Статья 162 УК РФ. Разбой (действующая редакция)

1. Разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до восьми лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

2. Разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере, —

наказывается лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

4. Разбой, совершенный:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере;

в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, —

наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 162 УК РФ

1. Объективная сторона преступления в виде разбоя характеризуется как нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия.

Для нападения характерны внезапность, стремительность, насильственный напор, стремление застать потерпевшего врасплох. Оно может быть очевидным или замаскированным, выражаться в явном или тайном воздействии на потерпевшего нервнопаралитическими, токсическими или одурманивающими средствами, введенными в организм потерпевшего против его воли или путем обмана в целях приведения в беспомощное состояние (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

2. Под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Насилие будет опасным для жизни и в том случае, если способ его применения создавал реальную опасность наступления смерти, хотя и не причинил никакого вреда здоровью (например, удерживание потерпевшего под водой, в загазованном помещении). Для квалификации преступления как разбоя достаточно, чтобы насилие создавало опасность как минимум для здоровья.

3. При разбое возможно не только физическое, но и психическое насилие (угроза) при условии, что виновный угрожал насилием, опасным для жизни или здоровья. О характере угрозы могут свидетельствовать высказывания виновного («убью», «зарежу», «изувечу» и т.п.) и его действия (демонстрация ножа, лезвия бритвы и т.п.).

4. Разбой в отличие от других видов хищений признается оконченным преступлением с момента начала нападения. Поскольку он имеет характер направленного воздействия, то фактически исключает возможность покушения.

5. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом и целью хищения чужого имущества.

6. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 14 лет.

7. Квалифицированный вид разбоя включает его совершение группой лиц по предварительному сговору либо с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК).

Оружие в собственном смысле слова (огнестрельное, холодное, пневматическое и газовое) специально предназначено для поражения живой цели (ст. 1 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии»). Под предметами, используемыми в качестве оружия, понимаются любые предметы, способные причинить увечье или смерть: топоры, ломики, дубинки, бритвы, ножи и т.д. Не имеет значения, были ли они заранее и специально приготовлены для разбойного нападения или случайно подобраны на месте преступления.

8. Угроза заведомо негодным оружием или имитацией оружия (например, макетом пистолета или стартовым пистолетом) не может рассматриваться как вооруженный разбой. Однако и в этом случае потерпевший воспринимает нападение как реальную угрозу его жизни или здоровью, поэтому оно должно квалифицироваться как разбой, предусмотренный ч. 1 ст. 162 УК. Если же потерпевший осознавал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, то деяние должно квалифицироваться как грабеж.

9. Применение оружия, если виновный не имел на него разрешения, должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 и соответствующей частью ст. 222 УК.

10. Групповой вооруженный разбой отличается от бандитизма отсутствием признаков устойчивости и специальной цели нападения на граждан или организации.

11. Особо квалифицированными видами разбоя являются его совершение с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере (ч. 3 ст. 162 УК). Содержание этих признаков раскрыто при анализе предыдущих форм хищения.

12. В ч. 4 ст. 162 УК предусматривается ответственность за совершение разбоя организованной группой в особо крупном размере и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. О их содержании см. комментарии к ст. ст. 35, 111 и 158 УК.

Посягательство на жизнь выходит за рамки состава данного преступления и требует дополнительной квалификации по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК. Если умыслом виновного охватывался только тяжкий вред здоровью, а психическое отношение к наступлению смерти потерпевшего выразилось в неосторожности, деяние должно квалифицироваться по совокупности п. «в» ч. 4 ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК.

13. Хищение, начатое как кража или грабеж, может в процессе совершения перерасти в разбой, если виновный в целях завладения имуществом или его удержания после завладения применяет насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угрожает применением такого насилия.

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ РАЗБОЯ

Преступление, предусмотренное ст. 162 УК РФ, является двуобъектным преступлением. Основным непосредственным объектом являются отношения собственности, дополнительным — здоровье и жизнь потерпевшего.

Объективная сторона рассматриваемого состава выражается в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Нападение при разбое — внезапное насильственное воздействие на потер­певшего, создающее угрозу его жизни и здоровью. Нападение носит обычно открытый характер, но оно может осуществляться и незаметно для потерпевше­го или окружающих (например, в случае, если потерпевшего оглушили внезап­
ным ударом, привели в бессознательное, опасное для жизни и здоровья состоя­ние путем насильственного или под влиянием обмана введения наркотических, психотропных или отравляющих веществ). В то же время нельзя признать нападением воздействие на потерпевшего указанными веществами, если они были приняты им добровольно.

В соответствии с п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать та­кое насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью. Однако в случае причинения тяжкого вреда здоровью содеян­ное квалифицируется по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

По ч. 1 ст. 162 УК РФ также следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевше­го, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья. К такому насилию практика относит, в частности, периодическое сдавливание шеи потерпевшего (с целью добиться выдачи спрятанного ценного имущества), сбрасывание на ходу с быстро движущегося транспортного сред­ства и т. п. Эти и другие подобные действия в зависимости от ситуации могут и не влечь последствий в виде вреда здоровью, однако должны расцениваться как насилие, опасное для жизни или здоровья.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 21 указанного постановления отмечает, что если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего приме­няется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опас­ности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевше­го в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью).

Психическое насилие при разбое выражается в угрозе немедленно приме­нить физическое насилие, опасное для жизни или здоровья. Угроза может быть выражена в словах, жестах, демонстрации оружия.

В тех случаях, когда угроза носила неопределенный характер, необходи­мо принимать во внимание фактические обстоятельства (место и время совер­шения преступления, число нападавших, характер предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективное восприятие угрозы, совершение каких- либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намере­нии нападавших применить физическое насилие, и т. п.).

Угроза при разбое должна быть наличной и реальной, т. е. не оставляю­щей у потерпевшего сомнений в том, что в случае неисполнения требований виновного она будет немедленно реализована.

