, которая первой выдвинула идею о «разуме, господствующем в мире»2.

На сегодняшний день ситуация существенно изменилась. Это связано с тем, что принцип разумности был введен в законодательные акты России, в числе которых и принятый в 1994 г. Гражданский кодекс Российской Федерации3.

ГК РФ содержит указание на принцип разумности во многих статьях (ст. 6, 10, 53 и др.). Например, согласно ст. 602 ГК РФ, арендодатель предприятия может быть освобожден судом от обязанности возместить арендатору стоимость неотделимых улучшений арендованного имущества, если при осуществлении таких улучшений были нарушены принципы добросовестности и разумности.

О принципе разумности говорится и в Гражданском процессуальном кодексе России 2002 г.4 Характерным примером такого упоминания может служить п. 1 ст. 107 ГПК РФ, закрепляющий правило о том, что в случаях, если сроки не установлены в ГПК РФ, они должны устанавливаться судом с учетом принципа разумности.

Актуальность теоретического исследования принципа разумности в реализации субъективных гражданских прав на диссертационном уровне обусловлена рядом обстоятельств, среди которых необходимо выделить следующие.

Во-первых, новизну обозначенного принципа, который впервые упомянут в ГК РФ 1994 г. и ГПК РФ 2002 г. Ранее действовавшее гражданское и гражданское процессуальное законодательство не содержало указаний на принцип разумности.

Во-вторых, отсутствие не только легального определения данного принципа в ГК РФ и ГПК РФ, но и критериев для использования закрепленных в целом ряде статей требований: «разумности пределов», «разумности сроков», «явно неразумного распоряжения доходами» и др.1

В-третьих, трудности, возникающие в судебной практике, и отсутствие единообразия в применении и толковании принципа разумности, обусловленные по большей части указанными ранее обстоятельствами, а также заинтересованность судей в получении и использовании теоретических разработок принципа разумности гражданского и гражданского процессуального права. Эти доводы подтверждают прилагаемые к работе результаты социологического опроса, полученные автором при анкетировании судей федеральных и мировых судов городов Москвы и Барнаула по проблемам реализации принципа разумности в гражданском процессе.

В-четвертых, неудовлетворительность теоретической разработанности принципа разумности российской юридической наукой вообще, цивилистической и гражданской процессуальной науками в частности, и прежде всего отсутствие:

— исследования этимологического происхождения термина «разумность» в рамках его общенаучного понимания, а также специфики соответствующего понятия в области гражданского и гражданского процессуального права. Однако, как справедливо отмечает В.М. Лебедев, «для того, чтобы решить дело на основе «общих начал» и «смысла» законодательства с учетом. разумности. нужно этот смысл, разумность. раскрыть и сформулировать в виде правовой нормы, иначе никому не будет ясно, на каком основании принято решение»1;

— научных рекомендаций по совершенствованию гражданского и гражданского процессуального законодательства и правоприменительной практики, связанных с реализацией принципа разумности;

— комплексных научных исследований данного принципа на монографическом уровне и др.

В-пятых, важность самого объекта исследования, связанная с тем, что разумность выступает именно в роли принципа, т.е. фундамента права, в том числе гражданского и гражданского процессуального.

В-шестых, международно-правовую значимость принципа разумности, который в настоящий момент провозглашен и в п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., ратифицированной Российской Федерацией 5 мая 1998 г. Согласно данному пункту Конвенции, «каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок (курсив наш. — Л .В.) независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. ».

В-седьмых, теоретическое исследование принципа разумности в реализации субъективных гражданских прав станет предпосылкой к его изучению относительно закрепления в других законодательных актах, например в Семейном кодексе России (ст. 5); законах Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (ст. 4); «О защите прав потребителей» (п.1 ст. 12, п. 1 ст. 19, п. 3 ст. 29, ст. 30, ст. 36) и др.

Изложенное позволяет утверждать, что обращение к исследованию принципа разумности в реализации субъективных гражданских прав не случайно. Проблема является актуальной, имеет большое теоретическое и практическое значение.

Общенаучное определение понятия «разумность»

Если объектом правовых исследований категория «разумность» стала только в последние годы, то исследований других наук, например философии (как терминологически производная от латинского ratio, т.е. «разума»)1, — еще со времен античности. Поэтому, полагаем, что установление общего понимания смысла разумности имеет большое значение для формирования дальнейших взглядов на ее сущность в праве, в том числе гражданском и гражданском процессуальном. Следовательно, в рамках настоящей работы весьма значимым представляется остановиться на исследовании общенаучного значения понятия «разумность» как основе соответствующего правового термина. В словаре русского языка А.П. Евгеньевой существительное «разумность» определяется как свойство, т.е. признак, качество, характерное для кого-нибудь, чего-нибудь2. В истории философии понятие свойства представляет собой способность вещи определенным образом соотноситься с другими вещами, т.е. как-то воздействовать на них и реагировать на воздействие с их стороны. Свойства неотделимы от вещи, но проявляются только во взаимодействии с другими вещами3.

