Статья 4. Действие уголовно-процессуального закона во времени

При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Комментарий к Ст. 4 УПК РФ

Независимо от того, когда совершено преступление, независимо от того, какой уголовный и уголовно-процессуальный кодексы действовали во время его совершения, возбуждение уголовного дела, его расследование и производство по уголовному делу в различных судебных инстанциях осуществляются по правилам, закрепленным в УПК, действующем в настоящее время («здесь и сейчас»). Комментируемый Кодекс введен в действие с 1 июля 2002 г. Это значит, что с самого начала суток 1 июля 2002 г. следственные и судебные действия по уголовным делам производятся по новому УПК независимо от того, когда эти дела возбуждены. Если производство по одному и тому же уголовному делу начато по одному УПК, а продолжено по другому — это нормальное явление (которого, однако, не может быть при применении уголовного закона). Смотрите Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 4 июня 2003 г. по делу Митрохина (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12. С. 13, 14).

Статья 4 УПК РФ. Действие уголовно-процессуального закона во времени

При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Комментарии к ст. 4 УПК РФ

1. В силу ч. 3 ст. 15 Конституции РФ не могут применяться законы, а также любые иные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы, обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. В соответствии с указанным конституционным положением следователь (дознаватель и др.), судья и суд не вправе основывать свое решение на неопубликованных нормативных актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина .

Такой вывод можно сделать из анализа Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (См.: там же. С. 183).

2. Федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу.

3. При осуществлении уголовно-процессуальной деятельности всегда применяется уголовно-процессуальный закон, действующий соответственно во время приема, рассмотрения и разрешения заявлений (сообщений) о преступлении, производства предварительного расследования в любой его форме, подготовки к судебному заседанию, рассмотрения и разрешения дела судом, а также исполнения приговора.

4. По общему правилу уголовно-процессуальный закон обратной силы не имеет. Однако из этого правила есть исключение. После своей отмены уголовно-процессуальная норма может быть применена лишь тогда, когда она предоставляла субъекту уголовного процесса более льготные возможности.

Статья 4 УПК РФ. Действие уголовно-процессуального закона во времени (действующая редакция)

При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 4 УПК РФ

1. Комментируемая статья нередко понимается в том смысле, что уголовно-процессуальный закон никогда не имеет обратной силы, т.е. не предполагает изменения путем применения норм нового закона правоотношений, а также их последствий, возникших в период действия закона прежнего; и новый закон обладает так называемым немедленным действием, когда он приводит к возникновению юридических последствий только в связи с теми фактами, которые возникли после его вступления в действие. Однако необходимо признать, что формулировка ком. статьи допускает и прямо противоположное буквальное толкование, не исключая производства заново процессуальных актов, совершенных по прежнему закону, но противоречащих требованиям нового закона, действующего в момент производства процессуальных действий или принятия решений. При этом важно подчеркнуть, что подобная интерпретация данной темпоральной нормы применяется в судебной практике, в том числе Верховного Суда РФ.

Например, Определением Военной коллегии Верховного Суда РФ от 25.01.1994 из материалов уголовного дела по обвинению членов ГКЧП были исключены как недопустимые доказательства протоколы допросов подсудимых, произведенных в 1991 г. По мнению суда, неучастие защитников в ходе допросов подозреваемых явилось нарушением их права на защиту, делающим юридически ничтожными протоколы полученных допросов. Другими словами, новый закон, действовавший на момент принятия решения судом, иначе урегулировал вступление в уголовное дело защитника, и Военная коллегия придала этому закону обратную силу, признав ранее собранные без участия защитника доказательства недопустимыми. Вместе с тем в другом своем решении Президиум Верховного Суда РФ, напротив, признал допустимым протокол осмотра места происшествия, в котором участвовали несовершеннолетние понятые, так как на момент производства осмотра действовала ст. 135 УПК РСФСР 1960 г., которая не содержала запрета участия таких лиц в качестве понятых. Это решение можно интерпретировать в том смысле, что Верховный Суд РФ придал перспективную силу старому закону, применявшемуся в момент проведения следственного действия. Однако подобный подход также имеет уязвимую сторону, ибо упраздненные законодателем процессуальные нормы ни в коем случае не должны применяться.