По конструкции состав разбоя — усеченный. Согласно п. 6 указанного по­становления разбой считается оконченным с момента нападения в целях хище­ния чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Насилие либо угроза его применения при разбое (так же, как и при грабе­же) должны быть средством завладения имуществом или удержания его непо­средственно сразу после завладения.

Насильственный грабеж следует отличать от разбоя по характеру приме­няемого насилия: преступление, предусмотренное и. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, со­пряжено с насилием, не опасным для жизни или здоровья, либо с угрозой при­менения такого насилия; конструктивным признаком разбоя является насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия.

Субъективная сторона — прямой умысел.

Целью разбоя является завладение чужим имуществом и обращение его в свою пользу или в пользу других лиц. Эта цель должна возникнуть у лица до совершения нападения. А поэтому не содержит состава разбоя, например, по­хищение вещей у убитого, если насилие, повлекшее смерть, было совершено не с целью завладения имуществом, а по другим мотивам (по сексуальным, са­дистским, на почве мести и т. и.). Такие действия следует квалифицировать как кражу.

С. пришел переночевать в дом к своей родственнице — тете. Она его не пустила, и между ними возникла ссора, в результате которой С. избил род­ственницу, причинив черепно-мозговую травму, от которой она скончалась. Положив труп на кровать, он снял с убитой золотые изделия. Судом первой ин­станции С. был осужден за убийство, предусмотренное и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и разбой. Верховный Суд, учитывая, что умысел на завладение чужим имуществом возник у С. после лишения жизни потерпевшей, обоснованно пе­реквалифицировал его деяние на и. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2007 г. № 26-ФЗ — на и. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ «кража, со­вершенная с причинением значительного ущерба гражданину») и ч. 1 ст. 105 УК РФ [333] .

Субъектом разбоя является физическое вменяемое лицо, достигшее на момент совершения преступления 14-летнего возраста.

Содержание таких квалифицирующих признаков разбоя, как его совер­шение группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 162 УК РФ), с неза­конным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере (ч. 3 ст. 162 УК РФ), организованной группой, а также в целях завладения имуществом в особо крупном размере (ч. 4 ст. 162 УК РФ), такое же, что и при краже.

Специфическим признаком, отягчающим ответственность, является со­вершение разбоя с применением оружия или предметов, используемых в ка­честве оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ).

Под применением оружия или предметов, используемых в качестве ору­жия, понимается как непосредственное использование указанных предметов для физического воздействия на потерпевшего, так и с целью психического воздействия (направление оружия на потерпевшего, выстрел в воздух). В то же время лишь демонстрация оружия, высказывание намерения причинить вред,
не сопровождающиеся действиями, свидетельствующими о намерении винов­ного реально применить оружие, не может считаться «применением» по смыс­лу ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Так, ошибочная квалификация действий А. по признаку совершения раз­боя с применением предмета, используемого в качестве оружия, предусмотрен­ного ч. 2 ст. 162 УК РФ, послужила основанием для изменения приговора су­дебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда.

Как следует из показаний потерпевшего Ш, он видел на ладони А. нож, рукоятка которого находилась в рукаве. При этом А. сказал потерпевшему, чтобы он не двигался, иначе он его убьет. Другой потерпевший узнал о ноже только со слов Ш.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что при совершении пре­ступления А. не применял нож, а лишь демонстрировал его, высказывая при этом потерпевшему угрозу применения к нему насилия 1 .

Следует отметить, что оружие или предметы, используемые в качестве оружия, так же, как и насилие (угроза применения насилия), должны приме­няться с целью завладения имуществом либо с целью его удержания непосред­ственно сразу после завладения.

Так, Кассационным определением судебной коллегии по уголовным де­лам Кемеровского областного суда изменен приговор Крапи винского районно­го суда, которым В. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ. По мнению судебной кол­легии, не нашел своего подтверждения квалифицирующий признак «примене­ние предметов, используемых в качестве оружия». Из показаний потерпевшей Т. следует, что виновный, привязав ее к креслу, бил ее, требуя сказать, где хра­нятся деньги и ценные вещи. После того, как В. собрал вещи в сумку, он взял складной нож в серванте и, приставив его к горлу Т., потребовал не заявлять на него, на что она пообещала никому ничего не рассказывать. При таких обстоя­тельствах угроза применения ножа использовалась В. не в целях совершения хищения, а в целях сокрытия совершенного им преступления, в силу чего ква­лифицирующий признак «применение предметов, используемых в качестве оружия», подлежит исключению, а действия В. — переквалификации на ч. 1 ст. 162 УК РФ [334] [335] .

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об оружии» под оружием применительно к ч. 2 ст. 162 УК РФ следует понимать устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели. Являет­ся ли примененный при нападении предмет оружием, необходимо устанавли­вать на основании экспертного заключения. При наличии к тому оснований, предусмотренных законом, действия виновного должны дополнительно квали­фицироваться по ст. 222 УК РФ.

Понятие предметов, используемых в качестве оружия, детализировано в и. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 29. К ним относятся лю­
бые предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные по­вреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т. п.), а также предметы, предна­значенные для временного поражения цели (например, механические распыли­тели, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздра­жающими веществами).

В судебной практике часто встречаются случаи, когда лицо в процессе нападения угрожает заведомо негодным или незаряженным оружием либо ими­тацией оружия (например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом, зажи­галкой, внешне похожей на пистолет, и т. п.), не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здо­ровья. Его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) необ­ходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 162 УК РФ, несмотря на то, что потерпев­ший воспринимал это «оружие» как реальное.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда изменила приговор Нижне-Сергинского районного суда Свердловской об­ласти в части квалификации содеянного Г. по ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, со­вершенный с применение оружия.

