Комментарии и аналитика

Собственность: споры о приобретательной давности (давности владения) по новому ГК (проблемы судебной практики)

С принятием Гражданского кодекса Украины (ГК) перед правоведами возникла задача — прокомментировать новеллы Кодекса, описать возможности применения этих правовых норм с тем, чтобы судебная практика имела возможность исполнять свои функции и решать основные задачи: правильно и своевременно рассматривать и разрешать гражданские дела в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов субъектов права.

Институт приобретательной давности впервые был введен в национальное законодательство ГК 2003 года. Юридическая наука еще не дала подробного описания данного института гражданского права, кроме небольших комментариев в недавно изданных учебниках по гражданскому праву, или к ГК. Вместе с тем судебная практика уже столкнулась с подобными делами, а имеющиеся комментарии не дают полных ответов на вопросы, возникающие у судей. Впрочем, полный юридический смысл правовой нормы о приобретательной давности раскроется, наверное, лишь в ходе правоприменительной деятельности в судах.

Общие положения

Исторически приобретение по давности появилось в рамках купли-продажи и сохранило тесную связь с этим договором. В римском частном праве этот институт известен как usucapio. Для уяснения механизма приобретения по давности следует учитывать, что его введение продиктовано, прежде всего, нуждами гражданского оборота. То есть если вещь оказалась у незаконного владельца, то она больше не может вернуться в гражданский оборот без прямого нарушения прав собственника. В то же время и собственник не может вернуть себе владение, не нарушив правил, защищающих незаконное владение. Между тем сами эти правила установлены для повышения надежности оборота. Возникшее таким образом противоречие закон разрешает в пользу оборота: посредством приобретательной давности владелец становится собственником, а собственник утрачивает свое право. В этом и состоит общий смысл приобретения по давности.

Следует отметить, что право собственности принадлежит к числу таких субъективных прав, которые могут возникнуть лишь при наличии определенного юридического факта, а иногда и их совокупности. Эти юридические факты называются основаниями возникновения права собственности.

В цивилистике основания возникновения права собственности издавна принято подразделять на первоначальные и производные. Критериями разграничения таких способов возникновения права собственности являются воля и правопреемство (хотя некоторые юристы с этим не согласны).

Приобретательная давность или давность владения относится к первоначальным способам приобретения права собственности, поскольку права приобретателя не основаны на предыдущей собственности или отношениях правопреемства, а основаны на совокупности обстоятельств, указанных в части 1 статьи 344 ГК. Такими юридически значимыми обстоятельствами, которые подлежат доказыванию истцами, являются: 1) законный объект владения, 2) длительность владения, 3) добросовестность владения, 4) открытость владения, 5) непрерывность владения (срок владения), 6) владение имуществом, как своим. То есть лицом, владеющим вещью при изложенных обстоятельствах, является во всех случаях не собственник, и более того, собственник ни при каких условиях не может приобрести вещь в собственность по давности.

Право собственности на стороне давностного владельца возникает помимо воли и независимо от прав предшествующего собственника. Владелец по давности является незаконным владельцем. Иск о праве собственности по давности владения не может предъявить законный владелец, то есть лицо, владеющее по воле собственника, который получил вещь прямо от него и всегда знает, кто является собственником вещи. По этой причине исключено приобретение по давности вещи, принадлежащей владельцу в силу определенного титула — аренды, хранения, оперативного управления, залога, секвестра или на основании договора о безвозмездном пользовании и т.п. Зачастую, как уже говорилось, незаконным владельцем, прежде всего, является приобретатель вещи по недействительной сделке об отчуждении вещи. Именно недействительное отчуждение вещи и является фундаментом института приобретательной давности в гражданском праве.

Приобрести право собственности по давности владения может как физическое, так и юридическое лицо. Кроме того, хотя в некоторых комментариях к ГК об этом не упоминается, к этим лицам следует отнести также и государство Украина, АР Крым, территориальные образования и иных участников гражданских отношений, перечисленных в статье 2 ГК, так как часть 1 статьи 234 ГК исключения для них не делает.

Объект, предмет владения. Пригодность вещи для владения (res habilis)

По давности владения может быть приобретено в собственность имущество, которое относится к любой форме собственности, а также вообще изъято из гражданского оборота либо не может находиться в собственности владеющего им лица. В последнем случае приобретатель не может не знать, что вещь не может быть предметом продажи или гражданского оборота.

По давности владения не приобретаются и бестелесные вещи. Поскольку по ГК бестелесные вещи не могут быть предметом права собственности, то истец не вправе ссылаться на добросовестность приобретения во владение, например, товарного знака или иного права на результат интеллектуальной деятельности. Не может быть приобретена по давности и доля в уставном капитале хозяйственного общества, так как она не является вещью. В то же время статья 190 ГК и глава 14 ГК дают право утверждать, что ценные бумаги, как в документарной, так и в бездокументарной форме, в частности, могут стать предметом, на который возникает право собственности в силу приобретательной давности.

Недвижимое имущество может стать предметом приобретения по давности, поскольку предполагается, что такое имущество есть. Если здание или сооружение не является объектом недвижимости, принятым в эксплуатацию, право на который зарегистрировано в установленном порядке, то приобрести по давности такое имущество в порядке статьи 344 ГК невозможно. Это следует из прямого указания закона, так как в силу абзаца 3 части 1 указанной статьи право собственности на недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает по приобретательной давности с момента государственной регистрации.

В настоящее время регистрацию прав собственности на недвижимое имущество проводят коммунальные предприятия в лице БТИ в соответствии с Временным положением о порядке регистрации прав собственности на недвижимое имущество, утвержденным приказом Министерства юстиции Украины от 7 февраля 2002 года № 7/5, в редакции приказа Минюста от 28 января 2003 года № 6/5.

Вместе с тем статья 182 ГК, регулирующая регистрацию прав на недвижимость, закрепила необходимость принятия отдельного закона, который бы устанавливал порядок проведения государственной регистрации прав на недвижимость.

При этом регистрации подлежит право собственности только на объекты недвижимого имущества, строительство которых завершено и которые приняты в эксплуатацию в установленном порядке, при наличии материалов технической инвентаризации, подготовленных БТИ, проводящих регистрацию права собственности на эти объекты. Не подлежат регистрации временные сооружения, а также сооружения, не связанные фундаментом с землей.

Объекты незавершенного строительства не могут приобретаться по давности владения, поскольку они не подлежат государственной регистрации в соответствии с вышеуказанным Временным положением. Это является и следствием того, что права на такие объекты зачастую являются правами обязательственными, а таковые не могут быть приобретены в собственность. Кроме того, в соответствии с Законом Украины «Об особенностях приватизации объектов незавершенного строительства» от 14 сентября 2000 года, покупатель объекта незавершенного строительства обязан завершить строительство, после чего этот объект может быть принят в эксплуатацию и зарегистрирован уполномоченным лицом. Однако если в законе о государственной регистрации прав на недвижимость появится норма о регистрации объектов незавершенного строительства (при определенной готовности или при определенных условиях), такой объект может быть приобретен по давности.

Вместе с тем суды должны применять ГК в комплексе и взаимосвязи его правовых норм. Это значит, что право собственности по приобретательной давности может быть признано и на недвижимость, появившуюся в результате самовольного строительства, при одновременном предъявлении иска о признании права собственности на такую недвижимость и доказывании при этом всех необходимых юридически значимых фактов, что также является новеллой ГК (статья 376).

С учетом изложенного, по моему мнению, суды также не должны бесспорно отказывать в иске о праве собственности на недвижимое имущество в силу приобретательной давности лишь по мотиву отсутствия одной только государственной регистрации права собственности на недвижимость. В этом случае лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, может просить суд о признании за ним права собственности на это имущество. Этот спор должен рассмотреть суд, поскольку возможность обращения в суд с иском о признании такого права предоставлена субъектам права статьями 15, 16 ГК, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Естественно, что при этом данное лицо должно будет обосновать такой иск.

Основанием для приобретения по давности объекта недвижимости может быть также и решение суда о признании недействительной сделки, по которой приобретен объект недвижимости, при этом в качестве собственника указано иное лицо, но объект остался во владении приобретателя.

Право собственности на движимые вещи, по общему правилу, государственной регистрации не подлежит. Однако законом может быть предусмотрена необходимость такой регистрации для отдельных видов движимого имущества, например регистрация автотранспорта. Поэтому не совсем оправданным является указание ГК (абзац 2 части 1 статьи 344) о том, что право собственности по приобретательной давности возникает с момента государственной регистрации только на недвижимое имущество, подлежащее такой регистрации. Государственная регистрация автотранспорта, как движимого имущества, законом не отменена, и данные действия владельцев являются обязательными.

Приобретение права собственности на земельный участок по приобретательной давности регулируется законом (абзац 2 части 1 статьи 344 ГК). Таким законом является Земельный кодекс Украины (статья 119). Учитывается также Указ Президента Украины «О мерах по созданию единой системы государственной регистрации земельных участков, недвижимого имущества и прав на них в составе государственного земельного кадастра» от 17 февраля 2003 года № 134.