Согласно указанному словарю, смысл «разумности» устанавливается исходя из значения прилагательного «разумный»: 1) обладающий разумом; 2) основанный на разуме, оправдываемый разумом, здравым смыслом4. В первом из приведенных значений исследуемое свойство, на наш взгляд, характеризует некоего субъекта, т.к. разумный — это, в первую очередь, тот, кто обладает разумом. Второе же значение, относится как к субъекту, так и к его деятельности, т.к. оправдывать можно только какое-либо действие, поступок, решение и т.д.

Данные предположения подтверждаются и выделяемыми в русском языке синонимами прилагательного «разумный», а, следовательно, и разумности: «здравомыслящий», «логичный» (обозначают мыслительные способности лиц), а также «рациональный», «целесообразный» (используются преимущественно для характеристики каких-либо действий) и др. Анализ приведенных разъяснений значения термина «разумность», позволяет обратиться к раскрытию его содержания. Полагаем, что логичным началом такого анализа будет рассмотрение понятия «разум», лежащего в основе разумности.

В словаре русского языка СИ. Ожегова слово «разум» толкуется как способность человека логически и творчески мыслить, обобщать результаты познания2. В качестве синонимов данного понятия выделяются слова «ум», т.е. способность человека мыслить, основа сознательной, разумной жизни людей, «интеллект» как противоположность чувству. В этой же работе отмечается, что «разум» указывает еще и на умственное развитие, определяет высокую степень развития ума, интеллекта3.

В философии «разум» чаще всего определяется как «ум, способность, деятельность человеческого духа, направленная не только на причинное, дискурсивное познание (как рассудок), но и на познание ценностей, на универсальную связь вещей и всех явлений и на целесообразную деятельность внутри этой связи»4. По мнению философов, разум составляет основу познания, благодаря ему создаются систематизирующие принципы и идеи — души, мира, Бога, согласно которым разум судит (теоретический разум) и действует (практический разум)5. Анализ приведенных определений, а также иных философских источников позволил сделать следующие основные заключения относительно понятия «разум».

Во-первых, разум является абсолютным началом человека, или как отмечает А.П. Алексеев, «составляет ядро его родовой сущности»1. Заметим, что такое представление о разуме хотя и легло в основу всех современных философских и других научных теорий, однако в истории философской мысли сложилось не сразу. Первые суждения о рассматриваемом понятии носили религиозный (Божественный) характер. Именно Бог выступал в роли всемогущего разума, нечто бессмертного, высшей идеи, которая определяет все процессы мироздания, обеспечивает воспроизведение всех природных явлений2. В эпоху средневековья понятие «разум» подменялось понятием «вера». В философии Августина, Фомы Аквинского и других ученых осознавалась необходимость разума как способности понимания знания, открывающегося в вере3. И только в эпоху европейской Реформации, в XV-XVI вв., разум начинает восприниматься как нечто, присущее человеку, «ставящее его выше остальных чувствующих существ и дающее ему все то превосходство и господство, которое он имеет над ними»4. «Птице крылья, человеку разум».

Принцип разумности в гражданском процессе

Определение принципа разумности, как таковое, в гражданском процессуальном законодательстве не содержится. В общем виде принцип разумности в ГПК РФ закреплен в ч.1 ст. 107, согласно которой: «.. .В случаях, если сроки не установлены федеральным законом, они назначаются судом. Судом сроки должны устанавливаться с учетом принципа разумности».

Руководствоваться принципом разумности в соответствии с нормами ГПК РФ судья должен также, определяя размер компенсации за фактическую потерю времени (ст. 99 ГПК РФ), расходы на оплату услуг представителя (ч.1 ст. 100 ГПК РФ) и в других случаях (ч.1 ст. 136, ч. 3 ст. 282 и др. ГПК РФ; п. 2 ст. 6, п. 3 ст. 602, ст. 662, ст. 1101 ГК РФ и др.).

Полагаем, что логичным началом исследования принципа разумности в гражданском процессе, будет установление содержания понятия «разумный срок», основанного на положении ч.1 ст. 107 ГПК РФ, согласно которому под категорию разумности в гражданском судопроизводстве должны подпадать все процессуальные сроки, устанавливаемые судом (судьей). Например, сроки, для устранения недостатков искового заявления или кассационной жалобы при оставлении их без движения или для представления дополнительных доказательств; для совершения ответчиком определенного действия; при объявлении срока, когда лица, участвующие в деле, и их представители могут ознакомиться с мотивированным решением, когда суд оглашает резолютивную часть решения; сроки, определяемые судом, при отсрочке или рассрочке исполнения решения и т.д. С использованием критерия разумности могут устанавливаться сроки и для суда (судьи), так называемые служебные сроки1. Соответствовать принципу разумности должен и весь срок разбирательства гражданских дел, о чем гласит ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также п.1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Российской Федерацией 5 мая 1998 г.1, согласно которой: «Каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. ».

Немаловажно, что в соответствии с данным положением, российские граждане, которые считают свое право на рассмотрение гражданского дела без неоправданной задержки нарушенным действиями государственных органов, получили возможность обратиться за защитой в Европейский Суд. При этом до подобного обращения должны быть исчерпаны все внутренние средства защиты, в государстве под чьей юрисдикцией находится заявитель.