Г. нашел обрез спортивно-охотничьего ружья. Подойдя к киоску, он в окошко для выдачи товара наставил ствол обреза и потребовал от реализатора бутылку коньяка. Женщина испугалась и спряталась в киоске. Г. обрезом раз­бил стекла витрины, на обратном пути обрез выбросил.

Согласно заключению судебно-баллистической экспертизы, обрез являл­ся огнестрельным оружием нарезного спортивно-охотничьего ружья модели ТОЗ-8М и был пригоден для стрельбы. Вместе с этим в стволе обреза не было патронов. Таким образом, виновным при нападении на киоск использовался не­заряженный обрез. Судебная коллегия областного суда переквалифицировала действия Г. с ч. 2 ст. 162 на ч. 1 ст. 162 УК РФ [336] .

Такой разбой не может быть признан квалифицированным, поскольку по­добными предметами нельзя причинить вред. Если же потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией ору­жия, действия виновного содержат признаки насильственного грабежа.

Использование в процессе нападения с целью хищения чужого имуще­ства собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо угроза применить подобное насилие, надлежит расце­нивать с учетом конкретных обстоятельств дела как разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ).

Если для приведения потерпевшего в беспомощное состояния в организм потерпевшего против его воли или путем обмана вводится опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если указанное вещество не представляет опасность для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифи­

цировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указан­ных преступлений, должны при необходимости устанавливаться с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем (и. 23 указанного по­становления).

Имеется некоторая специфика квалификации разбоя, совершенного с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, груп­пой лиц по предварительному сговору. Для вменения обоих квалифицирующих признаков не является обязательным наличие оружия у каждого члена группы и применение его всеми участниками нападения. В соответствии с и. 14 поста­новления Пленума Верховного Суда РФ № 29, если умыслом виновных, совер­шивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, охва­тывалось применение оружия (или предметов, используемых в качестве ору­жия), все участники совершенного преступления несут ответственность также по ч. 2 ст. 162 УК РФ как соисполнители и в том случае, когда оружие и другие предметы были применены одним из них.

Еще одним отличительным квалифицирующим признаком комментируе­мого состава преступления является совершение разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ). К тяжкому вреду здо­ровью относится вред, опасный для жизни человека или повлекший одно из по­следствий, указанных в ч. 1 ст. 111 УК РФ 1 .

Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуще­ством потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, повлекший за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифициро­вать по совокупности преступлений — по и. «в» ч. 4 ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК РФ. Если лицо в процессе разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им подлежит квалификации по и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убий­ство, сопряженное с разбоем, а также по и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (и. 21 и 22 указанного постановления в ред. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. № 7).

Так, С., имея умысел на разбойное нападение на Б. в целях хищения ее имущества, по телефону договорился с ней о встрече в ее квартире. Когда Б. открыла дверь, С. проник в ее квартиру и нанес потерпевшей один удар ножом в живот. Затем виновный взял в спальне молоток и нанес им Б. не менее 18 уда­ров по голове, от чего она скончалась. Совершив убийство, С. похитил из квар­тиры различное имущество потерпевшей и деньги на общую сумму 28 300 руб. Президиум Верховного Суда РФ квалифицировал действия С. по совокупности указанных статей [337] [338] .

Если же смерть потерпевшего не наступила по не зависящим от виновно­го лица обстоятельствам, содеянное необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 30, и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство, сопряженное с раз­боем (при наличии прямого умысла, направленного на лишение жизни), а также по и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Так, Р. и Д. договорились совершить убийство А. с целью хищения его сотового телефона. Они путем обмана завлекли его в лесной массив и нанесли более 50 ножевых ранений в жизненно важные органы: в живот, спину, лицо, голову, шею, область сонной артерии. После того, как лезвие ножа обломилось, они продолжали наносить удары А. ножом с обломанным лезвием, а затем, по­считав, что причиненных ими телесных повреждений достаточно для наступле­ния смерти потерпевшего, оставили его, истекающего кровью, в ночное время в безлюдном месте, где он находился двое суток, пока ему не была оказана меди­цинская помощь.

Суд обоснованно квалифицировал действий Р. и Д. по п. «в» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 30, п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ 1 .

Убийство, сопряженное с разбоем (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), следует от­личать от убийства из корыстных побуждений (предусмотренного тем же пунк­том ч. 2 ст. 105 УК РФ), учитывая, что они являются взаимоисключающими. Убийство, сопряженное с разбоем, в отличие от корыстного убийства, имеет место лишь при наличии нападения с целью немедленного завладения чужим имуществом. К убийству из корыстных побуждений можно отнести, в частно­сти, убийство с целью получения имущества в будущем (например, лишение жизни наследодателя) или избавления от материальных затрат (возврата иму­щества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.) [339] [340] . Таким образом, при квалификации убийства по и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как «сопряженного с разбоем» в словесной формулировке ква­лификации следует исключить дополнительную оценку действий виновного, как совершенных «из корыстных побуждений».

Так, Приговором Верховного Суда Республики Хакасия действия К., направленные на убийство потерпевшей, суд квалифицировал по нескольким квалифицирующим признакам, в том числе «сопряженное с разбоем» и «из ко­рыстных побуждений». Судебная коллегия Верховного Суда РФ признала не­обоснованной квалификацию действий К. по признаку «из корыстных побуж­дений», указав следующее. Совершение убийства, сопряженного с разбоем, са­мо по себе предусматривает корыстный мотив, и дополнительной квалифика­ции по признаку «из корыстных побуждений» не требуется [341] .

Если убийство совершается после разбойного нападения, например, с це­лью скрыть его, виновному следует вменить (помимо соответствующей части
ст. 162 УК РФ) п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающий ответственность за убийство с целью скрыть другое преступление.