Добросовестность владения (bona fides)

Наиболее характерным для приобретательной давности является условие о добросовестности, известное еще со времен римского частного права как условие о доброй совести.

Так, отсутствие правоустанавливающего документа (например, на жилой дом) само по себе еще не означает недобросовестности владельца. В статье 344 ГК оставлен открытым вопрос, какое содержание следует вкладывать в понятие добросовестности владельца в случаях, когда речь идет о возможности приобретения им права собственности по давности владения. Этот критерий (реквизит или условие) для признания права собственности по приобретательной давности для судебной практики будет одним из самых сложных в понимании и для доказывания.

Требуется ли для признания владельца добросовестным, чтобы он на протяжении всего срока давности владения не знал и не должен был знать об отсутствии у него права собственности? Такое требование было бы чрезмерным и, по существу, свело бы на нет действие института приобретательной давности. Судебная практика, по моему мнению, должна учитывать добросовестность только на момент передачи фактическому владельцу вещи, то есть в начальный момент, который будет включаться в полный период давности владения, определенный законом. Полагаю, для признания владельца добросовестным достаточно, чтобы он не приобрел имущество преступным путем или способом, заведомо противным основам правопорядка и нравственности.

Для характеристики критерия добросовестности предлагаю обращаться к статье 388 ГК, имеющей бесспорную системную связь со статьей 344. Добросовестность, по определению статьи 388 ГК, состоит в том, что приобретатель не знал и не мог знать о незаконности отчуждения вещи. Естественно, что имеется в виду только позиция того лица, от которого получил вещь приобретатель. При этом не требуется, чтобы приобретатель исследовал все предыдущие сделки с вещью. Вместе с тем, если в силу закона такие сделки были невозможны, то приобретатель это должен знать (должен был знать), и в этом случае добросовестности быть не может, так как ошибка в понимании закона не ведет к доброй совести. То есть добросовестность может быть лишь результатом фактической ошибки. Например, в судебной практике многочисленны случаи, когда отчуждается имущество, находящееся под судебным арестом. Если приобретатель не знал и не мог знать, что такое имущество находится под арестом, если такой арест не был доведен до ведома третьих лиц, а продавец этот факт скрыл при продаже или не знал о нем, то извинительное заблуждение, создающее добросовестность, состоит в незнании факта наложения ареста, но не в незнании закона, запрещающего отчуждение арестованного имущества.

Не исключены и случаи, когда о добросовестности приобретателя вряд ли можно говорить. Так, если имущество приобретается по цене очевидно ниже стоимости вещи либо если продавец не может предъявить для осмотра продаваемую вещь, то, скорее всего, налицо будет недобросовестность приобретателя.

Вместе с этим следует учитывать, что в гражданском праве как метод гражданско-правового регулирования действует принцип добросовестности, или презумпция добросовестности (статья 3 ГК): добросовестность вместе с разумностью и справедливостью презюмируется, то есть предполагается. Тем не менее важным для судебной практики остается вопрос о бремени доказывания добросовестности.

По смыслу статьи 344 ГК владелец в силу давности (или незаконный владелец) не имеет какого-либо права на вещь, а лишь стремится к тому, чтобы приобрести право собственности на имущество. Поэтому приобретатель должен доказать, что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение. При этом в случае судебного спора следует учитывать и устанавливать характер владения (добросовестное и недобросовестное) с учетом обстоятельств дела, с которыми возникло владение чужой вещью. Это очень важно для судебной практики, поскольку в гражданском процессе известно такое понятие, как отрицательные факты, которые обычно выходят за рамки обязанностей по доказыванию. Таким отрицательным фактом для приобретателя, бесспорно, является доказывание того, что он не знал и не мог знать о препятствиях к приобретению вещи, так как ему это доказывать невыгодно. Вместе с тем эти факты он обязан доказывать при предъявлении такого иска, и суды обязаны их оценивать.

Открытость владения

Владение должно быть открытым, то есть очевидным для третьих лиц. Но владелец не обязан специально информировать окружающих о своем владении вещью. Например, нет целесообразности в открытом владении драгоценностями, раритетами, коллекцией, хотя такой обязательный реквизит владения по давности, как открытость, может быть препятствием для приобретения в собственность по давности. Владеть имуществом приобретатель должен без утайки. В противном случае возникают сомнения как в добросовестности владельца, так и в наличии других требуемых законом реквизитов. Поэтому требование открытости владения необходимо для сохранения в этом институте баланса интересов и обеспечения гарантий собственнику для истребования вещи.

Непрерывность владения (possession) и срок владения (tempus)

Владение, отвечающее всем перечисленным в законе условиям, должно быть непрерывным на протяжении определенных законом сроков, дифференцируемых в зависимости от объекта (для недвижимого имущества — 15 лет, а для движимого имущества — 5). Следует добавить, что в силу части 2 статьи 344 ГК лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владело лицо, чьим наследником (правопреемником) оно является. Как видно из диспозиции данной правовой нормы, это не обязанность, а право лица, заявляющего о давности владения. То есть срок владения включает весь период владения, осуществляемого владельцем универсального правопреемства, наступающего в силу наследования, реорганизации юридического лица. При этом сингулярное правопреемство, то есть получение вещи по отдельной сделке, не дает оснований присоединять срок, в течение которого владение осуществлялось прежним владельцем, так как закон фактически говорит о переходе прав и обязанностей, чего в этом случае не бывает.

Следует напомнить, что действующая норма статьи 344 ГК не допускает приобретения собственности по давности недобросовестным владельцем независимо от срока владения вещью.

Течение срока приобретательной давности начинается с момента владения. Вместе с тем из общего правила статьи 344 ГК законодатель устанавливает исключения. В силу части 3 этой статьи течение срока по отношению к имуществу, которым лицо завладело на основании договора с собственником, после окончания срока договора не предъявившим требований о его возвращении, на недвижимое имущество начинается через 15 лет, а на движимое — через 5 лет с момента истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. В этот период имущество может быть принудительно истребовано законным владельцем по виндикационному иску, а незаконное владение (или владение в силу давности) не может быть признано добросовестным. Этот срок будет общим, составляющим три года, так как для виндикационных требований специальные сроки законодателем не установлены. Указанное свидетельствует, что течение срока, необходимого для приобретения права собственности по давности владения, прерывается совершением со стороны владельца действий, свидетельствующих о признании им обязанности вернуть вещь собственнику, а также предъявлением к нему управомоченным лицом иска о возврате имущества. После перерыва давность владения, если условия (реквизиты), необходимые для приобретения прав собственности, налицо, начинается заново, причем время, истекшее до перерыва, в давностный срок не засчитывается.

Кстати, статья 83 ГК 1963 года предусматривала, что исковая давность не распространяется на требования государственных организаций о возврате государственного имущества из незаконного владения колхозов, иных кооперативных или общественных организаций или граждан. Вместе с тем с принятием в 1991 году Закона Украины «О собственности» изложенное выше положение о преимуществе в защите права государственной собственности фактически утратило силу, поскольку в силу статьи 13 Конституции Украины, статей 2, 48 указанного Закона государство обеспечивает равную защиту всех субъектов права собственности. С этого момента к требованиям государственных организаций о возврате государственного имущества исковая давность применяется на общих основаниях (3 года). Следовательно, течение срока приобретательной давности по данному спору может начинаться с момента, когда собственник (государственная организация) узнал или мог узнать о возникновении права на иск по давности владения, но не ранее вступления в силу закона о собственности.

Владельческая защита

Утрата имущества не по воле незаконного владельца не прерывает течение приобретательной давности только в случае возврата имущества владельцу в течение одного года с момента утраты или предъявления на протяжении одного года владельцем иска об истребовании имущества. Таким образом, закон предусматривает защиту давностного владельца (незаконного владельца) до того, как он стал собственником (абзац 2 части 2 статьи 344 ГК). При этом, с моей точки зрения, он не может получить защиту, используемую против собственника, а также против других лиц, имеющих право на владение имуществом в силу предусмотренного законом или договором основания, поскольку до истечения давностного срока (соответственно 15 или 5 лет) сам он является беститульным владельцем (данная позиция не является бесспорной, так как законодатель это положение специально не оговаривает, но это вытекает из сути института защиты права собственности). К сожалению, этот юридически значимый и важный факт в законе не отражен, что может отрицательно сказаться на судебной практике. Давностный владелец может получить защиту от тех лиц, которые, как и он, права на владение имуществом не имеют. Его преимущество в этом случае в том, что он является давностным владельцем и его владение при наличии всех условий, требуемых законом, с истечением установленного срока может перерасти в право собственности.

Таким образом, если третье лицо (физическое или юридическое лицо) неправомерно лишает давностного владельца владения имуществом или чинит ему препятствия во владении имуществом как своим собственным, таковой вправе требовать восстановления нарушенного владения в установленный законом срок и устранения чинимых препятствий, обязательно ссылаясь на статью 344 ГК. Ранее в судебной практике подобные иски встречались, однако такие незаконные владельцы не могли получить судебной защиты, поскольку не имели законодательного права на защиту. Такие иски появятся вновь, поскольку в гражданское законодательство введена соответствующая норма права, направленная на становление современного частного права.