В имеющихся в настоящее время научных публикациях, в которых затрагивается проблема разумности, наиболее часто рассматривается именно требование разумного срока. При раскрытии содержания данного понятия ученые используют такие формулировки как необходимый, реальный, целесообразный и др.

Так, например, Л.В. Соцуро отмечает что: «разумным сроком является такой срок, который необходим для выполнения. »2 определенных действий. В работе З.И. Цыбуленко указывается, что «разумный срок — это объективно необходимый и возможный для исполнения. срок»». По мнению М.Н. Полстьяновой, «разумным сроком следует признавать определяемый человеком на основе логического творческого обобщения целесообразный в сложившейся ситуации промежуток времени. »4. Разумный срок — это реальный срок, — замечает М.Ю.Челышев. В зависимости от той или иной ситуации его продолжительность может быть различной1.

В.И. Емельянов, указывает на то, что если в законе говорится о разумном сроке, не имеется в виду, что он обладает разумом. Под разумным сроком следует понимать «время, необходимое разумному человеку (т.е. человеку, обладающему нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта -«обычному гражданину», «человеку из автобуса») для осуществления действия -осуществления права или исполнения обязанности, в конкретном случае. Разумными являются действия, которые совершило бы в данной ситуации большинство людей. А эти действия в основной массе стремятся к средней величине»2.

Считаем, что указанный автор прав в том, что разумность связана с некой категорией «средний», отождествляемой им с понятием «разумный человек». Однако определение разумного срока через понятие разумного человека, по верному замечанию Ю.В. Виниченко, противоречит элементарным правилам логики, во избежание чего, ученому следовало бы иначе сформулировать его дефиницию3.

Соотношение принципа разумности с другими принципами гражданского процесса

Гражданское процессуальное право, а, следовательно, и гражданское судопроизводство (гражданский процесс) проявляется во всей системе принципов. Принципы данной отрасли права тесно взаимосвязаны между собой, и образуют единую систему (от греч. «systema» — целое, состоящее из частей, соединение), т.е. упорядоченную союкупность элементов, находящихся во взаимной связи и обусловленности1. Система является единым образованием и существует лишь в целом. Исключение какого-либо элемента системы влечет за собой ее ликвидацию.

Только взятые вместе гражданские процессуальные принципы характеризуют данную отрасль права как самостоятельную, в которой нарушение одного принципа приводит к нарушению другого принципа или всей цепи принципов2. По справедливому замечанию А.А. Ференс-Сороцкого — «система принципов означает, что любой отдельно взятый принцип есть часть, самостоятельная клеточка их единой структуры, каждый принцип самостоятелен, но не автономен, не может существовать и действовать в отрыве от системы, принцип может быть включен в систему на условии внутренней связи его с остальными принципами. Система принципов — не произвольный их набор, не арифметическая сумма, а единое целое, новое образование, получившее свои свойства в результате объединения клеточек — звеньев»3.

По указанной причине принцип разумности гражданского процессуального права необходимо рассматривать в системе ее остальных принципов, вне отрыва их друг от друга. Это позволит выявить связи между ними, между отдельными правовыми нормами, выражающими их сущность, и, следовательно, цельно воспринять данную отрасль права. Рассмотрение принципа разумности в системе важно и потому, что принципы гражданского процесса гарантируют и дополняют друг друга. Один принцип является предпосылкой для реализации других принципов, и наоборот1. Каждый принцип, входя в систему, занимает свое собственное, специальное, самостоятельное, только ему отведенное место; именно это, обусловив его взаимосвязь с другими принципами, обеспечивает эффективность самостоятельного воздействия на общественные отношения и результативность действия всех связанных с ним принципов. Значение каждого принципа определяется его взаимодействием с остальными и влиянием всех вместе в системе на все стадии и все институты. Содержание любого принципа раскрывается не только непосредственно, одним правилом-нормой, но и содержанием иных принципов отрасли2.

В системе принципы гражданского процесса располагаются не произвольно, они в зависимости от основания группируются (классифицируются) различным образом. Классификация принципов позволяет определить место одного принципа среди других в пределах отрасли, нескольких отраслей, либо права в целом.

К системе принципов гражданского процесса и оснований их классификации наука гражданского процессуального права содержит несколько подходов. Так, С.Н. Абрамов, А.Ф. Клейнман, Н.А. Чечина и другие строят систему принципов гражданского процессуального права в основном по формам их нормативного выражения. Все принципы они делят на две группы: конституционные и закрепленные в отраслевом законодательстве о судоустройстве и судопроизводстве3.

М.Г. Авдюков систематизирует принципы по сфере их действия и закреплению гарантий в законодательстве. Исходя из этого, он подразделяет все принципы гражданского процесса на две группы: общие для судоустройства и судопроизводства и только судопроизводственные4.