Так, постановлением Президиума Верховного Суда РФ Яковец Ю., Яко- вец и Плохих были осуждены по совокупности преступлений, предусмотрен­ных и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, совершенных при следующих обстоятельствах. Яковец Ю. предложила Яковцу и Плохих за­владеть шубой, в которую был одет ранее незнакомый им Блеет. Согласившись, они втроем напали на Блеста. Яковец нанес потерпевшему удары стеклянной банкой по голове, а затем они стали бить потерпевшего кулаками и ногами. В результате Блесту был причинен тяжкий вред здоровью. Воспользовавшись тем, что он перестал двигаться и потерял сознание, Яковец Ю. сняла с потер­певшего ботинки и шубу. Видя, что потерпевший находится без сознания, не может самостоятельно двигаться и совершать другие активные действия, все трое с целью скрыть разбой решили вынести его на улицу, где он, по их мне­нию, должен был замерзнуть и умереть. Смерть потерпевшего Блеста наступи­ла от общего переохлаждения организма 1 .

В некоторых случаях суды допускают ошибки, квалифицируя разбой по совокупности с другими преступлениями против личности.

Так, Ж. и К. договорились о нападении в целях хищения чужого имуще­ства. Под предлогом найма квартиры, используя поддельный паспорт, они об­ратились в фирму «Новый дом» и совместно с сотрудником фирмы И., не осве­домленной об их преступных намерениях, проникли в квартиру, в которой проживала Г. В момент оформления договора найма Ж. напал на И., а К. со­вершил аналогичные действия в отношении Г. Затем К. надел И. на голову по­лиэтиленовый пакет и оттащил ее в ванную комнату, где оставил на длительное время. Ж., посчитав, что ценностей в квартире недостаточно, стал вымогать у Г. 10 тыс. долларов США, угрожая в случае отказа убийством.

Квалифицируя действия виновных в том числе по п. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, устанавливающей ответственность за незаконное лишение человека свободы, суд в приговоре указал, что потерпевшие И. и Г. на протя­жении примерно трех часов незаконно удерживались в квартире последней. Президиум Верховного Суда РФ, исключая из приговора вменение ст. 127 УК РФ, указал, что ограничение свободы в данном случае являлось одной из форм насилия, применяемого к потерпевшим в ходе разбойного нападения и вымога­тельства для завладения имуществом, и не требует дополнительной квалифика­ции по статье, предусматривающей ответственность за незаконное лишение свободы [342] [343] .

В п. 14.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ №29 изложены особенности вменения квалифицирующего признака, предусмотренного и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ при совершении группового разбоя: если умыслом виновных, совершивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору,
охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или лишение его жизни, но только один из них причинил тяжкий вред здоровью либо смерть потерпевшему, действия всех участников группы следует квалифицировать по пункту «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ как соисполнительство в разбое, совершенном с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. При этом действия лица, причинившего тяжкий вред здоровью потерпевшего, повлекший по неосторож­ности его смерть, или совершившего убийство потерпевшего, квалифицируются также по ч. 4 ст. 111 или и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно.

Дать решение задачи по уголовному прав

вопрос Петелин осужден по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ. Преступление совершено при следующих обстоятельствах. Задумав совершить кражу, Петелин проник в квартиру Сабировых, хозяева которой, по его сведениям, находились в отъезде. Собрав ценные вещи и обнаружив крупную сумму денег, Петелин уже собрался выходить из квартиры, когда услышал, что кто-то снаружи открывает входную дверь. Вошедшей оказалась хозяйка квартиры Сабирова, которую Петелин, желая избежать задержания, ударил кастетом по голове, причинив тяжкий вред здоровью, после чего скрылся с места преступления.

Проанализируйте субъективную сторону содеянного Петелиным и дайте оценку приговору суда.

Изменится ли уголовно—правовая оценка деяния Петелина при следующем варианте развития событий: Петелин был обнаружен хозяйкой квартиры в тот момент, когда искал деньги. Удар Сабировой он нанес, желая довести до конца начатую кражу?

Ответы юристов (3)

Алексей, здравствуйте! Субъективная сторона данного преступление будет являться прямой умысел, поскольку данное преступление совершается в форме прямого умысла, то же самое что и кража. Поскольку мотив был изначально направлен на кражу, но в последствие, поскольку, обстоятельства изменились, был образован мотив на совершение убийства потерпевшей с целью скрыть другое преступление, т.е. квалификация должны быть такая: п.а, ч.3 ст. 158 УК РФ Кража с проникновением в чужое жилище, и ч.3. ст. 30, п. к ч. 2 ст. 105 УК РФ «Покушение на убийство с целью скрыть другое преступление», поскольку Петелин должен был осознавать, что удар кастетом по голове является опасным для жизни, и может наступить смерть лица.

Изменится ли уголовно—правовая оценка деяния Петелина при следующем варианте развития событий: Петелин был обнаружен хозяйкой квартиры в тот момент, когда искал деньги. Удар Сабировой он нанес, желая довести до конца начатую кражу?
алексей

А вот здесь уже непосредственно будет умысле на разбой, поскольку в первом случае он уже совершил факт кражи, в этом же случае факта еще факта кражи не было поэтому данное преступление будет квалифицировано по ч.4 п.в ст. 162 УК РФ

4. Разбой, совершенный: а) организованной группой; б) в особо крупном размере; в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, -наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Есть вопрос к юристу?

Действия Петелина должны квалифицироваться по «в» части 4 ст.162 УК РФ и ч.4 ст.111 или п.«з» ч.2 ст.105 УК РФ, в зависимости от умысла и наступивших последствий. В качестве квалифицирующих признаков — с применением оружия и проникновением в жилище.

Во втором варианте квалификация не изменится.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 (ред. от 24.05.2016) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»

5. Если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия — как разбой.