В гражданском праве такая защита известна как «владельческая защита», то есть защита владельца независимо от права на вещь, для отражения внешнего посягательства. Она не имеет никакой иной цели, кроме как возвращение нарушенного владения. Следует обратить внимание на ее специфическую черту. В данном случае объектом защиты является не право, его просто нет, и не вещь (имущество), потому что вещь в любом случае не может иметь собственной защиты, а защищается сама личность незаконного владельца.

ГК напрямую не предусматривает владельческой защиты как отдельного института, как способа защиты права, так как это не предусмотрено в статье 16 данного Кодекса. Она возможна только в рамках приобретательной давности.

По таким искам истец, незаконный владелец, должен доказать только факт нарушения его владения, а не все основания его владения отыскиваемым имуществом, поскольку предмет иска — не признание права собственности за давностью владения, а истребование имущества. При этом ответчик не лишен права доказывать, что у истца отсутствует исходная позиция приобретателя по давности.

Срок, в течение которого идет спор о защите владения в соответствии с абзацем 2 части 3 статьи 344 ГК, не прерывает общего срока приобретения по давности.

Владение вещью как своей собственной

Давностный владелец должен владеть имуществом как своим собственным или, что то же самое, в виде собственности, без учета того, что у такого имущества есть собственник. В противном случае отсутствует не только данное условие для давности владения, но и ставятся под сомнение два других — добросовестность и открытость владения.

Доказательствами отношения к имуществу в качестве собственника могут быть такие действия владельца, как ремонт вещи за свой счет, ее страхование и т.п. Не препятствуют этому условию и передача имущества иным лицам по различным договорам (например, хранения, подряда), поскольку распоряжение вещью не исключает, а напротив, предполагает отношение к ней как к собственной. Здесь следует иметь в виду, что если обнаружится незаконность владения, то основание таких сделок отпадает, что будет свидетельствовать о незаконности (ничтожности) данной сделки.

По моему мнению, незаконный владелец также вправе требовать возмещения вреда, причиненного имуществу, от лица, причинившего такой вред, в соответствии с нормами книги пятой ГК, что одновременно не лишает титульного собственника возможности требовать от незаконного владельца в рамках обязательства возврата неосновательного обогащения, если будет предъявлен иск об истребовании имущества от незаконного владельца.

Иные проблемные вопросы

Общим правилом является то, что ГК применяется к гражданским правоотношениям, возникшим после его вступления в силу. Если же гражданские отношения возникли до 1 января 2004 года, то положения данного ГК применяются к тем правам и обязанностям, которые возникли или продолжают существовать после вступления его в силу.

Исключением из этого общего правила является применение норм нового ГК в отношении сроков приобретательной давности. Правила о приобретательной давности распространяются также и на случаи, когда владение имуществом началось за три года до вступления в силу ГК. То есть в данном случае ГК предоставляется обратная сила. Такая императивность пункта 8 «Заключительных и переходных положений к ГК» в отношении срока «за три года» юридически несколько некорректна. Судьи воспринимают ее буквально и полагают, что для давности владения законом предоставлена обратная сила только за три года до вступления ГК в силу. Это неверно, поскольку законодатель имел в виду, что три года — это срок исковой давности для виндикационных исков законных владельцев имущества. В противном случае институт приобретательной давности утратил бы свое значение, и ему незачем было бы придавать обратную силу.

Следует различать исковую давность и давность приобретательную, которые представляют собой разновидности гражданско-правовых сроков и служат для общей устойчивости права и ликвидации неопределенности в гражданско-правовых отношениях. Дореволюционные российские цивилисты обращали внимание на то, что установление давности побуждает собственника иметь постоянный надзор за своим имуществом и пользоваться им, извлекая из него все возможные выгоды, а также не оставлять своих прав в бездействии.

Только в части 3 статьи 344 ГК указано, что приобретательная давность начинается с момента истечения срока исковой давности (при наличии договорных отношений с собственником). В общей норме, части 1 этой статьи, такое исключение не значится. Из этого можно сделать вывод, что законодатель устанавливает между сроками исковой давности и приобретательной давности определенные интервалы: двухгодичный период — в отношении движимого имущества, определяемый как математическая разница между сроком приобретательной давности и сроком исковой давности (5 лет и 3 года) и аналогично определяемый 12-летний период — в отношении недвижимости (15 лет и 3 года).

Следует иметь в виду, что законодательством также предусматривается возможность восстановления пропущенного срока исковой давности, ведь собственник и после истечения срока исковой давности остается собственником. Давностный владелец право собственности приобретает только лишь в момент истечения значительно большего по своей продолжительности срока, нежели срок исковой давности. Здесь в судебной практике возникнет вопрос о приоритетности действий этих сроков. Решить его возможно только в законодательном порядке. Современные же исследователи справедливо, по моему мнению, полагают приоритетным действие сроков приобретательной давности.

В судебной практике остро встанет и вопрос о приоритетности норм ГК о праве собственности в силу приобретательной давности и праве собственности на бесхозяйное имущество, находку, безнадзорных животных и клад (статьи 335, 337, 340, 343 ГК). Приобретение по давности этого имущества имеет свою специфику, так как законодатель отказался от ранее действовавшей презумпции государственной собственности на бесхозяйное имущество. Исходя из специфики этих институтов (бесхозяйного имущества), их смысла, очередности нормативного определения в ГК, следует считать, что приоритетность законодатель предоставил праву собственности на бесхозяйное имущество. Это значит, что если, например, имущество может быть приобретено в собственность как бесхозяйное и в то же время открывается возможность стать собственником по давности владения, то предпочтение следует отдавать нормам, определяющим основания и порядок перехода имущества в собственность того или иного лица как бесхозяйного. В отношении бесхозяйных недвижимых вещей это оговорено в части 3 статьи 335 ГК.

Будут возникать также споры о праве собственности по давности владения и праве собственности в порядке наследования. В таких случаях, по-моему, следует исходить из того, что если наследники умершего наследственное имущество не приняли и претензий в отношении него не имели, то приобретатели по давности владения, пользовавшиеся им открыто, добросовестно и на протяжении установленного законом срока как своей собственностью, будут иметь на такое имущество право в силу части 1 статьи 344 ГК. Это имущество не может быть включено в наследственную массу.

Учитывая абсолютную новизну рассматриваемых споров, хочется надеяться, что Верховный Суд Украины выполнит свои обязанности в силу статьи 47 Закона Украины «О судоустройстве Украины» и в ближайшее время даст соответствующее разъяснение спорных вопросов, связанных с исками о приобретательной давности (либо в контексте проблемных вопросов о собственности) в связи с принятием нового ГК, не дожидаясь, пока в судебной практике наломают дров. Иначе субъекты права не смогут получить своевременную и надлежащую защиту, что является обязанностью и задачей судов, как это предусмотрено статей 2 Гражданского процессуального кодекса Украины.

Приобретательная давность на недвижимое имущество

Приобретательная давность — понятие далеко не новое, оно существовало еще в римском праве. Но, несмотря на это, существует мало заинтересованных лиц, желающих им воспользоваться.

Еще меньше энтузиастов претендует на движимое имущество на основе приобретательной давности. В чем здесь дело? В том, что редко встречаются случаи, когда все условия, указанные в законе, соблюдаются на практике, или в чем-то другом? Попробуем разобраться.

Правовая основа

Основные положения о приобретательной давности трактует нам ст. 234 ГК РФ, в которой разъясняются различные аспекты этого вопроса. Принят он был еще в 1994 году, последняя правка вносилась совсем недавно, в июне 2017 года.

На основании Гражданского Кодекса как у физических, так и юридических лиц есть право на оформление объектов недвижимости в собственность, даже если они им не принадлежали. Основанием для получения права собственности будет приобретательная давность.

Для этого частное или юридическое лицо должно обязательно владеть каким-либо имуществом или недвижимостью на 15 лет и более. В продолжении этого времени пользователь должен вести себя по отношению к собственности ответственно и добросовестно. Это является одним из условий его получения.

Практика приобретательного имущества известна во многих странах. Еще в Риме она была распространена и известна под названием «usucapio», что означало «получение в результате пользования».

По Российскому законодательству частное лицо или организация, которые открыто, честно и беспрерывно имеют в пользовании в течение 15-ти лет какое-то имущество, становятся его собственниками.

Для кого нужна приобретательная давность

Собственником имуществом становится гражданин, который по закону никаких прав на эту недвижимость не имеет. Такая практика больше похожа на исключение, чем на правило, закрепленное в законах. Кому и зачем это нужно?

Это действительно особенный случай, который связан с тем, что иногда какой-то объект недвижимости нигде не числится. У него нет законного владельца, зато есть фактический хозяин, который о нем заботится.

Хотя владение может рассматриваться и как часть собственности, и как самостоятельное установление. В последнем значении владение как раз и существует, когда гражданин или организация владеют долгое время каким-либо объектом.

Поэтому существует возможность, предписанная законом, признания права за давностным владельцем, то есть тем, кто фактически обладал вещью на протяжении длительного времени. Время владения различно для движимого и недвижимого имущества. Пять и пятнадцать лет — соответственно.