Представляется, что разрешить указанное противоречие можно, лишь признав, что вопрос о существовании объективного права следует отличать от вопроса о пределах существования субъективного процессуального права, ранее уже приобретенного участником процесса. Здесь было бы полезно вспомнить старую, ныне почти забытую, но общепринятую прежде концепцию, созданную Ф.К. Савиньи, развитую Ф. Лассалем и поддержанную И.Я. Фойницким. Согласно ей субъективные права, однажды приобретенные, по общему правилу сохраняют свою силу и после изменения условий их получения — по той простой причине, что приобретение права уже состоялось и на его существование не могут оказывать влияния новые обстоятельства и нормы, порождающие или устанавливающие иные условия для приобретения данного права. Другими словами, если лицо уже получило право, то последнее сохраняет свое значение и при таком изменении законодательства, при котором трансформируются условия его приобретения вновь, ибо эти новые условия (гипотеза нормы) неприменимы к правам уже приобретенным. Собственно говоря, это означает, что «закон, ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет». Как следует из статьи 54 (часть 1) Конституции РФ во взаимосвязи с ее статьями 18, 19 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3), федеральный законодатель, осуществляя свои конституционные полномочия по введению в действие новых правовых норм и признанию утратившими юридическую силу прежних правовых норм, не вправе придавать обратную силу новым нормам, ухудшающим правовое положение обвиняемого, и неправомерно ограничивать субъективные процессуальные права, уже реализуемые в конкретных правоотношениях. Правда, обычно данное правило дополняют словами «если иное не оговорено законом», что имеет явно позитивистский смысловой оттенок. Напротив, доктрина Лассаля-Савиньи делает попытку увести концепцию обратной силы закона из позитивистского русла, уточняя, когда законодатель получает естественное право «оговорить иное», т.е. упразднить субъективные права. Предполагается, что это может иметь место лишь в исключительных случаях: во-первых, когда государство решается вообще упразднить то или иное право либо, во-вторых, так радикально преобразует условия его функционирования, что меняется самая сущность этого права. При этом законодатель воздействует уже не на субъективные права отдельного индивида, но стесняет сами пределы его свободы в определении субъективных прав. Только при этих условиях все ранее возникшие правоотношения подчиняются новой норме, а права, ранее приобретенные, утрачиваются, т.е. ухудшающий закон все же получает обратную силу. Таким образом, предлагался дифференцированный подход к приданию закону обратной силы в зависимости от масштаба и глубины юридических преобразований. Однако подобный подход, пытаясь освободиться от уз позитивизма, тем не менее продолжает платить ему некоторую дань, ибо оставляет без ответа важный вопрос: попадает ли «в точку» законодатель, упраздняя новым законом то или иное право, т.е. сумеет ли он сам поступить достаточно обоснованно и правомерно?