14.1. Если умыслом виновных, совершивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или лишение его жизни, но только один из них причинил тяжкий вред здоровью либо смерть потерпевшему, действия всех участников группы следует квалифицировать по пункту «в» части четвертой статьи 162 УК РФ как соисполнительство в разбое, совершенном с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. При этом действия лица, причинившего тяжкий вред здоровью потерпевшего, повлекший по неосторожности его смерть, или совершившего убийство потерпевшего, квалифицируются также по части четвертой статьи 111 или пункту «з» части второй статьи 105 УК РФ соответственно.

Возможно в задаче ошибка. Петелин осужден по п. «в»
ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Статья 162 УК РФ. Разбой

4. Разбой, совершенный:
а) организованной группой;
б) в особо крупном размере;
(в ред. Федерального закона от 23.12.2010 N 388-ФЗ)
в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, —

Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, содеянное следует квалифицировать — по пункту «в» части четвертой статьи 162 УК РФ

Квалификация суда правильная, так как ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 27 декабря 2002 г. N 29 разъяснил

.
Если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия —как разбой.
Изменится ли уголовно—правовая оценка деяния Петелина при следующем варианте развития событий: Петелин был обнаружен хозяйкой квартиры в тот момент, когда искал деньги.
алексей

Не изменится ( см.Пленум)

Удар Сабировой он нанес, желая довести до конца начатую кражу?
алексей

Однако, в действиях Петелина, совершившего разбой, имеется квалифицирующий признак, предусмотренных в том числе разными частями статьи:

  • разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище (проник в квартиру)
  • с применением оружия (ударил кастетом),

поэтому в описательно-мотивировочной части приговора будут перечислены все установленные квалифицирующие признаки.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Двоих парней осудят за смертельный разбой на проспекте 50 лет Октября

18:18, 1 ноября 2017

В Кировском районе Саратова ждут суда двое парней 20 и 26 лет, обвиняемые в разбойном нападении на двоих мужчин, один из которых скончался. Подробности совершенного преступления рассказал «Четвертой Власти» следователь по особо важным делам СО СУ СКР Илья Оситко.

По данным следствия, вечером 29 января нетрезвые обвиняемые приехали в микрорайон Стрелка на проспекте 50 лет Октября, пообщались со знакомой, чтобы та дала им деньги взаймы. Однако она отказалась, и ребята отправились в магазин неподалеку. Там злоумышленники увидели двоих мужчин 44 и 47 лет, и решили на них напасть, чтобы раздобыть имущество и деньги.

Пройдя за потерпевшими некоторое расстояние, возле дома №20/32 по проспекту 50 лет Октября, обвиняемые попросили у граждан закурить. Но это был отвлекающий маневр: разбойники набросились на мужчин, жестоко избили их руками и ногами. Похитив два мобильных телефона и деньги около 3 тысяч рублей, злоумышленники скрылись с места происшествия.

Обоих пострадавших доставили в больницу, но 1 февраля один из раненых – 47-летний мужчина – скончался. По словам следователя, потерпевший достаточно крупный, около 150 кг, однако дать отпор не сумел. Одним из факторов является то, что 20-летний обвиняемый владел некоторыми приемами, т.к. ранее занимался рукопашным боем (он же и судимости имел за кражу и грабеж).

Второй избитый мужчина некоторое время находился в лечебном учреждении, экспертиза показала вред здоровью средней степени тяжести.

Принятыми мерами розыска сотрудники полиции смогли в кратчайшие сроки задержать подозреваемых. Сейчас им вменяют пункт «в» части 4 статьи 162 УК РФ (разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору), часть 4 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего).

Сейчас дело передано в суд для рассмотрения по существу. Обвиняемым грозит лишение свободы на срок до 15 лет.

Вопросы квалификации разбоя (Яни П.С.)

Дата размещения статьи: 05.07.2016

1. В ч. 2 ст. 162 УК квалифицирующим разбой признаком названо совершение преступления с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.
При квалификации действий виновного по этой части статьи, указал Пленум, следует в соответствии с Федеральным законом «Об оружии» и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований, предусмотренных Законом, действия такого лица должны дополнительно квалифицироваться по ст. 222 УК. Также разъяснено, что «под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами )» .
———————————
Если только распыление таких веществ заведомо повлекло либо могло повлечь причинение вреда здоровью: Определение Ленинградского областного суда от 26 августа 2010 г. N 22-1447/2010; Постановление президиума Ростовского областного суда от 11 сентября 2014 г. N 44-у-213. Если не оговорено иное, в частности не приведены страницы издания, ссылка сделана на источники (нормативные и научные, а также на судебные решения), опубликованные в СПС «КонсультантПлюс».
Пункт 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29.

Судебная практика исходит из того, что применение оружия имеет место в случае его использования в соответствии с функциональным предназначением, определяемым основными поражающими свойствами. Поэтому нанесение ударов рукояткой пистолета, прикладом ружья и т.п. квалифицируется как применение не оружия, а предметов, используемых в качестве оружия . Предмет, используемый при разбое в качестве оружия, не обязательно должен быть специально приспособлен для причинения смерти или вреда здоровью, как, например, удавка , им может быть, скажем, камень , палка , бутылка, табуретка и т.п. Действия лица, совершившего нападение с целью хищения чужого имущества с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по ч. 2 ст. 162 УК РФ .
———————————
Определение N 44-098-70 по делу Болдачева и Хусаинова: пункт 9 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 1998 г. // БВС РФ. 1999. N 3; Определение Верховного Суда РФ от 13 июля 2010 г. N 4-Д10-17; Апелляционные определения Верховного Суда РФ от 6 ноября 2013 г. N 67-АПУ13-25, от 16 сентября 2014 г. N 5-АПУ14-43; Определение Ленинградского областного суда от 23 сентября 2010 г. N 22-1767/2010.
Определение Верховного Суда РФ от 10 августа 2010 г. N 48-О10-67.
Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 14 января 2014 г. N 21-АПУ13-17.
Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 19 июня 2013 г. N 5-АПУ13-14.
Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 26 ноября 2013 г. N 72-АПУ13-47СП.
Пункт 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29.