Применение приобретательной давности на практике — случай очень редкий, а для движимого имущества — совсем экстраординарный. Признание прав собственности происходит при наличии 4-х обстоятельств:

  • владение добросовестное;
  • беспрерывность;
  • открытость;
  • забота об объекте как о своем.

Рассмотрим каждый пункт в отдельности.

Условия приобретательной давности

Добросовестность имеет как субъективный характер, так и вполне обычный для судебной практики. Поэтому суд проверяет каждый индивидуальный случай в отдельности. С правовой точки зрения знание или незнание каких-то обстоятельств влечет за собой определенные последствия.

Поэтому считается, что лицо (юридическое или физическое) не должно знать о том, что имущество не является его собственностью. На момент его получения оно должно думать, что полностью владеет этим имуществом. По ПП № 10/22 этот гражданин или организация имеют право на защиту личного имущества от третьих лиц.

Открытость — это качество давностного владения, когда лицо не скрывает фактического обладания имуществом. Наличие этого качества узнается по косвенным признакам. Например, лицо принимает гарантийные меры по сохранности имущества. Еще одно свойство открытости: отношение окружающих.

Они воспринимают владеющее имуществом лицо как собственника. Причем это происходит не на основании рассказов владельца, а на основании собственных наблюдений. Окружающие люди видят, как собственник относится к имуществу, какие меры для его сбережения принимает и составляют свое собственное мнение.

Непрерывность владения объясняется довольно просто. Нужно, чтобы на протяжении всего периода (15-ти лет) не прекращался присмотр и хлопоты по обеспечению жизненно необходимых условий для функционирования объекта недвижимости. Прерывания не происходит и тогда, когда умер давностный владелец, который владел 10 лет этой недвижимостью. Значит, правопреемнику остается владеть ей 5 лет.

В отношении организаций и предприятий действует точно такое же правило. Юридическому лицу достаточно владеть недвижимостью не более 5-ти лет, если оно (предприятие или организация) образовалось по сингулярному виду правопреемства, а предшественник до него владел имуществом 10 лет.

С какого момента возникает давностное владение

Если коротко отвечать на этот вопрос — с того момента, как возникает право владения. Оно не применяется в следующих случаях:

  1. Когда физическое или юридическое лицо хочет узаконить самовольные постройки. Для этого есть другие статьи в Гражданском Кодексе.
  2. В случае оформления прав собственности с соблюдением дополнительных условий. Это может быть приватизация, межевание и др.
  3. Когда объект перешел не в результате правопреемства, а в качестве самовольного захвата.
  4. Когда речь идет об оформлении только части имущества. Это происходит, когда объект попал в долевую собственность.

В целом количество удовлетворенных просьб по подтверждению прав собственности на основании приобретательной давности достаточно мало, так как редкими являются ситуации, которые присущи все признаки. Необходимость доказательства также является препятствием.

Порядок признания права собственности

Получить право собственности можно только на основании судебного решения. Для этого владелец обращается к собственнику (при его наличии) с иском. Если его нет — нужно подать заявление об установлении факта. Суд признает право собственности только на основании фактов.

Функцию обоснования своих действий выполняет сам давностный владелец. Он должен доказать, что им были соблюдены все условия приобретательной давности. Для этого можно собрать следующие документы:

  • чтобы подтвердить непрерывность, нужно предоставить квитанции об оплате коммунальных услуг;
  • показания свидетелей;
  • бумаги, которые послужат доказательством о капитальном и (или) текущем ремонте;
  • договор по охране недвижимости (если есть);
  • соглашение о передаче объекта в аренду третьим лицам.

Для госрегистрации права собственности судебный акт будет непременным условием.

На видео о приобретательной давности

Самым проблемным считается получение права собственности на недвижимое имущество, которое находится в статусе бесхозяйного. Для его приобретения нужна предварительная регистрация в качестве муниципальной собственности. Это происходит по заявлению администрации.

Приобретательная давность на недвижимое имущество в римском праве

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Приобретательная давность как обоснование приобретения права собственности :

Бубнов, М. Ю.
Приобретательная давность как обоснование приобретения
права собственности :Автореферат диссертации на соискание
ученой степени кандидата юридических наук.

I. Общая характеристика диссертационной работы

Актуальность темы исследования.

Приобретательная давность как старейший правовой институт, возникший . в римском праве, нашедший отражение в гражданском законодательстве многих стран и существовавший в России до революции, увы, не был востребован советским законодательством. Отсутствие приобретательной давности обусловливалось, во-первых, наличием презумпции государственной собственности на бесхозяйные вещи, во-вторых, существовавшими нормами морали социалистического общества, согласно которым, как утверждал B.C. Юрченко, «отдельные лица. получили бы легальную возможность присваивать результаты труда других, неосновательно обогащаться за чужой счет, получать нетрудовые доходы». Кроме того, не следует забывать, что в советской юридической науке отношение к праву собственности и к его институтам находилось под влиянием исключительно критического, негативного отношения к положениям права собственности законодательств наиболее развитых государств Запада.

Коренная перестройка общественных отношений, появление частной собственности на средства производства предопределили закрепление института приобретательной давности в Законе РСФСР от 24 декабря 1990 г . «О собственности в РСФСР» и в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991г., а впоследствии в ст. 234 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК).

В жизни нередко возникают ситуации, когда лицо, владея имуществом определенное время, вдруг узнает, что на самом деле не является собственником этого имущества. Между тем лицо относилось к нему как к своему собственному, заботилось о нем, несло определенные затраты на его содержание.

Возникает вопрос: зачем же владельцу, столько лет содержавшему и использовавшему имущество, само право собственности, ведь все блага от

обладания имуществом, он и так получает? Ответ кроется в самой сущности права собственности — возможности распоряжения имуществом. С признанием права собственности появляется возможность продать имущество, заложить, реализовать иным способом. Можно утверждать, что описанный случай является классическим, но отнюдь не единственным случаем применения института приобретательной давности. Таким образом, в условиях стабильного гражданского оборота приобретательная давность призвана защищать права действительного владельца, закрепляя за ним право собственности, тем самым возвращая в оборот имущество, утратившее своего хозяина.

Закрепленная в законе и признаваемая теперь всеми, приобретательная давность вызывает большие трудности с применением на практике. Это объясняется, во-первых, тем, что рассматриваемый правовой институт, несмотря на большую дореволюционную историю, все-таки является достаточно молодым в российском праве, а так как приобретательная давность предусматривает в числе условий истечение определенных сроков, приобретательная давность как основание приобретения права собственности еще не достигла уровня широкого применения, что, безусловно, отражается на качестве практического применения норм приобретательной давности. Во-вторых, трудности на практике связаны с сохраняющимся негативным отношением к фактическому владельцу — «владеющему несобственнику». В-! третьих, отсутствие института владельческой (поссессорной) защиты как при ; истребовании собственником имущества из чужого незаконного владения, так, и при приобретении права собственности в силу приобретательной давности служит определенной преградой в применении исследуемого института. Более того, можно говорить о неоднозначном толковании цивилистами условий приобретательной давности в отсутствии нормативного толкования последних, Таким образом, перечисленные проблемы говорят о необходимости совершенствования теоретической модели приобретательной давности, что, в свою очередь, повлияет на диктуемое потребностями самого общества развитие института собственности и практики применения его норм.

Степень разработанности темы.

Необходимость более глубокого изучения института приобретательной давности вызвана возросшими потребностями современного гражданского оборота. Безусловно, при проведении диссертационного исследования автор не мог обойтись без изучения опыта дореволюционных ученых, таких как Д.И. Мейер, К.П. Победоносцев, В.И. Синайский, Г.Ф. Шершеневич. Важно отметить, что определенный вклад в исследование института приобретательной давности был внесен такими учеными, как А.В. Венедиктов, О.С. Иоффе, В.А. Тархов, Ю.К. Толстой, Б.Б. Черепахин. В постсоветский период данная проблема заняла достойное место в трудах М.Г. Масевич, В.А. Рыбакова, К.И. Скловского, Е.А. Суханова, Л.В. Щенниковой.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с приобретением права собственности в силу приобретательной давности.

Предметом исследования являются нормы гражданского’ права, регулирующие приобретения права собственности в силу приобретательной давности в их историческом развитии, теоретические положения приобретательной давности, а также анализ существующей правоприменительной практики и перспективы совершенствования института приобретательной давности как основания приобретения права собственности. Цели и задачи исследования.

Цель настоящей работы — комплексное и системное исследование приобретения права собственности в силу приобретательной давности на фоне других первоначальных оснований приобретения права собственности, углубленный анализ условий приобретательной давности, а также определение роли и особенностей института приобретательной давности в системе приобретения права собственности.

При этом автором анализируются общеправовые аспекты права ‘-. собственности, предваряющие основное исследование. Осмысление вопросов ) понятия и содержания права собственности, приобретения права собственности лежит в основе изучения института приобретательной давности.