Вместе с тем, оставаясь в рамках юридического анализа, судить о легитимности поведения законодателя под углом зрения эффективности и целесообразности его действий некорректно, ибо нельзя выходить за пределы юридических дефиниций, вторгаясь в область политологии, экономики или социологии и пытаясь объяснять юридические следствия неюридическими причинами. Связующим звеном права с политикой, экономикой, социологией служит понятие правовой типологии, которое позволяет улавливать естественную связь права с этими внешними для него факторами, причем не выходя за рамки юридических категорий. Так, выделение типов процесса внутри наиболее крупного разделения порядков судопроизводства на состязательный и инквизиционный опосредованно отражает меру их связи с либерально-демократическим и деспотическим типами политических режимов. Понятие состязательного типа уголовного процесса выражается через институты равенства сторон, независимого и беспристрастного суда, презумпции невиновности, непосредственности исследования доказательств, свободы оценки доказательств, устности и гласности судопроизводства. Инструментом выявления типологической сущности правовых явлений служит понятие правового института, под которым обычно понимают обособленную группу юридических норм, регулирующих однородные общественные отношения и входящих в соответствующую отрасль права. Основным свойством понятия правового института является его системный характер, в силу которого изъятие из соответствующей отраслевой системы любого из естественно составляющих ее правовых институтов либо их типологическое перерождение неизбежно меняют и типологическую принадлежность данной отрасли права, а значит, опосредованно и ее метаправовую, социально-политическую сущность. И напротив, сохранение должных институтов при прочих изменениях правового содержания не угрожает типологической чистоте отрасли. Таким образом, появляется возможность для корректного суждения о социально-политической сущности и силе актов законотворчества, остающегося в пределах юридических представлений. Из этого следует, что для прекращения субъективного права вследствие изменения законодательства должно иметь место не просто упразднение отдельного объективного права, но и типологически мотивированные отказ либо решительное преобразование всего правового института, который включал в себя данное право. Если же правовой институт в целом устоял, то отмена законодателем отдельного права или полномочия имеет значение лишь на будущее, т.е. новый закон не имеет обратной силы, а обладает только немедленным действием. При этом сохранение, ликвидация или трансформация правового института важны не сами по себе, а лишь как индикатор состояния типологической сущности права. Только изменение последней может оправдать прекращение и благоприобретенных субъективных, в том числе процессуальных, прав. Так, в одном из упоминавшихся выше случаев изменение новым законом требования к возрасту понятых, принимавших участие в следственном действии, не означает еще ликвидации самого института следственных действий, а главное, не меняет типологическую оценку уголовного процесса. Поэтому приобретенное стороной уголовного преследования по старому закону субъективное право проводить предъявление для опознания с понятыми, еще не достигшими совершеннолетия, сохранилось за ней и после введения в действие закона, который предусматривал такое участие, а полученные при этом доказательства будут считаться допустимыми. В этом смысле положение этой стороны не могло быть ухудшено новым законом. С другой стороны, допуск новым законом защитника к участию в первом допросе подозреваемого во многом восстанавливает на предварительном расследовании равенство сторон, а значит, существенно сдвигает индекс развития процесса в сторону от инквизиционного к состязательному типу. Таким образом, можно сделать вывод, что Верховный Суд РФ в приведенном ранее примере (дело ГКЧП) принял абсолютно правильное решение, признав недопустимыми показания подозреваемых, полученные согласно прежнему закону, без участия защитника. Ранее приобретенное субъективное полномочие следователя осуществлять допрос без защитника не могло в этом случае сохраняться, так как изменилось само типологическое значение института допроса.

Статья 4. Действие уголовно-процессуального закона во времени

СТ 4 УПК РФ

При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Комментарий к Статье 4 Уголовно-процессуального кодекса

1. Положения комментируемой статьи 4 свидетельствуют о том, что с момента совершения того или иного процессуального действия либо с момента принятия того или иного процессуального решения по уголовному делу уже должны действовать те нормы уголовно-процессуального закона, которые вступили в законную силу. Кроме того, положения данной статьи свидетельствуют о том, что на все юридические факты, которые стали результатами совершенных процессуальных действий и принятых процессуальных решений по уголовному делу, распространяются положения действующего уголовно-процессуального закона. Речь в данном случае идет о том, что уголовно-процессуальный закон не имеет обратной силы. Он не может, как уголовный закон, который устраняет преступность, смягчать наказание или иным образом улучшать положение лица, совершившего преступление, распространяться на процессуальные действия или процессуальные решения, совершенные и принятые до издания уголовно-процессуального закона.

2. Положения комментируемой статьи 4 Уголовно-процессуального кодекса РФ по своей сущности свидетельствуют о том, что нормы уголовно-процессуального закона носят темпоральный характер. Положения данной статьи свидетельствуют, что в конкуренцию норм действующего на момент принятия процессуального решения или действия УПК РФ могут вступать нормы, действующие в определенный период времени, и те, которые будут установлены нормами УПК РФ.