Принципы разумности и добросовестности в гражданском праве России Татарников, Алексей Валентинович

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Татарников, Алексей Валентинович. Принципы разумности и добросовестности в гражданском праве России : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.03 / Татарников Алексей Валентинович; [Место защиты: Моск. ун-т МВД РФ].- Москва, 2010.- 169 с.: ил. РГБ ОД, 61 11-12/186

Содержание к диссертации

ГЛАВА 1. Принципы в гражданском праве России с. 3

1. Понятие и функции принципов гражданского права с. 11

2. Классификация принципов гражданского права с. 26

ГЛАВА 2. Содержание принципов разумности и добросовестности в гражданском праве с. 44

1. Принцип добросовестности с. 44

2. Принцип разумности с. 81

ГЛАВА 3. Реализация принципов разумности и добросовестности в гражданском праве с. 104

1. Принципы разумности и добросовестности в гражданских правоотношениях с. 104

2. Применение принципов разумности и добросовестности в зарубежной и российской судебной практике с. 121

Заключение с. 151

Список литературы с. 156

Введение к работе

Актуальность темы. О принципах разумности и добросовестности говорится в целом ряде статей Гражданского кодекса Российской Федерации1 (ст. 6, 10, 53 и др.). Причем, как правило, указание на принцип разумности встречается именно наряду с указанием на принцип добросовестности, и наоборот. Так, согласно ст. 602 ГК РФ арендодатель предприятия может быть освобожден судом от обязанности возместить арендатору стоимость неотделимых улучшений арендованного имущества, если при их осуществлении были нарушены принципы добросовестности и разумности.

Интерес к научно-практическому исследованию указанных принципов в гражданском праве вызван множеством причин, и в частности тем, что законодатель не раскрывает содержания этих принципов в ГК РФ. Данное обстоятельство, учитывая нравственно-правовую природу рассматриваемых категорий, предоставляет правоприменителям возможность трактовать их по-разному, осуществлять различную их трактовку. Между тем судебная практика показывает, что судьи, ссылаясь на те или иные статьи ГК РФ, допускающие свободу усмотрения сторон или правоприменителя, и одновременно на принципы добросовестности и разумности, нередко принимают решения, которые противоречат последним. На это неоднократно обращал внимание Верховный суд Российской Федерации, а также Европейский суд по правам человека. В связи с этим очевидна заинтересованность судебных органов в теоретико-правовых исследованиях, имеющих своей целью выработку правильного понимания сущности рассматриваемых принципов и применения их на практике.

Таким образом, актуальность исследования определяется, в частности, острой необходимостью легального определения принципов разумности и добросовестности в ГК РФ и критериев использования закрепленных в законе требований: «добросовестности участников гражданских правоотношений», «добросовестного приобретателя», «добросовестности действий», «разумности пределов», «разумности сроков» и др. •

Учитывая отсутствие единой системы моральных ценностей в российском обществе, понижение его нравственного уровня, автор полагает, что развитие отечественной юриспруденции должно происходить посредством оценки правовых явлений через призму нравственных категорий, таких, как «разумность» и «добросовестность». Каждый шаг на пути повышения моральности фажданского права, укрепления его нравственных основ будет приближать наше общество к новому ценностному юридическому мировоззрению, способствовать его духовному возрождению.

Отмечая важность исследования принципов разумности и добросовестности в гражданском праве, необходимо указать на значимость самих объектов изучения, являющихся фундаментом функционирования всей гражданско-правовой системы, а также на недостаточную разработанность последних российской цивилистической наукой. Современные исследования, связанные с обозначенной проблемой, посвящены лишь отдельно взятым, принципам разумности и добросовестности без учета их взаимосвязи.

Нельзя не отметить и международно-правовую значимость принципов разумности и добросовестности. Как общеотраслевые принципы они давно применяются в гражданском праве многих зарубежных стран. Например, в ст. 2 Швейцарского гражданского уложения закреплено: «Каждый должен осуществлять свои права и исполнять свои обязанности сообразно доброй совести — явное злоупотребление правом не охраняется законом», а ст. 6 Французского гражданского кодекса предусматривает запрет на нарушение частными соглашениями законов, затрагивающих общественный порядок и добрые нравы.

О принципах разумности и добросовестности говорится в международных правовых актах, ратифицированных Российской Федерацией. В частности, согласно п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей на разбирательство дела в разумный срок.

В ст. 2.301 Принципов Европейского договорного права указано, что сторона, которая вела преддоговорные переговоры и прервала их вопреки принципам доброй совести и честной деловой практики, отвечает за убытки, причиненные другой стороне. В статье также установлено, что вступление в преддоговорные переговоры или их ведение при отсутствии действительного намерения достигнуть соглашения с другой стороной противоречит принципам доброй совести и честной деловой практики. ,;

Приведенные обстоятельства свидетельствуют об актуальности диссертационного исследования принципов разумности и добросовестности в гражданском праве России.

Степень научной разработанности темы. Отдельные аспекты принципов разумности и добросовестности исследовались в работах Д.Б. Абушенко, В.А. Белова, Е.В. Богданова, В.П. Грибанова, Ю.М. Доренкова, О.А. Папковой, Л.И. Петражицкого, А.И. Поротикова, А.Л. Фриева, А.А. Чукреева, Л.В. Щенниковой, A.M. Эрделевского и др.