Для достижения указанных целей автором были сформулированы

— исследовать правовое регулирование приобретения права собственности в силу приобретательной давности;

— проанализировать историческое развитие норм приобретательной давности, причины исчезновения института приобретательной давности из советского законодательства и предпосылки появления последнего в российском законодательстве; •

— раскрыть содержание условий приобретения права собственности в силу приобретательной давности;

— определить значение каждого из условий в механизме приобретательной давности; ‘

— выработать предложения по совершенствованию законодательства в сфере регулирования отношений по приобретению права собственности в силу приобретательной давности.,

.Методологическая и теоретическая база исследования.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные методы познания: исторический, структурно-функциональный, логический, а также специальные методы, в частности, сравнительно-правовой, толкования, правового моделирования и др.

Теоретическую базу диссертационного исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых-правоведов, таких как М.М. Агарков, Г.Н. Амфитеатров, С.Н. Братусь, А.В. Венедиктов, Д.М. Генкин, Иеринг, О.С. Иоффе, В.П. Камышанский, М.Г. Масевич, У. Маттей, Д.И. Мейер, B.C. Нерсесянц, К.П. Победоносцев, И.А. Покровский, В.А. Рыбаков, В.И. Синайский, К.И. Скловский, Е.А. Суханов, В.А. Тархов, Ю.К. Толстой, Б.Б. Черепахин, Г.Ф.Шершеневич, Л.В. Щенникова, И.Е. Энгельман и др.

Эмпирическую базу исследования составляют дореволюционное российское гражданское законодательство и судебная практика, ранее

действовавшее советское законодательство и судебная практика, а также современное гражданское законодательство, постановления Верховного суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, решения и постановления иных судов РФ, нормативные акты органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в попытке комплексного исследования механизма приобретения права собственности в силу приобретательной давности с точки зрения зашиты интересов субъекта -фактического владельца имущества, не являющегося собственником. Только новый взгляд на владельца имуществом может сделать его полноправным субъектом гражданско-правовых отношений, дав свежий импульс развитию экономических отношений. Предлагаемые толкование и взаимосвязь условий приобретательной давности являются отражением потребностей современного общества.

Основные положения и выводы, выносимые на защиту:

1. Раскрывая терминологию исследуемой темы, можно прийти к выводу, что право собственности может только приобретаться. Вот почему целесообразно употреблять термин «возникновение права собственности».

2. В основе владения с целью приобретения права собственности в силу приобретательной давности может лежать заключенный с собственником договор (аренда, хранение), который к моменту начала течения срока приобретательной давности прекратил свое действие. Таким образом, давностный владелец может быть уверен, что не является собственником, более того, владелец может даже знать собственника, что не может поколебать добросовестность владельца. Данный вывод может иметь определенные практические положительные последствия, в частности, конкретность начала течения сроков приобретательной давности и решение судьбы «задавненного» имущества.

3.Понятие;.добросовестности, данное ст. 302 ГК, не обязательно для характеристики добросовестного владельца по приобретательной давности. Таким образом, добросовестность- как условие приобретательной давности означает лишь законное приобретение владения. Исходя из этого можно охарактеризовать условие добросовестности не как длящееся условие, необходимое в течение всего срока приобретательной давности, а лишь как необходимое для начала давностного владения.

4. Анализ п. 4 ст. 234 ГК приводит к выводу о неудачном соотношении в указанной норме сроков исковой и приобретательной давности. В-этой связи обосновывается целесообразность установления правила о приобретении, права собственности на имущество добросовестным приобретателем по ст. 302 ГК в момент приобретения вещи. Для всех остальных приобретателей,.у которых, имущество может быть истребовано, предлагается увеличить срок приобретательной давности на величину срока исковой давности.

5. Названное в п. 1 ст. 234 ГК условие непрерывности приобретательной давности подлежит определению. Исходя из этого; предлагается ввести в ст. 234 ГК закрытый перечень оснований перерыва течения срока приобретательной давности. Так, давностное владение прерывается, во-первых, признанием права собственности на имущество у другого лица и передачей имущества собственнику; во-вторых, оставлением намерения владеть имуществом с целью приобретения права собственности в силу приобретательной давности путем отказа от владения; в-третьих отчуждением владельцем имущества другим лицам; в-четвертых, утратой владения; в-пятых, предъявлением в установленном порядке иска собственника или законного , владельца о праве на имущество.

При этом кратковременный перерыв течения срок» приобретательной давности, в течение которого владельцу удалось вернуть себе владение, не должен иметь правовых последствий, в связи с чем предлагается определить,; что для недвижимых вещей срок максимального перерыва следует установить в 1 год, для всех остальных вещей — 6 месяцев. Перерыв течения срока

приобретательной давности не будет иметь правовых последствий и при отклонении иска собственника или законного владельца.

6. Приобретательная давность без эффективных средств защиты не может в полной мере выполнять отведенную ей роль. В этой связи предлагается введение специализированного правового института поссессорной защиты, который представлял бы из себя совокупность правовых норм материального и процессуального характера. Смысл поссессорной защиты состоит в защите фактического состояния, при этом стороны лишены возможности ссылаться на право. Такой процесс носит характер оперативной защиты владения и является предварительным, в связи с чем сторона, не удовлетворенная исходом подобного разбирательства, может доказать свое право на имущество в обычном порядке.

7. Согласно ст. 234 ГК давностный владелец имеет право на защиту своего владения против всех лиц, кроме собственника или законного владельца. Данное положение представляется не совсем обоснованным. При существующем положении реальна ситуация, когда собственник, потерявший право на виндикацию (истребование имущества из чужого незаконного владения), может вернуть владение от давностного владельца любым образом, пусть даже противоправным. Владение собственника тем самым прочно восстановится без каких-либо частно-правовых последствий. Суд в этом случае не может вернуть имущество давностному владельцу, так как оно находится у собственника.

Давностный владелец мог бы защитить свое имущество от третьих лиц, но у него нет таких возможностей против собственника или законного владельца. Представляется, что в данной ситуации было бы целесообразно оградить давностного владельца от неправовых действий собственника и предоставить защиту владельцу от собственника или законного владельца наряду с третьими лицами до решения вопроса о праве судом.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическая значимость исследования состоит в возможности использования основных положений диссертационной работы в процессе преподавания гражданского и предпринимательского права, разработке дипломных проектов. Результаты работы могут быть использованы в дальнейшем теоретическом исследовании института приобретательной давности, оснований приобретения права собственности и права собственности в целом.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется прежде всего тем, что выводы и результаты работы могут быть использованы в процессе совершенствования гражданского законодательства. Кроме того, положения диссертации могут применяться практикующими юристами в процессе подготовки к судебным разбирательствам.

Апробация результатов исследования.

Основные положения, выводы и результаты исследования нашли свое отражение в опубликованных автором работах, явились предметом выступления диссертанта на межвузовских научно-практических конференциях.

Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

II. Содержание диссертационной работы

Во введении обосновывается выбор темы и ее актуальность, определяется уровень теоретической разработанности темы, излагаются цели и задачи исследования, методологическая основа, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава — «Понятие и содержание права собственности» — состоит из двух параграфов.

В первом параграфе — «Понятие и содержание права собственности» — анализируются существующие точки зрения на понятие права собственности, формулируется определение права собственности и исследуются основные составляющие Данного правового института.

Понятие права собственности, постоянно находящееся в развитии, нельзя определить раз и навсегда. Для каждого конкретного общества понятие права собственности будет свое. Таким образом, сегодня мы не вправе признавать существовавшие ранее представления о праве собственности неверными, точно так же и наши потомки будут иметь свое понимание права собственности, отличное от современного.

Собственность может рассматриваться как отношение лица к имуществу как к своему собственному. Это так называемое «элементарное» понятие. Бесспорно, элементарному понятию и сегодня отводится огромная роль, но современное общество представляет отношения собственности как отношения людей между собой по поводу определенного имущества. Это так называемое «междусубъектное» понятие отношений собственности.

По мнению диссертанта, определение права собственности через призму триады правомочий собственника по владению, пользованию и распоряжению не может быть универсальным хотя бы потому, что универсальное знание о чем-либо — невозможно. Однако на сегодняшний день упомянутая триада наиболее полно характеризует общепринятое понятие права собственности. Существующие попытки ввести в определение права собственности дополнительные правомочия собственника пока представляют из себя попытки перечислить конкретные действия собственника по осуществлению своего права.

Признавая правомочие владения основой права собственности и отвергая характеристику правомочия владения как фактическое господство лица над

вещью, диссертант пришел к выводу, что определяющим в вопросе владения является юридическая возможность пользования имуществом.

Автор обосновывает. .тезис, что возникновение, одного из правомочий собственника у другого лица не прекращает право собственности, а лишь временно ограничивает его, осуществление. В свою очередь, у. собственника всегда остаются все три правомочия, которые восстанавливаются в полном объеме после, того, как отпадут препятствия в осуществлении права собственности. «Передача собственником одного или нескольких правомочий вообще невозможна, как невозможно, признание существования неполной собственности, неизвестной нашему законодательству».

Во втором параграфе — «Защита владения» — исследуется правовое положение и механизм владельческой защиты лица, не являющегося собственником имущества.