3. В отдельных случаях в действующем УПК РФ могут быть полностью или частично заменены соответствующие нормы УПК РФ путем внесения изменений в эти нормы федеральным законом РФ. Поэтому при производстве по одному и тому же уголовному делу могут быть в последовательном порядке применены разные положения норм уголовно-процессуального закона, как действовавшие в момент начала производства по делу, так и принятые позднее. В данной ситуации должно действовать правило, что если процессуальное действие началось во время действия отмененной нормы УПК РФ, а окончилось после вступления в законную силу новой нормы УПК РФ, то действующей во время производства по уголовному делу соответствующего процессуального действия нормой УПК РФ будет считаться новая норма. На данной позиции стоит и Верховный Суд РФ. Так, в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. N 2 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 9) определено, что в связи с введением в действие Федерального закона от 31 декабря 2014 г. N 518-ФЗ пересмотр приговоров, определений, постановлений суда, вступивших в законную силу до 1 января 2013 года, осуществляется в соответствии с положениями ст. 4 УПК РФ в порядке, предусмотренном гл. 47.1 и 48.1 УПК РФ, по жалобам, представлениям лиц, которые ранее либо не обжаловали эти судебные решения в порядке надзора по правилам гл. 48 УПК РФ, либо осуществили свое право обжалования не в полном объеме. В этом случае жалоба, представление подаются в соответствующий суд кассационной инстанции, в который ранее судебное решение не обжаловалось, либо в суд надзорной инстанции . Практически в таком же направлении высказался и Конституционный Суд РФ в части положений ст. 4 УПК РФ. Так, гражданин А.И. Карачаков оспаривал конституционность ст. 4 УПК РФ, определяющей правила действия уголовно-процессуального закона во времени и позволяющей, по мнению заявителя, суду принимать в качестве допустимых доказательства, полученные в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР, а не Уголовно-процессуальным кодексом РФ. В своем Определении Конституционный Суд РФ отметил, что ст. 4 УПК РФ закрепляет общие правила действия уголовно-процессуального закона во времени и не устанавливает каких-либо предписаний, непосредственно определяющих возможность использования при постановлении приговора тех или иных доказательств и тем более позволяющих основываться при принятии процессуальных решений по уголовному делу на доказательствах, полученных с нарушением закона. С учетом этого не имеется оснований полагать, что данной статьей нарушаются права заявителя в конкретном уголовном деле .
———————————
См.: .

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 19 июня 2007 г. N 481-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Карачакова Александра Ивановича на нарушение его конституционных прав статьей 4, частью третьей статьи 376, пунктами 1 и 2 части второй статьи 386, частью третьей статьи 406 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также частью третьей статьи 184 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР» // .

4. Кроме того, согласно положениям комментируемой статьи 4 УПК РФ в уголовно-процессуальных правоотношениях принятие процессуального решения или совершение процессуального действия должно соответствовать по времени их производства тем нормам УПК РФ, которые по времени действовали в момент их принятия или действия. В случае изменения норм или их отмены в УПК РФ тем или иным федеральным законом, для принятия процессуальных решений или совершения процессуальных действий приоритетными признаются последующие изменения в положения норм УПК РФ. При этом должно соблюдаться условие, что они соответствуют времени принятия процессуального решения или совершения процессуального действия и времени внесенных изменений.

Статья 4 УПК РФ. Действие уголовно-процессуального закона во времени

Новая редакция Ст. 4 УПК РФ

При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Комментарий к Статье 4 УПК РФ

1. В силу ч. 3 ст. 15 Конституции РФ не могут применяться законы, а также любые иные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы, обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. В соответствии с указанным конституционным положением следователь (дознаватель и др.), судья и суд не вправе основывать свое решение на неопубликованных нормативных актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина .

———————————
Такой вывод можно сделать из анализа Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 6.

2. Федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу.

3. При осуществлении уголовно-процессуальной деятельности всегда применяется уголовно-процессуальный закон, действующий соответственно во время приема, рассмотрения и разрешения заявлений (сообщений) о преступлении, производства предварительного расследования в любой его форме, подготовки к судебному заседанию, рассмотрения и разрешения дела судом, а также исполнения приговора.

4. По общему правилу уголовно-процессуальный закон обратной силы не имеет. Однако из этого правила есть исключение. После своей отмены уголовно-процессуальная норма может быть применена лишь тогда, когда она предоставляла субъекту уголовного процесса более льготные возможности.

5. О значении понятия «процессуальное действие» см. комментарий к ст. 49 УПК РФ.

Другой комментарий к Ст. 4 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Общее правило о том, что подлежит применению уголовно-процессуальный закон, действующий на момент проведения соответствующего процессуального действия, в виде исключения может быть ограничено Уголовно-процессуальным кодексом.