Более детальный анализ разумности и добросовестности проведен в диссертациях Л.В. Волосатовой1, Ю.В. Виниченко2, В.И. Емельянова3, Д.Л. Кондратюк4 и др. Тем не менее, на сегодня остался нерешенным ряд принципиальных вопросов по рассматриваемой теме. Так, применение добросовестности в основном сводится к анализу статуса добросовестного приобретателя спорной вещи, что соответствует смыслу ст. 302, 303, 320 ПС РФ и др. Перечисленные нормы решают коллизии, связанные с принадлежностью спорного имущества тому или иному лицу. Между тем анализ юридической литературы показывает, что значение категории добросовестности не ограничивается решением вопроса о принадлежности спорной вещи, — добросовестность имеет значение для всей системы гражданских правоотношений.

Необходимость решения данного вопроса, а также иных, в частности сущности, критериях применения, сфере действия принципов разумности и добросовестности в гражданском праве, предопределила выбор темы диссертации.

Цель и задачи исследования. Целью исследования являются определение сущности принципов разумности и добросовестности в гражданском праве, изучение различных аспектов их реализации и выработка предложений по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики в этой сфере.

Для достижения указанной цели необходимо было решить следующие задачи:

— раскрыть содержание и определить значение категории «принцип» в гражданском праве России;

— охарактеризовать систему принципов гражданского права, показав значение нравственно-правовых принципов разумности и добросовестности в этой системе;

— определить сущность и содержание принципов разумйости и добросовестности в гражданском праве;

— показать соотношение принципов разумности и добросовестности между собой и иными принципами в системе принципов гражданского права;

— установить критерии использования принципов разумности и добросовестности в гражданских правоотношениях;

— проанализировать формы реализации принципов разумности и добросовестности гражданского права; — сформулировать предложения по совершенствованию законодательной регламентации принципов разумности и добросовестности и практики их применения.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с реализацией принципов разумности и добросовестности.

Предмет исследования составляют нормы действующих международных правовых актов и гражданского законодательства России, посвященные принципам разумности и добросовестности, теоретические исследования и практика применения рассматриваемых принципов в деятельности судебных органов.

Методологическую основу исследования составили: всеобщий метод познания — материалистическая диалектика; общенаучные методы исследования — исторический и логический, анализа и синтеза, дедукции и индукции; частнонаучные методы — логико-формальный, системного анализа, анкетирования.

Нормативно-правовую и эмпирическую базу работы образуют международные правовые акты, Конституция Российской Федерации, действующее гражданское и гражданское процессуальное законодательство. Использованы материалы судебной практики, касающиеся предмета исследования, определения Европейского суда по правам человека, Конституционного, Верховного Арбитражного судов Российской Федерации.

Теоретическая база исследования. Общетеоретическую основу настоящего исследования составили работы С.С. Алексеева, В.П. Алексеева, К.В. Ведяхиной, Д.М. Гвишиани, В.П. Зинченко, В.В. Лазарева, Р.З. Лившица, Н.И. Лапина, М.Н. Марченко, Н.И. Матузова, А.В. Петровского, А.В. Панина, А.Ф. Черданцева, Л.С. Явича и др.

Теоретической базой исследования в области гражданского, гражданского процессуального и международного права явились труды М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, В.В. Витрянского, Л.В. Волосатовой, Ю.В. Виниченко, В.П. Грибанова, В.И. Емельянова, И.А. Покровского, Г.А. Свердлыка, Е.А. Суханова и других ученых. В диссертации также использованы материалы научных и научно-практических конференций по проблемам реализации гражданско-правовых принципов, статьи периодических изданий по философии, социологии, психологии и праву, мнения известных деятелей цивилистической науки.

Научная новизна работы заключается в том, что она представляет собой одну из первых в отечественной цивилистической науке попыток комплексного изучения принципов разумности и добросовестности в гражданском праве. В результате проведенного исследования автором:

— показана нравственная природа рассматриваемых принципов;

— определена взаимосвязь принципов разумности и добросовестности и указаны их общие и отличительные черты;

— предложено новое определение принципов разумности и добросовестности и выделены критерии их использования;

— доказано, что определенную роль в интерпретации принципов разумности и добросовестности играет правосознание лица, их реализующего;

— выдвинуты предложения по совершенствованию законодательной регламентации и реализации принципов разумности и добросовестности в гражданских правоотношениях.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Принципы разумности и добросовестности имеют двойственную, правовую природу, неразрывно сочетающую в себе объективное и субъективное начала: объективный, характер заключается; в отражении естественной или общественной закономерности, а субъективный характер проявляется в том, «знал — не знал» субъект о противоправности своих действий..

2. Принцип добросовестности в гражданском праве заключается в необходимости для его субъектов действовать без намерения причинить вред другим участникам гражданских правоотношений, не допускать легкомыслия и небрежности во избежание причинения вреда, а также соотносить свои действия с правами, свободами и законными интересами других лиц, общества и государства.

3. Сущность принципа разумности в гражданском1 праве заключается в выборе субъектами гражданских правоотношений оптимального варианта достижения целей, определяемого на основе сбалансированного учета интересов граждан, общества и государства.