Анализ правоприменительной практики показывает, что институт защиты, интересов владельца-несобственника развит слабо. Нормы главы 20 ГК РФ в основном ограничиваются описанием действий собственника по охране своего имущества. Возможность виндикации зависит от добросовестности или недобросовестности, возмездности или безвозмездности приобретения, а также от способа выбытия имущества у собственника.

Недобросовестный приобретатель — тот, который знал, или должен был знать, что приобретает, вещь у лица, которое не имело права ее отчуждать. Не требуя от приобретателя постоянной подозрительности и настороженности, автор пришел к выводу, что лишь умысел и грубая неосторожность может лежать в основе недобросовестности приобретателя.

Автором обосновывается тезис, что возможность ..истребования безвозмездно полученного имущества у добросовестного, приобретателя,, . который не знал и не мог знать, что приобретает вещь у лица, не имеющего, права ее отчуждать, представляется не справедливой. К примеру,; лицо, получившее вещь в дар или по наследству, может и не оценивать ее в денежном, выражении. Сама вещь как память может быть бесценна для человека. В этом

случае утверждать, что лицо ничего не теряет, было бы неправильно. Безвозмездность как обстоятельство, вероятно, должна рассматриваться в каждом случае индивидуально, руководствуясь принципами справедливости,) добросовестности и разумности.

В соответствии с ГК у добросовестного приобретателя после отказа в виндикации собственнику по основаниям, предусмотренным ст. 302 ГК, все-таки не возникает право собственности на имущество. Таким образом, имущество находится в некотором «непонятном» состоянии: право собственности у собственника осталось, но он не может им воспользоваться, а у добросовестного приобретателя возникло другое право. К.И. Скловский определяет его как «право сильнее владения, но слабее собственности». Право собственности переходит от продавца к покупателю вследствие наступления сложного фактического состава — совокупности взаимосвязанных фактов, как-то: надлежащий (дееспособный) продавец, надлежащий покупатель, вещь, не изъятая из оборота, волеизъявление сторон, передача. Согласно ст. 302 ГК право у добросовестного приобретателя может возникнуть с наступлением еще более сложного фактического состава: отчуждатель, который не имеет права отчуждать вещь; возмездная сделка; вещь, не изъятая из оборота, вещь выбывает помимо воли собственника, передача вещи, добросовестность приобретателя. Однако если хоть один из этих элементов цепи отсутствует, скажем, добросовестность приобретателя, собственник может признать сделку недействительной и потребовать возврата вещи в соответствии со ст. 167 ГК. Но к моменту требования вещь перешла по следующей сделке к новому владельцу, несомненно, добросовестному. К примеру, собственник передал вещь в аренду, а арендатор продал ее. Представляется, что при определенном умножении числа сделок, вытекающих из одной недействительной, их цепь может настолько возрасти, что осуществление реституции становится технически невозможным.

В целях урегулирования сложившейся ситуации и упрочения позиций добросовестного приобретателя предполагается, что в случае отказа в

виндикации по основаниям, предусмотренным ст. 302 ГК, у добросовестного приобретателя возникает право собственности.

Вторая глава — «Приобретение права собственности» — состоит из двух параграфов. В ней исследуются вопросы соотношения оснований и способов приобретения права собственности, передача как основной производный способ приобретения права собственности, рассматриваются особенности, приобретения права собственности на бесхозяйные вещи как наиболее вероятные случаи применения приобретательной давности.

Первый параграф — «Соотношение способов . и оснований приобретения права собственности. Передача как основной производный способ приобретения права собственности». Под способами приобретения следует понимать фактические действия, с которыми закон связывает возникновение права собственности, основаниями приобретения являются юридические действия и (или) события или их совокупность. Сами по себе действия (способ), как и события, лишены правового содержания, и только признание их законом (основанием) влечет правовые последствия.

В основе традиционного разделения способов приобретения права собственности на первоначальные и производные диссертант видит критерий правопреемства. Практическая значимость такого разделения состоит в объеме прав, передаваемых от правопредшественника к правопреемнику, так как никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам.

Первоначальными называют такие способы, при которых права приобретателя не зависят от. прав прежнего собственника, а производными -те, при которых происходит переход права собственности от одного субъекта к другому, обусловливающий зависимость права приобретателя от права прежнего собственника.

Каждому способу приобретения права собственности соответствует свое основание. В этом смысле автор предполагает, что нет препятствий тому, что не, только способы, но и основания приобретения права собственности могут разделяться на первоначальные и производные.

Диссертантом особо рассматривается передача как наиболее распространенный способ производного приобретения права собственности. В законе момент передачи вещи квалифицируется как основной момент приобретения права собственности. Это вполне объяснимо, ведь в большинстве случаев лицо, передающее вещи, и есть собственник. Однако передача вещи — лишь способ приобретения права собственности, основанием же приобретения является сделка.

Сама передача вещи иногда лишь подразумевается, если, к примеру, вещь уже находится у нового собственника. Кроме того, часто передается не сама вещь, а ее знак, скажем, ключи от автомобиля. Диссертант доказывает огромное значение передачи тем, что с ней передается и владение – основная составляющая собственности. Это объясняется исторически, так как в дофеодальном обществе обычно передача владения означала передачу собственности.

Второй параграф — «Приобретение права собственности путем завладения бесхозяйными вещами» — посвящен рассмотрению особенностей приобретения права собственности на данное имущество. Рассматривая основания приобретения права собственности при завладении как одном из первоначальных способов приобретения права собственности, необходимо уделить особое внимание институту приобретения права собственности на бесхозяйные вещи, предшествующему и теснейшим образом связанному с институтом приобретательной давности. Говоря о значении завладения бесхозяйными вещами, можно отметить особенность, состоящую в том, что новый собственник, получая право собственности, ничего не отдает взамен, при этом вещь, не имеющая собственника, а, следовательно, не участвующая ни в правовом, ни в экономическом обороте, возвращается в оборот.

Диссертант подчеркивает, что идея понятия бесхозяйных вещей состоит не только в том, что вещь не имеет хозяина, но и в том, что любое лицо может приобрести право собственности на это имущество.

Отмечая неудачность формулировки бесхозяйных вещей, диссертант предлагает считать такими только вещи, ранее имевшие собственника, но от которых собственник отказался. Остальные вещи, например, клад, находка, безнадзорные животные или вещи, собственник которых неизвестен, не могут быть признаны бесхозяйными, так как они имеют собственника, и он не совершал действий, направленных на отказ от права собственности.

Третья глава — «Понятие приобретательной давности и условия приобретения права собственности» — целиком посвящена исследованию правовой конструкции приобретения права собственности в силу приобретательной давности.

В первом параграфе — «Понятие и сущность приобретательной давности» — говорится о значении приобретательной давности, месте приобретательной давности среди других оснований приобретения права собственности, дается понятие и исследуется сущность данного правового института. Большое внимание уделяется зарождению и историко- правовому развитию приобретательной давности как в зарубежном, так ив отечественном

праве. Автором отмечаются одни правовые корни институтов приобретательной и исковой давностей, исследуются причины исчезновения и предпосылки восстановления приобретательной давности в российском гражданском праве, приводятся наиболее яркие высказывания известных советских юристов по поводу правовой конструкции и целесообразности восстановления приобретательной давности.

Во втором Параграфе — «Условия приобретения права собственности в силу приобретательной давности» — дается характеристика каждому из условий приобретательной давности, предлагается новое толкование содержания условий и делается попытка переосмысления места, роли и значения каждого из условий приобретательной давности, анализируется правовое положение и степень защищенности давностного владельца до момента приобретения им права собственности на имущество.

По мнению диссертанта, субъект приобретательной давности в законе недостаточно определен. Пункт 1 ст. 234 ПС говорит «гражданин или юридическое лицо». Однако здесь нужно исходить из принципа равенства всех форм собственности и, следовательно, к субъекту приобретательной давности необходимо добавить и государство, и субъекты Российской Федерации, и органы местного самоуправления. Кроме того, п. 2 ст. 124 ПС говорит, что к Российской Федерации, субъектам Российской Федерации и муниципальным образованиям применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

Рассматривая добросовестность «N владельца, первое из условий приобретательной давности, диссертант обращает внимание на различное понимание добросовестности на бытовом и правовом уровнях. В праве добросовестность существует в виде принципа и презумпции.

Как принцип, то есть как закрепленные в праве основные начала, руководящие идеи, определяющие объективно существующие в обществетребования, предъявляемые к субъектам отношений в рамках избранного направления развития, добросовестность закреплена в статье 6 ПС, которая базируется на понимании добросовестности не как нормы, установленной правом, а как нормы, установленной обществом, сопоставимой с нормами морали и нравственности. Так же как и нормы морали и нравственности, понятие добросовестности появилось задолго до появления права и государства, и только на определенном этапе развития общества данная категория получила законодательное закрепление.