2. При применении мер уголовно-процессуальной ответственности должна применяться ст. 54 Конституции РФ, согласно которой закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

3. Если в уголовно-процессуальном законе срок введения его в действие не указан, применяется общее правило, согласно которому законы вступают в силу одновременно на всей территории РФ спустя 10 дней после их официального опубликования, за исключением случаев, когда знанию закона помешала непреодолимая сила.

4. Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» установил, что этот Кодекс вводится в действие с 1 июля 2002 г., за исключением отдельных указанных в нем положений, которые вступят в силу позже. Например, обыски и выемки в жилом помещении и некоторые другие процессуальные действия проводятся по судебному решению с 1 января 2004 г., а до этого сохраняли силу статьи прежнего УПК РФ РСФСР 1960 г., устанавливающие прокурорский порядок санкционирования указанных процессуальных действий.

5. Разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ и СССР продолжают действовать в той части, которая не противоречит новому УПК РФ.

В условиях, когда один уголовно-процессуальный кодекс заменяется другим, вопрос об обратной силе уголовно-процессуального закона приобретает особую актуальность. Если, например, жалоба по поводу незаконного ареста была подана в суд и принята к производству до 1 июля 2002 г., то она должна быть рассмотрена по правилам ст. ст. 220.1 и 220.2 УПК РФ РСФСР, хотя новый Кодекс такое обжалование не предусматривает.

Если прокурор не участвовал в судебном разбирательстве, а после 1 июля 2002 г. в соответствии с новым УПК РФ его участие обязательно, то применяется старый закон, т.е. разбирательство дела ведется в отсутствие прокурора. Такое решение диктуется тем соображением, что дело уже или почти рассмотрено и нет необходимости начинать его сначала с участием прокурора.

В других же случаях, когда какие-то процессуальные действия носят длящийся характер и их начало регламентировано прежним УПК РФ, а продолжение и окончание — новым, применяется новый Кодекс.

Меры процессуального принуждения действуют в пределах срока, на который они были избраны, но после 1 июля 2002 г. их дальнейшее продление должно производиться в судебном порядке, т.е. в данном случае применяется новый закон, улучшающий положение обвиняемого (суд — более надежный гарант права обвиняемого на защиту, чем прокурор).

6. Юридическая сила постановления Конституционного Суда РФ о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта (ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»). Из этого следует, что новый УПК РФ не может устанавливать правила и провозглашать идеи, признанные Конституционным Судом РФ противоречащими Конституции РФ. Таким образом, после принятия УПК РФ продолжают оставаться в силе все постановления Конституционного Суда, касающиеся уголовного судопроизводства, а противоречащие им положения УПК РФ, если таковые имеются, лишены юридической силы.

Популярное:

  • Ук рф что это значит УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М . А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева . 2003 . Смотреть что такое "УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС" в других словарях: Уголовный Кодекс РФ — федеральный закон «Уголовный кодекс Российской Федерации» Номер: 63 ФЗ Принят: […]
  • 195 статья фз от 30122001 Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. N 196-ФЗ "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. N 196-ФЗ"О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных […]
  • Часть 2 статья 14 пункт б Статья 14. Прием в гражданство Российской Федерации в упрощенном порядке Информация об изменениях: Федеральным законом от 11 ноября 2003 г. N 151-ФЗ статья 14 настоящего Федерального закона изложена в новой редакции, вступающей в силу по истечении одного месяца после дня официального […]
  • О внесении изменении в ук рф О внесении изменении в ук рф 10 апреля 2018 года 18 апреля 2018 года Внести в Уголовный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 25, ст.2954; 2002, N 44, ст.4298; 2003, N 50, ст.4848; 2007, N 1, ст.46; 2009, N 52, ст.6453; 2011, N 11, ст.1495; […]
  • Об оспаривании ненормативных правовых актов гпк Статья 251. Подача заявления об оспаривании нормативных правовых актов Постановлением Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. N 13-П норма, содержащаяся во взаимосвязанных пункте 2 части 1 статьи 26, частях 1, 2 и 4 статьи 251, частях 2 и 3 статьи 253 настоящего Кодекса, которая […]
  • Усыновление и удочерение доклад Усыновление (2) Главная > Реферат >Государство и право Актуальность темы исследования. Согласно ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации (далее - Конституция РФ) права и свободы человека и гражданина являются высшей ценностью государства; а, следовательно, находятся под особой […]