4. Всеобщий характер принципов добросовестности и разумности, а также зачастую некорректное толкование ст. 6 и 10 ГК РФ на практике обусловливают необходимость закрепления данных начал в ст. 1 ГК РФ. Это позволит унифицировать практику их применения, избежать многочисленных правоприменительных ошибок и рассматривать их как «принципы-презумпции». При этом если действие принципов разумности и добросовестности распространяется на все гражданское право, то действие соответствующих презумпций только на случаи, указанные в законе.

5. Эффективность осуществления и защиты прав, свобод и законных интересов участников гражданских правоотношений зависит от полноты реализации принципов разумности и добросовестности. Гарантией такой эффективности может стать нравственное воспитание, осуществляемое как целостный, соответствующий нормам общечеловеческой морали процесс организации всей жизнедеятельности человека.

6. Определенную роль в интерпретации принципов разумности и добросовестности играет правосознание лица, их реализующего. Но ставить должное применение указанных принципов в зависимость исключительно от личностных свойств недопустимо. В связи с этим извлечение смысла разумности и добросовестности предлагается вести на основе общих и частных критериев добросовестности и разумности. Общими критериями добросовестности следует считать критерии «знал — не знал» и «поведение обычного, типичного участника гражданского правоотношения», а разумности — «сбалансированность» и «целесообразность». К частным критериям добросовестности и разумности следует относить критерии, конкретизирующие содержание общих критериев.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется возможностью использования его выводов и предложений в практической деятельности судов, осуществляющих применение принципов разумности и добросовестности, а также в правотворческой деятельности, учебном процессе и при дальнейшей научной разработке названных начал гражданского права России.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры гражданского права и процесса Московского университета МВД России. Основные теоретические положения и выводы, а также рекомендации обсуждены на научно-практических конференциях и нашли свое отражение в публикациях автора, а также учебном процессе упомянутого университета.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования и отражает его логику. Работа состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Понятие и функции принципов гражданского права

Настоящее диссертационное исследование посвящено научному анализу принципов разумности и добросовестности гражданского права. Однако соответствующее рассмотрение невозможно без предварительного освещения и уточнения используемого понятийного аппарата, в частности, самого понятия «принцип». Определение содержания данного понятия важно и потому, что в науке гражданского права до настоящего времени нет единой позиции по вопросу о том, являются ли разумность и добросовестность именно принципами гражданского права. Дело в том, что в одних случаях разумность и добросовестность определяются в ГК РФ как требования (п. 2 ст. 6, п. 3 ст. 53 и др.), в других — как презумпции (ст. 10) и, наконец, как принципы (ст. 602, 662 и др.).

Разность терминологических единиц в определении разумности и добросовестности обусловили различие позиций ученых по данному вопросу. К примеру, такие авторы как Л.В. Щенникова, В.И. Емельянов и др. определяют разумность и добросовестность как законодательные требования 1, З.И. Цыбуленко и Т.И. Илларионова, — как законодательные критерии2.

B.C. Ем полагает, что оценка законности действий по осуществлению гражданских прав и исполнению обязанностей через призму нравственности не исключает самостоятельности принципа презумпции разумности и добросовестности субъектов при осуществлении ими субъективных прав и исполнении обязанностей1.

Аналогичную позицию занимает В.А. Белов, по мнению которого содержащаяся в гражданском законодательстве конструкция о пределах реализации и защиты гражданских прав (ст. 10 ГК РФ) базируется на нескольких принципах. Основное место среди них занимает требование о том, что субъективные гражданские права должны приобретаться, осуществляться защищаться и прекращаться с соблюдением принципов добросовестности, разумности и справедливости2.

Интересна в рассматриваемом отношении точка зрения А.А. Клочкова, который относит разумность, наряду с добросовестностью к одной из составляющих принципа справедливости, а при определении прав и обязанностей сторон по аналогии права в п. 2 ст. 6 ГК РФ становит в один ряд с основными началами (ст. 1 ГК РФ) и смыслом гражданского законодательства .

На наш взгляд, единственно верной является позиция об отнесении разумности и добросовестности к принципам или же принципам-презумпциям, пронизывающим все гражданское право. Как справедливо заметила Л.В. Волосатова, наличие в ГК РФ норм, содержащих ссылки на разумность и добросовестность, подтверждают то, что: а) по мнению законодателя они объективно существуют; б) являются объективным выражением закономерностей развития, результатом, достигнутым в обществе, а, следовательно, можно считать, что в современном гражданском праве закреплены самостоятельные принципы разумности и добросовестности .

Этимологически слово «принцип» происходит от латинского «principium» и определяется как основа, первоначало.

В словаре русского языка СИ. Ожегова-слове «принцип» имеет несколько значений: «основное, исходное положение какой-нибудь теории; убеждение, взгляд на вещи; требование, т.е. выраженная5 в решительной форме просьба о том; что должно быть, выполнено, на что есть право; правило, условие, обязательное для.выполнения»2.

Широта приведенных терминологических значений слова «принцип», явилась следствием неоднозначных трактовок соответствующего понятия в различных сферах научного знания.