2. Пленум разъяснил, что «если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью первой статьи 162 УК РФ, либо как грабеж, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия» .
———————————
Там же.

В это в целом правильное разъяснение вкралось, однако, положение, согласно которому, если лицо лишь демонстрировало оружие, не намереваясь использовать его для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1, а не ч. 2 ст. 162 УК. Многие суды так данное разъяснение и восприняли: «Демонстрация оружия по смыслу уголовного закона является не применением оружия, а угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья» .
———————————
Бюллетень судебной практики по уголовным делам Свердловского областного суда (второй — третий кварталы 2006 г. (12)), утв. Постановлением президиума Свердловского областного суда от 22 ноября 2006 г., п. 8.

Однако согласиться с таким подходом нельзя по следующим причинам.
Альтернативным признаком объективной стороны разбоя является такое нападение в целях хищения чужого имущества, которое совершено не с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, а лишь с угрозой применения такого насилия, тогда как вторая часть статьи предусматривает в качестве квалифицирующего признака применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Исходя из этого всякая демонстрация виновным заведомо годного и заряженного оружия при реальной угрозе — пусть он в действительности и не собирается применять оружие для причинения вреда — означает его использование при разбое и должно в отсутствие иных квалифицирующих обстоятельств влечь ответственность по ч. 2 ст. 162 УК.
———————————
Такая угроза реальна, когда и оружие, и, соответственно, насилие могут быть применены заведомо для потерпевшего немедленно; если же, скажем, холодное оружие демонстрируется с очень дальнего расстояния (скажем, с другого берега реки), применено оно быть еще не может и, стало быть, угроза применения опасного для жизни и здоровья насилия еще не является реальной в смысле могущей быть немедленно реализованной.

С учетом этих соображений Верховный Суд РФ по одному из уголовных дел о разбое так мотивировал свое решение: «Доводы надзорной жалобы осужденного о том, что ему необоснованно вменены квалифицирующие признаки разбоя «с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья» и «с применением оружия», являются несостоятельными, поскольку, как видно из материалов дела и правильно установлено судом, в ходе совершения разбойного нападения осужденный совместно с Тепляковым П.П., угрожая потерпевшей П. применением насилия, опасного для жизни и здоровья, направили на нее имеющееся у них оружие — обрез и пистолет, после чего завладели чужим имуществом. По смыслу уголовного закона, под применением оружия понимается не только физическое воздействие или попытка нанесения оружием повреждений потерпевшему, но и демонстрация этого оружия лицам, подвергшимся нападению, в качестве готовности его применения» .
———————————
Надзорное определение Верховного Суда РФ от 2 апреля 2012 г. N 45-Д12-3.

Если умыслом виновных, указывает Пленум, совершивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, охватывалось применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, данный квалифицирующий признак вменяется всем участникам совершенного преступления и в том случае, когда оружие и другие предметы были применены одним из них .
———————————
Пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29.

3. При совершении бандой разбойного нападения с применением оружия деяние квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162, 209 и 222 УК. Отменяя приговор, Верховный Суд указал: «Хотя суд в приговоре посчитал установленным применение осужденными при нападениях револьвера, пистолета и ножа, он, сославшись на то, что для признания группы бандой их вооруженность была недостаточной, принял решение об исключении из предъявленного им обвинения состава преступления — бандитизма — за отсутствием в их действиях такового. Это решение необоснованно, поскольку суд не указал, на основании каких данных он пришел к такому выводу, а также почему перечисленные в обвинительном заключении револьвер, пистолет и нож, которые осужденные применили при нападениях, по количеству недостаточны для признания организованной М. группы вооруженной». При новом рассмотрении дела Мосгорсуд осудил М.О. и М.И. по ч. 1 ст. 209 и по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК за бандитизм и разбой, совершенный организованной группой; Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 26 июля 2000 г. этот приговор оставила без изменения .
———————————
Определение Верховного Суда РФ от 10 ноября 1999 г. // БВС РФ. 2001. N 4.

4. В п. «в» ч. 4 ст. 162 УК квалифицирующим разбой обстоятельством называется причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, которым, следует напомнить, может быть не только владелец имущества. Такой тяжкий вред возникает в результате примененного при разбое насилия, дополнительной квалификации по ст. 111 УК его причинение не требует.
Если, указывает Пленум, умыслом виновных, совершивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или лишение его жизни, но только один из них причинил тяжкий вред здоровью либо смерть потерпевшему, действия всех участников группы следует квалифицировать по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК как соисполнительство в разбое, совершенном с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. При этом действия лица, причинившего тяжкий вред здоровью потерпевшего, повлекший по неосторожности его смерть, или совершившего убийство потерпевшего, квалифицируются также по ч. 4 ст. 111 или п. «з» ч. 2 ст. 105 УК соответственно . Дискуссионность такого подхода очевидна (почему причинение тяжкого вреда здоровью должно вменяться тем, кто никакого физического воздействия на потерпевшего не оказывал; как это согласуется с правилом вменения группового причинения вреда жизни или здоровью, сформулированным Пленумом ранее ; почему исходя из этих новых правил квалификации причинения преступного результата остальным членам группы не вменяется и состав убийства?), спорить с ним смысла не вижу — Пленум принял, что называется, волевое решение, завершив давний спор. Во всяком случае, для правоприменителя.
———————————
Пункт 14.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29.
См.: абзац 2 п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

Из приведенного разъяснения, в частности, следует, что состав убийства либо соучастия в убийстве не вменяется остальным членам группы разбойников, если их роль в этом умышленном преступлении не заключалась в соисполнительстве либо в действиях (бездействии), указанных в ч. ч. 3 — 5 ст. 33 УК.
———————————
Которое все-таки должно пониматься именно так, как это предписано в упомянутом п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1.