Презумпция в праве — юридическое предположение настолько сильное и обоснованное, что практически не остается сомнений в существовании (не существовании) определенных фактов. Д. И.Мейер подчеркивал, что «предположение тогда только значит что-либо в области права, когда оно оправдывается на деле или когда принимается законодательством, и тогда получает силу даже вопреки действительности». Отсюда нет необходимости в

оказательстве этих фактов, так как вероятность близка к действительности. Как презумпция добросовестность установлена в п. 3 ст. 10 ПС, в которой говорится, что в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских:

Применительно к приобретательной давности добросовестность может иметь строгое и умеренное толкование. Наиболее строгое толкование добросовестности сводится к требованию непременного наличия у владельца основательной уверенности, что вещь принадлежит ему на праве собственности. Многие известные юристы полагают, что добросовестность как условие приобретательной давности означает «извинительное заблуждение» владельца в том, что вещь принадлежит ему на праве собственности (Г.Н.

Амфитеатров), однако все равно владелец уверен (субъективно), пусть даже и заблуждается (объективно), что вещь принадлежит ему на праве собственности. Более умеренное толкование добросовестности может рассматриваться, как убеждение приобретателя, что он получил вещь законным путем — «без неправды, пусть и не в собственность, но таким образом, что позволяет осуществлять владение, как своим собственным».

Следовательно, добросовестность многими учеными рассматривается с позиций ст. 302 ГК, которая говорит о добросовестном приобретателе. Однако автор стоит на несколько иной позиции. Бесспорно, приобретательная давность до сих пор является основным средством приобретения права собственности добросовестным приобретателем. Владелец, который предполагает себя собственником, не будет стремиться к тому, чтобы приобрести собственность по давности владения, так как он уже считает себя собственником. Если же он и захотел приобрести право собственности по приобретательной давности, значит, он каким-либо путем уже узнал о том, что он не является; собственником и владение его незаконно. С этого момента добросовестный приобретатель, по смыслу ст. 302 ГК, теряет свою добросовестность, а вместе с

ней и саму возможность когда-либо приобрести право собственности по приобретательной давности. Это, в свою очередь, может поставить под угрозу вообще какое-либо право. Поэтому автор приходит к выводу, что позиция ст. 302 ГК, определяющая добросовестного приобретателя (не знал и не мог знать), не совсем подходит к отношениям приобретательной давности.

Добросовестность толкуется по-разному применительно к разным правоотношениям. Обязательное осознание самого себя собственником имущества намного сужает область применения приобретательной давности. Приобретательная давность не служит только для того, чтобы наделять правом ‘ собственности лицо, от которого вещь не могла быть истребована в порядке ст. 302 ГК. Более реальна ситуация, когда лицо совершенно точно знает, что не является собственником имущества, но это не свидетельствует о том, что лицо приобрело имущество незаконно.

Более того, нельзя не отметить, что добросовестность, установленная ст. 234 ГК, имеет силу презумпции и подтверждает презумпцию, установленную, ст. 10 ГК. Смысл презумпции как юридического предположения состоит именно в общем регулировании. Статья 10 ГК, таким образом, может рассматриваться как свидетельство общего подхода к добросовестности, как гарантия уважения прав всех участников оборота, но отнюдь не как норма прямого действия, защищающая Давностного владельца. Поэтому на вопрос о необходимости условия добросовестности; в норме о приобретательной давности следует ответить положительно, хотя„ необходимо подчеркнуть тот факт, что условие добросовестности не было среди необходимых условий приобретательной давности в русском дореволюционном праве.

Автором подчеркивается, что в науке гражданского права давно возник спор о том, необходимо ли добросовестное владение на всем протяжении срока давностного владения или же достаточно только добросовестного приобретения? Этот вопрос имеет достаточно важное практическое значение для доказательства состава, приобретательной давности. Б.Б. Черепахин в своей фундаментальной работе утверждал, что добросовестность владельца должна

иметь место во все время владения. Статья 234 ПС не дает точного ответа на вопрос, требуется ли добросовестность в течение всего срока приобретательной, давности. Исходя из сегодняшней экономической и правовой ситуации, следует признать, что существование условия добросовестности не обязательно для всего срока давности. Более важным здесь является момент приобретения владения — начало владения должно быть добросовестным. Таким образом, если владелец, начав добросовестно свое владение для давности, впоследствии узнает, что владение недобросовестно, он не утрачивает свое владение, а течение сроков приобретательной давности не приостанавливается.

Условие «владеть как своим собственным» является одним из основных условий приобретательной давности. Многие ученые, характеризуя условие владеть «как своим собственным», говорят, что смысл его состоит во владении имуществом без какого-либо основания, иначе говоря, в основе его владения не должен лежать какой-либо договор, сделка. Безусловно, следует согласиться с тем, что никакой арендатор или хранитель не может стать собственником имущества по давности. Сама идея, смысл института приобретательной давности состоит в том, что владелец именно незаконное владение возводит в право собственности. Но сделки, как и все в нашем мире, существуют во времени, и нередко возникают ситуации, когда по окончании срока действия договора вещь продолжает находиться не у собственника и собственник не стремится вернуть вещь обратно. Владелец продолжает владеть теперь уже без основания. С одной стороны, существует собственник, который, вероятно, не желает Далее осуществлять свое право собственности, не желает нести бремя содержания имущества, с другой стороны — владелец, владеющий имуществом добросовестно, так как добросовестность, как уже было установлено, предполагает добросовестное начало владения. Добросовестное начало владения по договору — безусловно, так как оно законно.

Автор стоит на позиции, что в этих случаях следует признать возможность приобретения права собственности в силу приобретательной давности. Наличие же определенного основания в начале владения не может

умалять добросовестности владельца. Помимо определенности экономического и правового- будущего имущества, данное положение наделяет институт приобретательной давности еще одним положительным свойством – точным определением начала течения срока приобретательной давности. Владелец точно знает срок окончания договора, прибавляет к нему срок исковой давности и необходимый срок приобретательной давности. В вопросе владения «как своим собственным», безусловно, огромную, роль играет волевой акт, желание присвоить вещь, получить право собственности. Сознанием должен охватываться конечный результат -приобретение права собственности.

Владелец, не имеющий статус собственника, пользуется имуществом, извлекает из него доход, следит за его состоянием, относится к присвоенному имуществу так же как к остальному, находящемуся у него на праве собственности, несет все риски, как если бы он был собственником, уплачивает налоги.

Таким образом, предлагается принять буквальное толкование условия владеть «как своим собственным».

При рассмотрении условия открытого владения автор придерживается ! мнения, что такое владение должно быть явным, без попытки утаить или скрыть имущество в первую очередь от того, кто может владение, оспорить. При этом, конечно, владелец не обязан совершать каких-либо активных действий, которые свидетельствуют об открытости, например, не обязан демонстрировать или выставлять напоказ имущество. Владелец не должен лишь совершать действий по сокрытию имущества.

Особо следует отметить, что важным моментом в вопросе открытости является вопрос отношения к владению третьих лиц, так как именно на свидетельские показания придется ссылаться давностному владельцу и в вопросе открытости и в вопросе начала течения сроков (если четко сроки установить нельзя). Общество в лице конкретных субъектов, наблюдая за поведением владельца, сопоставляет его с общепринятым в обществе

поведением собственника вещи, что не дает усомниться в праве владельца на вещь- Тем самыми налицо теснейшая связь условия открытого владения с условием владеть «как -своим собственным». Однако представление субъекта(скажем, соседа) об общепринятом поведении собственника может и не соответствовать конкретному поведению владельца, хотя бы по причине неосведомленности. Объективная ошибка, таким образом, может сыграть решающую роль в процессе доказательства состава приобретательной давности.

Автор пришел к выводу, что единственным решающим условием в вопросе определения открытости давностного владения является умысел владельца на сокрытие имущества от лица, которое может его истребовать. Доказательства умысла на сокрытие имущества могут быть любые, как-то: подделанные документы, подложные документы, нахождение имущества у третьих лиц, нахождение имущества в нехарактерных местах для хранения такого рода имущества, намеренное введение в заблуждение заинтересованных лиц о местонахождении имущества, сокрытие и уничтожение инвентарных и серийных номеров, переделка (перестройка) имущества с целью лишения его индивидуальной определенности, видимое уничтожение имущества, и т.д.

Далее диссертантом исследуются условия приобретательной давности, непосредственно характеризующиеся фактором времени. При этом автором отмечается, что институт приобретательной давности знал и 5-летние, и 10, 20, 30, 40-летние сроки. В праве Рима в период Константина и Феодосия приобретательная давность устанавливала срок в 100 лет в отношении имущества церквей, монастырей и богаделен.