В философии принцип .определяют как «внутреннее убеждение человека, определяющего его отношение к действительности»3, с одной стороны, и как «первоначальную, руководящую идею, основное-правило поведения», с другой стороны . В широком же философском- смысле принцип понимается как начало, исходный пункт становления бытия?.

В правовой науке принцип; как правило, определяется в качестве теоретического обобщения наиболее существенного типичного, составляющего основу какой-либо отрасли знания: В! практической деятельности — как основное требование, которым должна отвечать, эта деятельность6.

Принцип добросовестности

В словаре русского языка СИ. Ожегова и Н.Ю. Шведовой слово «добросовестный» определяется как «честно выполняющий свои обязательства, обязанности», т.е. значение данного прилагательного предполагает наличие у субъекта, носителя качества, «доброй совести»1. Под совестью понимается «чувство нравственной ответственности за свое поведение перед окружающими людьми, обществом» .

Понятие «доброй совести» («Treu und Glauben») берет свое начало от римского «bond fides». Строгий формализм развития римского права, допустил со временем существование договоров «доброй совести», содержание которых определялось не буквой закона, а истинными намерениями сторон. В дальнейшем претор даже по отношению к строгим договорам стал проводить принцип «доброй совести» в случае особого возражения о недобросовестности лица, которое в дальнейшем получило название «exception doli generalis». Добрая совесть носила значение полной уверенности лица в правомерности приобретения вещи и владения ею, а также выступала в качестве критерия для приобретения давности. «Bond fides» представляло собой добросовестное заблуждение в отношении истинного объема вещного права отчуждателя .

В России понятие «добросовестности» было впервые использовано в тексте проекта Гражданского уложения. В частности в 887 данного акта было закреплено общее правило, согласно которому: «Осуществление права собственности с единственной целью причинить вред третьему лицу является недопустимым». При этом в содержалась трактовка добросовестного приобретателя как приобретателя, который не знал, что имущество не принадлежит лицу, от которого оно досталось владельцу. То есть основой содержания добросовестности или недобросовестности выступало либо знание, либо незнание лица о незаконности своего владения1.

В ГК РСФСР понятие добросовестности устанавливалось по наличию вины в действиях участника гражданского правоотношения. Согласно ст. 60 названного закона добросовестным признавался приобретатель, который «не знал и не должен был знать, что лицо от коего он приобрел вещь, не имело право отчуждать ее».

К введению в ГК РСФСР понятия «добросовестность», а также определению в ст. 1 общей нормы о недопустимости злоупотребления правом, т.е. нормы определяющей пределы осуществления гражданских прав, было весьма критичное отношение. Самой основной причиной этому явилась оценочность и неопределенность указанных требований. К примеру, сразу после принятия ГК РСФСР 1922 года суды очень6активно использовали ст. 1 этого ГК. При этом, как отметил Пленум Верховного суда РСФСР, обращение судей к этой статье являлось наиболее легким выходом из сложных ситуаций, что было следствием ее недостаточной ясности и отставания закона от быстрых изменений общественных отношений. В то же время, несмотря на слишком частое применение данной нормы, суды все чаще применяли ее неправильно. В итоге признав, что относительно ст. 1 ГК РСФСР еще не установлено твердых взглядов, Гражданская Кассационная Коллегия посчитала правильным рекомендовать судам «поменьше оперировать этой общей статьей и больше останавливаться на конкретных данных каждого дела, тогда будет меньше ошибок в ее применении . В Основах гражданского законодательства Союза ССО и союзных республик 1961 года была сохранена норма, согласно которой: «Гражданские права охраняются законом, за исключением случаев, когда они осуществляются в противоречии с назначение этих «прав в социалистическом обществе в период строительства коммунизма» (ст. 5).

Понятие «добросовестность» в ГК РСФСР 1964 года использовалось только в отношении добросовестного приобретателя и добросовестного владельца. Именно в это период в цивилистической науке наиболее остро стал обсуждаться вопрос о презумпции добросовестности в праве.

На наш взгляд, на включение в ныне действующий ГК РФ норм, содержащих ссылки на «добросовестность», немалое влияние оказали законодательство и судебная практика зарубежных стран.

Как общеотраслевой принцип добросовестности давно применяется в гражданском праве многих зарубежных стран. Так, например, в ст. 2 Швейцарского гражданского уложения закреплено: «Каждый должен осуществлять свои права и исполнять свои обязанности сообразно доброй совести — явное злоупотребление правом не охраняется законом».

В ст. 6 Французского гражданского кодекса установлен запрет на нарушение частными соглашениями законов, затрагивающих общественный порядок и добрые нравы.

Согласно 242 Германского гражданского уложения, должник обязан исполнить обязательство в соответствии с доброй совестью и обычаями оборота. Пункт 2 932 Германского гражданского уложения наделяет добросовестность и недобросовестность характеристиками, сходными с признаками вины: приобретатель не является добросовестным; если он знал или мог знать, но не знал лишь вследствие грубой неосторожности, что вещь принадлежит отчуждателю».