Еще важнее то, что Верховный Суд, будучи хорошо знакомым с противоположными взглядами ряда ученых, подтвердил тем не менее свою позицию, состоящую в том, что положения ч. 1 ст. 17 УК к случаям сопряженности убийства и названных в ч. 2 ст. 105 УК преступлений не применяются . Это соответствует и правовой позиции Конституционного Суда РФ, согласно которой «убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, сопряженное с разбоем (пункт «з» части второй статьи 105 УК Российской Федерации), и разбой, т.е. нападение с применением насилия в целях хищения чужого имущества, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (пункт «в» части четвертой статьи 162 УК Российской Федерации), различны с точки зрения деяния (действие, причиняющее смерть, и нападение, направленное на завладение чужим имуществом), имеют разные объекты (жизнь в одном случае, собственность и здоровье — в другом), предполагают разное психическое отношение к деянию и его последствиям. Иными словами, пункт «з» части второй статьи 105 и пункт «в» части четвертой статьи 162 УК Российской Федерации содержат описание разных преступлений, которые, вопреки утверждению заявителя, не соотносятся между собой как целое и часть. Содержащиеся в статьях 105 и 162 УК Российской Федерации нормы не относятся друг к другу и как общая и специальная, а потому действия виновных в разбойном нападении, в ходе которого потерпевшему причиняется смерть, подлежат квалификации по совокупности преступлений. Такой смысл данным нормам придается и правоприменительной практикой (пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 года N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (статья 105 УК РФ)» и пункт 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»). Оспариваемые положения статей 105 и 162 УК Российской Федерации во взаимосвязи с его статьей 69, регламентирующей правила назначения наказания по совокупности преступлений, призваны обеспечить реализацию принципа справедливости при применении уголовного закона, в силу которого наказание должно соответствовать, помимо прочего, характеру и степени общественной опасности преступления (часть первая статьи 6 УК Российской Федерации). Такое соответствие в случаях, когда лицом совершены деяния, охватываемые единым умыслом, но различающиеся по объекту посягательства, объективной и субъективной стороне и образующие тем самым преступления, предусмотренные различными статьями уголовного закона, достигается в том числе путем квалификации содеянного и назначения наказания по совокупности преступлений. Иное противоречило бы задачам и принципам Уголовного кодекса Российской Федерации, целям уголовного наказания (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 года N 846-О-О). Не являются исключением и случаи, когда совершенные лицом деяния охватываются диспозициями статей 105 и 162 УК Российской Федерации, а запрет на квалификацию действий виновного по совокупности предусмотренных ими преступлений противоречил бы принципу справедливости (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2011 года N 578-О-О, от 25 января 2012 года N 165-О-О, от 24 сентября 2012 года N 1666-О и от 23 октября 2014 года N 2511-О)» .
———————————
См. подробней: Яни П. Сопряженность не исключает совокупности // Законность. 2005. N 2.
Определение Конституционного Суда РФ от 23 декабря 2014 г. N 2826-О. В соответствии с данной позицией Верховного и Конституционного судов и даже с прямой ссылкой на правовую позицию Конституционного Суда складывается и судебная практика: Кассационные определения Верховного Суда РФ от 26 июля 2012 г. N 85-О12-12, от 23 августа 2012 г. N 13-012-9; Апелляционные определения Верховного Суда РФ от 6 ноября 2013 г. N 55-АПУ13-12, от 20 ноября 2013 г. N 66-АПУ13-65сп, от 22 января 2014 г. N 55-АПУ13-17 и др.

Из приведенного выше разъяснения Пленума также следует, что квалифицирующий признак разбоя «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего» должен вменяться посягателю даже при наличии у него конкретизированного умысла на причинение потерпевшему смерти и невзирая на то, что причинение тяжкого вреда здоровью и причинение смерти законодатель понимает как разные и даже дифференцирующие ответственность обстоятельства. При понятных сомнениях в правильности такого подхода, нужно заметить, что именно так и складывается судебная практика .
———————————
Апелляционные определения Верховного Суда РФ от 18 декабря 2014 г. N 58-АПУ14-59, от 23 декабря 2014 г. N 56-АПУ14-61, от 23 декабря 2014 г. N 66-АПУ14-72СП и др.

5. Вопрос о квалификации действий лиц, применивших насилие, опасное для жизни или здоровья, вопреки договоренности с другими членами группы, тогда как такой договоренностью охватывалось лишь совместное участие в тайном или открытом хищении (эксцесс исполнителя), решается в судебной практике по-разному.
До марта 2015 года Пленум разъяснял, что «в тех случаях, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершив действия, подлежащие правовой оценке как грабеж или разбой, содеянное им следует квалифицировать по соответствующим пунктам и частям статей 161, 162 УК РФ» . Тем не менее иногда отрицалась возможность применения ст. 36 УК к действиям соучастников, которые об опасном для жизни или здоровья насилии как способе посягательства на собственность не договаривались, сами его не применяли, однако, воспользовавшись результатами неожиданного для них применения такого насилия одним из лиц, участвующих в совместном посягательстве, продолжали совершать действия, направленные на изъятие имущества.
———————————
Пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 (в этой редакции утратил силу с принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 9). Этот подход господствовал на практике — см., напр.: Определения Верховного Суда РФ от 30 октября 2007 г. N 56-007-62, от 4 марта 2008 г. N 66-007-55, от 20 января 2010 г. N 72-О09-39; Кассационные определения Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 г. N 56-О11-39, от 16 апреля 2013 г. N 208-О13-1; Постановление президиума Новгородского областного суда от 29 декабря 2014 г. N 44у-53; Постановление президиума Нижегородского областного суда от 3 декабря 2014 г. по делу Ф.С. и Л.