Важным в практическом отношении является определение момента начала течения давностного срока, однако единственным упоминанием о начале давностного срока в законе является п. 4 ст.: 234 ПС, который говорит, что течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 (истребование имущества из чужого незаконного

владения) и 305 (истребование имущества из чужого незаконного владения лицом, не являющимся собственником) ГК, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. Автор полагает, что такое положение создает определенные трудности. Закон, делая оговорку в п. 4 ст. 324 ГК, тем самым разделяет субъектов приобретательной давности на две группы и ставит их в зависимость от добросовестности по ст. 302 ГК. Лицо, желая приобрести право собственности по давности, обязано сначала выяснить, подпадает ли под определение добросовестного приобретателя, и только в зависимости от этого может исчислять свой срок. Создается, таким образом, весьма запутанная ситуация для собственника, когда лицо, будучи уверено в том, что уже является; собственником, на самом деле не оказывается таковым. Самая запутанная ,ситуация складывается для владельца, который уверен, что он собственник, нона самом деле не является даже добросовестным приобретателем (скажем, отсутствует одно из условий ст. 302 ГК). В определенный момент лицо узнает, что, во-первых, не являлось — все это время собственником, а во-вторых, что не станет собственником в ближайшие несколько лет (в зависимости от момента попытки применения нормы о приобретательной давности). Последствия такой ситуации могут быть самые различные. Опираясь на результаты проведенного исследования, автор предлагает следующий выход из сложившейся ситуации. Во-первых, как уже ранее отмечалось, добросовестный приобретатель должен получить право собственности с момента приобретения вещи. Тем самым исчезает неопределенность во владении добросовестного приобретателя, который избавляется от несправедливой необходимости в ожидании определенного срока для приобретения права собственности. Во-вторых, для всех остальных необходимо увеличить срок приобретательной давности на величину срока исковой давности. В результате исчезает необходимость в оговорке относительно исковой давности и смешении двух институтов.

Анализируя положения законодательства, диссертант пришел к выводу о правовом пробеле в определении условия непрерывности давностного владения. Исходя из этого, предлагается законодательно закрепить основания перерыва течения срока приобретательной давности и основания приостановления течения срока приобретательной давности.

По мнению диссертанта, давностное владение прерывается: признанием — права собственности на имущество у другого лица и передачей имущества собственнику, оставлением намерения владеть с целью приобретения права собственности в силу приобретательной давности путем отказа от владения, отчуждением владельцем имущества другим лицам, утратой владения, предъявлением в установленном порядке иска собственника или законного владельца о праве на имущество.

Прерванный срок давностного владения восстанавливается в полном объеме: в случае отказа собственнику или законному владельцу в иске о праве на имущество, в случае возвращения утраченного владения в течение 1 года -для недвижимого имущества, в течение 6 месяцев — для иного имущества.

Вместе с тем, диссертант обосновывает тезис, что непрерывность владения «для давности» не означает, что имущество должно постоянно находиться в фактическом обладании владельца. Оно может временно выбывать из его владения по тем же основаниям, по которым оно может выбывать из владения собственника (например, при передаче в аренду) без каких-либо последствий. В случае перерыва течения срока приобретательной давности время, истекшее до перерыва, теряет значение для исчисления срока давности. После перерыва срок начинается заново.

Далее в работе автор уделяет внимание проблеме защиты давностного владельца. Отмечая недостаточность защиты давностного владельца, предусмотренной п. 2 ст. 234 ПС, автор поддерживает мнение многих юристов ввести в законодательство институт владельческой (поссессорной) защиты, которая представляет из себя защиту фактического состояния, исключая ссылки сторон на их право на вещь. Поскольку в таком процессе защищалось бы не

право, а факт, то такая защита носила бы предварительный характер. Недовольная исходом дела сторона могла бы обратиться за защитой своего права в обычном порядке. К.И. Скловский, будучи сторонником введения владельческой защиты, в своей работе выделил несколько признаков поссессорной защиты, отделяющей ее от петиторной: недопущение спора о праве (титуле); насилие как главный повод для вмешательства власти; оперативность; предварительный и временный характер защищенного положения; Для суда при этом не важно, кто обратился с иском: добросовестный приобретатель, владелец «для давности» или же сам собственник.

Автор стоит на позиции, что такая защита, ввиду ее более простой процедуры, могла бы не только разгрузить суды всех уровней, но и придать уверенность давностному владельцу, защищая его даже против собственника.

В третьем параграфе — «Особенности приобретения права собственности на недвижимое имущество в силу приобретательной давности» — автором уделяется особое внимание вопросам установления фактического состава приобретательной давности и регистрации недвижимости, приобретаемой в силу приобретательной давности.

Исследование данного вопроса показывает, что в законодательстве наблюдается определенный пробел, состоящий в применении общих принципов регистрации недвижимости без учета особенностей приобретения права собственности в силу приобретательной давности.

Представляется, что установление факта приобретательной давности производится в судебном порядке двумя путями:

1. Если отсутствует спор о праве, приобретательная давность устанавливается судом в порядке особого производства, то есть путем установления факта, имеющего юридическое значение. По результатам рассмотрения дела судом выносится решение об установлении факта приобретательной давности, которое в соответствии со ст.6 и п.1 ст.28 Закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с

ним» служит основанием для проведения государственной-регистрации права собстренности. на недвижимое имущество заявителя. Таким образом, само признание . судом (гражданским или арбитражным) фактов (условий) приобретательной. давности. влечет приобретение права собственности на недвижимое имущество.

2. Однако практика показывает, что отсутствие спора о праве в таких случаях встречается очень редко. В ситуации, когда существует спор о праве и лицо, не согласное с доводами истца о приобретении права собственности в силу приобретатедьной давности, единственным способом приобретения права собственности на имущество является подача искового заявления о признании права собственности в силу приобретатедьной давности.. Такая возможность предусмотрена ст. 11 и 12 ГК, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Решением суда устраняются какие-либд, .сомнения о правовой принадлежности имущества. Необходимым условием..удовлетворения подобного иска служат реальные доказательства приобретения права собственности, в данном случае существование всех у слозий приобретательной давности.

В обоих случаях решение суда об удовлетворении заявления о признании права собственности в силу приобретательной давности или об установлении факта приобретательной давности является основанием для регистрации уполномоченным органом права собственности лица на недвижимое имущество.

Таким образом, .автор пришел к выводу, что для приобретения Управа собственности на недвижимое имущество в силу приобретательной давности, необходимо сначала существование материальных условий приобретательной давности, а затем последовательно получить судебное решение и осуществить государственную регистрацию.

В заключении диссертационного исследования подводятся итоги работы, формулируются выводы и предложения по применению на практике института приобретательной давности.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Бубнов М.Ю. Понятие и содержание права собственности // Актуальные проблемы современного права и политики: Материалы научно-теоретической конференции преподавателей, аспирантов и студентов факультета юриспруденции и политологии, 19 марта 2002 года / Отв. редактор Г.Я.Козлов. Рязань: Изд-во РГПУ, 2002. (0,2 п.л.).

2. Бубнов М.Ю. Защита владения // Сборник научных трудов преподавателей и молодых ученых факультета юриспруденции и политологии РГПУ / Под ред. доктора юридических наук, профессора В.А. Рыбакова. Рязань: Изд-во РГПУ, 2002. (0,3 п.л.).

3. Бубнов М.Ю. Приобретение права собственности // Сборник научных трудов преподавателей и молодых ученых факультета юриспруденции и политологии РГПУ / Под ред. доктора юридических наук, профессора В.А. Рыбакова. Рязань: Изд-во РГПУ, 2002. (0,3 пл.).

4. Бубнов М.Ю. Добросовестность как условие приобретательной давности // Аспирант. Рязань: Изд-во РГПУ, 2003. № 1. (0,4 п.л.).

Популярное:

  • Программа молодая семья в екатеринбурге очередь Программа молодая семья в Екатеринбурге и Свердловской области в 2018 году Программа "Молодая семья" в Екатеринбурге и Свердловской области действует с 2003 года. В настоящее время программа "Молодая семья" реализуется в рамках подпрограммы 6 "Обеспечение жильем молодых семей" […]
  • Помощь молодым семьям оренбургской области Программа молодая семья в Оренбурге и Оренбурской области в 2018 году Областная целевая программа "Молодая семья" в Оренбурге и Оренбургской области работает с 2003 года. Это одна из первых областей, отозвавшаяся на федеральную инициативу подпрограммы "Обеспечение жильем молодых семей" […]
  • Ук рф что это значит УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М . А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева . 2003 . Смотреть что такое "УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС" в других словарях: Уголовный Кодекс РФ — федеральный закон «Уголовный кодекс Российской Федерации» Номер: 63 ФЗ Принят: […]
  • Классный час на тему уголовное наказание несовершеннолетних Классный час "Преступление и наказание" Цели: правовое просвещение; профилактика правонарушений; знакомство с основными правами и обязанностями гражданина РФ посредством игры; подвести учащихся к осознанию регулятивной, предупредительной и карательной функций правовых […]
  • Помощь молодым семьям в кировской области 2018 Программа молодая семья в Кирове и Кировской области в 2018 году Программа "Молодая семья" в Кирове и Кировской области работает с 2003 года: в течение 2003 - 2011 годов в рамках подпрограммы "Обеспечение жильем молодых семей" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы, а […]
  • Комсомольск на амуре воинская часть 54912 Войсковая Часть 54912 информация актуальна на 07.11.2018 на карточке организациис учетом всех используемыхисточников данных."> разделы Анкета Ликвидация Реквизиты Связи Выписка из ЕГРЮЛ ФНС РФ"> Ликвидация Регистрация организации признана ошибочной по решению […]