Принципы разумности и добросовестности в гражданских правоотношениях

В условиях современной российской действительности, характеризующейся падением нравственного уровня жизни российских граждан, рассмотрение вопроса о реализации принципов разумности и добросовестности в гражданских правоотношениях представляется как никогда актуальным. Дело в том, что как показал проведенный нами анализ решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов, случаи обращения граждан с суд за защитой своих прав в связи с недобросовестностью и в отдельных случаях неразумностью участников гражданских правоотношений, становятся все более частными.

Так, нередко основным мотивом поведения участников гражданских правоотношений выступает именно «не чистая» совесть, когда они игнорируя требования п. 3 ст. 10 ГК РФ устанавливающего презумпцию их добросовестности пока не доказано иное, во что бы то ни стало добиваются удовлетворения собственных интересов. Например, А., зная о намерении В. продать свой ресторан, не имея намерения купить этот ресторан, тем не менее, вступает в продолжительные переговоры с В. с единственным намерением помешать В. продать ресторан С, являющемуся конкурентом А. В результате соответствующих недобросовестных действий А., В. удается все-таки продать свой ресторан, но по более низкой цене, чем та, которую предлагал С.

Большое количество решений о нарушении участниками гражданских правоотношений требования добросовестности в деятельности судов общей юрисдикции. Например, в решении по делу № 18-В01-Зк Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что К. не может считаться добросовестным приобретателем, поскольку при покупке квартиры он не мог не знать, что продажная цена в несколько раз меньше ее действительной стоимости, действовал согласованно с другим ответчиком, сделка между ними по отчуждению спорной квартиры является мнимой, совершена лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия1.

По другому делу суды трех инстанций, признавая ответчика недобросовестным приобретателем завода «Квант» пришли к следующему выводу: ООО «Красноярский центр антикризисного управления» не доказало, что проявило при заключении сделки добрую волю, разумную осмотрительность и осторожность, то есть не доказало, что не знало и не могло знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение .

Нередки в гражданских правоотношениях и неразумные действия участников: когда некое лицо пытается нечто «отсудить», но не доказывает своих требований, т.е. неразумно, защищает свое право, чем напрасно (сверх необходимости) тратит время и силы суда и противной стороны; осуществление субъективного права при неисполнении кредиторских обязанностей; осуществление права при пропуске сроков давности и др.

На наш взгляд, основная проблема в реализации рассматриваемых начал в гражданских правоотношениях заключается в сложности проведения однозначной оценки их нарушения, что обусловлено тем, что добросовестность и разумность являясь категориями не только правового, но и нравственного порядка, охватывают более широкую сферу регулирования. При этом важно обратить внимание и на то, что, например, добросовестное поведение участника не всегда может быть одобрено с точки зрения нравственности. В этом отношении интересен пример, приведенный в работе С. Климкина: согласно п. 10 ст. 159 ГК РК кабальной признается сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась. Представим, что мужчина попал в аварию и ему очень срочно требуется дорогостоящая операция. Супруга обращается за материальной помощью к своей подруге, которая согласна предоставить заем, но за очень высокое вознаграждение.

Популярное:

  • Исполнение договора на французский Обеспечение исполнения кредитного договора по праву Франции Воронина Екатерина Игоревна Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время Уведомить о поступлении Диссертация - 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и […]
  • Постановление 491 жилищного кодекса рф Постановление 491 жилищного кодекса рф В ДЕМО-режиме вам доступны первые несколько страниц платных и бесплатных документов.Для просмотра полных текстов бесплатных документов, необходимо войти или зарегистрироваться.Для получения полного доступа к документам необходимо Оплатить […]
  • Осмотр трупа Эксгумация Освидетельствование Следственный эксперимент Статья 178. Осмотр трупа. Эксгумация 1. Следователь производит осмотр трупа с участием судебно-медицинского эксперта, а при невозможности его участия - врача. При необходимости для осмотра трупа могут привлекаться другие специалисты. 2. Неопознанные трупы подлежат обязательному […]
  • Адвокат и его правовой статус курсовая работа Статус адвоката в Российской Федерации. Главная > Реферат >Государство и право ГЛАВА I. ПРАВОВОЙ СТАТУС АДВОКАТА. § 1. Приобретение статуса адвоката. 5 § 2. Права и обязанности адвоката. 8 § 3. Приостановление и прекращение статуса адвоката. 12 ГЛАВА II. ОСОБЕННОСТИ КАЧЕСТВ АДВОКАТА ПРИ […]
  • Ардзинов в д как составлять и проверять строительные сметы книга Как составлять и проверять строительные сметы - Ардзинов Как составлять и проверять строительные сметы - Ардзинов [ Строительство / Менеджмент, бизнес | 5 октября 2014] Название: Как составлять и проверять строительные сметы - Ардзинов Автор: Ардзинов В.Д. Страниц: 240 […]
  • П4 ст13 федерального закона о полиции Запросы из полиции: как грамотно выкрутиться Прим.: данная статья была опубликована в журнале "Бухгалтерия" 23.02.2012 г. Произошли важные изменения в законодательстве. Актуальный материал от 11.10.2017 года можно скачать тут . В соответствии с ч. 4 ст. 13 Закона от 07.02.2011 N […]