А. вступил в сговор с П. и С. на тайное хищение чужого имущества из магазина. Увидев сторожа Х., осужденные П. и С. напали на потерпевшего и избили его. Затем перетащили его в сторожку, где нанесли ему поочередно по несколько ударов топором в верхнюю часть тела и шею. От полученных повреждений Х. скончался на месте происшествия. После этого А. взял топор и пытался разрушить стену магазина, однако это ему не удалось. Затем осужденные с помощью топора и металлического «клыка» взломали дверь складского помещения и двери магазина, откуда похитили товары, которыми распорядились по собственному усмотрению. Действия А. квалифицированы судом по ч. 3 ст. 162 УК. Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного, просившего о переквалификации его действий на ст. 158 УК, оставил жалобу без удовлетворения, указав следующее.
Первоначально у осужденных была договоренность о совершении кражи из магазина. Увидев сторожа, П. и С., проявляя эксцесс исполнителей, выйдя за рамки договоренности с А., напали на Х. и стали избивать, а затем убили. Все это время А. находился рядом, наблюдал за происходящим и понимал, что П. и С. применяют к сторожу насилие, опасное для жизни, а затем и лишают его жизни с единственной целью — обеспечить беспрепятственное проникновение в магазин. Последующие действия А. свидетельствуют о том, что он принял их план, направленный на завладение чужим имуществом в магазине путем разбойного нападения, так как сразу после убийства потерпевшего Х. взял топор и с его помощью пытался проломить стену магазина. При таких обстоятельствах суд дал правильную юридическую оценку действиям А., квалифицировав их по ч. 3 ст. 162 УК РФ .
———————————
Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 157-П09: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2009 г. // БВС РФ. 2010. N 2.

Таким образом, данный подход соответствовал разъяснениям, содержавшимся не в действовавшей на тот момент редакции Постановления Пленума от 27 декабря 2002 г. N 29, а в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности», где было указано, что «если группа лиц по предварительному сговору имела намерение совершить кражу или грабеж, а один из участников применил или угрожал применить насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего, то его действия следует квалифицировать как разбой, а действия других лиц — соответственно как кражу или грабеж при условии, что они непосредственно не способствовали применению насилия либо не воспользовались им для завладения имуществом потерпевшего».
Позиция, высказанная Пленумом в 1986 г. и выраженная в обсуждаемом решении по уголовному делу, основана на фактическом продлении объективной стороны разбоя за пределы собственно нападения, которым разбой, однако, и окончен , т.е. на включении в объективную сторону данного преступления против собственности действий, пусть непосредственно направленных на изъятие чужого имущества, но совершенных уже после такого нападения . Следовательно, при применении насилия, опасного для жизни, само не участвовавшее в его применении и не договаривавшееся о нем лицо, которое обозначено в приведенном решении инициалом «А.», лишь присутствовало при совершении другими лицами преступления — разбоя, не охватывавшегося его, первого лица, умыслом. Поэтому А., в силу ст. 36 УК, не может нести ответственность за разбой, который совершили другие посягатели в рамках эксцесса.
———————————
Пункт 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29.
Поэтому закономерно, что выраженный в обсуждаемом Постановлении Президиума Верховного Суда РФ подход к квалификации, отрицающий необходимость применения в данном случае ст. 36 УК, поддерживается теми учеными, которые включают изъятие имущества в объективную сторону разбоя, например В. Щепельковым, см. его статью: Хищение с применением насилия: всегда ли это разбой или грабеж? // Уголовное право. 2013. N 3.

Тем не менее в марте 2015 года Пленум высказанную в обсуждаемом нами решении позицию закрепил, заменив прежнее разъяснение об эксцессе таким указанием: «В тех случаях, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершив действия, подлежащие правовой оценке как грабеж или разбой, содеянное им следует квалифицировать по соответствующим пунктам и частям статей 161, 162 УК РФ. Если другие члены преступной группы продолжили свое участие в преступлении, воспользовавшись примененным соисполнителем насилием либо угрозой его применения для завладения имуществом потерпевшего или удержания этого имущества, они также несут уголовную ответственность за грабеж или разбой группой лиц по предварительному сговору с соответствующими квалифицирующими признаками» .
———————————
Пункт 14.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29.

Популярное:

  • Статье 188 ук рф контрабанда Статья 188. Контрабанда Статья 188. Контрабанда Информация об изменениях: Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ в часть 1 статьи 188 внесены изменения Постановлением Конституционного Суда РФ от 13 июля 2010 г. N 15-П положения части первой статьи 188 настоящего Кодекса […]
  • Примечание к ст158 ук рф Уголовный кодекс РФ c комментариями Комментарий к статье 158 1. Конституция Российской Федерации признает и защищает равным образом частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности. Равенство этих форм обеспечивается созданием необходимых условий для их развития и […]
  • Кража грабеж и разбой как формы хищения Кража грабеж и разбой как формы хищения 1.2 Формы и виды хищений чужого имущества / Кража, ее признаки. Уголовная ответственность за кражу В зависимости от способа совершения преступления в УК РФ выделяются такие формы хищения, как кража (ст. 158), мошенничество (ст. 159), присвоение или […]
  • Односторонний отказ от договора управления многоквартирным домом Новости прокуратуры Разъясняем законодательство: основания расторжения договоров управления многоквартирными домами В соответствии с требованиями Жилищного кодекса Российской Федерации способ управления многоквартирным домом выбирается на общем собрании собственников помещений в […]
  • 86 коап кто составляет протокол Глава 19. ПРОТОКОЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ. Статья 254. Составление протокола об административном правонарушении. О совершении административного правонарушения составляется протокол уполномоченным на то должностным лицом либо представителем общественной […]
  • 162 статья гражданского кодекса Уголовный кодекс Украины (УК Украины) с комментариями к статьям ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ (495) 662-98-20: 441 Стаття 162. Порушення недоторканності житла 1. Незаконное проникновение в жилище или в иное владение лица, незаконное проведение в них осмотра или […]